Министр сельского хозяйства Гордеев пробивает идею госмонополии на алкоголь

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Русский курьер"origindate::10.10.2005, Фото: "Коммерсант"

Гордеев узел

Министр сельского хозяйства пробивает идею госмонополии на алкоголь для президентской кампании Михаила Касьянова

Михаил Федоров

Рекордный урожай – стихийное бедствие

Converted 19859.jpg

Опять в нашей стране случилось стихийное бедствие - пришел большой урожай. Крестьяне разоряются. Сводки с полей полны драматизма: то в одной области, то в другой фермеры, горько сетуя на Минсельхоз, грозятся ссыпать зерно в яму, да и сжечь. Зерновые интервенции, призванные облегчить крестьянскую участь, выглядят издевательски по отношению к нелегкому аграрному труду и, по мнению землепашцев — сплошной обман.

Минсельхоз объявил, что с целью стабилизации ситуации на рынке купит у крестьян 2 млн. тонн зерна на сумму 6 млрд. рублей. Для европейской части России министерство установило максимальную цену за продовольственную пшеницу третьего класса в 3100 рублей за тонну, для Урала и Сибири — 3300 рублей. В эту сумму входят и 10% НДС, и затраты на доставку, приемку и подработку зерна на элеваторе. Государство покупает зерно на торгах, на которых побеждает тот, кто предложит государству более низкую цену. И крестьяне считают, что это — не поддержка сельхозпроизводителя, а профанация. Госзакупки имели бы смысл, если бы у отдельных хозяйств по твердым ценам закупалось определенное количество зерна для государственных нужд.

Закупочная цена, которая не устраивает крестьян, — только часть большой проблемы под названием «госинтервенции». Еще один недостаток интервенций — их объемы. При прогнозе урожая почти в 80 миллионов тонн зерна государство закупает максимум 2 миллиона. Для того чтобы по-настоящему повлиять на ситуацию на рынке, оно должно закупать в полтора-два раза больше. А при нынешних объемах закупок Минсельхоз только взвинчивает нервозность на рынке и сеет у крестьянства горькую обиду.

По прогнозам аналитиков аграрного рынка, максимальная цена для европейской России должна была составить 2800—2900 рублей. Реально же на конец сентября она составила 2500 рублей за тонну.

С экспортом зерна опять же из-за интервенций тоже большие проблемы. Заключать экспортные контракты до тех пор, пока неизвестна интервенционная цена, рискованно. А какова она, выясняется слишком поздно. Эта неопределенность ведет к потере позиций России на мировом рынке зерна.

Все это – результат плохой работы Министерства сельского хозяйства РФ. Почему? Основная причина – процветающие в министерстве непрофессионализм и коррупционность. Вся деятельность Минсельхоза постоянно сопровождается разнообразными скандалами.

За примерами далеко ходить не надо. Зам. руководителя Россельхоза В. Кайшев давно пользуется сомнительной репутацией. В конце 90-х годов, будучи директором Минераловодского спиртзавода, Кайшев умудрился довести завод до лишения ряда налоговых льгот за операцию по лжеэкспорту спирта и водки с подделкой таможенных печатей и подписей. При этом резко – на 50% - упал официальный объем производства спирта. Куда уходила вторая его половина, в чьи карманы шли от нее доходы, так и осталось неизвестным. Было возбуждено уголовное дело, но Кайшев вышел сухим из воды. Вскоре он стал крупнейшим акционером Ессентукского завода минеральных вод. Завод этот производил не только целебные напитки, но и водку, последствием чего стало убийство при странных обстоятельствах коммерческого директора завода, а также загадочное исчезновение одного из дилеров, на котором висела крупная задолженность. Все эти обстоятельства не смутили, однако, министра сельского хозяйства А.В. Гордеева, назначившего своего знакомого Кайшева директором департамента пищевой, перерабатывающей промышленности и детского питания Минсельхоза России, а затем – и зам.руководителя Россельхоза.

Деньги - справа, а сеялки – слева

Не менее интересные истории происходят и в подведомственном Минсельхозу Росагролизинге, который был создан с подачи А. Гордеева, прижавшего при этом все остальные лизинговые компании. Чтобы вырастить и собрать хороший урожай, производителям сельхозпродукции нужна техника. А она - дорогая. И в условиях рыночного хозяйства крестьянам практически недоступна. И поэтому покупают ее обычно по системе «лизинга». Финансовая компания приобретает технику у производителя и передает сельским хозяйствам, получая деньги за нее в рассрочку. Для этого и была создана госкомпания, работающая на бюджетных деньгах. Она должна была покупать технику у наших машиностроителей и передавать крестьянам. Те за нее будут годами расплачиваться. Все расчеты - через госбанк. И таким образом укрепятся сразу несколько отраслей отечественного производства. Идея хорошая, а вот исполнение, как всегда, своеобразное.

21 декабря 2001 года на счет «Росагролизинга» поступили первые большие бюджетные деньги - 5 миллиардов рублей. В тот же день место генерального директора этой государственной компании заняла Елена Борисовна Скрынник – человек министру Гордееву не посторонний: они вместе учились в Академии Народного хозяйства при Правительстве России.

Куда же пошли выделенные государством миллиарды?

Схема прокрутки бюджетных средств через «Росагролизинг» проста. Все российские заводы, работающие со Скрынник, открыли счета не только в государственном «Россельхозбанке», но и в коммерческом «Академхимбанке» (ныне Конверсбанк-Москва). Второй счет в этом родственном Елене Скрынник коммерческом банке - непременное условие сотрудничества с «Росагролизингом».

Вот что пишет газета «Стрингер» от origindate::8.07.03.: «Как только бюджетные средства ложатся на счет «Росагролизинга», они перераспределяются между поставщиками техники - российскими машиностроительными компаниями. И перекладываются уже на счета в коммерческом «Академхимбанке», а дальше выдаются в виде кредитов под 20% годовых. За 2002-2003 год «ТД Ростсельмаш» переложил в «Академхимбанк» 1,4 миллиарда бюджетных рублей, ОАО «Красноярский комбайновый завод» - 1,2 миллиарда рублей, ЗАО «Петербургский тракторный завод» - 230 миллионов рублей, ЗАО «Волгоградский тракторный завод» - 250 миллионов рублей. А техники при этом у машиностроителей забрали и передали крестьянам меньше. У кого отоварились на 95 % от сумм, у кого на 30 %.»

Может, от деятельности Елены Скрынник в конечном итоге выигрывают отечественные крестьяне или машиностроители? Не похоже. Цитата из той же статьи: «Вот сухие строки из акта проверки деятельности компании мадам Скрынник Счетной палатой: «...анализ лизинговых операций показывает, что при передаче сельскохозяйственной техники лизингополучателям на условиях финансовой аренды (лизинга) стоимость для комбайнов и тракторов со сроком лизинга 5 лет по сравнению со стоимостью на заводе-изготовителе (без транспортных расходов) увеличивается на 38,9% (23,1% из них предназначены для лизинговой компании)»… лизинговая государственная система, вроде бы созданная для поддержки отечественного машиностроителей, на деле пробуксовывает.

Дальше российская техника перестала закупаться, а приобретаться начали исключительно немецкие, нидерландские и американские агрегаты. Нет, бюджетные деньги при этом не тратились. Схема более тонкая: импортная техника берется у иностранных производителей в кредит, который сами же они и предоставляют (скажем, по линии американского Эксимбанка или немецкого агентства Hermes). Потом все эти несметные шеренги тракторов, прицепов, сеялок и веялок расходятся по всей России через необъятную сбытовую сеть «Росагролизинга». А «Росагролизинг» имеет на этом свой стабильный и весомый гешефт.

А как же обещанные тем же Гордеевым лизинговые договоры между производителями техники и селянами? А никак. В самом Минсельхозе уже, похоже, и забыли про давешние инициативы по стимулированию отечественного сельхозпроизводства.

При этом министр Гордеев совмещает министерское кресло с должностями председателя наблюдательного совета "Россельхозбанка" и председателя совета директоров компании "Росагролизинг". Поскольку банк является коммерческим, то есть не отвечает по государственным обязательствам, возникает вопрос: имеет ли г-н Гордеев право одновременно занимать столь важный государственный пост.

Глядя, как начальство себе ни в чем не отказывает, не отстают и подчиненные.

Летом этого года в издании «Время Новостей» прошла информация о том, что «сотрудники департамента экономической безопасности (ДЭБ) МВД РФ задержали начальника отдела развития спиртовой и ликероводочной промышленности Министерства сельского хозяйства РФ Павла Марченко. Чиновника взяли с поличным при получении взятки в размере 120 тыс. руб. от некоего бизнесмена за согласование документов по линии алкогольных товаров. А сумма взятки в 120 тыс. руб. была только первой частью за победу в конкурсе.

И подобных примеров хватает.

Многообещающие планы

В свое время люди, «близкие» Алексею Васильевичу Гордееву, создали несколько коммерческих фирм. Но все эти ООО «Агробизнес», ООО ПКП «Агропласт», его «дочка» ЗАО «Интекострой» - не приносят такого дохода, как хотелось бы. Правда, их выручка измеряется миллионами и даже десятками миллионов рублей. Особенно удачливым оказался «Интекострой» - совместное детище гордеевского «Агропласта» и ЗАО «Интеко», принадлежащего жене столичного мэра. Только за 2004 год его доходы составили 188 миллионов рублей.

Но все это – сущие копейки по сравнению с тем, сколько могла бы принести главная идея Гордеева – государственная монополия на алкоголь. Эксперты алкогольной индустрии, знающие отрасль изнутри, уже на всех уровнях пытались доказать, что затея эта нелепая, ненужная и опасная. Комиссия при экономическом комитете Госдумы, заседавшая все лето, вынесла в августе вердикт: введение госмонополии на алкогольный рынок в нашей стране нецелесообразно. Но что есть проблемы целесообразности или отсутствия оной, когда на кон поставлены вопросы будущего благоденствия и процветания?

Политтехнологам и политологам, сломавшим копья в спорах о том, кто будет следующим президентом России, стоило бы обратить внимание на то, когда именно возникла идея о госмонополии. А прозвучала она в тот момент, когда из политического небытия возник экс-премьер Михаил Касьянов, заявивший о своих претензиях на будущий трон.

Алексей Васильевич давно дружен с Михаилом Михайловичем. Причем связывают их не только профессиональные, но и дружеские, даже почти родственные отношения: Гордеев крестил дочь Касьянова Наташу, в бытность свою вице-премьером частенько возил председателя правительства поохотиться в «подшефное» хозяйство Озерское, за что потом егеря получали корма для животных в утроенных размерах.

Когда в конце 2002 года в правительственных кругах опять вдруг всплыла старая мысль об административной реформе с уничтожением вице-премьерства - разделения постов министра сельского хозяйства и вице-премьера, отвечающего за аграрный комплекс, направлена она была, как говорили знатоки, лично против Гордеева. Новость эта застала Алексея Гордеева на отдыхе в Германии, и он совсем уж было начал готовиться к отставке, но Касьянов идею не поддержал, друга защитил, и Гордеев, потеряв вице-премьерство во время начавшейся административной реформы уже при Фрадкове, кресло министра сохранил, на котором сидит и поныне.

Предчувствуя возможность перемен в своей судьбе, в 2004 году Гордеев озвучил идею о создании единого зернового центра стран СНГ - это было бы для него запасным аэродромом после отставки из Минсельхоза. Но – не случилось.

В новых политических реалиях, когда постоянно звучит критика в адрес Минсельхоза, в том числе и из уст президента Путина, Гордееву кровь из носа нужно добиться укрепления своего положения. И тут спиртовая монополия могла бы сыграть двойную роль – с одной стороны, в случае реализации идеи можно было бы рапортовать о грандиозном успехе в деле радения за государственные интересы. С другой – появился бы мощный источник финансирования для будущих президентских выборов. Кого же, вы думаете, стал бы поддерживать в президентской гонке гражданин и чиновник Гордеев? Конечно же, своего друга и бывшего патрона Касьянова. Деньги, полученные от спиртовой монополии, рекой потекли бы на избирательную кампанию. В случае успеха кандидат, естественно, не оставил бы своими заботами и верного помощника – Гордеев мог бы претендовать как минимум на вице-премьерство, а может, и выше.

Надо сказать, что шансы у Касьянова есть. На различных постах в государственной системе управления люди, лично Касьянову обязанные, а таких много, постепенно расшатывают экономику страны, снижают эффективность управленческих решений, подрывают доверие населения. С точки зрения этих возможностей президентский потенциал у экс-премьера имеется сполна. Он придет «долгожданным спасителем» от созданного собственной системой кризиса – финансового, экономического, политического.

Операция "преемник"

Политологи всех мастей гадают, кто будет преемником Путина. Разыгрывается колода из семи возможных претендентов, среди которых два спикера, два губернатора, два прокурора и один полпред. При этом никто почему-то даже не предполагает возможность появления на авансцене не преемника, а альтернативного кандидата. Но надо учитывать генетическую ненависть россиян к представителям прокуратуры и прочих силовых органов, сформированную еще в 30-х годах. Оба спикера не отличаются харизмой, губернаторы, растерявшие в годы строительства властной вертикали всю власть, не имеют популярности у всероссийского электората, полпред Южного федерального округа – фигура не столь широко известная.

На фоне этих кандидатур Касьянов выглядит вполне привлекательно, тем более что он сам на днях опять подтвердил свою готовность идти на выборы с мотивировкой, что, по его мнению, программа социальных выплат, обещанных президентом, является «неправильным поворотом» в социально-экономической политике страны.… Это может найти отклик в широких избирательских массах, к тому же Касьянов, оказавшийся внезапно в роли гонимого властями и выступающий с критикой нынешней власти, позиционируется в глазах западных инвесторов как бархатный революционер. Его может поддержать не только Запад, но и прозападнически настроенные Украина и особенно Грузия, у которой с Россией перманентно обостряются отношения. Касьянов же в бытность свою премьер-министром неоднократно встречался с высшими официальными лицами Грузии и сумел наладить хорошие отношения не только на государственном, но и на личном уровне.

Это, в свою очередь, может оказаться на руку и министру Гордееву: на журналистских брифингах в МВД постоянно звучат данные о том, что огромное количество нелегального турецкого спирта приходит в Россию через Грузию. Если министр добьется госмонополии на спирт, то под патронажем Касьянова дешевый, почти дармовой турецкий спирт хлынет бурным потоком в нашу страну. Импортерам спирта будут даны всяческие преференции, а конкурентов – российские спиртовые производства - закроют как нерентабельные.

С другой стороны, появится возможность перераспределить собственность: наиболее привлекательные активы отдать своим людям, а непокорным и неугодным – выкрутить руки, чтобы были как шелковые. Но какой бы вариант развития событий ни развернулся, он будет Алексею Васильевичу выгоден. Изберут ли его патрона на монопольные денежки или не изберут, Гордеев в убытке не останется. Большая власть – это и большие деньги. При монопольном положении деньги становятся просто огромными.

Тележурналист Михаил Леонтьев, комментируя в одном из выступлений критические выпады экс-премьера, отметил: "…Касьянов - идеальная фигура для паразитического российского бизнеса и роящейся вокруг него чиновничьей элиты".

Умри – лучше не скажешь.