Минфинаторы

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Минфинаторы Сегодняшние компенсационные выплаты по советским вкладам в Сбербанке выглядят насмешкой над населением

"В начале минувшей недели члены запрещённой Национал-большевистской партии захватили на 40 минут здание Министерства финансов РФ. Нацболы на этот раз требовали наконец-то исполнить федеральный закон «О восстановлении и защите сбережений граждан РФ», принятый ещё в 1995 году. По мнению НБП, аморально преподносить как великий триумф то, что государство рассчиталось с внешним долгом, в то время как оно до сих пор не выполнило обязательства по внутреннему долгу — перед 70 млн. собственных граждан. Эта акция НБП стала самой масштабной за последние два года и проходила по уже отработанному когда-то в Минздраве и президентской администрации сценарию. 38 активистов НБП, разделившись на две группы, ворвались в здание Министерства финансов на Ильинке в 12.30. Одна группа прошла через главный вход, вторая — через бюро пропусков. Меньше чем за минуту нацболы рассредоточились по трём этажам здания. Охрана Минфина сдержать этот напор не сумела и отыгралась на журналистах, выгнав их на улицу. Нацболы вылезли на широкую балюстраду Минфина, мгновенно приковались цепями и начали скандировать: «Деньги народу, чиновники — уроды!», «Бог велел делиться!», «Деньги — народу, правительство — на хлеб и воду!» Улицу немедленно перекрыли сотрудники Дорожно-постовой службы, которые запрещали автомобилистам останавливаться вблизи Минфина. К зданию приехали три автобуса ОМОНа. Милиционеры перерезали гидравлическими ножницами наручники, которыми нацболы приковали себя к перилам балюстрады. Журналистам, стоявшим на улице, было видно, что демонстрантов втащили в здание, повалили и стали бить ногами. Потом всех задержанных развезли по двум ОВД — «Китай-город» и «Тверское». Министерство финансов сообщило, что акция лимоновцев не повлияла на их работу и не нанесла ущерба документам и материальным ценностям. Поэтому задержанных обвинили только в несанкционированном проведении митингов по ст. 212 ч. 2 Кодекса об административных правонарушениях и отпустили, приговорив к одному или двум суткам ареста. По предварительной информации, лишь против четверых участников акции может быть возбуждено уголовное дело по ст. 282.1 УК РФ («организация экстремистского сообщества»). А ещё против одного — Максима Калашникова из Иркутска — уголовное дело по ст. 116 УК РФ («нанесение побоев»). По информации столичной прокуратуры, в ходе акции он повредил руку сотруднику охраны здания. Впрочем, даже это грозит Калашникову максимум тремя месяцами ареста. Если абстрагироваться от хулиганского оформления демарша лимоновцев, то придётся признать, что их претензии к российскому Министерству финансов не лишены оснований 21 августа 2006 года официально завершилась выплата российских долгов Парижскому клубу кредиторов. Это преподносилось как великий триумф путинской политики: Россия рассчиталась с внешним долгом! Германия, Франция, Италия, США и другие страны досрочно получили миллиарды долларов. Но кроме внешнего долга у государства РФ есть внутренний долг: 70 млн. граждан России потеряли свои трудовые сбережения в результате «шоковой терапии» 1991—1992 годов. Общая сумма потерянных вкладов — 216 млрд. рублей. В среднем потери на семью составили 8—9 тыс. рублей. Это были полновесные советские рубли, когда за 6000 рублей можно было купить автомобиль «Лада», а за 12 тыс. рублей — кооперативную квартиру в Москве. 10 мая 1995 года был принят федеральный закон № 73 «О восстановлении и защите сбережений граждан РФ», в соответствии с которым все сбережения граждан, помещённые на вклады в Сбербанке РФ до 20 июня 1991 года, признаны государственным внутренним долгом. Государство взяло на себя обязательство рассчитаться с гражданами. Но на практике компенсация идёт по принципу «один к одному», люди получают жалкие гроши в качестве компенсаций. 6 тыс. рублей сегодня — это стоимость не авто, а мобильного телефона среднего класса. За 12 тыс. можно купить не квартиру, а не слишком навороченный телевизор. Ладно бы у государства не было денег — деньги благодаря запредельным ценам на нефть как раз есть. По внешним долгам РФ платила с опережением графика (на чём кредиторы вовсе не настаивали). Почему с иностранцами спешили рассчитаться, а граждане России — последние в очереди? НБП потребовала от Президента и Правительства РФ признания приоритета внутреннего долга над внешним — в первую очередь обеспечить благосостояние своих граждан, а потом уже платить внешние долги. Кроме того, нацболы настаивают на реальной, а не фиктивной компенсации гражданам России сбережений, утраченных в 1991 году, то есть возвращать замороженные 15 лет назад вклады не «один к одному», а ввести механизм соответствующей индексации. Долг советских вкладчиков Сбербанка реально восстановить через 5—7 лет В 1993 году Конституционный суд РФ указал правительству на недопустимость задержки индексации замороженных сбережений. В 1995 году был принят федеральный закон «О восстановлении и защите сбережений граждан РФ». Но выполнять его государство не торопится. До сих пор ни один российский суд не удовлетворил ни одного иска по обесцененным вкладам. Единственное успешное дело было выиграно в Страсбургском суде библиотекарем Анной Рябых из села Ниновка Новооскольского района Белгородской области. В январе 1991 года на её счете в сберкассе лежало 11 674 рубля. Страсбургский международный суд в 2002 году вынес решение о выплате ей 330 тыс. рублей из казны Российской Федерации. По мнению страсбургских юристов, правительство нарушило право беспрепятственного пользования своим имуществом, предусмотренное «Конвенцией о защите прав человека». Деньги Рябых были выплачены. Но этот случай так и остался единственным прецедентом. Однако, исходя из него, можно предположить, что возвращать замороженные советские вклады следует с коэффициентом 25—30 раз. По данным Минфина, государственный долг по дореформенным сбережениям россиян составляет около 11 трлн. руб. Но в соответствии с постановлением Правительства РФ «О порядке выплаты компенсаций» он выплачивается мизерными ежегодными компенсациями. В канун 60-летия Победы ветеранам войны и лицам старше 55 лет, имевшим дореформенные вклады в Сбербанке, государство разрешило получить суммы в пределах 1 тыс. рублей. Причём без всякой индексации. А ведь если тогда эта сумма составляла примерно пять средних ежемесячных зарплат, то сегодня — она даже меньше, чем один минимальный размер оплаты труда, который равен 1100 рублям. По словам парламентского депутата-«родинца» Сергея Глазьева, «чтобы оплатить долг вкладчикам Сбербанка, потерявшим свои сбережения в 1991 году, было бы достаточно $150 млрд., вывезенных за границу только за время правления Путина». А бывший глава Центробанка РФ Виктор Геращенко заявил, что правительство должно переоформить дореформенные сбережения вкладчиков Сбербанка во внутренние долговые обязательства государства, которые должны обеспечиваться собственностью государства — природными ресурсами, акциями предприятий, землёй и т.п. Этот долг государство должно обслуживать по ставкам, действовавшим в советские годы: 2—3% годовых. Тогда, по мнению Глазьева и Геращенко, вполне возможно в течение ближайших 5—7 лет восстановить дореформенные сбережения вкладчиков Сбербанка. В ответ на опасения правительственных экспертов, что такой вброс денежной массы вызовет инфляцию, было предложено ввести целевой характер трат этих денег, например, только на отечественные товары. По словам Глазьева, «нет ничего более ценного в рыночной экономике, чем сбережения населения. Однако власть, отдавая приоритет выплате внешних долгов, признаёт, что для неё главный инвестор России находится за рубежом». Внешний долг России на самом деле не погашается, а растёт Любопытно, что на смену проблеме горбачёвско-ельцинских долгов идёт новая проблема — рост займов за рубежом, сделанных в последние годы. Наш общий внешний долг с каждым годом только растёт. В 2004 году он равнялся $186 млрд., в 2005-м — уже $214,5 млрд., на 1 января 2006 года вырос до $258,4 млрд., а уже к 1 апреля 2006 года составил $274,7 млрд. Формальная разница с прежними временами заключается в том, что кредиты берут не само правительство или министерства, а российские банки и предприятия. Но ведь речь идёт не о каких-то мелких и средних фирмочках, а о крупных компаниях, зачастую с государственным участием в своих акциях. Они обязательно владеют либо некими сырьевыми ресурсами, либо отлаженными мощными фабриками и заводами. Ведь ни один западный банк не станет рисковать своими большими деньгами, отдавая их неплатёжеспособному иностранцу. Значит, эти частные долги тоже лягут на российских потребителей или федеральный бюджет. По словам академика Дмитрия Львова, «российские частные компании берут кредиты у западных банков под очень высокие проценты — в 1,5—2 раза выше, чем те, под которые мы сейчас выплачиваем долги. Получается, одной рукой мы отдаём, а другой занимаем, причём дороже». А ведь и прежние условия кредитов — 7—8% в год — были явно завышены. Во всём мире традиционные ставки — 3—4% годовых, а СССР вообще давали взаймы под 2%. Государственные органы старательно закрывают глаза и на странную готовность брать долг на явно невыгодных условиях, и на то, куда были потрачены те деньги. Сразу вспоминается знаменитая история кредита МВФ на $4,8 млрд., который был предоставлен на стабилизацию финансовой ситуации России перед дефолтом 1998 года, но растворился на просторах нашей страны и дальнего зарубежья. Его следы затем можно было отыскать даже в далёкой Австралии. Россия прощает чужие долги по прихоти Парижского клуба Как бы то ни было, долги Парижскому клубу мы вернули, теперь хотя бы задним числом стоило бы понять, насколько эффективно эти заёмные деньги были потрачены. Вот всего лишь пара примеров. В 1991 году кабинет министров СССР по предложению Минавтосельхозмаша взял кредит в 212,5 млн. немецких марок у консорциума немецких банков «АКА» и передал его некоему ОАО «Автрокон» для производства автобусов на Голицынском автобусном заводе. Как потом показала проверка Счётной палаты, в документах этой фирмы вообще не было найдено признаков того, что она должна вернуть деньги, занятые у иностранцев. А уставный капитал «Автрокона» составлял всего лишь 100 деноминированных рублей. В те же «мутные» перестроечные годы Минрыбхоз СССР взял на Западе кредит в $1,4 млрд. на строительство новых судов на зарубежных верфях. Спустя 10 лет оказалось, что все эти суда были проданы в частные иностранные руки, а почти все офшорные компании, занимавшиеся этими деньгами, исчезли. Зато правительство честно выплатило этот долг, как и все остальные долги, бравшиеся у международных банков При этом мы легко прощаем долги других стран России, полученные в наследство от СССР. В общей сложности с 1996 года наша страна простила странам-должникам почти $40 млрд. — пятую часть среднегодового российского бюджета — и сегодня находится на первом месте (!) в мире по количеству списанных долгов по отношению к национальному ВВП. Такой «аттракцион неслыханной щедрости» объясняется тем, что это являлось одним из условий вступления в Парижский клуб кредиторов. По словам зампреда первых российских правительств, а ныне главы Российского союза промышленников и предпринимателей Александра Шохина, была дана установка — вступить в Парижский клуб любой ценой. Причём непонятно зачем. Почему-то Китай — одна из ведущих держав мира — в отличие от России никогда не стремился попасть ни в Парижский клуб кредиторов, ни в «большую восьмёрку». По мнению депутата Сергея Глазьева, «Россия была приглашена к участию в заседаниях «большой восьмёрки» за согласие взять на себя погашение советского внешнего долга, составлявшего $140 миллиардов. Ведь отказ бывших республик Союза от этих обязательств мог вызвать дестабилизацию всей мировой валютно-финансовой системы. Запад добился крайне невыгодной для России схемы реструктуризации задолженности СССР, а также списания около $60 млрд. кредитов, выданных СССР развивающимся странам». Недавно руководство нашей страны по предложению США списало долг Ирака в $10 млрд., хотя ещё два-три года назад кремлёвские чиновники уверяли, что Россия никогда не пойдёт на это. По словам Глазьева, «оккупационное правительство Ирака, являющегося крупнейшим рынком нефти, вполне могло бы рассчитаться. Саддам Хусейн всегда был готов вернуть долги в полном объёме и с процентами». В этом году Кремль объявил о намерении списать долги ещё 16 странам — по списку, утверждённому «большой восьмёркой» во главе с США. Причём все эти страны когда-то были колониями нынешних мировых держав, которые и сейчас продолжают опекать их. Разумеется, в этом списке нет ни Кубы, ни Северной Кореи — «врагов» США. Никто из «большой восьмёрки» почему-то не предлагает списать их долги. Да и государствам бывшей Югославии после войны страны Парижского клуба списали всего треть долга. Не прощают долгов и нам «друзья» из Германии, Франции и США. КСТАТИ «Мирные захваты» от нацболов 14 сентября 2003 года нацболы на несколько часов задержали поезд «МоскваКалининград» на литовско-российской границе, приковав себя наручниками к одному из вагонов. Перед этим они демонстративно порвали имевшиеся у них транзитные документы от литовских властей для поездок в Калининградскую область и обратно. Вильнюсский суд признал задержанных виновными по статье «Нарушение общественного порядка», осуждённые провели в литовской тюрьме от двух недель до месяца. 3 декабря 2003 года группа нацболов в знак протеста против очередного отказа в регистрации партии взобралась на крышу здания Министерства юстиции РФ и развернула транспаранты. Задержанные были признаны виновными по статье Кодекса об административных правонарушениях «Мелкое хулиганство». Участники акции были привлечены к административной ответственности. 3 марта 2004 года группа нацболов пыталась захватить офис «Единой России». Несколько активистов заковали себя в наручники у входа в здание, развернув транспаранты «Единая Россия» — тоталитарная секта!». Ещё 13 человек попытались прорваться внутрь здания, но из-за вмешательства милиции, сломавшей руку одной участнице, им это не удалось. 7 мая 2004 года группа нацболов в день инаугурации президента попыталась сорвать в Большом театре представление оперы Чайковского «Мазепа». По обвинению в мелком хулиганстве участники акции провели в ИВС от одних суток до семи. 16 июня 2004 года пятеро нацболов приковали себя наручниками к дверям и колоннам в Патриаршем дворце Кремля, где проходила выставка «Фаберже: утраченное и обретённое». Они выкрикивали: «Царизм не пройдёт!» и разбрасывали листовки. За мелкое хулиганство участников акции приговорили к выплате штрафа в размере 500 рублей. 22 июня 2004 года более 20 нацболов захватили здание торгового представительства Германии, требуя от неё выплаты компенсаций российским ветеранам Великой Отечественной войны. 2 августа 2004 года около 30 нацболов в знак протеста против принятия закона о монетизации льгот ворвались в здание Министерства здравоохранения РФ и захватили несколько кабинетов, в том числе министра Александра Зурабова. Семеро участников акции по обвинению в хулиганстве и уничтожении имущества были осуждены на 5 лет лишения свободы. Позже сроки наказания были снижены на два года. 14 декабря 2004 года 40 нацболов прорвались в здание приёмной Администрации Президента РФ на Ильинке и потребовали встречи с Путиным. Восемь участников акции были признаны виновными в массовых беспорядках и приговорены к срокам от 1,5 до 3,5 года лишения свободы. 4 мая 2005 года двое нацболов с помощью альпинистского снаряжения спустились на уровень 10-го этажа гостиницы «Россия» и вывесили на фасаде здания антипрезидентский плакат. Одна участница акции за «хулиганство и порчу имущества» приговорена к 3,5 года лишения свободы. 25 января 2006 года свыше 50 нацболов захватили управление Горьковского автозавода в Нижнем Новгороде. Активисты вывесили транспаранты «Дерипаска — людоед!», скандировали: «Не думай долго, олигарха — в Волгу!» Обращение участников акции было зачитано по заводскому радио. 16 марта 2006 года около 20 нацболов, предупредив сотрудников и посетителей, что это не ограбление, а политическая акция, захватили офис Сбербанка на Андроньевской улице с требованием к государству вернуть долги вкладчикам. 6 февраля 2006 года лимоновцы захватили здание военкомата Савёловского района Москвы. Протестуя против дедовщины и развала армии, они заняли несколько кабинетов, вывесили из окон национал-большевистские флаги и скандировали: «За «Газпром» воевать не пойдём!», «Настоящие шпионы — в Министерстве обороны!» К лимоновцам присоединились несколько призывников, пришедших в военкомат на медкомиссию. 10 апреля 2006 года нацболы захватили один из кабинетов военкомата Промышленного района Самары. Они вывесили транспарант «Министра Иванова — рядовым в Чечню!» и скандировали лозунги, призывающие отправить президента и всё правительство России в казармы. 2 июня 2006 года шесть нацболов захватили крышу здания заводоуправления Заволжского моторного завода в знак протеста против катастрофической социально-экономической ситуации в городе. Нацболы вывесили транспарант «ЗМЗ без увольнений!» и скандировали лозунг «ЗМЗ без Мордашова, Россия без Путина!». 27 июля 2006 года около 10 нацболов заблокировали центральный вход и заняли крышу здания Сбербанка на Московском проспекте в Калининграде. Вход в банк был обмотан цепью, а на крыше была растянута растяжка «Народу вклады верните, гады!»."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации