Миссионер

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Миссионер Евгений Ясин имеет прямое отношение не только к либеральным реформам, но и к либеральным мыслям, поселившимся в миллионах российских голов

"Евгений Ясин. Написал и понял, что практически исчерпал тему. Что еще сказать о нем? Ясин он и есть Ясин. Он настолько известен и по-особенному публичен, что даже его фамилия, как кажется, отделилась от него. Она выполняет свои самостоятельные функции помимо собственно идентификации личности профессора. Для многих людей Ясин – это символ, пропуск и пароль. Это должность и функция. Это еще бог знает что, и этого так много, что как-то даже не к лицу спокойному интеллигентному человеку. Человеку, который никогда не ставил своей целью захватывать пространство или должности. Но как-то так получалось, что и пространство для деятельности, и должности (для пространства) сами падали ему в руки.

Конечно, эти процессы присоединения должностей, статуса и возможностей происходили неравномерно и сосредоточились в основном на шестом и седьмом десятках жизни профессора. Но, как говорится, все хорошо не бывает. 
Инженер-мостостроитель по первому образованию делал научную карьеру, разрабатывая «Методологические вопросы изучения и совершенствования системы экономической информации в промышленности» (кандидатская) и «Методологические проблемы исследования системы экономической информации» (докторская). 
Ясин долго заведовал лабораторией в знаменитом ЦЭМИ (Центральный экономико-математический институт Академии наук СССР), пока в конце 80-х академик Леонид Абалкин не позвал его на госслужбу. Абалкину что, он был уже академиком и директором академического института, который сохранил для себя, даже став вице-премьером при Горбачеве. А Ясин должен был выбирать: продолжать научную карьеру и прорываться в академики – предпосылки для этого были отличные – либо забыть навсегда про академическое будущее и идти в новое для себя чиновничье дело. 
Ясин решил идти и в 1989 году превратился в заведующего отделом Государственной комиссии Совмина СССР по экономической реформе, более известной как «Комиссия Абалкина». 
Но при поздней советской власти Ясин отличился не столько работой на союзное правительство, сколько против него. Он, конечно, не был заговорщиком и даже не был диссидентом, но в 1990 году принял активнейшее участие в разработке программы «500 дней», получившей известность как программа Явлинского–Шаталина. Это был не просто еще один какой-то экономический прожект. Это был документ, созданный как альтернатива тому, что готовился под патронатом премьера Рыжкова и его зама Абалкина. 
Это было время уже практически открытой конкуренции Горбачева и Ельцина. Рыжков и Абалкин считали идеи «500 дней» слишком радикальными. Радикалов взял под свой патронат председатель Верховного Совета России Борис Ельцин. Создатели конкурирующих программ так и расселись по «конкурирующим резиденциям». Эксперты союзного правительства планировали реформы в совминовском пансионате «Сосны» на Рублевке, а «радикалы» Явлинского–Шаталина обосновались в пансионате Совмина РСФСР «Архангельское» по Калужскому шоссе. Ясин поехал в «Архангельское». Понятно, что из правительства ему пришлось уйти. Это было уже при последнем союзном премьере Валентине Павлове. 
Замеченного в радикализме профессора пригласил дальновидный Аркадий Вольский. Ясин занял пост главного человека по экономической политике в РСПП, но главное – он возглавил им же созданный Экспертный институт. В начале 90-х именно Экспертный институт был лучшим рекламным проектом Российского союза промышленников и предпринимателей. Ясин со своим научным «спецназом» готовил регулярные доклады об экономическом положении страны, о вызовах, о путях решения проблем. Вольский устраивал помпезные презентации этих документов, которые (презентации) собирали огромное количество журналистов. Уже тогда многоопытный Вольский, потрясая очередным ясинским фолиантом, непременно говорил: я иду с этим докладом к президенту... И было совершенно не важно, ходил ли на самом деле Вольский к Ельцину, а если ходил, то с докладом или без. Но, в любом случае, деятельность Экспертного института придавала РСПП (в то время – средоточию красных директоров) заметный интеллектуальный блеск и причастность к рыночным преобразованиям. 
В начале 90-х Ясин никаких ответственных постов не занимал, если не считать должность представителя правительства в Верховном Совете РФ. 
Весной 1994-го Ясин попадет в Кремль в качестве руководителя Аналитического центра президентской администрации. Осенью того же года его назначают министром экономики. Премьер Черномырдин позвал его на место, освобожденное Александром Шохиным. И тут же случился публичный сюрприз. В своем первом интервью Ясин заявил, что в бюджете нет денег на финансирование таких проектов, как воссоздание храма Христа Спасителя. Сказать, что для такого заявления нужна была определенная смелость, значит не сказать ничего. Деньги из казны на храм просили у президента такие могущественные люди, как патриарх и мэр Москвы. И вдруг тихий с виду и интеллигентный по существу Ясин сказал «нет». Причем не только сказал, но и не дал. Так же, как и не дал бюджетных денег не менее влиятельному Пал Палычу Бородину на роскошный ремонт Кремля. Вдруг выяснилось, что Ясин не поддается на шантаж и умеет говорить «нет» там, где, казалось бы, этого нельзя сказать. 
 Историческая заслуга Ясина состоит в том, что он всегда находит общий язык с широкой публикой, с крупным бизнесом и действующей властью. В первом случае он переводит с либерального на общедоступный, в крупном бизнесе может находить что-то человеческое, с властями всегда откровенен и последователен (Фото: из архива У.Г.Ясина)
Несмотря на такую несговорчивость, Ясин прослужил в министрах четыре года. Ясин, как говорят, подучил производственника Черномырдина либеральным рыночным идеям. До такой степени, что ЧВС однажды публично пригрозил, кажется, в Думе: «...занимались монетаризмом и будем заниматься монетаризмом!» 
Не знаю, можно ли что-то выделить, что вот, мол, Ясин, отправляя обязанности министра экономики, нечто такое эпохальное ввел или, наоборот, ликвидировал. Ясин знатен другим. Он, как никто другой, мог объяснить гражданам, чего же на самом деле хотят реформаторы, что такое рынок и в чем ценности свободы. 
И то же самое он вполне доходчиво мог растолковать и властям. 
Ясин всегда понятен и, вероятно, поэтому всегда убедителен. Он, по сути, оказался чрезвычайным и полномочным послом либеральных идей в широких слоях населения и узких кругах власти. Название должностей, которые он при этом занимает, не имеет принципиального значения. Будь он директором института, министром или членом Совета обороны РФ (был у него и такой статус в 1996 году), он всегда гнул свое. С несгибаемым упрямством тихого интеллигента. Рядом с ним всегда было интересно и престижно оказаться. Еще в 1989-м он создал Экономический клуб, где собирались весьма влиятельные экономисты и экономические журналисты. Этот клуб потом чуть ли не в полном составе – за исключением журналистов и самого Ясина – вошел в первое после путча российское правительство. 
Из его Экспертного института тоже вышло несколько очень известных государственных служащих. Сегодня Ясин возглавляет созданный им фонд «Либеральная миссия», куда почитают за честь прийти высокопоставленные государственные служащие и авторитетнейшие эксперты с мировыми именами. 
Дело, конечно, не в должностях и статях, которые обретают люди, соприкоснувшиеся с Ясиным. Дело в том, что никто не смог избежать его влияния. Он оказался грандиозным разносчиком «либеральной заразы». Многие и многие соприкоснувшиеся с ним люди уходили (или оставались), пораженные этим «недугом» навсегда. 
Его репутация оказалась абсолютно тефлоновой. О нем почти никогда не писали плохо даже те издания, где слово «либерал» и «враг народа» – синонимы. А то немногое, что иногда выскакивало, не приставало к нему и очень быстро забывалось. 
Авторитет Ясина чрезвычайно высок. К нему одинаково прислушиваются такие непримиримые (между собой) либералы и демократы, как Явлинский и Чубайс, Гайдар и Рыжков. Если от дипломатической аналогии переходить к аналогии иного рода, то можно сказать, что Ясин либерал в законе, авторитет и хранитель интеллектуального «общака» либеральной мысли. 
И эта роль – роль посредника между сторонниками, между не терпящими друг друга людьми близких взглядов – самая сложная и самая важная. Удается ли она Евгеннию Ясину? Не всегда. Но вряд ли у кого-то получилось бы лучше. В любом случае никто не оспаривает его право на эту роль, и это особенно существенно. 
О чем мечтает в свои семьдесят президент фонда «Либеральная миссия» и научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин? Дожить до нового витка либерализма в России. За это можно и выпить – за сбычу мечт! "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации