Мистер нерешительность

Материал из CompromatWiki
(перенаправлено с «Мисте Нерешительность»)
Перейти к: навигация, поиск


Одним из неофициальных координаторов “предвыборной кампании” Касьянова является Александр Мамут

1115187800-0.jpg Вскоре после ареста совладельца ЮКОСа Платона Лебедева в 2003 году встревоженные члены политической семьи Бориса Ельцина спросили патриарха клана: “Что делать?”. Согласно гуляющей в чиновничьих кругах истории Борис Николаевич крепко задумался, а потом торжественно изрек: “Равняйтесь на Касьянова!” Ровно через год после вылета Касьянова из премьерского кресла слова Ельцина окончательно перестали быть загадкой. Экс-глава правительства открыто объявил о своих претензиях на президентский престол.

Что получит ельцинский клан в случае триумфа экс-премьера, понятно. Но вот выиграет ли что-то от этого страна? И есть ли у Касьянова шансы на успех?

В 1985 году уже долгие годы пребывавший на пенсии экс-глава правительства и советского МИДа Вячеслав Молотов вдруг выкинул фортель. Он нарядился в парадный костюм и велел родным: “Пригласите ко мне Шеварднадзе!” Сравнивать давно вышедшего в тираж старца Молотова с полным сил и здоровья Касьяновым, конечно, смешно. Но между двумя бывшими премьерами все же есть кое-что общее. Как и в свое время Молотов, Касьянов сильно переоценивает свое значение в новой политситуации.

Премьер “семьи”

У заявления Михаила Касьянова о его президентских амбициях есть много причин. Например, обида и уязвленное самолюбие. В отличие, скажем, от Волошина Касьянов никогда не мог похвастаться теплыми личными отношениями с президентом. Когда Александр Стальевич решил в 2003 году уйти из Кремля, ВВП долго уговаривал его остаться. Представить себе подобный эпизод с участием Касьянова невозможно. Михаил Михайлович все равно был не на шутку оскорблен манерой своего увольнения из премьеров в 2004 году.

Обида еще больше углубилась в месяцы после отставки. На касьяновский проект создания нового супербанка Путин наложил в принципе положительную резолюцию. Но она была предельно расплывчатой. И ненавидящий экс-премьера его бывший подчиненный, шеф Минфина Алексей Кудрин, мог заволокитить проект.

Еще одна причина — стремление Касьянова защитить себя от возможной атаки со стороны власти. По данным источников, близких к окружению экс-премьера, в конце 2004 года Касьянову позвонил шеф кремлевской администрации Дмитрий Медведев. От имени президента Михаилу Михайловичу было настоятельно порекомендовано покинуть страну. Касьянов отказался. Почти одновременно с этим эпизодом был арестован не совсем чужой для бывшего главы правительства человек — предприниматель Теймураз Карчава. Многие считают, что Карчава являлся доверенным лицом Касьянова в сфере бизнеса. Экс-премьер, видимо, расценил эти два события как недвусмысленное предупреждение. И решил, что лучший способ защиты — это наступление. Мол, заявленного кандидата в президенты власть трогать не решится. Слишком уж это будет похоже на открытую расправу с конкурентом.

Нельзя сбрасывать со счетов и политические амбиции экс-премьера. Когда в 1999 году находящегося в загранкомандировке Касьянова застала весть о его назначении министром финансов, он, по свидетельству очевидцев, выглядел ошарашенным и даже растерянным. Но за прошедшие шесть лет многое поменялось. По утверждениям знатоков, Михаил Михайлович теперь искренне считает себя готовым кандидатом в президенты. Мол, чем я хуже Путина?

Но главная причина касьяновского демарша все же в другом. Через экс-премьера безраздельно правивший Россией во второй половине 90-х ельцинский клан заявил о своих претензиях на верховную власть.

По словам помощника бывшего первого вице-премьера Юрия Маслюкова, Антона Сурикова, феноменальный карьерный рост Касьянова в 1999 году начался вовсе не с подачи Абрамовича: “Его назначение на ключевую должность первого замминистра финансов произошло по инициативе Примакова и Маслюкова. Никакого Абрамовича там и близко не было!”. Некая связь между Маслюковым и Касьяновым, безусловно, прослеживается. Свой премьерский секретариат Михаил Михайлович сформировал в значительной мере из бывших сотрудников главного экономиста КПРФ. Но главными покровителями Касьянова, которые вывели его в люди, были все же члены ельцинской “семьи”: Татьяна Дьяченко, Юмашев, Абрамович…

К концу пребывания Михаила Михайловича в кресле премьера его отношения с ельцинской политсемьей, правда, ухудшились. Волошин был крайне разочарован медлительностью и бездеятельностью шефа Белого дома. Размолвка вышла у Касьянова и с Абрамовичем. А уход из правительства близкого к “семейным” руководителя аппарата Белого дома Игоря Шувалова и вовсе сопровождался в 2003 году безобразной сценой. Касьянов и Шувалов так громко кричали друг на друга, что их слышали даже премьерские секретари.

Но сейчас трения между бывшим премьером и ельцинской “семьей” в основном остались в прошлом. В московском политбомонде шепчутся, что несколько месяцев назад Касьянов встретился с Абрамовичем на яхте олигарха. Там и произошло примирение.

Одним из неофициальных координаторов “предвыборной кампании” Касьянова является Александр Мамут. Сын известного советского профессора-юриста Мамут принадлежит к числу наименее засвеченных членов ельцинской политсемьи. Он ненавидит публичность и крайне редко появляется на светских тусовках. Но Мамут обожает задумывать и осуществлять хитроумные комбинации, оставаясь за кулисами.

Многие указывают также на довольно странное отношение Мамута к власти. Он купил бывшую квартиру Брежнева на Кутузовском проспекте и увел жену Надежду у внука генсека Андрея (к несчастью, она очень рано умерла). Теперь, судя по всему, Мамут намерен провести еще более масштабную комбинацию: катапультировать своего протеже Касьянова в Кремль. Говорят, во всяком случае, что именно Мамут помогал организовать получившую уже скандальную известность поездку Касьянова в США. Напомню, что именно там экс-премьер впервые разругал Путина и намекнул избранной аудитории на свои президентские амбиции.

Мистер Нерешительность

Сторонники Касьянова уверяют, что он был нормальным премьером и будет хорошим президентом. “В бытность главой правительства у Касьянова не было возможности продвигать свои инициативы и формировать министерскую команду, — говорит политолог и бывший сотрудник Белого дома Антон Суриков. — Министров ему навязывал Кремль. Зато он блокировал глупости. При правительстве Касьянова не вышло ни одного идиотского решения. Зато, когда он ушел, они посыпались словно из рога изобилия”.

Михаил Михайлович действительно обладает множеством талантов. Он бюрократ самого высшего класса. В некоторых отношениях он превосходит даже такого политтяжеловеса, как Черномырдин. Виктор Степанович никогда не читал всех поступавших к нему на подпись важных бумаг. Очень часто он довольствовался устным докладом руководителя своего секретариата Петелина. Премьер Касьянов читал абсолютно все. Причем его резолюции на документах были длинными, четкими и абсолютно конкретными.

Стиль работы Касьянова отличается системностью и въедливостью. Пока Михаил Михайлович не изучит во всех деталях суть вопроса, он не будет принимать никаких решений. В его бытность премьером были часты ситуации, когда Касьянов на долгие часы уединялся с группой спецов: изучал какую-то новую для него тему. После нескольких подобных посиделок он был уже способен обсуждать эту сферу на вполне профессиональном уровне.

Одним словом, в какой-нибудь Швейцарии, где все стратегические вопросы развития страны уже давно решены, Касьянов был бы прекрасным главой государства. Проблема в том, что он претендует на высший пост в совсем другой стране — России.

Вскоре после назначения Касьянова премьером в Белом доме произошла история в духе халифа Гаруна ар-Рашида, обожавшего, как известно, инкогнито инспектировать Багдад. В то время правительство с большой помпой провело через парламент очередной закон о помощи малому бизнесу. Согласно этому эпохальному документу процедура регистрации частных фирм резко упрощалась. Вскоре на планерке руководителей правительственного аппарата возникла идея: а не проверить ли нам, как закон реализуется на практике? Сказано — сделано. Юного чиновника отправили под видом бизнесмена регистрировать фирму.

Теперь каждое утро руководители правительственного аппарата выслушивали очередную порцию ужасов. Сразу же выяснилось, что исполнять новый закон никто и не думал. Очередь в регистрирующую инстанцию стала, во всяком случае, лишь длиннее. Правда, липовому бизнесмену постоянно предлагали дать взятку за право попасть в самое начало очереди. Но руководители Белого дома жаждали сохранить чистоту эксперимента и приказали своему подчиненному делать все по закону. Кончилось дело тем, что чиновник практически достоял до заветного окошка. Но тут на очередь налетели бравые хлопцы из налоговых органов. Вы, мол, не заполнили у нас новую форму, и поэтому ваше стояние в этой очереди абсолютно бессмысленно. На этом эксперимент верхушки Белого дома был бесславно завершен.

Эта история весьма показательна для правительства Касьянова. Запредельные цены на нефть позволяли кабинету то и дело рапортовать о неких успехах. Но в сущности колеса правительственного механизма вертелись вхолостую. Конечно, российские реформаторы во все времена сталкивались с аналогичной проблемой. Принять прогрессивные законы было сравнительно легко. Но заставить их работать, реально изменить что-то в жизни страны всегда было неимоверно трудно. Но коллегам Касьянова по власти типа Волошина или Чубайса нечто подобное иногда удавалось. Михаил Михайлович же на прорывные действия в силу своего характера был абсолютно не способен.

Высший руководитель России должен обладать способностью принимать жесткие, иногда спорные и самостоятельные решения. Когда Касьянов сталкивался с сопротивлением тому или иному решению, он неизменно откладывал вопрос на потом. Были, правда, и отдельные исключения. Когда кабинет решал вопрос об агентстве по банкротству или выборе Внешэкономбанка в качестве государственной управляющей компании для пенсионных накоплений, Михаил Михайлович принял самостоятельное решение. Но во всех этих случаях на кону были интересы дружественных ему финансовых структур. Даже для премьера России подобная бесконфликтность и неумение принимать быстрые решения в кризисных ситуациях — это не лучшие качества. Для президента они просто непозволительны.

Лидер России должен обладать стратегическим видением. Он обязан представлять, куда именно он хочет вести страну, каких конкретных целей она должна достичь. Михаилу Михайловичу подобное, к сожалению, не светит. И дело здесь даже не в том, что у Касьянова нет опыта публичной политики, руководства силовыми структурами или участия в мировой дипломатической игре на серьезном уровне. В случае желания и возможности опыт можно приобрести. Проблема в том, что даже в своей формальной роли руководителя российской экономики Касьянов никогда не был идеологом реформ. В ближайшее время Михаил Михайлович собирается попытаться приобрести этот имидж. Планируется, что время от времени Касьянов будет выступать с громкими и тщательно проработанными инициативами по тем или иным проблемам страны. Например, на лето намечено его выступление по вопросам включения России во Всемирную торговую организацию. Но идеологом нельзя сделаться. Рожденный ползать летать не может.

Выбор в пустыне

В начале 2004 года в Кремле был заготовлен указ о назначении новым премьером главы Минфина Алексея Кудрина. По рассказам информированных бывших чиновников, ВВП был уже почти готов подписать этот декрет. Но тут деятели из клана питерских силовиков начали нашептывать президенту: что-то, мол, Алексей Леонидович стал в последнее время чрезмерно самостоятельно себя вести! В результате главой правительства стал Михаил Фрадков, которого уж совсем невозможно заподозрить в самостоятельных политических амбициях.

Эта история блестяще иллюстрирует одну из самых печальных особенностей нынешней власти. В Кремле не любят и боятся сильных и самостоятельных политиков. Как только кто-то поднимает голову выше парапета, ему ее сразу стараются открутить. Поэтому за три года до выборов нового хозяина Кремля сильных кандидатов в президенты в России практически нет. В какую сторону ни смотри, везде голая и бесплодная политическая пустыня. Этим мы, кстати, резко отличаемся от заграницы. Там потенциальных преемников действующих лидеров пруд пруди. Например, британского премьера Блэра в любой момент может сменить министр финансов Гордон Браун. На место президента Франции Ширака уже давно метит генсек правящей партии Николя Саркози. Есть куча сильных кандидатов и в новые штатовские президенты — от демократа Хиллари Клинтон до лидера республиканского большинства в сенате Билла Фриста.

В России же перечисление потенциальных кандидатов в президенты больше напоминает сеанс смехотерапии. “Андроиды” типа спикеров Грызлова и Миронова? Очень смешно. Вечные неудачники и зиц-кандидаты вроде Зюганова? Еще смешнее. Сравнительно свежие деятели националистического толка а-ля Рогозин или демократы типа Каспарова? Смех становится истерическим. На фоне подобных деятелей бывший премьер вполне может показаться настоящим политическим великаном. И это дает ему шанс. Как говорится, на безрыбье и Касьянов рыба!

Некоторые близкие к Михаилу Михайловичу чиновники считают, что у него есть некая закулисная договоренность с Кремлем. Мол, президент Касьянов гарантирует Путину такой же почет и уважение, каким сейчас пользуется Ельцин. Но пока подобная гипотеза представляется довольно маловероятной. Во всяком случае, большинство обитателей Кремля относятся к Касьянову как к самому настоящему опасному врагу.

Это означает, что битва за российское президентство-2008 скорее всего будет весьма жесткой. И не ясно, готов ли Касьянов к этой борьбе. После своего вылета из премьерского кресла Касьянов по-прежнему ощущает себя большим начальником. Благо условия позволяют. В громадной и полупустой штаб-квартире экс-премьера на верхушке небоскреба “Черри-тауэр” в Новых Черемушках предусмотрено место даже для бассейна. Но чтобы стать серьезным кандидатом в президенты, мало заявить о своих амбициях. Надо прежде всего забыть о том, что ты великий, и перестать парить в поднебесье. Для борьбы с нынешней кремлевской командой надо быть смелым, бесшабашным и даже отчаянным. Сможет ли Касьянов переступить через себя и перевоплотиться в совершенно другого политика? Весьма сомнительно.

Ну а если вдруг произойдет чудо, то Россию вряд ли ждут великие свершения под руководством президента Касьянова. Некоторые формально могущественные и самостоятельные мировые лидеры на самом деле таковыми являются лишь в глазах публики. Взять, скажем, британского премьера Тони Блэра. Уже упомянутый министр финансов Гордон Браун регулярно кричит на главу правительства и всячески его оскорбляет. И премьер-министр Британии все это терпит. Еще хуже по отношению к Блэру ведет себя его бывший пресс-секретарь Алистер Кэмпбел. Очень часто он открыто унижает премьера прямо на глазах журналистов.

Касьянов, конечно, никогда не позволял подчиненным себя оскорблять. Но большую часть своего премьерства он молчаливо соглашался с тем, что правительством реально рулили совсем другие люди. При президенте Касьянове, учитывая его нелюбовь к конфликтам, ситуация вряд ли радикально изменится.

Впрочем, конечно, фамилии людей, которые управляют страной, — дело второстепенное. Важен результат. А приход в Кремль Касьянова и К° будет означать еще четыре потерянных года. В лучшем случае, если цены на нефть останутся заоблачными, власть будет по-прежнему ограничиваться полумерами. Но может ли Россия позволить себе подобную роскошь? Вал опасных проблем, способных разорвать страну на части, нарастает с каждым годом. Нарастающее давление США и Евросоюза в Европе. Рост исламского фундаментализма в Азии. Подспудное увеличение китайской активности в Сибири. И все это на фоне “нефтяной” экономики и страшного демографического кризиса в нашей стране. Одним словом, время не ждет. Под “лидерством” Касьянова России за ним точно не угнаться.

Михаил Ростовский

Оригинал материала

«Московский Комсомолец»