Митрофанову отключили микрофон

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


origindate::03.06.2005, Фото: "ЭГ"

Депутату Митрофанову отключили микрофон

Петр Сурин

Converted 18991.jpg

Депутат Митрофанов с Эвелиной Бледанс

2 июня на Интернет-сайте «Компромат.ру» появилось любопытное [page_16832.htm заявление депутата Государственной Думы от ЛДПР Алексея Митрофанова], связанное с уголовным делом Леонида Рожецкина. Любопытно это заявление тем, что в нем господин депутат вдруг начисто принялся отрицать свое предыдущее заявление по тому же делу. И теперь уже никто никогда не поймет, что именно, когда именно и зачем именно хотел сказать депутат Митрофанов. Впрочем, это, видимо, фирменная судьба всех заявлений, идущих от представителей партии Жириновского.

В принципе, некоторые подозрения зародились еще 25 мая, когда Митрофанов пообещал сделать заявление перед журналистами, но неожиданно пропал. Прождав около двух часов, корреспонденты газет, радио и телевидения понуро разошлись по домам, недоумевая, чем вызвана резкая перемена планов и настроения депутата. И только от идущего рядом корреспондента «Российской газеты» я вдруг услышал:

- А что тут непонятного? С коммунистами в Думе пикироваться проще и безопаснее, чем бороться с всесильными банкирами и олигархами.

Повышенный интерес журналистов к Митрофанову был вызван его обращением в парламентский Комитет по безопасности с предложением рассмотреть ситуацию вокруг уголовного дела в отношении экс-главы LV Finance Леонида Рожецкина. Напомним, что на Рожецкина и на его компаньонов Дмитрия Разумова и Кристофа Шалье ГУВД Москвы было возбуждено уголовное дело по статье 159 УК РФ за «мошенничество, совершенное группой лиц в особо крупных размерах». Проще говоря, они незаконно продали компании «Альфа-Эко» 25,1 процента акций ОАО «Мегафон». Получив информацию о том, что на ведущие это дело московские силовые структуры оказывается серьезное давление со стороны «Альфа-групп», Митрофанов и составил Протокольное поручение Комитету по безопасности. Естественно, журналисты ждали анонсированной пресс-конференции и громкого заявления Митрофанова. Но ждали, как уже было сказано, зря. Причем, не только в среду, 25-го, но и в пятницу, 28 мая, после следующего пленарного заседания.

А тут вдруг Митрофанов нашелся в Интернете в виде заявления следующего содержания: «27 мая с.г. на Интернет-сайте «Компромат.ру» была размещена информация о якобы направленном мною в адрес Комитета по безопасности Государственной Думы Российской Федерации протокольном поручении, связанном с информацией по уголовному делу № 14133 в отношении гр. Л.Рожецкина. На сайте «Компромат.ру» также была размещена фотокопия данного протокольного поручения. Довожу до вашего сведения, что указанный документ являлся лишь проектом и в Комитет по безопасности Государственной Думы Российской Федерации мною направлен не был. Размещение его фотокопии в СМИ является результатом утечки информации из моего аппарата, обстоятельство которой в настоящее время мною проверяются. В связи с изложенным, про Вас опубликовать официальное опровержение указанного материала в Вашем издании». И, естественно, подпись.

То есть, не успел трижды прокричать петух, как депутат от себя же и отрекся.

Вообще-то Алексей Митрофанов известен как человек весьма последовательный. И ему вряд ли свойственна распространенная российская болезнь, когда, сказав «а», люди не могут добрести не только до «я», но и до «б». Поэтому легко предположить, что известного ЛДПРовца просто-напросто кто-то остановил, запретив громкие высказывания по этому делу. Но кто мог остановить неукротимого борца Митрофанова? Известно же, что ему сам черт не брат.

Черт, может, и не брат, зато Владимир Вольфович Жириновский – более серьезный родственник. Он – прямой начальник. А с дисциплиной в партии всегда был порядок. Как бы то ни было, но уже после подготовки обращения Митрофанова в Комитет по безопасности в дело мог вмешаться только Жириновский. Но тут же возникает вопрос: зачем? И тут же сам собой отпадает. Если речь заходит об «Альфа-групп», то в сторону отходят все возможные факторы от политических до моральных, оставляя два: угрозы и деньги. Но предположить, что сегодня «раскрученному партайгеноссе» кто-то может угрожать, было бы слишком наивно. Он сумел себя уже давно поставить таким образом, что ему не угрожают, с ним – договариваются. И договариваются по-доброму. А сотрудники аппарата Госдумы рассказывают, что вокруг кабинета Митрофанова в эти странные дни царило особенное оживление. По всей видимости, велись с кем-то очень серьезные переговоры. Настолько серьезные, что Митрофанов вдруг стал открещиваться от начатого им дела по выяснению обстоятельств давления «Альфой» на правоохранительные органы.

Те же работники аппарата Госдумы и даже некоторые представители фракции ЛДПР, с которыми удалось поговорить, ничего конкретного по этому делу сказать не смогли, что естественно: подобные вещи публично не делаются. Зато они в один голос заявляли, что хорошо знакомы с порядками, царящими в партии. Из этих заявлений, действительно, следует, что Митрофанов никого не боится и никаких авторитетов для него не существует. Кроме, конечно, одного – Владимира Вольфовича. Опять же, все знают о давних дружеских и обоюдовыгодных связях между ЛДПР и «Альфой». В свое время, например, работавший в «Альфе» нынешний заместитель руководителя президентской администрации Владислав Сурков неоднократно был замечен на дружеских встречах в офисе либерал-демократов. А нынешнего заместителя председателя Комитета по информационной политике Государственной Думы Константина Ветрова открыто называют «представителем Суркова в ЛДПР». Поэтому не нужно быть особо посвященным, чтобы понять, кто именно и почему отменил выступление Митрофанова перед журналистами и что заставило его выдать официально подготовленный и предназначенный для огласки документ за «утечку информации».

К сожалению, такова сегодня наша политическая действительность. Впрочем, и политической ее назвать трудно, потому что непосредственно к политике государства она имеет лишь опосредованное отношение. Зато весьма важное. Потому что определяет политико-экономический климат в стране. Причем, определяет уже по инерции, часто отрицая здравый смысл. Ведь после того, как дело Рожецкина получило свою оценку в Стокгольмском арбитражном суде и в Арбитражном трибунале Международной торговой палаты в Женеве, ни прикрыть, ни умолчать его не удастся. За рубежом Рожецкин и его компаньоны официально названы преступниками, и только в России их все еще под давлением «Альфы» пытаются представить «белыми и пушистыми».

Понятно, что Митрофанову это не нравится, почему он и сказал «а». Может быть, это не нравится и самому Жириновскому. Но «дружеские» деловые отношения – превыше всего. Хотя понятно, что в данном случае они уже ни к чему не приведут. Поздно прятать лицо, когда выросли уши.

Разве что Митрофанов, как колобок, пытается сегодня уйти и от журналистов, и от дела Рожецкина, и от себя самого. Но надолго ли?