Михаила Ходорковского объявили заказчиком убийства

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Михаила Ходорковского объявили заказчиком убийства

"Выступивший в среду в Хамовническом суде Москвы бывший управляющий австрийской компании «Ист Петролиум» Евгений Рыбин обвинил Михаила Ходорковского и Платона Лебедева в разграблении дочерних компаний, хищениях и заявил о причастности подсудимых к покушению на свою жизнь. Рыбин, являющийся сейчас директором фирмы «Евровуд», – один из главных свидетелей обвинения. До этого Генпрокуратура уже использовала его как козырь на процессах по делу сотрудника службы безопасности ЮКОСа Алексея Пичугина, получившего пожизненный срок за организацию заказных убийств, и бывшего акционера компании Леонида Невзлина, осужденного заочно к такому же наказанию. «Давайте убьем Рыбина…» Поднявшись на свидетельскую трибуну, Рыбин признался, что испытывает к подсудимым неприязнь, но это не помешает ему давать правдивые показания. Бизнесмен сообщил, что оба подсудимых ему знакомы. Правда, с Ходорковским Рыбину увидеться так и не довелось: «Я писал ему, но он ни разу не захотел встретиться», – сказал свидетель. «С Лебедевым я встречался один раз. Он представился финансовым директором ЮКОСа», – продолжил коммерсант. «В деле фигурирует Невзлин как член ОПГ, – перешел в наступление гособвинитель Валерий Лахтин. – Что вы можете сказать по этому поводу?». «Невзлин отвечал в ЮКОСе за безопасность и пиар», – последовал ответ. Рыбин рассказывал, что конфликтная ситуация с руководством ЮКОСа возникла в 1998 году, когда «Ист Петролиум» выдвинул претензии по поводу долгов к «дочке» ЮКОСа – «Томскнефти» перед австрийской компанией, вложившей значительные средства в Западно-Полуденное и Крапивинское месторождения. «Переговоры шли несколько месяцев, – поведал Рыбин. – В конце концов руководством (ЮКОСа) было принято другое решение: давайте убьем Рыбина, и дело с концом… Начались гангстерские разборки». «Ходорковский сидит здесь, а я еще живой» «Причиной разногласий между «Томскнефтью» и «Ист Петролиум» были какие-то, с вашей точки зрения, незаконные действия Ходорковского и Лебедева?» – уточнил прокурор. «Да», – твердо ответил Рыбин, и заявил, что в его убийстве было заинтересовано руководство ЮКОСа. «Все это исполняли люди Ходорковского. Пичугин же его человек! Невзлин же его человек! И чем все это закончилось? Вот чем, – свидетель указал бронированную клетку-аквариум с находящимися в нем обвиняемыми. – Ходорковский сидит здесь, а я еще живой, несмотря на большое желание Ходорковского похоронить меня». «А где сейчас Невзлин?», – спросил прокурор, делая вид, что ему не известно, где пребывает объявленный Генпрокуратурой в международный розыск совладелец ЮКОСа. «Бегает между Америкой и Израилем, но я бы хотел видеть Невзлина здесь», – негодующе заявил Рыбин, и вновь перешел к экс-главе ЮКОСа:. «Все исходило от Ходорковского, все это его барахло, его деньги. Наворовал и защищал незаконными методами». Нефть бывает разная После этого прокурор, наконец, приступил к выяснению обстоятельств обвинения, предъявленного подсудимым. В частности, к хищению в 1998—2003 годах нефти дочерних предприятий ЮКОСа ОАО «Самаранефтегаз», ОАО «Юганскнефтегаз» и ОАО «Томскнефть» на общую сумму около 900 млрд. рублей. По версии следствия, для этого участники ОПГ заключили между ЮКОСом и его дочерними фирмами генеральные соглашения, которые «явно противоречили интересам последних». В соглашениях указывалось, что переход права собственности на продукцию, добытую в составе скваженной жидкости, от продавца (нефтедобывающих компаний) к выступавшему в качестве покупателя НК ЮКОС происходит на устье каждой конкретной скважины немедленно после извлечения из недр. Тем самым нефтедобывающие предприятия изначально ставились в экономически невыгодные для них условия. Затем нефть была перепродана конечным потребителям по цене выше себестоимости примерно в 3-4 раза через подконтрольные Ходорковскому и Лебедеву компании. «Действительно, было изобретено такое понятие, как скваженная жидкость, – сообщил Рыбин. – Дело в том, что нефть бывает разного качества. Именно для этого на месторождениях существуют установки по очистке нефти и доведении ее до нужной кондиции. А Ходорковский ввел такое понятие как скваженная жидкость. Якобы до него не нефть добывали, а ослиную мочу, дерьмо. Цена сразу же упала с $450 до $250 за баррель. Это было сделано с одной целью – оправдать наглое воровство». По словам бизнесмена, разработанная руководителями ЮКОСа система хищений была следующая: созданные за рубежом «оффшорные компании Ходорковского получали дешевый продукт за минимальную цену и передавали за цену в два-три раза больше». Рыбин заявил, что одновременно активы дочерних предприятий ЮКОСа (которые ранее были государственными компаниями) «разграблялись». «Я правильно понял, что цена нефти, которую утверждал совет директоров (речь идет о правлении «дочек» ЮКОСа, куда вошли ставленники Ходорковского. – gzt.ru), была не реальна для осуществления дальнейшей нормальной деятельности этих компании?» – спросил прокурор. «Конечно! Она не соответствовала реальным затратам», – заверил Рыбин. Неравноценный обмен Затем гособвинитель перешел к другому эпизоду, связанному с завладением акциями шести дочерних предприятий Восточной нефтяной компании – ОАО «Ачинский НПЗ», ОАО «Новосибирское предприятие по обеспечению нефтепродуктами», ОАО «Томскнефтепродукт», ОАО «Хакаснефтепродукт», ОАО «Томскнефтегеофизика» и ОАО «Томскнефть-ВНК», внесенных РФ в уставной капитал ВНК. Таким образом, как считает следствие, ЮКОС получил контроль над 38% акций ВНК стоимостью свыше 3 млрд рублей. Как утверждает обвинение, затем акции ВНК были обменены на 37 млн акции НК ЮКОС. При этом были составлены заведомо ложные акции оценок стоимости ценных бумаг. Так, стоимость акций ВНК была явно занижена, а стоимость акций ЮКОСа явно завышена. «Можно ли сказать, что обмен акций был позитивен для компании «Томскнефть» в результате мены 38% акций?», – поинтересовался Лахтин. И Рыбин (ранее он являлся акционером «Томскнефти» и ВНК) вновь полностью подтвердил позицию прокуратуры. «Не нужно это было «Томскнефти». Ее, как и ВНК, ограбили и сделали пустышкой», – заявил Рыбин. Он сообщил, что все основные активы добывающих компаний были «вывезены в офшоры», а акции оценок составлялись «аффелированными ЮКОСу структурами». По мнению Рыбина, единственной целью руководства ЮКОСа являлось желание единолично управлять активами ранее находившихся в собственности государства компаний без контроля со стороны государства». «ВНК меньше, чем $3 млрд не стоила, а 38% ее акций были проданы за $220-240 млн. Это говорит о том, что она была разворована и обесценена или же неправильно оценена», – констатировал Рыбин."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации