Михаила Черного довели до кипения

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Vanady.Ru", origindate::17.01.2003

[page_12684.htm Михаила Черного] довели до кипения

Он покрылся пузырями Лурье

Все-таки посленовогоднее похмелье серьезно подрывает деятельность российской прессы, которая итак не очень твердо стоит на ногах. 16 января уже две недели как наступившего 2003 года «Новая газета», называющая себя «объективным и бескомпромиссным» борцом со всевозможными уродствами окружающей действительности, решила преподнести нам, обывателям, кашу из алюминиевой пудры. Речь идет о [page_12685.htm статье «Свидетель обвинения»], которую опубликовала «Новая газета».

Сам шедевр, в общем-то, и не стоит внимания – так, очередной из многих тысяч образец черного пиара. Ответить же на него побуждает лишь желание помочь читателям избавиться от «алюминиевого синдрома».

Тем же, кто все-таки успел продегустировать блюдо а-ля-Черный, в качестве противоядия приводим следующие антидоты.

Прежде всего, должно иметь в виду, что все уголовные дела, о которых пишет «Новая газета» с подачи Лурье и Махмудова, были сфабрикованы всего за один неполный месяц, и случилось это сразу же после вооруженного захвата Качканарского ГОКа 28 января 2000 года, за которым стояла УГМК во главе с И.Махмудовым:

-         23 февраля 2000 г. возбуждено уголовное дело №208209;
-         25 февраля 2000 г. возбуждено уголовное дело № 17561;
-         22 марта 2000 г. возбуждено уголовное дело №184168. 

В это же время  была предпринята дискредитационная кампания в прессе, когда «Московский комсомолец» в нескольких статьях под разными авторами неожиданно сделал Джалола Хайдарова «наркоторговцем», «сподвижником» чеченского народа и «племянником» Бен Ладена. После нескольких судебных разбирательств газета принесла свои извинения, и инцидент был исчерпан. Как вы понимаете – это обычная практика «Русала» и УГМК – облить грязью в общественном мнении.

Четвертое уголовное дело, упомянутое «Новой газетой», было возбуждено в июле 2000 г. в связи с тем, что его заказчики не добились результатов по другим уголовным делам. Но это – несколько иная история, хотя и входящая в общий замысел покровителей Лурье.

Тот факт, что четыре уголовных дела были возбуждены единовременно в удаленных друг от друга регионах – Екатеринбурге, Качканаре и Москве – говорит об одном: целенаправленной операции, за которой стояли «чуткие руководители», внимательно следившие за ее ходом. Этими руководителями были не кто иные, как сиамские близнецы «Русал» и УГМК - любимые детища измайловских и подольских ребят во главе с главными акционерами компаний Михаилом Черным и Борисом Березовским – и  их «крыша» в погонах в лице бывшего помощника бывшего министра внутренних дел Рушайло – г-на Орлова.

Хотим отметить, что к моменту захвата  Качканарского ГОКа Джалол Хайдаров являлся:

1.     Генеральным директором самого ГОКа;
2.     Заместителем генерального директора по финансам «Уралэлектромеди»;
3.     Заместителем генерального директора по инвестициям «Кировградской металлургической компании»;
4.     Заместителем генерального директора НТМК г-на Носова по юридическим вопросам;
5.     Генеральным директором «Сибкабеля»;
6.     Заместителем генерального директора по инвестициям Гайского ГОКа и многих других компаний. 

Это – для понимания наших читателей сути произошедшего.

Естественно, такое положение Джалола Хайдарова  требовало со стороны его оппонентов тщательной подготовки и внезапности нападения. Как знает вся страна, захват Качканарского ГОКа произошел 28 января 2000 года, когда Джалол Хайдаров находился в больнице на послеоперационном лечении. Вот – фактор внезапности.

В течение неполного месяца с перерывами в несколько дней один за другим были возбуждены уголовные дела, о которых сообщил г-н Лурье. Вот – тщательность подготовки.

В своей статье Лурье даже не упомянул связь этих уголовных дел с Качканарским ГОКом. Это явно не понравилось бы Главному Читателю Михаилу Черному, который был сильно раздосадован и даже взбешен публикациями [page_12690.htm итальянской «Репубблики»] и [page_12592.htm французской «Монд»].

Итак, начнем по порядку, но не с дела о наркотиках, которое автоматически настраивает читателя отрицательно к Хайдарову, а с самого первого уголовного дела. И, господа, только факты, и никаких «лурьёвок».

23 февраля 2000 года Прокуратурой Свердловской области было возбуждено уголовное дело №208209 по признакам состава преступления, предусмотренного ст. ст. 199, 201 УК РФ в отношении Хайдарова Д.А. Поводом для возбуждения уголовного дела послужило заявление одного из организаторов захвата ГОКа И. Махмудова о якобы нанесенном Дж.Хайдаровым  материальном ущербе комбинату в результате ряда сделок, совершенных им от имени ОАО “Качканарский ГОК “Ванадий.

В июле 2000 года данное уголовное дело было незаконно (без согласования с Прокуратурой г. Москвы) истребовано Прокурором Никулинской межрайонной прокуратуры Паневежским В.А. (запомните эту фамилию, в дальнейшем она встретиться не раз). В том же июле после установления фактов грубых нарушений со стороны Паневежского В.А. при расследовании дела, Главным следственным управлением ГУВД г. Москвы оно было передано для объективного расследования в УВД Северо-восточного административного округа г. Москвы.

В ходе расследования данного уголовного дела были проведены многочисленные экспертизы,сделавшие вывод об отсутствие ущерба ОАО «Качканарский ГОК «Ванадий» в результате проведенных сделок.

Итогом же деятельности Джалола Хайдарова не только на Качканарском ГОКе, но и на других предприятиях, явилось заслуженное место  в рейтинге, опубликованном журналом «Эксперт» в 2000 году. Так, согласно журналу «Эксперт», Качканарский ГОК занял по итогам 1999 года первое место по темпам развития среди 200 предприятий России в разделе «черная металлургия», а «Уралэлектромедь», Гайский ГОК и Кировградская металлургическая компания вошли в десятку лучших российских предприятий металлургии.

А закономерным результатом уголовного дела №208209 стало то, что оно, несколько раз прекращенное и вновь возобновленное, было прекращено производством 18 ноября 2002 года за отсутствием события преступления и за непричастностью Джалола Хайдарова к совершению преступления. При этом, в соответствии со статьей 134 УПК РФ, за Джалолом Хайдаровым признано право на реабилитацию имени и возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием.

25 февраля 2000 года по заявлению гражданина Махмудова, а не по заявлению гражданки Бурухиной, как утверждает Лурье, в отношении Дж.Хайдарова Свердловской областной прокуратурой было возбуждено и передано для расследования в ГСУ ГУВД Свердловской области уголовное дело № 17561 по признакам состава преступления, предусмотренного ст.119 УК. Потом дело ГСУ ГУВД Свердловской области, после несложных манипуляций, было передано в Качканар, как «полный висяк».

Можем предположить, что одного «экономического» уголовного дела против Джалола Хайдарова Махмудову было мало. Хотелось замазать чем-то грязным, и тут очень кстати подвернулась Бурухина. Здесь сразу же обратим ваше внимание на несколько любопытных и удивительных деталей:

Во-первых, заявление Бурухиной, проживающей в г. Качканар, о якобы имевшем месте 10 августа 1999 года (то есть почти за год до заведения уголовного дела) избиении ее неизвестными на улице действительно было. Но это заявление качканарские пинкертоны сначала отказались принять, вполне логично поинтересовавшись, почему она не обратилась в милицию раньше.

Во-вторых, собственно уголовное дело №17561, о котором упоминает Лурье, появилось на свет только после указания Росселя (есть такой губернатор на Урале). Мы все знаем, как в таких случаях это легко делается. Причем, как уже упоминалось, дело было возбуждено областной прокуратурой и потом только спущено в Качканар. Вопрос о подследственности или территориальности ни Росселя, ни Махмудова не интересовали.

В-третьих, поводом для возбуждения уголовного дела против Джалола Хайдарова стало даже не заявление самой Бурухиной, а заявление, как уже указывалось, свидетеля Махмудова.

В-четвертых, основным и единственным свидетелем по данному делу, который якобы видел, что указанные события якобы имели место, является Махмудов. В своих первоначальных показаниях Махмудов даже договорился до того, что держал указанную Бурухину за ноги. Нам не известно, «подправили ли» такие удивительные показания, или они так и лежат в деле (первоначальная копия дела у нас имеется!). Нам также не известно, был ли основной и единственный свидетель привлечен к уголовной ответственности за соучастие, уж коль он держал якобы пострадавшую за ноги. Или это происходило где-то в другом месте?

В-пятых, по странному стечению обстоятельств Бурухину приняли на работу секретарем на Качканарский ГОК 25 февраля 2000 года, в день заведения уголовного дела № 17561.

В-шестых, есть и еще один немаловажный факт: в течение года уголовное дело №17561 расследовалось по признакам преступления, предусмотренного ст. 119 (угроза убийством), но потом, в связи с развалом вышеназванных уголовных дел, после показаний того же единственного свидетеля Махмудова под нажимом прокуратуры стало квалифицироваться по ч.2 п. В ст. 132 УК РФ (насильственные действия сексуального характера). Так они и живут: Хайдаров, никогда не видевший потерпевшей, и заявитель Махмудов, у которого потерпевшая Бурухина работает секретарем (чтоб далеко не ушла). Вот он – вечный любовный треугольник.

Сама Бурухина с удовольствием забыла бы все, да, как вы уже поняли, Махмудовы не дают. По сей причине уголовное дело так и «висело» в Качканаре с одним единственным свидетелем, «державшим ее за ноги».

14 февраля 2001 года по жалобе адвокатов Джалола Хайдарова Верх-Исетский суд Екатеринбурга признал незаконным объявление обвиняемого по делу в розыск. А 11 марта 2001 года из-за многочисленных нарушений закона при расследовании этого дела оно было передано в ГСУ при ГУВД Тюменской области. Вот где загадка, которую мог бы попробовать разгадать правдолюбец Лурье.

Два остальных уголовных дела, сфабрикованных против Джалола Хайдарова, достойны отдельного разговора, поскольку полны удивительных по абсурдности и вопиющих по наглости фактов. О них г-н Лурье предпочел также не распространяться.

22 марта 2000 года нашим «старым знакомым» прокурором Никулинской межрайонной прокуратуры г. Москвы Паневежским В.А. было возбуждено уголовное дело №184168 в отношении Хайдарова Д.А. по признакам состава преступления, предусмотренного ст. 327 УК РФ (Подделка, изготовление или сбыт поддельных документов). 

Поводом и основанием к возбуждению уголовного дела послужило заявление Махмудова о том, что Джалол Хайдаров подделывает не только свою личную подпись, но и печати ОАО «Качканарский ГОК «Ванадий», где являлся генеральным директором.

Вы представляете, человека обвинили в подделке собственной подписи! 

А 27 марта 2000 года Паневежский В.А на основании этого абсурдного обвинения срочно объявил Хайдарова в розыск. Но зачем объявлять в розыск человека, обвиняемого в подделке собственной подписи?

Естественно, что такой правовой идиотизм долго продолжаться не мог, и дело было прекращено уже 24 июля 2000 г. за отсутствием события преступления. Следствием было установлено, что указанное уголовное дело возбуждено без должных на то оснований. Джалол Хайдаров не подделывал печатей ОАО “Качканарский ГОК “Ванадий”, поскольку эти печати, как и вся иная документация, необходимая для обеспечения управления предприятием, были ему переданы как генеральному директору ОАО “Качканарский ГОК “Ванадий”, законно назначенному на эту должность 21 октября 1998 г.

Фокус в том, что уголовное дело № 184186 возбуждалось прокурором Паневежским В.А. и расследовалось в ОВД «Тропарево-Никулино», несмотря на то, что с этим районом не связаны не только обстоятельства, послужившие основанием для возбуждения дела, но и ни одно лицо, якобы имевшее отношение к  делу, не проживало в этом районе. Возбуждение дела, как показали последующие события, были нужны лишь для того, чтобы получить повод задержать Джалола Хайдарова и при обыске найти у него, как вы угадали, наркотики.

Так и случилось. 11 июля 2000 года Джалол Хайдаров был задержан в центре Москвы и доставлен опять же в ОВД «Тропарево-Никулино» сотрудниками ЦРУБОП. При задержании паспорт Джалола Хайдарова без обложки в присутствии восьми свидетелей был полностью досмотрен капитаном милиции Денисовым и изъят. Никаких посторонних предметов в паспорте не обнаружилось. Однако при обыске в ОВД «Тропарево-Никулино» в присутствии прокурора Паневежского в паспорте, уже оказавшемся в обложке, были обнаружены три свертка с веществом, сразу же объявленным Денисовым героином.

По данному факту в этот же день ночью все тем же Никулинским межрайонным прокурором г. Москвы Паневежским В.А. в отношении Хайдарова Д.А. было возбуждено уголовное дело №52230, по признакам состава преступления, предусмотренного ч.4. ст. 228 УК РФ (хранение наркотических веществ с целью сбыта).

Лурье пишет, что Хайдаров, «по непонятным причинам был освобожден из-под стражи». Причины эти, можно полагать, не понятны только Лурье.

А все очень просто. Ведь указанное уголовное дело неожиданно для М.Черного и Махмудова, а следовательно и Лурье переросло в громкое дело бывшего помощника министра внутренних дел России Рушайло - А.Орлова, а провокация с задержанием Джалола Хайдарова и подбросом наркотиков стала одним из основных его эпизодов. Об это много [page_11137.htm писал в «Московском комсомольце» г-н Хинштейн] в целой серии статей. Участвовавшие в задержании Джалола Хайдарова сотрудники ЦРУБОП уже арестованы и в отношении них расследуется уголовное дело №120.

Постановление о прекращении уголовного дела №52230 от 18 мая 2002 года четко гласит: прекратить уголовное дело в отношении Джалола Хайдарова, а материалы прекращенного уголовного дела приобщить к материалам уголовного дела №120.

Время расставляет все по своим местам. И на будущее напомним г-ну Лурье, что уголовное дело №52230 в отношении Хадарова Д.А. прекращено, и Джалол Хайдаров  уже не обвиняемый, а обвинитель.

Даже неискушенный читатель заметил бы, что все эти дела возбуждались и расследовались в Свердловской области (под контролем Махмудова) либо в Западном административном округе г.Москвы, где властвует странноватый прокурор Паневежский В.А.

Но г-н Лурье скрыл от читателей не только колоритного персонажа – прокурора Паневежского, но и тот факт, что Паневежский приобрел дополнительную славу, занявшись решением «женского» вопроса, как и г-н Добровинский,  «внештатный корреспондент» «Новой газеты» (о нем чуть ниже). Помните разразившийся летом прошлого года скандал вокруг бывшей жены директора «Северстали» А.Мордашова? Тогда именно прокурор Паневежский курировал уголовное дело бывшей жены Мордашова, защитником которой был адвокат как раз из конторы Добровинского. Ведь очевидно, что «Северсталь», ее директор и его бывшая жена никак не связаны с Тропарево-Никулино, а вот УГМК….

И в заключение хотели бы добавить несколько штрихов к портрету г-на Лурье, без которых картина с его статьей осталась бы незавершенной. Он много предоставляет материалов и пишет в своей манере, наводняя прессу собственными расследованиями. Писанина г-на Лурье давно обрыдла израильским читателям, будучи постоянно тиражируемой в газете «МИГ-ньюс», которая зарегистрирована в Тель-Авиве по адресу офиса Михаила Черного (61500, Тель-Авив, ул.Койфман, Текстиль-центр, п/я 50513). Неужели до такого же состояния Лурье хочет довести и российских читателей?

Нескольких слов заслуживает и «Новая газета», которая, похоже, совсем утратила свой первоначальный демократический лоск. Иначе как мог бы на ее страницах печататься находящийся в международном розыске по заявке многих стран, в том числе и Италии, на которую ссылается знаток газеты «Репубблика» Лурье, адвокат Добровинский, который ведет, как ни странно, рубрику юридического ликбеза.  Осталось открыть рубрику для Махмудова, который мог бы, на пару с Добровинским, заняться «женским» вопросом и сексуальным просвещением.

Сам Михаил Черной, оставивший глубочайший след в новейшей российской истории, неоднократно заявлял, что его самым надежным другом и партнером в России, наряду с Олегом Дерипаской, является Искандер Махмудов. Комментарии, как говорится, излишни, и даже не надо теперь объяснять, откуда Лурье черпает документы и материалы для своих пассажей. Поэтому и манеру его писаний не в силах исправить ни логопед, ни косметолог.

Все-таки удивительное издание «Новая газета». Что, интересно, она напишет и кого пригласит в комментаторы, когда начнется суд над М.Черным в Израиле и когда его будут экстрадировать в США, когда американцы, наконец, воссоединят это братство «алюминиевого кольца» как символ целой эпохи российского капитализма, или когда в одной камере встретятся представители этой эпохи - Тайванчик, Япончик и Черной.

Все, как бы ни отрицал Лурье, знают, что именно Черный во главе измайловцев и под патронажем Рушайло посадили в американскую тюрьму В. Иванькова (Япончик). О факте их дружбы и партнерства знали все. Маленьким подтверждением тому является опубликованная в свое время в «Нью-Йорк Таймс» фотокопия первой страницы телефонной книжки Иванькова, на которой значились телефоны Черного и Махмудова. Можем ли мы надеяться, что об этом напишет «Новая газета»?

Что касается взволновавшего Михаила Черного вопроса о прокуратуре Израиля, то, по-видимому, это ведомство, а также упомянутая в статье Лурье госпожа Эдне Арбель свой выбор сделали. Поэтому, как всем известно, второй год под домашним арестом находится Михаил Черный  в ожидании суда, без права передвижения, так как его лишили не только заграничного паспорта, но и всех внутренних документов.

Не щурь глаза, не будь ни Япончиком, ни Тайванчиком. Посмотри правосудию в глаза, что уготовано судьбой, того не избежать. И не надо пузыриться, а тем более лурьёвничать.