Михаил Зурабов провалил поручение президента о строительстве высокотехнологичных медцентров

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Михаил Зурабов провалил поручение президента о строительстве высокотехнологичных медцентров

"Миллиарды давно были бы уже списаны и освоены, кабы на пути зурабовских планов не оказался Росстрой"

Оригинал этого материала
© "Московский Комсомолец", origindate::31.01.2007, Смех сквозь слезы. Михаил Зурабов провалил очередное поручение президента

Александр Хинштейн

Converted 23254.jpg Михаил Зурабов никогда не отвечает на брошенные ему в лицо обвинения. Какие бы скандалы ни сотрясали Минздрав, министр упорно делает вид, будто ничего особенного не происходит.

Ни аресты в фонде медстрахования, ни обыски в Пенсионном фонде — ничто не может вывести Зурабова из равновесия. Даже когда выяснилось, что одну пятую всех контрактов на поставку медоборудования он отдал фирме своей жены (так по крайней мере утверждают наши источники), министр не промолвил в ответ ни слова.

Возможно, Зурабов считает, что вступать в полемику с клевретами и клеветниками — ниже его чиновничьего достоинства, точно по поговорке: “Собака лает, караван — идет”. Но лично мне куда более подходящей кажется здесь совсем другая народная мудрость: “Плюй в глаза — всё божья роса”.

Я заранее уверен, что и после этих, вскрытых нами беспрецедентных фактов Зурабов вновь отмолчится. Ну, подумаешь, завалил он очередное президентское поручение, не сумел потратить полмиллиарда долларов. Слава богу, денег в стране — хватает. Это только честные министры — в дефиците…

Помимо супруги, торгующей медоборудованием, у министра Зурабова есть еще одна пламенная страсть: гигантизм.

Все зурабовские реформы — будь то монетизация льгот или закупка карет “скорой помощи” — неизменно отличаются миллиардными масштабами и размахом. Работать по мелочам министр не привык. Этот принцип он вынес еще со времен своего занятия бизнесом: чем больше денег, тем меньше их считают.

Ежегодно стараниями Зурабова объем бюджетных средств, выделяемых на медицину, пухнет, точно пациент, болеющий свинкой. А вот что происходит с этими миллиардами дальше, мало кому известно.

Недавно я подробно уже описывал вакханалию, царящую на конкурсах по поставкам медоборудования. Никаких предельных цен на технику не устанавливали. Треть всего оборудования (на 3,5 миллиарда рублей) была закуплена без конкурса. Все участвовавшие в торгах компании должны были пройти предварительный отбор, но о проведении его Минздрав официально не сообщал. (Этакий междусобойчик: званый вечер только для своих.)

Нечто подобное творится и в области закупок лекарств, где миллиардные подряды также отдаются в руки заранее определенных компаний, зурабовских симпатий. Названия этих структур хорошо известны: еще в начале 2005 года Госдума (и автор этих строк — в первую очередь) ставила вопрос: почему поставками лекарств для федеральных льготников без какого-либо тендера занимаются исключительно семь этих фирм? И как объяснить, что препараты, поставляемые за счет бюджета, стоят на порядок дороже таких же точно лекарств, но продающихся в розницу? Вопросы, как водится, остались без ответа…

Впрочем, к делу.

В сентябре 2005 года президент Путин объявил о том, что в стране должно начаться строительство высокотехнологичных медицинских центров, дабы сделать сложные дорогостоящие операции максимально доступными широким массам.

Кому поручать столь ответственное дело, даже вопросов не вызывало: разумеется, Зурабову. Той же осенью Путин с Медведевым утвердили перечень регионов, где будет возведено 15 подобных, напичканных новейшей аппаратурой центров: Сибирь, Поволжье, Урал — словом, вся российская география; и Зурабов клятвенно поклялся, что первые шесть объектов построит уже в следующем (сиречь в 2006-м) году. Под его честное слово в федеральном бюджете были заложены немалые деньги — 12,6 миллиарда рублей.

Однако год прошел, а центров этих как не было, так и нет. И не будет еще очень долго, ибо конкурс на проектирование и строительство объектов Минздрав провел только… в сентябре 2006-го — ровно через год после президентского поручения. Госконтракт с победителем — внешнеторговой фирмой “Техноинторг” — подписали и вовсе в октябре.

Но и это еще не все: как следует из полученных мною официальных бумаг, ни на один из медцентров до сих пор не разработано проектно-сметной документации.

Кто не знает: проектная документация — это главный документ для любой стройки (все равно как для нас с вами — паспорт). Прежде чем приступать к возведению объекта за казенный счет, Росстрой в обязательном порядке должен изучить проект и дать на него заключение экспертизы. Помимо вопросов безопасности и строительных расчетов экспертиза детально изучает обоснованность запланированных расходов.

Без экспертизы начинать строительство нельзя — это закон. Но штука в том, что экспертизы у Зурабова нет, а деньги-то из бюджета освоить надо.

В чем-чем, но в изобретательности министру здравоохранения точно не откажешь. Видя, как утекают у него из рук миллиарды, Зурабов изобрел поистине гениальный план: он объявил, что медицинские центры не будут строиться, как все обычные здания. Центры ведь — высокотехнологичные, уникальные. Значит, и возводить их надо не устаревшими, дедовскими, а самыми что ни на есть передовыми и прогрессивными методами. Якобы их станут собирать из… медицинских модульных блоков.

Что такое “медицинские блоки” — доподлинно не знает никто. (По крайней мере ни один из руководителей Росстроя объяснить это мне не смог.) По утверждению Зурабова, таинственные блоки следует завозить из-за границы (преимущественно из Германии), причем уже заранее они будут оснащены аппаратурой и оборудованием.

Это воистину новое слово в строительстве. То есть учебные заведения можно отныне собирать из “школьных” блоков, Дома культуры и клубы — из “культурных”, а стадионы — из “спортивных”.

Особую пикантность зурабовской идее придает тот факт, что медицинские эти блоки вкупе с любимым его оборудованием составляют 80% от стоимости будущих центров (объем, собственно, строительных работ не превышает 18% проекта). И проверить правильность цен — попросту невозможно. Модули ведь, как мы помним, закупаются за кордоном; лучшего способа, чтобы “заработать”, трудно себе придумать (“…не представляется возможным определить стоимость объектов по существующим федеральным расценкам”, — без обиняков говорится в письме и. о. главы Росздрава Хасанова).

И все бы ничего, и миллиарды давно были бы уже списаны и освоены, кабы на пути масштабных зурабовских планов не оказался Росстрой.

Как утверждают наши источники, начиная с осени прошлого года руководство Федерального агентства по строительству начало подвергаться невиданному давлению: от строителей требуют дать положительные экспертизы проектов, но те сопротивляются, справедливо возражая, что невозможно проверять то, чего нет в природе.

Во всех представленных в Росстрой проектах отсутствует самое главное — описание конструктивной части объектов, проще говоря плана строительства. Соответственно, подтвердить назначенные цены агентство не в силах. Нет на документы и смет.

Трудно сказать, сколь долго сумеет еще продержаться Росстрой в неравной борьбе с Минздравом. Слишком большая ставка стоит на кону. Но в том, что Зурабов “освоит” все миллиарды, сомневаться, увы, не приходится.

Общая стоимость медцентров составляет 36 миллиардов. В федеральном бюджете на нынешний год заложено еще 19,4 миллиарда — плюсом к тем, 12,6 прошлогодним. Вот уж есть где разгуляться…

Я далек от мысли, что Путин в ближайшее время все-таки уволит Зурабова. По непонятным для всех причинам президент почему-то считает главу Минздрава сильным и эффективным управленцем; даром, что не величает лучшим министром всех времен и народов.

Интересно, если за полтора года “эффективный” управленец Зурабов не сумел выполнить президентское поручение — элементарные проекты, каким же в понимании Кремля должен быть тогда управленец слабый?

…В конце декабря мне довелось участвовать в заседании совета при полпреде президента в СЗФО. Присутствовали там все 11 губернаторов округа.

Само собой, разговор зашел о Зурабове, лекарственном обеспечении и нацпроекте “Здоровье”. Такого единодушия мне не доводилось слышать уже давно.

Вот лишь несколько записанных мною цитат из выступлений.

В. Матвиенко, губернатор Санкт-Петербурга: “Задолженность в городе по лекарствам 1,8 миллиарда рублей, 200 тысяч отсроченных рецептов, на 30% снижено число путевок и протезирования. Мы стоим на пороге кризиса. Нам просто нельзя идти на выборы”.

В. Сердюков, губернатор Ленинградской области: “У нас долг по лекарствам — 800 миллионов. Оборудование поступает некачественное, машины “скорой помощи” ломаются”.

М. Прусак, губернатор Новгородской области: “В здравоохранении финансируется только 40% потребностей. Пока не поздно, мы все должны об этом сказать. Зурабов ничего не умеет делать. Кто он вообще такой?”

И. Клебанов, полпред президента: “По ДЛО (программа лекарственного обеспечения. — А.Х.) все поделили между своими фирмами. Мы приближаемся к катастрофе. Регионы никто не слушает, как будто здесь бараны работают. Абсолютно тупиковая ситуация. Масштаб бедствия невообразим. Правительство парализовано”.

Из общего хора голосов вырвался лишь один губернатор — глава Карелии Сергей Катанандов.

“А давайте дадим Зурабову еще денег и все его поддержим”, — неожиданно изрек он. За столом воцарилась гнетущая тишина.

“Это что, шутка?” — удивленно спросил Клебанов.

“Конечно”.

Губернаторы с облегчением вздохнули и дружно засмеялись...

Смех — это, пожалуй, единственное, что остается всей стране, пока Минздравсоцразвития возглавляет самый успешный коммерсант последнего времени Михаил Зурабов.

(Точно так же весь зал Академии медицинских наук смеялся до колик, когда предшественник Зурабова, великий ученый Андрей Воробьев, сказал, что при виде министра ему вспоминаются слова отца Федора: “Отдай деньги!”)

Но зато в тот день, когда Зурабова отправят наконец в позорную отставку, смеяться не будет никто. Наоборот, все будут плакать. От радости.