Михаил Ходорковский и Платон Лебедев останутся за решеткой до 2017 г

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Михаил Ходорковский и Платон Лебедев останутся за решеткой до 2017 г.

Бизнесмены признаны виновными в хищении нефти "дочек" ЮКОСа и легализации средств, вырученных от ее продажи

Оригинал этого материала
© Газета.Ру, origindate::30.12.2010, Фото: Reuters, "Коммерсант"

Выйдет в октябре 17-го

Светлана Бочарова

Compromat.Ru

Compromat.Ru

Михаил Ходорковский
Платон Лебедев

Судья Виктор Данилкин вынес приговор по второму делу Михаила Ходорковского и Платона Лебедева. Оба признаны виновными, осуждены на 13,5 лет лишения свободы […]

[...] Выйти на свободу бывшие руководители ЮКОСа должны в 2017 году (Ходорковский в октябре, Лебедев в июле), накануне президентских выборов 2018 года.

[Коммерсант.Ру, origindate::30.12.2010, "Общий режим под елочку": За присвоение нефти «дочерних» предприятий ЮКОСа и выручки от нее, суд назначил Ходорковскому и Лебедеву по 8 лет, за отмывание присвоенного (основная прибыль ЮКОСа была выведена за рубеж на счета офшорных компаний под видом «минимизации расходов») они получили по 9 лет. Путем частичного сложения наказаний оба были приговорены к 13 годам и 6 месяцам колонии общего режима. Окончательный же срок каждому осужденному составил 14 лет, поскольку к новому приговору добавили месяцы заключения, не отбытые ими по первому делу. Срок по второму приговору отсчитывается с 2003 года, когда Михаила Ходорковского и Платона Лебедева впервые взяли под стражу. Если в кассационных инстанциях приговор останется без изменений, то Платон Лебедев выйдет на свободу только в июле 2017 года, а Михаил Ходорковский вообще досидит до октября 2017 года. — Врезка К.ру]

[…] Судья точно исполнил просьбу прокуратуры — гособвинение также просило обоим по 14 лет лишения свободы. Максимально возможный срок за такие преступления — 15 лет.

Услышав решение судьи, мать Ходорковского Марина Ходорковская воскликнула: «Будьте вы прокляты и потомки ваши!»

Данилкин начал читать приговор по второму делу Ходорковского и Лебедева с опозданием на 12 дней. Первоначальная дата оглашения приговора была перенесена с 15 на 27 декабря, на 10 часов утра.

Четвертый день оглашения приговора начинался так же, как и предыдущие три: 7-й Ростовский переулок, где находится Хамовнический суд, по-прежнему был оцеплен милицией, в зал суда пропускали только родственников подсудимых и журналистов. Судья Данилкин продолжил изложение позиции обвинения, регулярно подчеркивая, что он с ней согласен.

[Коммерсант.Ру, origindate::29.12.2010, "В приговоре Михаилу Ходорковскому появился лишний лист": Во время оглашения приговора Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву судья ошибочно зачитал один лишний лист с показаниями свидетелей и некоторыми документами. Напомним, подсудимых признали виновными в подкупе акционеров и топ-менеджеров для завоевания их лояльности. По словам судьи, Ходорковский и Лебедев планировали свои преступления заранее, в частности имеется в виду план захвата "Томскнефти", "Самаранефтегаза" и "Юганскнефтегаза".
Cудья Виктор Данилкин зачитал показания экс-помощника Платона Лебедева Гитаса Анилиониса по поводу легализации денежных средств и другие документы после чего заявил, что "лист оглашен ошибочно начиная со слов "показаниями свидетеля Анилиониса.., заканчивая словами 254 миллиона 838 тысячи 310 долларов 15 центов США"". При этом Данилкин не уточнил, как лишняя бумага попала в приговор. На прошлом заседании 28 декабря стало известно, что некоторые листы приговора распечатаны дважды. Однако тогда судья заметил это до начала оглашения. — Врезка К.ру]

Из слов судьи следовало, что Ходорковский и Лебедев подменили собой ЮКОС, выстроив «сложную систему, состоящую из множества компаний, управлявшихся не их формальными руководителями, а членами организованной группы», в которую входили Ходорковский и Лебедев. Система компаний была известна только членам ОПГ: от рядовых сотрудников ЮКОСа она скрывалась. В компании велась двойная бухгалтерия и составлялась двойная отчетность — по российским и зарубежным стандартам. Данные в отчетности различались в разы, показал на примерах Данилкин. Ранее о разных стандартах отчетности рассказывали и подсудимые, объясняя разницу в данных тем, что российский стандарт не включает в себя сведения обо всех компаниях, связанных с основной, а зарубежный стандарт (US GAAP) включает. Однако показаниям Ходорковского и Лебедева судья уже несколько раз выражал недоверие.

[РАПСИ, origindate::30.12.2010, "Отчеты ЮКОСа публиковались на английском, чтобы скрыть махинации — суд": Как следует из приговора по второму уголовному делу в отношении экс-главы ЮКОСа Михаила Ходорковского и бывшего руководителя МФО "Менатеп" Платона Лебедева, в компании велась "двойная бухгалтерия и учет полученной прибыли". При этом, по словам судьи Виктора Данилкина, чтобы скрыть двойной бухгалтерский учет, отчеты публиковались исключительно на английском языке, хотя большинство акционеров были гражданами России. В частности, об этом свидетельствует протокол от 2 апреля 2004 года осмотра документов, размещенный на сайте www.yukos.ru.
"На данном сайте, являющемся официальной интернет-страницей ОАО "НК "ЮКОС", была опубликована консолидированная финансовая отчетность ОАО "НК "ЮКОС" за 1999-2002 годы. Данная отчетность, как показал осмотр документов, содержалась исключительно в варианте на английском ", — говорится в приговоре.
Эти слова вызвали громкий смех Лебедева. Защита подсудимых также возмущена словами судьи Данилкина. Адвокат Ходорковского Вадим Клювгант в перерыве заседания сообщил журналистам, что полагает нелогичным считать сокрытием информации размещение ее на сайте. — Врезка К.ру]

«Ходорковский и Лебедев виновны в хищении (нефти) путем присвоения посредством совершения многочисленных правонарушений под влиянием злонамеренности», — подытожил судья.

Чтобы раскритиковать позицию стороны защиты в целом, Данилкину потребовалось чуть больше часа: показания всех свидетелей защиты, включая бывшего премьера Михаила Касьянова и бывшего главу Центробанка Виктора Геращенко, были сочтены несостоятельными, недостоверными и не вызывающими доверия. В частности, показания бывших сотрудников ЮКОСа были забракованы на том основании, что Ходорковский и Лебедев платили этим людям зарплату. Слова иностранных экспертов, анализировавших деятельность ЮКОСа, суд также отринул, мотивировав свое решение тем, что эксперты «не специалисты в вопросах российского права» и «не работали в компании» ЮКОС.

["Ведомости", origindate::29.12.2010, "Бормотание Фемиды": По словам Данилкина, вину подсудимых подтверждают показания сотрудников компании, из которых следует: продажную цену нефти определяли руководители ЮКОСа. Также, по мнению судьи, вину подсудимых подтверждают показания президента Сбербанка Германа Грефа (в то время, о котором идет речь, был министром экономического развития) и министра промышленности Виктора Христенко. Хотя оба были вызваны как свидетели по просьбе защиты и заявили в суде, что им ничего не известно о хищениях нефти. […] Прокуроры также утверждали, что показания Грефа и Христенко подтверждают версию обвинения. — Врезка К.ру]

Пока судья говорил, Ходорковский что-то быстро писал на желтых стикерах и передавал их адвокату Елене Левиной. Иногда записки получали адвокаты Вадим Клювгант и Юрий Шмидт. Прочитав написанное и одобрительно покивав Ходорковскому, защитники тоже передавали желтые листочки Левиной, которая переписывала содержание записок в свой ноутбук. Очевидно, таким образом Ходорковский вел Twitter: на twitter.com/khodorkovsky выложено множество его комментариев к приговору.

В частности, Ходорковский интересуется, «даст ли президент Дмитрий Медведев судье Данилкину медаль? А (прокурору Валерию) Лахтину?» Экс-глава ЮКОСа также высказывает уверенность в том, что «теперь в ЕСПЧ и Гааге не объяснить, что ЮКОС должен был платить налоги».

«Приговор настолько глупый, просто «шедеврально». Смотрите сегодня за юристами. Настоящие будут в депрессухе. Возможен суицид :)», — оценил старания Данилкина Ходорковский.

Лебедев, как и прежде уделявший основное внимание кроссворду (но успевавший хихикать над пассажами приговора, казавшимися ему смешными), написал только одну записку. В ней тоже был короткий комментарий к приговору:

«Данилкин признал получение так называемыми потерпевшими в 2000–2003 годах прибыли более 2 млрд долларов в результате так называемого «хищения» нефти», — написал Лебедев. «Это опровергает все обвинения», — добавил адвокат Лебедева Константин Ривкин.

После того как судья Данилкин объявил получасовой обеденный перерыв вместо обычного часового, стало ясно, что сроки наказания будут названы сегодня. На первом этаже суда обнаружились телекамеры и фотокоры, что только укрепило эту уверенность. После обеда, который большинство журналистов провели на лестнице возле зала суда, чтобы не потерять место в зале, Данилкин еще немного пожалел аудиторов ЮКОСа, у которых, по его мнению, не было достоверной информации о ЮКОСе, так как ее не было и у самого ЮКОСа. «Эта информация принадлежала лично Ходорковскому и Лебедеву, которые могли ею манипулировать», — сообщил судья, в очередной раз посмешив Лебедева.

Перейдя к резолютивной части приговора, Данилкин согласился с прокурорами в вопросе о необходимости снижения объемов похищенной нефти, хотя и признался, что с методикой расчетов незнаком, так как прокуратура ее ему не представила.

В то же время судья отказался переквалифицировать обвинение по статье 160 (хищение) с третьей части на четвертую (в редакции 2010 года), как просила прокуратура. По словам Данилкина, четвертая часть ст. 160, которая есть в УК сейчас, содержит понятие «особо крупного» размера хищения. Этого не было в момент совершения преступления Ходорковским и Лебедевым и это может ухудшить их положение, пояснил судья.

Одновременно судья сообщил, что квалифицирует преступления Ходорковского и Лебедева как «совершенные с использованием должностного положения», так как они распоряжались вверенным им имуществом «дочек» ЮКОСа.

По словам Данилкина, при вынесении приговора он учел смягчающие обстоятельства, в частности наличие детей у обоих подсудимых и хронических болезней у Лебедева.

Надежды на условный приговор (если они у кого-то были) Данилкин также на всякий случай убил, заявив, что «исправление Ходорковского и Лебедева возможно только в изоляции от общества».

После оглашения сроков приставы настоятельно попросили всех покинуть зал. […]

Правда, для родственников подсудимых и их самих на этом еще ничего не закончилось: после того как журналистов из зала вывели, судья продолжил оглашать постановление о прекращении уголовного дела по эпизоду о хищении акций «Восточной нефтяной компании» в связи с истечением срока давности (как просила прокуратура).

Вышедший к оставшимся журналистам Шмидт назвал приговор Хамовнического суда «безобразным и вынесенным под давлением исполнительной власти и лично Путина» и пообещал его обжаловать. Клювгант, появившийся позже, назвал приговор «преступной расправой», пообещав «инициировать уголовное преследование всех виновных (в ней)». На вопрос, будут ли подзащитные подавать прошение о помиловании Медведеву, Клювгант уверенно заявил «нет».

Ходорковский в Twitter написал, что его и Лебедева «пример показывает: не надейтесь в России на судебную защиту от чиновника. «Правило Чурова» (о том, что Путин всегда прав) работает».

Гособвинители приговор пока не прокомментировали. Решение может быть обжаловано в течение 10 дней с момента его получения подсудимыми. В силу приговор еще не вступил.

[РАПСИ, origindate::31.12.2010, "Защита Ходорковского и Лебедева обжаловала приговор": Защита экс-главы ЮКОСа Михаила Ходорковского и бывшего руководителя МФО "Менатеп" Платона Лебедева обжаловала приговор, по которому они получили по 14 лет колонии за хищение нефти и легализацию выручки, сообщила РАПСИ адвокат экс-главы ЮКОСа Каринна Москаленко. Таким образом, обвинительный приговор Хамовнического суда Москвы не вступил в законную силу. — Врезка К.ру]

Приговор уже вызвал крайне негативную реакции на Западе. Официальный представитель Белого дома заявил, что приговор Ходорковскому осложнит процесс вступления России в ВТО, который должен завершиться в 2011 году. «Большинство стран во всем мире не смотрят на этот приговор как на демонстрацию верховенства закона в России. Это однозначно отразится на репутации России», — отметил представитель администрации Барака Обамы. Председатель Европарламента Ежи Бузек заявил, что «процесс против Михаила Ходорковского стал лакмусовой бумагой, показавшей, в каком состоянии находится правовая система в сегодняшней России». По мнению Бузека, Ходорковский «превратился в символ системных проблем российской судебной власти». Приговор прокомментировала также канцлер Германии Ангела Меркель. По ее словам, приговор оставляет впечатление политически мотивированного и противоречит заявленному желанию России добиваться верховенства закона.

[Ведомости", origindate::30.12.2010, "Ходорковскому и Лебедеву дали по 13,5 года": Как полагают эксперты в области СМИ, 30 декабря — идеальное время объявления приговора с точки зрения максимального купирования информационного эффекта произошедшего. Предновогодний эфир уже расписан, поэтому приговор по второму делу ЮКОСа на телевидении может не выйти за пределы пятиминутных новостей. — Врезка К.ру]


***

Оригинал этого материала
© GZT.Ru, origindate::14.12.2010

Хронология второго дела Михаила Ходорковского

О втором деле Михаила Ходорковского стало известно в декабре 2006 года.

На тот момент бывший глава ЮКОСа отбывал наказание по первому приговору Мещанского суда столицы, приговорившего его к восьмилетнему сроку, и просил об условно-досрочном освобождении. Однако вместо УДО следователи сделали к Новому году Ходорковскому подарок в виде новых обвинений.

В середине декабря Михаила Ходорковского и Платона Лебедева этапировали из колоний, где они отбывали наказание, в СИЗО города Чита. Там им предъявили новые обвинения в хищении абсолютно всей добытой нефти дочерних компаний ЮКОСа (350 млн. тонн нефти), а также в присвоении пакета акций компании ВНК.

Следствие по делу заняло более двух лет. Только в феврале 2009 года оба обвиняемых были доставлены в Москву, а само дело для рассмотрения по существу передано в Хамовнический суд столицы.

В марте 2009 года начался второй процесс Михаила Ходорковского, который затянулся на один год и десять месяцев. На протяжении первого года доказательства предоставляла сторона обвинения, позицию которой в суд отстаивали пять прокуроров: Валерий Лахтин, Гульчехра Ибрагимова, Дмитрий Шохин, Вячеслав Смирнов и Валентина Ковалихина.

В апреле 2010 года слово было передано подсудимым и их адвокатам. Представление своих доказательств сторона защиты начала с показаний Михаила Ходорковского. Свою речь он произносил на протяжении месяца. За это время бывший нефтяной магнат рассказал о структуре вертикально интегрируемой компании ЮКОС, об особенностях нефтяного бизнеса и формировании цен на нефть. А также сообщил, что он деятельности компании он лично докладывал тогдашнему президенту страны Владимиру Путину и именно из-за недопонимания с последним начались все неприятности Ходорковского.

Стоит отметить, что адвокаты подсудимого неоднократно просили суд вызвать для допроса Владимира Путина. Однако им было отказано.

Впрочем, высокопоставленные лица в Хамовническом суде все-таки появились. В июне 2010 года в суд были вызваны глава Сбербанка России Герман Греф и министр промышленности и торговли Виктор Христенко. Оба высокопоставленных чиновника косвенно подтвердили позицию стороны защиты и рассказывали о невозможности совершения тех преступлений, которые вменялись Ходорковскому и Лебедеву. А месяцем ранее в суд приехал бывший премьер-министр страны Михаил Касьянов, который вообще называл дело Ходорковского политическим.

Во время рассмотрения дела в суде также разгорелся скандал. Михаил Ходорковский объявил голодовку в знак протеста «против саботирования президентских поправок». Поводом послужило продление ему и Платону Лебедеву Хамовническим судом меры пресечения после вступления в апреле 2010 года в силу поправок в уголовно-процессуальный кодекс, согласно которым за ряд экономических преступлений к подсудимым и подследственным не должен применяться арест.

Стоит отметить, что заседания в Хамовническом суде шли практически непрерывно. За время судебного следствия, на процессе выступили около сотни свидетелей и экспертов, были изучены тысячи материалов.

Впрочем, как именно Ходорковский и Лебедев могли незаметно похищать всю нефть добывающих компаний ЮКОСа на протяжении почти шести лет для многих осталось загадкой.

Как рассказывали на суде прокуроры, Ходорковский и Лебедев создали преступную группу из менеджеров, юристов и директоров компании ЮКОС, в которую в частности вошли Василий Алексанян, Леонид Невзлин, Светлана Бахмина, Владимир Переверзин, Владимир Малаховский и другие. С их помощью Ходорковский установил стратегическое управление над дочерними компаниями ОАО «Самаранефтегаз», ОАО «Юганскнефтегаз» и ОАО «Томскнефть», и принудил их заключить генеральные соглашения на покупку абсолютно всей нефти и скважиной жидкости. Затем по фиктивным договорам купли-продажи нефть забиралась у «дочек» по сильно заниженным ценам. Для примера сторона обвинения приводила цены на нефть сорта Urals, которые существовали в то время на мировых рынках в Роттердаме и Аугусте.

Между тем, сам Михаил Ходорковский неоднократно говорил, что покупка нефти и скважинной жидкости у дочерних предприятий по ценам мировых бирж была просто утопией. Во-первых, рассказывал Ходорковский, скважинная жидкость только на треть состоит из нефти, все остальное— вода. Во-вторых, покупка нефти по таким ценам автоматически привела бы к повышению цен на нефть во всей стране. И, в-третьих, в таком случае компания бы работала себе в убыток, так как нефть до мировых рынков нужно еще довести, оплатив пошлины, налоги и расходы на ее транспортировку.

«В таком случае я все равно оказался бы здесь, на скамье подсудимых, только по совершенно другому обвинению— обвинению в растрате денег компании»,— уверял суд Ходорковский.

К тому же, рассказывал подсудимый, из всего объема добытой ЮКОС нефти, на экспорт шло только 20–30%, вся же остальная нефть сбывалась на внутреннем рынке по местным низким ценам. Законность покупки нефти у дочерних компаний, уверяли адвокаты, подтверждается многочисленными решениями арбитражных судов, в которых в разное время оспаривались сделки между ЮКОС и «дочками».

К прениям сторон суд смог приступить только 14 октября 2010 года. Сторона обвинения выступала в них на протяжении семи рабочих дней. В прениях обвинение почти на треть сократило объем нефти, хищение которой вменяется подсудимым, с 350 млн. тонн до 218 млн. тонн, а также отказалось от эпизода с хищением акций компании ВНК в 1998 году в связи с истечением сроков давности.

По окончании своих выступлений прокуроры попросили суд признать Ходорковского и Лебедева виновными в присвоении нефти дочерних компаний и легализации средств, полученных преступным путем (ст. 160 и ст. 174–1 УК РФ).

В качестве же наказания прокуратура попросила назначить Ходорковскому и Лебедеву 14 лет лишения свободы, с учетом срока, проведенного под стражей. Таким образом, гособвинение попросило добавить подсудимым к 8-летнему сроку, назначенному Мещанским судом, еще по 6 лет.


***

"Я вспоминаю октябрь 2003 г. […] Через несколько недель после ареста мне сообщили, что президент Путин решил: я должен буду "хлебать баланду" 8 лет"

Оригинал этого материала
© khodorkovsky.ru, origindate::02.11.2010

Последнее слово Михаила Ходорковского

Уважаемый суд! Уважаемые присутствующие!

Сегодня для меня очередная возможность оглянуться назад. Я вспоминаю октябрь 2003 г. Последний мой день на свободе. Через несколько недель после ареста мне сообщили, что президент Путин решил: я должен буду «хлебать баланду» 8 лет. Тогда в это было сложно поверить.

С тех пор прошло уже семь лет. Семь лет — достаточно большой срок, а в тюрьме — особенно. У всех нас было время многое переоценить и переосмыслить.

Судя по смыслу выступления прокуроров: «дайте им 14 лет» и «наплюйте на прежние судебные решения», за эти годы меня опасаться стали больше, а закон уважать — еще меньше.

В первый раз они хоть озаботились предварительно отменить мешающие им судебные акты. Теперь решили — и так сойдет, тем более отменять теперь потребовалось бы не два, как в прошлый раз, а 60 судебных решений.

Я не хочу сейчас возвращаться к юридической стороне дела. Все, кто хотел что-то понять, — давно всё поняли. Я думаю, признания вины от меня никто всерьёз не ждет. Вряд ли сегодня кто-нибудь поверит мне, если я скажу, что похитил всю нефть своей собственной компании.

Но также никто не верит, что в московском суде возможен оправдательный приговор по делу ЮКОСа. [...]

Те, кто начинал это позорное дело, — Бирюков, Каримов и другие, — тогда презрительно называли нас «коммерсантами», считали быдлом, готовым на всё, чтобы защитить свое благополучие, избежать тюрьмы.

Прошли годы. Кто оказался быдлом? Кто ради денег и из трусости перед начальством врал, пытал, брал заложников?

И это они называли «государевым делом»!

Мне стыдно за свое государство. [...]

Как сможет Москва стать финансовым центром Евразии, если наши прокуроры в публичном процессе прямо и недвусмысленно, как 20 или 50 лет назад, призывают признать стремление к увеличению производства и капитализации частной компании — преступно-корыстной целью, за которую надо сажать на 14 лет?

Если по одному приговору компания, заплатив налогов больше всех в стране, ЮКОС заплатил больше всех в стране, кроме Газпрома, — оказывается, недоплатила налоги, а по второму, который здесь предлагается принять, — очевидно, что предмета для налогообложения вообще не было, потому что его украли! [...]

Я знаю, есть люди, я называл их в процессе, которые хотят оставить нас в тюрьме. Оставить навсегда! В общем, они это особо не скрывают, публично напоминая о существовании «вечного» дела ЮКОСа.

Почему не скрывают? Потому что хотят показать: они — выше закона, они всегда добьются того, «что задумали». Пока, правда, они добились обратного: из нас — обычных людей они сделали символ борьбы с произволом. Это получилось. Это не наша заслуга — их. Но им необходим обвинительный приговор, чтобы не стать «козлами отпущения».

Я хочу надеяться, что суд с честью выдержит их психологическое давление. А давление будет, мы все знаем, как и через кого оно будет происходить. [...]

Ваша Честь, я готов понять, что Вам очень непросто, может быть, даже страшно, я желаю Вам мужества. [...]

М.Б. Ходорковский


***

Оригинал этого материала
© "Русский Forbes", origindate::16.12.2010

Путин о деле Ходорковского: вор должен сидеть в тюрьме

Премьер-министр России Владимир Путин в ходе прямой линии общения с гражданами ответил на вопрос о своем отношении к уголовному преследованию Михаила Ходорковского.

По его словам, вина предпринимателя доказана судом, поэтому тюремное заключение экс-главы ЮКОСа абсолютно законно.

«Я уже высказывался много раз на этот счет. Если вы считаете, что я должен сказать еще что-то по этому вопросу, могу сказать. Я, как известный персонаж Владимира Высоцкого, считаю, что вор должен сидеть в тюрьме, а в соответствие с решением суда Ходорковскому вменяется в вину хищение, достаточно солидное. Речь идет об уплате налогов и мошенничестве, и счет идет там на миллиарды рублей», — пояснил премьер. […]

Путин снова вспомнил и об обвинениях экс-сотрудников ЮКОСа в преступлениях против личности. При этом премьер сделал поправку, что не говорит «лично» про Ходорковского. Он напомнил, что руководитель службы безопасности ЮКОСа Алексей Пичугин «сидит в тюрьме за убийство».

«Не понравился им мэр Нефтеюганска Петухов — убили. Женщина здесь в Москве не отдала им свое маленькое помещение, которое они хотели забрать, — убили. Киллера, которого наняли, убили, мозги только одни нашли в гараже. Что? Руководитель службы безопасности сам что ли, по собственной инициативе все эти преступления совершил?» — задался вопросом глава правительства.

Он подчеркнул, что в своих оценках исходит из того, что доказано судом, который «у нас, как известно, один из самых гуманных в мире». Ранее, напомним, премьер обвинял Ходорковского и Лебедева в том, что у них «кровь на руках», хотя никаких официальных обвинений по этим эпизодам руководителям ЮКОСа предъявлено не было. Заказчиком убийств следствие называло другого топ-менеджера компании Леонида Невзлина, ныне проживающего в Израиле.

Путин заметил также, что «есть и личная неуплата налогов, что очень важно». «Но по тому обвинению, которое ему предъявляют сейчас, там счет идет на сотни миллиардов рублей. В одном случае 900, в другом случае 800 млрд рублей. Это тоже хищение», — добавил премьер.

Он сравнил дело ЮКОСа с другим громким судебным процессом — в отношении известного финансиста Бернарда Мэдоффа, который, по мнению Путина, «получил за аналогичное преступление в США — да, и деньги примерно такие же — 150 лет лишения свободы». «У нас гораздо все либеральнее смотрится. Тем не менее мы должны исходить из того, что преступления господина Ходорковского в суде доказаны», — резюмировал глава правительства. […]

[BFM.Ru, origindate::24.12.2010, "Медведев предостерег о высказываниях о вине Ходорковского": Крупные бизнесмены, совершающие такие же преступления, в которых обвиняется Михаил Ходорковский, должны нести схожую ответственность, заявил президент России Дмитрий Медведев в беседе с руководителями федеральных телеканалов.
«Давайте я сначала скажу, что я думаю об этом, как президент. Ни президент, ни любое иное должностное лицо не имеет права высказывать свою позицию по этому делу, либо по какому-то другому до объявления приговора. Что касается моей точки зрения, как юриста… Если есть доказательства того, что другие лица совершали схожие преступления, то тогда, где эта база, где эти дела? По схожим делам должна быть схожая ответственность», — сказал Медведев.
По его словам, если эта база есть, то ее должны принести президенту или генпрокурору и сказать, что есть доказательства, что крупные бизнесмены совершали такие-то преступления. «Но я таких доказательств не имею. Все остальное, это суждения. Во всех странах, во всех обществах преступники сидят в тюрьме. Это вопрос доказательств. Несите — будем работать», — подчеркнул президент. [...]
Адвокаты Михаила Ходорковского и Платона Лебедева обвинили премьера в давлении на суд, однако по окончании прямой линии Владимир Путин заявил, что имел в виду прошлый приговор. «Мне был задан вопрос, и я не считаю, что это давление», — сказал премьер .— Врезка К.ру]


***

"К "обеспечению приговора" по делу Ходорковского и Лебедева подключилась группа сотрудников ФСБ"

Оригинал этого материала
© Газета.Ру, origindate::26.12.2010

Источник: накануне оглашения приговора по делу ЮКОСа на судью Данилкина оказывается давление

Судья Хамовнического суда Виктор Данилкин, который в понедельник должен огласить приговор фигурантам второго «дела ЮКОСа» Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву, в минувшую субботу был доставлен в Мосгорсуд, сообщил «Газете.Ru» источник в силовых структурах.

По его словам, в субботу утром несколько «человек в штатском» приехали домой к судье Данилкину и отвезли его в Мосгорсуд. Обычно, по словам собеседника, охрану суда обеспечивают судебные приставы, однако в этот день они были заменены на людей в штатском.

По словам собеседника, в это же время в Мосгорсуде возможно находилась глава столичного суда Ольга Егорова, а также ожидался «приезд крупного начальства, но этого не произошло». Источник утверждает, что приезд в Мосгорсуд Данилкина должны были зафиксировать видеокамеры.

Вечером судью Данилкина отвезли домой, предупредив, чтобы он не выходил из дома, и что за ним приедут и в воскресенье. Повторился ли приезд Данилкина в Мосгорсуд и в воскресенье, источник не сообщил.

По словам собеседника, субботняя история с приездом Данилкина в Мосгорсуд связана с тем, что на днях к «обеспечению приговора» по делу Ходорковского и Лебедева подключилась группа сотрудников ФСБ. По его данным, «работа с Данилкиным» проводится на уровне среднего состава сотрудников федеральной службы, полковников, которые, по словам собеседника, выполняют заказ «внешних заинтересованных лиц».

Источник «Газеты.Ru» считает, что задача «заинтересованных лиц» — увидеть подпись судьи под приговором, предусматривающим более жесткое наказание, чем запросило обвинение, еще до начала его оглашения в суде.

Если судья Данилкин не согласится на это, то начало оглашения приговора «будет отложено» и в понедельник, 27 декабря, «в связи с болезнью судьи», добавил собеседник «Газеты.Ru».

Пресс-секретарь Мосгорсуда Анна Усачева прокомментировала информацию источника «Газеты.Ru» так: «Ольга Александровна (Егорова, председатель Мосгорсуда. — прим. «Газеты.Ru») работает в суде с 16 лет и хорошо знает особенности судебной системы. Общаться с судьями по делам и вмешиваться в отправление правосудия не только не принято, но и прямо запрещено законом. Тем более в случаях, когда судьи находятся на решении или на приговоре. Порядок общения ограничен распределением дел, проведением совместных с судьями совещаний и учебных занятий по разъяснению законодательства. Я призываю Вас не тиражировать слухи непроверенных источников, боящихся открыто назвать свое имя. Цель распространения в СМИ таких мифов — создание нервозного медийного фона вокруг рассмотрения конкретного дела и упоминание в связи с ним фамилии председателя Мосгорсуда. К журналистике такого рода материалы не имеют никакого отношения».