Михалкова застукали с проституткой

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


«На выходе Никита мне подмигивает: «Как я его кинул? У меня же на карте — ноль!» На следующий день Михалков уехал, а я пошел в ресторан деньги отдать. Встретил бармена, он мне с порога: «Твой Михалков — козел! Я заплатил за ваш ужин из своей зарплаты»

Photo-150x150.jpgВ нынешнем году культовому фильму «Д’Артаньян и три мушкетера» исполняется 35 лет. Картина принесла артистам всенародную популярность, за счет которой некоторые живут по сей день. Но остался один участник съемок, незаслуженно забытый. Это постановщик трюковых сцен Николай ВАЩИЛИН. Каскадер, мастер спорта СССР по самбо, доцент ЛГИТМиКа (Институт театра и кино, сейчас — Академия театрального искусства), Ващилин более 40 лет верой и правдой служил советскому кинематографу. Но нажил к своим 65 годам только кучу болячек.

Сейчас Николай Ващилин живет в родном Санкт-Петербурге более чем скромно. Почти не выходит из дома, болеет — сказалась давняя травма позвоночника. Нужны деньги на лечение, а их нет. Пенсия — 7 тыс. руб. Хотя мог стать счастливым исключением из правил. Ведь у него было много ныне влиятельных друзей. Ващилин дружил с Никитой Михалковым, в юности угощал мороженым Владимира Путина и помогал ему осваивать азы дзюдо. В дружеский круг входили и другие нынешние политики.

154374.jpg

Николай ВАЩИЛИН с женой Наташей и Никитой МИХАЛКОВЫМ в Риме (1989 г.)

Смертельная опасность

Николаю Николаевичу есть что вспомнить. Он ставил трюки и выступал каскадером в таких фильмах, как «Они сражались за Родину» Сергея Бондарчука, «Сибириада» Андрея Кончаловского, «Урга — территория любви» Никиты Михалкова, «Стрелы Робин Гуда» Сергея Тарасова, «Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона» Игоря Масленникова

В 80-е о нем много писали. Но с начала 90-х его фамилия исчезла из всех справочников о кино. Не позвали Ващилина и в Ассоциацию каскадеров России, куда были приглашены многие его ученики. Только недавно в одном из интервью режиссер «…мушкетеров» Георгий Юнгвальд-Хилькевич обмолвился: «Вот был у нас Коля Ващилин — профессионал, каких поискать!»

- Николай Николаевич, до недавнего времени зрители были уверены, что трюки в «…мушкетерах» ставил Владимир Балон.

- Володя играл роль де Жюссака, а также помогал мне как постановщику, исполнил несколько фехтовальных сцен под моим руководством. Все драки, скачки, падения разрабатывал и ставил я. По этим разработкам формировалась смета фильма, шились костюмы, изготавливали реквизит. Я нес уголовную ответственность за безопасность людей в трюковых сценах. Есть официальные документы: договор с Одесской киностудией, чек из кассы на 800 рублей, выданный на мое имя — в советское время деньги просто так не платили. И это были большие деньги! Съемку трюковых сцен без моей подписи в журнале не начинали.

Картину мы снимали три месяца. Первый месяц «мушкетеры» у меня ходили строем: репетиция утром, вечером… Но где-то через месяц артисты заметно расслабились. Что вполне объяснимо: когда треть картины снята, никто не будет менять исполнителей. Помню, утром предстояло снимать сложнейшую сцену «засада Арамиса», надо скакать, а они все пьяные! И я понимаю, что все может закончиться печально. И отказался ставить подпись в журнале: не буду брать на себя ответственность! Съемку отменили, Георгий Эмильевич на артистов «спустил собак», на меня рассердился. Так «мушкетеры» меня тихо возненавидели. Хотя после завершения трюковых съемок в Одессе расстались хорошо: они мне теплые слова говорили, пожелания на фото написали, мы выпили шампанского, и я уехал.

154375.jpg

ВАЩИЛИН с Сергеем МИХАЛКОВЫМ

Уже потом «мушкетеры» стали давать интервью и рассказывать, будто всем трюкам их научил Балон. По телевизору рассказывают о его работе, а показывают мои сцены, моих каскадеров. А когда Юнгвальд-Хилькевич признал, что я единственный постановщик первой картины, на него взъелись все «мушкетеры», назвав предателем Володи Балона.

- Но почему вы не боролись за свое имя?

- Во-первых, сразу после «…мушкетеров» я уехал на съемки «Сибириады» к Кончаловскому. Затем другие съемки… Некогда отслеживать, кто и что написал в титрах. Во-вторых, вокруг фильма до поры до времени не было такого ажиотажа, абсолютно проходная картина, критики вообще ее разгромили в пух и прах. Балон же на съемках отличился тем, что, когда я уже уехал, чуть не угробил д’Артаньяна - Мишу Боярского. Не знаю зачем, они вдруг решили поставить абсолютно бесполезную сцену, которой и в сценарии не было: Миша бежит с подвесками королевы во дворец, его встречают де Жюссак (Балон) и Рошфор (Боря Клюев). Миша был «после вчерашнего», поскользнулся, а Володя выставил вперед шпагу и проткнул ему небо. Счастье, что Боярский не умер, а историю удалось замять, иначе бы Балону никогда в кино не работать.

Следующая его работа после «…мушкетеров» случилась почти через десять лет — в 1987 году. Это был фильм «Гардемарины, вперед!». С режиссеромСветланой Дружининой в юности у Володи были личные отношения и сохранилась дружба. На «Гардемаринах» он, правда, чуть не выколол глазСергею Жигунову - сам об этом рассказывал. Не подумайте чего: Балон — хороший парень, замечательный спортсмен, много мне помогал. Володя сейчас болеет — дай Бог ему здоровья.

154376.jpg

В фильме «Д'Артаньян и три мушкетёра» Николай Николаевич не только ставил трюки, но и снимался. Но фото - он в роли гвардейца кардинала

Донжуаны липовые

- Долгие годы звезды «…мушкетеров» любили рассказывать, как пили и гуляли на съемках и сколько у них было сексуальных приключений. «Хилькевич приходил в номер и не мог понять, где чьи руки-ноги. Где женские, где мужские — мы с ребятами и «боевыми подругами» спали вповалку на одной кровати», — это цитата из одного интервью.

- Я слышал эти рассказы — полный бред! Мы жили в обкомовской гостинице, там мимо дежурных мышь не проскочит. Помню, как в Ленинграде в гостинице Никита Михалков пытался провести в свой номер девушку. Я был с ними — для прикрытия. Чаще всего горничные делали вид, будто нас не замечают. А тут дежурная, помню, уперлась: «Стойте, вы куда?!» Никита ей, важно: «Я — Михалков, а это мои гости». А дежурная в ответ: «Какие гости? Я эту девицу знаю, она проститутка! Я сейчас куда следует сообщу! У нас тут иностранцы проживают, а вы…» Так и «мушкетеры» — все-таки обкомовская гостиница. В отели селили только семейных, с печатью в паспорте. А так жили в коммуналках, домой девушку не приведешь — соседи такой крик поднимут!

154377.jpg

Письмо от Вениамина СМЕХОВА с благодарностью за работу в картине

Половые связи совершали в парадных — идешь домой, а там парочка пристроилась. Летом — в сквериках… На всех углах висели объявления: «Граждане, берегитесь сифилиса, гонореи!» Совокупиться на съемках непонятно с кем? Все, завтра ты больной! Презервативов же не было! «Мушкетеры» в интервью говорили: «Мы женщин делили поровну». Хочется спросить: «Как же вы, ребята, не боялись подцепить триппер»? Думаю, это легенда, которую сами они придумали. Я был свидетелем других историй.

Съемочная площадка, вокруг, конечно, собираются зеваки, в том числе девушки. И Арамис, Игорь Старыгин, предлагает самой симпатичной: «Девушка, что вы делаете сегодня вечером? Пойдемте в ресторан!» — «Пойдемте», — соглашается она. А Старыгин потом жалуется: пришли в ресторан, попили-поели, а после девочка сделала ручкой, типа, ей надо домой. И все! Уговорить девушку тебе отдаться — это была целая история! Уговоришь — надо решить кучу вопросов. Провести барышню в гостиницу, договориться с соседом. Как его из номера выпроводить? А дальше? «Быстро, милая, раздевайся»? Надо же еще поговорить… А тут, как у собачек. Нет, разврат начался позже, ближе к 90-м, когда стали строить бани при спортивных центрах.

154378.jpg

На этой фотографии Николай ВАЩИЛИН готовится дублировать Портоса - Валентина СМИРНИТСКОГО

Жулик Михалков

- До 1991 года мы с «мушкетерами» при встречах обнимались-целовались, — с болью в голосе продолжает Ващилин. — Но в 1992 году в кино пришел Александр Иншаков - он снимал первую «Бригаду» с Сергеем Безруковым. И захотел быть главным каскадером страны. Организовал Ассоциацию каскадеров и стал президентом. Прогибаться я не стал. Так и оказался не у дел, а имя мое пропало из всех справочников и титров.
Потом и с Михалковым рассорился — отказался сопровождать его в экспедицию с очередной подружкой. Я открыто сказал: «Я больше тебя прикрывать не буду!» Он воспринял это как предательство и перестал со мной разговаривать. А ведь Никита — крестный моих детей. В Костроме крестили во время съемок фильма «Очи черные». Хотя до середины 90-х он меня чуть ли не «в десны целовал». И когда в Каннах в 94-м его спросили: «У вас много врагов, а есть ли друзья?» — он по Первому каналу на всю страну заявил: «У меня есть только один друг — Коля Ващилин». И куда теперь мне деть 20 лет нашей дружбы, фотографии: вот они с Марчелло Мастроянни у меня в гостях, вот мы в обнимку с «Оскаром», вот я у него на съемках «Урги»…

Впрочем, Никита всегда был верен себе. Помню, он приехал из Финляндии в Ленинград, я его встретил, поехали ужинать. Когда пришло время платить, Никита дал бармену пластиковую карту. Тогда в Союзе таких было немного, их не очень-то принимали. Но тут — «Астория», Михалков! Бармен карту взял, пропустил через аппарат. Карта не сработала. Бармен говорит, мол, не получается. «Что?! — взревел Никита. — Ты думаешь, я, Михалков, тебя обманывать буду?!» Парень извинился: «Ой, наверное, у нас машинка не работает». И мы ушли, а на выходе Никита мне подмигивает: «Как я его кинул? У меня же на карте — ноль!» На следующий день Михалков уехал, а я пошел в ресторан деньги отдать. Встретил бармена, он мне с порога: «Твой Михалков — козел! Я заплатил за ваш ужин из своей зарплаты».

Стыдно мне и за то, что я не поднял свой голос, когда он уговорил писателя Виктора Астафьева склонить народ на сторону Ельцина в 1996 году.

…Что тут добавить. Большая страна, воруют в космических масштабах. В Минобороны скандал, в жилищной сфере тоже: 600 километров труб утащили, люди сидят без отопления. А тут еще я полезу: «Меня тоже обворовали, сцены из «…трех мушкетеров» украли!» Люди не поймут!

154379.jpg

ВАЩИЛИН (слева) обучал дзюдо Владимира ПУТИНА

Что осталось за кадром

Николай Николаевич написал книгу «Мы умирали по воле режиссеров», в которую вошли  рассказы о съемках культовых фильмов, интересных встречах. И конечно, о закулисных интригах и тайнах. Но, к сожалению, денег на выпуск книги у ВАЩИЛИНА нет. Если поклонники захотят помочь ему напечатать мемуары — он будет счастлив. Вот несколько отрывков из книги Николая Ващилина.

О работе с Кончаловским над фильмом «Сибириада»

  • «Однажды, подготовив трюк перепрыгивания с сосны на сосну за Виталия Соломина на высоте 20 метров, я задрал цену для каскадеров до 100 рублей за дубль. Огромные деньги! Эрик Вайсберг, продюсер и директор, запротестовал. Тогда Андрей посадил его с собой в люльку крана и поднял на половину этой высоты. Эрик сразу согласился выплачивать ребятам по сотке… С Андроном мы давно не виделись — жизнь унесла нас в разные стороны. Звонить, а тем более писать письма некогда и незачем. Но если мне становится одиноко и невыносимо, я всегда могу закрыть глаза, и… там будет не темно».

О Никите Михалкове

  • «Я знаю Михалкова с 1976 года. Что могу сказать? Своеобразен! Помните, Никита Сергеевич, как на премьере первых «Утомленных солнцем» какой-то мужик бросился на вас с ножиком, а я его за руку поймал и мордой об землю у ваших ног. Пусть, мол, знает, как на барина руку поднимать! Тогда еще приглашенный на премьеру Сергей Федорович Бондарчук очень удивлялся: за что это на вас с ножиком народ бросается?
    А это был папа девочки-школьницы, которой вы грязно домогались. Помните это? Когда исповедуетесь, лучезарный вы наш, рассказываете о тех летних днях? А ведь и девочка Ева, и ее папа — тот самый, с ножом, — живы и могут многое рассказать».
165793-500x351.jpg

В Риме на съёмках "Очи чёрные", Даниэль Ольбрыхский, Никита Михалков и Николай Ващилин

  • «В 1996 году какой-то доброхот слил жене Михалкова, что тот полетел в Германию со своей любовницей. Таня упала в обморок. Я в те дни лежал в больнице с инфарктом, но Михалков подумал, что это я стукнул. Нет, братец, не я. Но я предполагаю, кто это сделал и почему…»

О Владимире Высоцком

  • «Проснулся я от Володиного крика в коридоре гостиницы. Не понимая, что происходит, выглянул из номера и лицом к лицу столкнулся сХмельницким. «Коля, — крикнул он, — иди помоги Володе!» А что происходит? «Его музыку не приняли!» Как не приняли? Ведь вчера… Так! Будет писать другой композитор. Не то Паулс не то Раймонд. Володя не подходит! Я заглянул в его номер. Лицо у Высоцкого было бордовым, жилы на шее раздуты, глаза лопались от гнева. Марина стояла перед ним на коленях. Он сидел на диване, обхватив голову руками, и глухо рычал: «Суки, суки, суки!»

Прошло пять лет. Вышел и растворился с экранов фильм про английского разбойника Робин Гуда без музыки Высоцкого, ни у кого не оставивший внятных воспоминаний. Я работал в Москве на Олимпиаде и в один из вечеров поехал к своему приятелю Никите на Малую Грузинскую. Неожиданно встретил Володю, изможденного, нервного, с помятым лицом. Долго и высокопарно он представлял свою спутницу — Олесю или Оксану. Она лукаво щурила и опускала глазки. Я спросил про Марину. Ему это не понравилось, и он насупил брови. Потом попросил в долг денег, клятвенно заверяя, что на днях он получит солидный гонорар. На другой день по Москве разлетелась весть, что Высоцкий умер…»

Фото из архива Николая ВАЩИЛИНА

Оригинал материала: "Экспресс газета"