Михалков и Горбачёв поспорили о распаде СССР

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Михаил Горбачев

СМИ осветили заочный спор между режиссером Никитой Михалковым и экс-президентом СССР Михаилом Горбачёвым


Кинорежиссеру Никите Михалкову «не стоит вмешиваться в политику», полагает бывший президент СССР Михаил Горбачев. Так он отреагировал на заявление деятеля культуры, сказавшего, что политика Михаила Горбачева и Бориса Ельцина должна быть признана преступной на государственном уровне.


Михалков сказал: «Я уверен, что ничего невозможно построить, не расчистив площадку. А расчистить площадку — это на государственном уровне признать преступления Горбачева и Ельцина», сообщает «Интерфакс».


Михалков заявил, что эти политики «совершили реальное преступление». «Вольно-невольно, руководствуясь амбициями-не амбициями, сейчас не об этом речь. Их свершения привели к развалу нашей страны! И это самая великая геополитическая катастрофа, случившаяся за это столетие», – сказал Глава Союза кинематографистов России.


Mikhail gorbachev.jpg


В ответ Горбачев предположил, что Никите Михалкову «не стоит вмешиваться в политику». «Пусть занимается своим делом, у него всегда претензия такая: на царя выйти. Так не будет. Что касается политики, у него большие претензии и амбиции, и это вредит. У него есть своя сфера, и она важна, мы должны ценить его талант. В политику ему не нужно влезать», – заявил бывший президент СССР в эфире «Русской службы новостей».


Михаил Горбачев посоветовал режиссеру «успокоиться». «Ему надо успокоиться. Я прошу всех подождать. Дать возможность реализовать то, что нам сегодня дано. Дано воцариться в сегодняшнюю жизнь, поправить людей. Она должна быть умеренной и свободной. Надо, чтобы сумасшедших у нас не было ни в какой сфере жизни и управления жизнью», – сказал политик.


Проблема публичного конфликта Михалкова и Горбачева состоит в том, что оба они никак не институционализированы и в политику не идут. У Михалкова нет ни партийных, ни президентских, ни иных амбиций, ему совершенно комфортно в роли «моралиста» и «бесогона», которую он занимает. Горбачев – вечный отставник без единого шанса даже на полпроцента на любых выборах. Их препирательство – разговор двух частных лиц, и этим оно и интересно.


Выборы – это всегда попытка выйти за грани и нащупать пределы дозволенного, и обычно этим занимаются политические партии. Однако партии сегодня пребывают в летаргическом сне, и после того, как «Справедливой России» запретили критиковать Дмитрия Медведева, ни о какой острой полемике речи больше не идет. Михалков и Горбачев, не имея к политсистеме ни малейшего отношения, отрабатывают за партии их публичную неспособность обострять дискуссию, выводя ее на действительно важные для людей темы. Стоит думать, эта пикировка – не последняя в нынешнем сезоне, публичных частных лиц в России еще много.


Автор: Софья Давыдова ____________


Nik700.jpg


В интервью «Интерфаксу» режиссер Никита Михалков заявил, что политику Михаила Горбачёва и Бориса Ельцина, которая привела к распаду СССР, следует признать преступной на государственном уровне.


Никита Михалков, режиссер: «Я уверен, что ничего невозможно построить, не расчистив площадку. А расчистить площадку — это на государственном уровне признать преступления Горбачёва и Ельцина. Вольно — невольно, руководствуясь амбициями — не амбициями, сейчас не об этом речь. Их свершения привели к развалу нашей страны! И это самая великая геополитическая катастрофа, случившаяся за это столетие».


Горбачёв ответил главе Союза кинематографистов в эфире РСН. Экс-президент СССР посоветовал Михалкову успокоиться и заниматься кино, а не политикой.


Михаил Горбачёв, экс-президент СССР: «Пусть занимается своим делом, у него всегда претензия такая: на царя выйти. Так не будет. Что касается политики, у него большие претензии и амбиции, и это вредит. У него есть своя сфера, и она важна, мы должны ценить его талант. В политику ему не нужно влезать».


Никита Михалков: Власть - это крест


Москва. 19 февраля. INTERFAX.RU - Глава Союза кинематографистов Никита Михалков по-прежнему не видит на российском политическом олимпе фигуры, равной Владимиру Путину. Приход к власти таких оппозиционеров, как Алексей Навальный или Михаил Ходорковский, по мнению известного кинорежиссера, стало бы катастрофой для страны. Он убежден в существовании в РФ "пятой колонны", использующей людей в качестве пушечного мяса. Примером тому, с точки зрения главы СК, могут служить события на Болотной площади, которые режиссер назвал гапоновщиной. "Последовательность, не хочу сказать династийность, но последовательность и преемственность власти – основа сильного независимого государства", - так Михалков в интервью обозревателям "Интерфакса" Ксении Черняевой и Андрею Новикову сформулировал оптимальный способ передачи президентских полномочий в РФ.


- Если позволите, начнем с вопросов о политике. В 2007 году Вы написали письмо Владимиру Путину с просьбой остаться на третий срок. Вы за несменяемость власти? Эта форма государственного устройства является оптимальной для современной России?


- Давайте сперва остановимся на письме, авторство которого мне так отчаянно все эти годы приписывают. Хотел бы отметить, что то письмо было не моё, более того, я даже не инициировал его написания. Во время одного из заседаний Академии художеств ко мне подошли Церетели и Салахов, дали мне текст со словами: "Слушай, очень просим, подпиши". Я, если честно, даже толком его не читал. Это был один из тех редких случаев, когда я, с несвойственной мне безответственностью, поставил свою подпись под коллективным обращением. Я сполна расплатился за эту мою неосмотрительность. Если Вы обратите внимание, только спустя столько лет я говорю об этом. Почему? Потому что считал недостойным ответственность за собственную ошибку возлагать на людей, которые искренне писали это письмо. Я молча стерпел все, что обо мне писали и говорили. Стерпел - и правильно сделал.


Возвращаясь к Вашему вопросу, начиная с 2000 года и на протяжении всех последующих лет, из выборов в выборы, я голосую и выражаю свою поддержку конкретному человеку - Владимиру Владимировичу Путину. И я совершенно серьёзно считаю, что если бы не было Путина, то не было бы страны.


Что же касается принципа передачи власти, я убежден, что в стране, в которой каждый новый правитель, приходя к власти, отрицает все то, что делалось до него, никогда не будет ни мира, ни спокойствия.


Посмотрите, например, на опыт Китая. Как и у любого другого государства у Китая есть такой опыт прошлого, который сегодня проще было бы подвергнуть отрицанию. Но Китай пошел другим путем: пересмотрел и принял какие-то моменты своей истории, какими бы неудачными и неприглядными они ни были, проанализировал их, сделал выводы, и, вооруженный этими знаниями, двинулся вперед. И, согласитесь, весьма успешно.


Это обязанность великих народов - нести на себе бремя прошлого, меняя свое настоящее и будущее, но не отказываясь от своей истории.


Вспомните только слова бывшего партийного гимна СССР: "Мы наш, мы новый мир построим, кто был никем, тот станет всем...". Мы с вами это уже проходили - растоптать то, что было, и на растоптанном строить что-то новое - и знаем к чему все это привело.


Поэтому я вновь повторяю: власть - это крест, и нести его под силу далеко не каждому...


Возвращаясь к нам с вами, к нашему прошлому. Только вдумайтесь, Россия всего сто лет не является империей. Наша генетическая память ещё хранит те имперские принципы передачи власти, когда государь российский оставлял страну не Думе, не партии и не последователям, а детям. И это, согласитесь, ответственность совершенно другого порядка. Это ответственность, которая носит сакральный характер.


Каким образом можно удержать огромную страну, где сталкиваются противоположные политические точки зрения, и одна из них, победив, и оказавшись у власти, может начать стирать все следы прошлого, еще недавно бывшего для всех настоящим? Как жить в стране, где мы в военном училище дали присягу одному человеку, а потом вынуждены его расстреливать?


И я сейчас говорю не о монархической привязанности, не о чинопочитании, не о благоговении перед властью. Я говорю только о рациональном смысле.


Сегодня есть президент, за которого проголосовало 80 процентов людей, изо дня в день живущих в нашей стране, в наших с вами реалиях. Президент, который говорит осознанно, внятно и ведет себя независимо, как глава великой страны. И, я уверен, это не просто временный эйфорический подъем настроений большинства, а вполне осознанное решение людей отдать свой голос за нашего президента, за человека, в котором они видят настоящего мудрого и решительного руководителя. И это не нравится огромному количеству людей вне нашей страны.


Выступая в Мюнхене (знаменитая речь Владимира Путина на Мюнхенской конференции по безопасности в 2007 году - ИФ), он назвал вещи своими именами. И сейчас все эти лидеры, эти "облака в штанах", слушают его, потеют ладошками, думают также, но сказать не могут.


На политическом олимпе, безусловно, есть умные прекрасные люди, но я не знаю никого, кто сегодня мог бы иметь тот непоколебимый авторитет, который есть у Путина. Поступки, которые он совершает, вдохновляют, сплачивают людей.


- Тогда каким должен быть принцип передачи власти?


- К власти надо готовить, надо воспитывать. Последовательность, не хочу сказать династийность, но последовательность и преемственность власти - это то, на чем может зиждиться по-настоящему сильное и независимое государство. Я уже говорил выше, что осознанная память о прошлом просто жизненно необходима для любого государства, которое хочет развиваться в настоящем и двигаться в будущее. Если окинуть взглядом всю известную нам историю человечества, то так или иначе везде прослеживается принцип преемственности. Без такой условной передачи из "уст в уста" не было бы ничего.


- В "Манифесте просвещенного консерватизма", который был опубликован в 2010 году, Вы говорили, что только справедливая форма сочетания свободы и власти сделает жизнь людей лучше. Как Вы считаете, соблюдается ли в России этот баланс?


- Нет. Более того, я думаю, что сегодня мы находимся в той ситуации, когда нам осознанно нужно ограничивать какие-то свои свободы. Я не про добровольное рабство говорю, как вы, надеюсь, понимаете. Я говорю лишь о том, когда на одной чаше весов находятся наши личные привилегии и свободы, а на другой, в силу создавшихся обстоятельств, нечто более важное, как, например, суверенность и независимость нашей страны и "русского мира", вообще.


- Например?


- Тут можно много чего перечислять. Хотя бы пересмотреть представление о комфорте элиты.


Но есть вещи, имеющие и более долгосрочное значение.


Ну, например, я скажу сейчас радикальную вещь, которую повторяю уже не первый год. Я убежден, что надо вводить смертную казнь. Это надо сделать не для того, чтобы убивать, а для того, чтобы установить тот порог, преступив который каждый человек будет четко понимать, что его там ждет. Согласитесь, что человек, осужденный даже на пожизненный срок, все равно имеет возможность видеть луну и солнце, получать письма, общаться с родственниками, читать книги. Так или иначе человек живет. И не только сиюсекундной жизнью, но и надеждой на то, что как-то и что-то возможно изменится.


Конечно, есть те, кого и смертная казнь не остановит. Но также есть и те, кто, понимая, что его ждет, никогда не переступит этого порога. И, думаю, что таких людей, гораздо больше.


Что нам дала попытка присовокупиться к Совету Европы путем введения моратория на смертную казнь? Нас спасло это от санкций? Нас спасло это от двойных стандартов? Поверьте, моя позиция - это не ретроградство, это не полицейский режим. Это как раз и есть та осознанная необходимость, которой нас учили в школе, называя свободой.


А чего только стоят эти обвинения в том, что у нас нет свободы слова?! Назовите мне хоть какое-нибудь западное СМИ, которое хотя бы попыталось более или менее объективно оценить ситуацию на Украине, приход к власти хунты и значение майдана... Решился один французский смельчак. И вы посмотрите, как его за это истребляет его же собственная братия. А у нас не сходят со страниц газет и с экранов телевизоров люди, которые открыто призывают к свержению действующей власти, к бунту, к кровопролитию.


И здесь дело вовсе не в том, чтобы не видеть недостатков в действиях правящей верхушки, и, осуждая это, пытаться что-то исправить. А дело в том, что, используя сегодняшнее тяжелое положение в стране, на волне этих проблем, подымать народ, прорываясь к власти.


Когда видишь все это, невольно задаешься вопросом: а на что вы жалуетесь, господа?! Чего у вас нет тут такого, кроме пармезана, что есть там? А уж если вам тут так не нравится, воспользуйтесь этим прекрасным демократическим завоеванием - свободой выезда из страны.


У 90 процентов тех, кто кричал на Болотной площади, есть, где преклонить голову за пределами Российской Федерации, в дальнем зарубежье. И рядом стоит толпа искренних обиженных людей, которые свято верят в то, что им говорят ораторы, якобы сражающиеся за народное счастье. Этот обман длится веками. Гапоновщина!


Поставьте виртуально на место Путина Навального. Да вообще любого из тех, кто причисляет себя к оппозиционным либеральным силам - Ходорковского, например. Что мы получим? Катастрофу. Все эти люди смотрят на Запад как на панацею от всех болезней, как на эталон всеобъемлющего всеобщего счастья. И, что самое страшное, за эти призрачные идеалы они готовы пожертвовать суверенностью и независимостью России.


А давайте вспомним недавний Гайдаровский форум. Подумайте, кто все эти люди, которые там собрались? Кто эти люди, которые, выступая с трибуны форума, жалуются на то, что сегодня трудно? Все эти люди - это именно те, кто все эти трудности и создали. Слушая речи выступающих, напрашивается законный вопрос: "Ты, кто 20 лет назад был при власти и призывал к экономическим реформам во благо и их же впоследствии и реализовывал, как ты допустил, что это случилось? Ты понимаешь, что ты говоришь? Я не к тому, что ты должен врать и говорить, что все хорошо. Нет, я совершенно не об этом! Но ты же не будешь отрицать, что несешь какую-то ответственность за это? Но, почему же ты, "поборник правды", тогда переводишь стрелки и прячешься за спинами других?".


Я уверен, что ничего невозможно построить, не расчистив площадку. А расчистить площадку - это на государственном уровне признать преступления Горбачева и Ельцина. Они совершили реальное преступление. Вольно-невольно, руководствуясь амбициями-не амбициями, сейчас не об этом речь. Их свершения привели к развалу нашей страны! И это самая великая геополитическая катастрофа, случившаяся за это столетие.


Я сейчас говорю не о том, можно ли было удержать Советский Союз. Что произошло, то произошло. Но один улыбался, и с такой же непринужденной улыбкой, идя на поводу у Запада, сломал стену в Германии, ничего за это не получил. Другой доломал все оставшиеся хрупкие связи до конца, "отпустив всех по своим квартирам". Хотя я убежден, что в Беловежской пуще все вопросы с Крымом, с Прибалтикой, с Приднестровьем можно было решить. Договориться, что называется, на берегу. Обалдевшие от свалившейся на них свободы лидеры этих стран просто не знали, что делать: плакать или хохотать.


- Сейчас много говорят об угрозе, которая исходит от "пятой колонны". Как Вы относитесь к этому термину применительно к российской оппозиции?


- Давайте все-таки разделим оппозицию. Есть люди, которые многим недовольны, но продолжающие хотеть жить здесь - в России. В тоже время, при всех своих негативных эмоциях и отношении, они понимают, что призывы к массовым возмущениям, народному бунту и насильственной смене власти - это все гибельный путь для сегодняшней России. А есть те, кто все видя и понимая, осознанно толкают людей на насилие, пользуясь тем трудным положением, в котором порой оказываются наши сограждане. И вот этим людям другого определения, кроме как "пятая колонна", я дать не могу. Она осознанная, организованная, алчная, оплачиваемая. И люди им нужны только как пушечное мясо.


- Есть достаточно радикальное высказывание главы Чечни Рамзана Кадырова, что это враги народа и с ними нужно разбираться с точки зрения закона.


- На мой взгляд, на каждое их слово должен быть умный ответ, который будет услышан людьми. Это очень серьезная политическая борьба, постоянная, ежесекундная. Поэтому столь велика цена правильно и вовремя сказанного слова.


Мы слишком многое уже пропустили. Не от незнания того, что происходит, а от слепой уверенности, что ничего страшного не произойдет, все само как-нибудь да уладится.


Если вы смотрели мой фильм "Солнечный удар", то помните, как один из героев картины на пороге своей гибели говорит такие слова: "Ни стыда, ни греха, ничего нет. Всё потеряли, всё можно, всё. Всё сами сделали, всё своими руками. Что, я что-то не видел? Мы что-то не видели? Я всё видел, всё понимал. Всё понимал. Только ручками своими ни к чему прикасаться не хотел. А зачем? Пусть это кто-то другой, пусть это как-то само...


И успокоились - страна большая: там загадим - перейдём на чистую травку, там усядемся. Места много, обойдётся. А не обошлось! Какую страну загубили, вот этими руками, вот этими руками какую страну загубили, целый мир загубили, человека русского, государство русское загубили. Как теперь с этим жить?"


Прошли годы...и что мы имеем сейчас?


Вы только вдумайтесь: мы потеряли Украину. Сами потеряли. Сегодня на Украине выросло поколение людей, которые никогда не повернутся к России. Никогда. Сегодня Шухевич и Бандера - национальные герои Украины, и это же знаковая вещь, апогей.


Но мы должны хотя бы попробовать научиться на этом горьком опыте. К чему привел Майдан? К чему привела "Революция роз" в Грузии? А с чего все началось? С НКО. Что это? Чем занимаются? Покажите нам, пожалуйста, чем вы занимаетесь. Будьте любезны. Да, это не наши деньги, это ваши деньги. Но это наша страна. И нам не все равно, на что тратятся эти деньги - во благо стране или наоборот.


Я не говорю, что всех надо мести под одну гребенку. Если деятельность организации вписывается в наши интересы - конечно же, ее надо оставить и всячески способствовать. А если нет - выжигать.


- В 2016 году пройдут выборы в Государственную думу. Вы будете публично поддерживать какую-то партию, сами участвовать в политической борьбе?


- Нет, меня не интересует политическая борьба. Меня абсолютно устраивает мое положение. Я говорю то, что я думаю. Делаю то, что говорю и во что верю. Я высказываю свою точку зрения, и она не зависит от принадлежности к партии. И я тешу себя надеждой, что кто-то меня слышит. Я ценю независимость.


Ведь когда президент страны вместе с министром обороны сидя принимали парад на Красной площади (речь идет о 2009 годе - ИФ), я сразу же открыто заявил о том, что это недопустимо и объявил об уходе из Общественного совета Министерства обороны. Я не знал, чем это кончится. Я все-таки человек, воспитанный советской властью, и знал, что, так сказать, чревато последствиями. Но я это сделал. И это был мой долг.


Мне легко в том смысле, что я последователен и определенен. Может быть, поэтому я нерукопожатен для определенной части людей. Но я, собственно, и не рвусь к этому. Я у себя дома и имею право говорить все то, что считаю важным и необходимым сказать. Когда я вижу мерзость, гнусь и разрушение, я и говорю, что это мерзость, гнусь и разрушение. И любыми способами, не указанными в Уголовном кодексе, я буду с этим бороться. По крайней мере, я не буду молчать и буду об этом говорить. И мне для этого не надо быть членом партии или депутатом. Я вообще терпеть не могу в галстуке ходить.


- В последнее время, с подачи Владимира Путина, возобновилась дискуссия о Владимире Ленине. Не считаете ли Вы, что пришло время его похоронить?


- Да. Нужно исполнить его завещание. Я думаю, что это дело времени. У нас была такая возможность, но ее не использовали. В свое время я предлагал провести перезахоронение останков императорской семьи в качестве масштабной акции, которая символизировала бы прекращение гражданской войны. Нужно было перенести останки на руках из Екатеринбурга в Санкт-Петербург. С прямыми включениями, воспоминаниями об этом страшном преступлении. Вице-премьером тогда был ныне покойный Борис Немцов. Я это предложил, но ничего не получилось.


А ведь в ходе этой акции можно было бы совершенно спокойно и достойно похоронить и Владимира Ильича. У его надгробья можно было бы поставить пост, чтобы никому не пришло в голову осквернить могилу. Больше того, можно было бы перезахоронить останки тех, кто покоится в кремлевской стене. К примеру, сделать на Поклонной горе большой пантеон.


Также я убежден, что нельзя разрушать Мавзолей. В нем можно сделать абсолютно грандиозную вещь: собрать из драгоценных металлов и камней карту мира, а в каждой стране на этой карте, где была пролита кровь русских солдат, поместить колбочки с землей. Наши воины защищали Боливию, они были и в Индии, и в Китае, и в Монголии. Заметьте, они там ничего не завоевывали, они помогали. Абсолютно шикарный мог бы быть проект.


- Давайте перейдем к "изгнанию бесов" и поговорим о "Бесогон-TV". В чем заключается суть конфликта?


- Я бы не применял к ситуации с 38-м выпуском нашей программы Бесогон-ТV слово "конфликт". Это в корне неверно. Конфликта не было, скорее следует говорить о расхождении во взглядах на ситуацию и "терминологии", если так можно выразиться.


Как вы знаете, канал "Матч ТВ" не так давно был создан на частоте канала "Россия 2", некогда принадлежавшей ВГТРК. И вот, по прошествии некоторого времени после совершения сделки между медиа холдингами, на другом канале ВГТРК планируется к выходу программа, в которой ведущий обрушивается на работников "Матч ТВ". С точки зрения руководства ВГТРК это было бы неполиткорректно и нарушило бы деловую этику. Конечно, реакцию ВГТРК по-человечески понять можно.


Создавая выпуск, мы думали исключительно о необходимости привлечь внимание к недопустимости той вседозволенности, фривольности и хамства, которые позволяли себе некоторые либерально настроенные работники СМИ, к их безнаказанности, и в тоже время полной беспомощности тех, в чей адрес направлены были оскорбительные высказывания, кто не имеет публичного голоса для ответа и самозащиты.


И узнав о решении руководства ВГТРК, я совершенно честно сказал Олегу Добродееву (глава ВГТРК - ИФ), что я буду вынужден выпустить программу в интернете. Телепередача - это моя собственность, более того, я не работаю на канале и ни одной копейки на создание программы от канала или же холдинга не получал. Мы сделали программу, потому что считали необходимым поговорить на эту тему. И не выпустить ее я не мог.


В итоге выпуск программы посмотрели более трех миллионов человек. Я удовлетворен? Да. При этом меня сразу же начали перетаскивать, как хоругвь, в лагерь системной или несистемной оппозиции: мол "даже Михалкову этот злостный режим не дает открыть рта..." Успокойтесь, господа. Обвинения Добродеева в русофобии - это полнейший бред. Олег Борисович руководствовался принципами деловой этики и защищал бизнес интересы холдинга. Он видел эту ситуацию так. Это данность, которая случилась. Я всегда с огромным уважением относился к Олег Борисовичу. Он настоящий профессионал и мой хороший друг. Мы всегда старались находить точки соприкосновения и слышать друг друга. Готовы ли мы работать дальше? Готовы. Так, в новогодние каникулы телеканал "Россия 24" показал ретроспективу из шести или семи моих передач по своей инициативе.


- Никита Сергеевич, 2016 год объявлен Годом кино. Как нынешняя экономическая ситуация отразится на отечественном кинематографе?


- Ну, конечно, экономическая ситуация не настолько хороша, чтобы ею хвастаться. Но, во всяком случае, учитывая, что сейчас идет Год кино, кинематограф постарались секвестировать не так жестко, как могло бы быть. Мне кажется, одно из самых главных достижений заключается в том, что Министерство культуры по инициативе министра в этом году отказалось от системы возвратных денег (субсидии на производство фильмов будут выделяться Фондом кино безвозмездно, в то время как раньше они были возвратными - ИФ). То есть деньги, которые зарабатывает кино, должны пойти на дальнейшее развитие кино. И это правильно. Конечно же, хочется, чтобы зарабатывалось больше, так чтобы кино могло себя окупать. Ведь в давние времена именно так и было и кино себя окупало.


Кинематограф был по прибыльности третьим после водки и табака. Второй по богатству был Союз кинематографистов - после Союза писателей. Дома отдыха, дома творчества, дома кино, киноцентры, бюро пропаганды киноискусства, все - цвело, приносило прибыль, кормило актеров - и молодых, и старых. Сегодня другая ситуация. Союз кинематографистов в большей степени это собес - одна из его приоритетных и обязательных задач - помочь доживать свои годы тем звездам, которые сделали советское кино. Что, безусловно, необходимо, правильно и является нашим долгом!


Как вы знаете, на заседании Совета по культуре при Президенте Союз кинематографистов обратился через меня к главе государства с просьбой не откреплять ветеранов кино от поликлиник. На днях мы получили письмо из Минздрава с положительным решением. Для меня это большая радость. Наши ветераны - это величайшие имена отечественного кинематографа. Для них это настоящий подарок.


Сегодня, безусловно, для Союза одна из основных задача - удержать то, что мы сохранили. При этом из года в год мы стараемся двигаться вперед, пусть это происходит не так быстро, как нам бы хотелось, но мы не стоим на месте. Так в 2012 году при Союзе был создан Молодежный центр, который занимается развитием дебютного кинематографа.


- Как Вы думаете, наши фильмы когда-нибудь составят конкуренцию Голливуду?


- А почему мы должны быть на кого-то похожими? Мы своими руками похоронили интерес нашего зрителя к нашему кино, к нашей культуре, к нашей литературе.


Я благодарю Бога за то, что смог увидеть очередь на великого русского художника, которую поливает грязью в интернете либерально-демократическая общественность. Она не понимает, что это величайшее счастье, когда в стране в такой серьезной кризисной ситуации люди идут на выставку Серова, а не смотреть, как какой-то художник прибивает свою мошонку на Красной площади к брусчатке. Или на Леди Гагу. Это чудо, это спасение, это надежда.


Сколько мы ни делали кино, похожее на их, оно всегда было хуже.


Но мы забываем, что, например, Сергей Герасимов снял "Тихий Дон", и это великая картина. И они никогда такой картины снять не смогут. Мне, даже нелюбящий меня зритель, никогда не простит, если я сниму голливудскую картину.


Нам мало нашего зрителя - 140 млн человек? А что, Ван Дамм лучше Гармаша что ли? Ну кто из наших актеров, достигнув успеха здесь, уехал туда и стал кем-то? Михаил Чехов, да, потому что создал гениальную актерскую школу. Но его знают только те, кто в этой школе учился.


Где родился, там и сгодился. Сколько раз нас обманывали улыбки этих милых людей? Сколько раз я обманывался в Лос-Анджелесе на афтерпати? Через два часа встречаешь на улице человека, а он тебя уже не узнает.


Это такая эфемерная, такая обманчивая бабочка. Знаю это не понаслышке. Я приехал работать на Запад как наивный ребёнок с молочными зубами, а уехал с железной челюстью видавшего виды волка. Мы там никому не нужны.


- А как же Ваш брат? Он все-таки там снимал и снимает.


- Что из картин моего брата стало международным, настоящим, мировым хитом?.. Всё. Точка. Престиж, достаток, знание языков, знание людей, уважение серьезных продюсеров - все так. Сталлоне снимался. Настя Кински. И картины очень неплохие. А кто их знает в мировом масштабе?


- На Западе разгорается очередной скандал, связанный с премией "Оскар". Режиссеры и актеры один за другим объявляют бойкот премии из-за отсутствия чернокожих номинантов. Это проблема?


- Они, по-моему, играют. Смешной разговор. Ну, да, два года подряд не было чернокожего артиста, который мог бы конкурировать с другими актерами в исполнении мужской или женской роли. Ну, такое бывает. Что же, теперь на будущий год должны быть только одни темнокожие? Тогда будут белые обижаться.


Потом мы попали в шорт-лист с Бодровым. Он был с "Монголом", а я был с "Двенадцатью". Тогда "Оскар" получила очень слабая австрийская картина, потому что она была посвящена гетто и рассказывала о фальшивомонетчиках. Убежден, что моя картина, а уж Бодрова тем более, по красоте и по мощи были намного сильнее. Тут срабатывает политический курс.


Да, приятно. Вон награда стоит (показывает на статуэтку над рабочим столом - ИФ), слава тебе, Господи, я очень доволен. Но мне повезло. Я считаю, что "Двенадцать" с точки зрения глубины и значимости, по крайней мере, для нашего зрителя, имеет более как бы провидческое значение. Но не это было важно тогда.


Или, скажем, "Солнечный удар". Я даже не знал, что мы номинированы (на премию "Оскар-2016" - ИФ). Я узнал это от моих коллег и сразу сказал, что попадание в шорт-лист исключено, ну просто исключено. Быть персоной нон грата на Украине и попасть в шорт-лист номинантов на "Оскар" за лучший иностранный фильм - в Америке - это нонсенс.


- Так может быть, в принципе не стоит выдвигаться на "Оскара", отказаться от участия в премии?


- Ну, зачем же? Это детский сад, вставать в позу обиженного ребенка. Вне зависимости от результата, выдвижение картин дает возможность познакомить мир с отечественным кинематографом, и это тоже важно. Как бы там ни было, вне зависимости от отношения, американские киноакадемики обязаны будут посмотреть твою картину от начала и до конца.


Другой разговор, что наш Союз инициирует большую евразийскую премию стран БРИКС. В ней могли бы принять участие также Япония и Корея, например ... Это миллионы и миллионы зрителей. Я считаю, что мы должны создать евразийскую академию кино. И вовсе не в пику Западу. А потому что евразийские страны ментально другие, и кино их другое. Его нельзя загнать в рамки только Оскара, оно самобытно и самодостаточно, у него своя богатая история, и евразийские страны должны иметь свою академию. Я говорил об этом в Китае и Индии. Они сказали, что с удовольствием бы приняли участие в этой затее, надо просто это организовать.



Ссылки

Источник публикации