Михась из Солнцева (1997)

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Совершенно Секретно", origindate::03.04.1997

Михась из Солнцева

Криминальная история

Лариса Кислинская

Арестовав в Женеве лидера "солнцевской" преступной группировки Сергея Михайлова по кличке Михась, швейцарская полиция столкнулась с удивительными вещами, которые вряд ли можно объяснить только загадочностью русской души.

Молчание ягненка

Converted 13130.jpgКак сообщило швейцарское информационное агентство, при задержании он отрицал "какую бы то ни было связь с преступной организацией", уверял, что стал "жертвой соперничества между экономическими кланами, которые свирепствуют в столице России в сфере продажи контрактов". А вскоре от Сергея Пограмкова, московского адвоката Михайлова, швейцарская полиция получила два любопытных документа. В одном за подписью солнцевского межрайонного прокурора В. Киселя сообщалось, что "Сергей Анатольевич Михайлов, 1958 года рождения, прописанный по адресу: Москва, улица Новопеределкинская, дом 8, кв. 20, является лицом, не имеющим судимости"... Из другого документа, подписанного начальником следственного управления Генеральной прокуратуры РФ В. Казаковым, следовало, что "сведениями о наличии уголовных дел, возбужденных против Михайлова С.А. другими следственными подразделениями прокуратуры России, а также следственными структурами МВД, ФСБ и налоговой полиции Российской Федерации, сотрудники следственного управления Генеральной прокуратуры не располагают".

Швейцарцы, принимающие беспрецедентные меры по защите следователя, который ведет дело Михайлова, и знающие, какой резонанс в российской прессе вызвал этот арест, перестали что-либо понимать. Чтобы прояснить ситуацию, они обратились в московский РУОП и узнали, что Михась все-таки был судим — 4 апреля 1984 года Солнцевским районным судом Москвы за "хищение имущества, совершенное по предварительному сговору группой лиц" и "заведомо ложный донос и заведомо ложные показания с обвинением в особо опасном преступлении". Получил три года условно. Кроме того, в декабре 1989 года задерживался вместе с братьями Авериными, Евгением Люстарновым и Сергеем Тимофеевым (более известным как Сильвестр) за вымогательство денег у председателя кооператива "Фонд" Вадима Розенбаума, а в конце 1993 года — по подозрению в организации убийства Валерия Власова — директора казино "Валери". Правда, привлечь его к уголовной ответственности не удалось — потерпевшие и свидетели вдруг отказались от своих первоначальных показаний... По словам руоповцев, "законопослушный" Михайлов через оффшорные компании "отмывал" деньги, полученные в России от вымогательства, торговли оружием и наркотиками, и скупал недвижимость в странах Западной Европы.

Приехавший в Женеву Генеральный прокурор России Юрий Скуратов пояснил, что такое "разночтение биографии Михайлова стало возможным из-за того, что из компьютерной сети российской прокуратуры исчезло "криминальное досье" Михася, а посему швейцарские власти получили "неверную" справку о его "криминальной активности".

РУОП — антисемит

Тем временем по оперативной информации из швейцарской тюрьмы — замка Шан-Долон — Михась направил в Москву несколько "маляв" с ценными указаниями. Во-первых, сурово наказал он, "ментов не кормить". Во-вторых, срочно подключить прессу и в глазах российской общественности создать ему имидж не только честного коммерсанта, но и мученика. Суммы на это были выделены из солнцевского "общака" астрономические (по сравнению с ними семьдесят тысяч долларов, заплаченные одному журналисту за сказку о том, как РУОП ни за что арестовал старого больного вора в законе Павла Захарова по кличке Цируль — ныне покойного, — копейки). Самое удивительное, что ответственным за связь с прессой стал... солнцевский участковый. И тот, судя по всему, с заданием справился: в эфир вышли сразу несколько передач, в которых гневно звучал вопрос: если Михайлов арестован незаконно, то почему молчат правозащитные организации? Не знаю, курировал ли солнцевский участковый израильскую прессу, обзор которой поместила "Вечерняя Москва", но правозащитники этого государства отреагировали мгновенно. Оказывается, швейцарские националисты притесняют "бедного еврея" (русский до седьмого колена Михась, имеющий законную русскую жену, заключил фиктивный брак с израильтянкой и получил двойное гражданство). Михайлов, утверждала израильская пресса, истинный иудей, хотя крещеный и исповедует православие.

Зато немало грязи было вылито в адрес руоповца, выступавшего в Женеве в качестве свидетеля обвинения. Благодаря его показаниям, а также оперативной сводке, высланной РУОПом, срок содержания Михася под стражей (официально ему вменяется нарушение визового режима, приобретение в Швейцарии недвижимости на подставных лиц) продлен — идет проверка на его причастность к деятельности международных преступных организаций.

"Кто это может давать против меня свидетельские показания?" — потрясенно спросил Михась, когда швейцарцы объявили ему о прибывшем из Москвы свидетеле обвинения. Допрос шел через телемонитор, лицо сыщика на экране было специально размыто. Через пять минут Михайлов, сославшись на головную боль, вернулся в камеру и шесть часов консультировался со своими швейцарскими адвокатами. Во время следующей встречи с руоповским сыщиком Михась спросил: "Господин полицейский, кажется, майор? Когда вернется в Москву, его уже понизят". Это было запротоколировано как угроза. Поэтому бумажку с фразой "Сильнее смерти только смерть" Сергей Анатольевич уже особенно и не высвечивал.

Когда майор вернулся в Москву, выяснилось, что солнцевская братва уже побывала у него дома...

А вскоре руоповские сыщики получили расшифровку разговора, из которого следовало, что "солнцевские отследили весь путь оперативки" о судимости Михася и его криминальной активности, узнали, что в канцелярии она была не зарегистрирована, а напрямую пошла в Женеву. Узнали они и фамилию того, кто ее подготовил. "Ну этого, как и того (называются фамилии сыщиков. — Авт.), опустим... Добьемся — их выгонят, на работу никто больше не возьмет". Далее шли фамилии людей, к которым должны попасть ходатаи Михася, баснословные суммы, которые те могут получить, вступившись за "коммерсанта и мученика".

Звезда по имени... Солнцево

Как же удалось простому официанту добиться такого влияния и могущества? Ведь Михайлов, как и покойный мафиози новой волны Сильвестр, не прошел ни коридоров партийной власти, ни тюремных университетов.

...После окончания школы спортсмен и комсомолец Сергей Михайлов работал официантом в ресторанах гостиниц "Советская", "Севастополь", в ресторане "Хрустальный", причем одно время — вместе со своим бессменным солнцевским корешом Виктором Авериным, вошедшим чуть позже в историю московского криминального мира под кличкой Авера-старший. В 1984 году Михась имитирует кражу своего мотоцикла, который на самом деле разбирает на запасные части, продает, получает полную страховку, а затем свой первый и пока единственный срок — три года "химии".

Вернувшись, Михась вливается в бригаду солнцевских "катал", куда входили Александр Петров по кличке Дурень, Назир Мизитов, судимый за убийство боксер Петр Горбатых по кличке Петя Масенький, а также братья Аверины. Сколачивая группу, Михась делал ставку на спортсменов и на несудимую молодежь. Специалисты-криминалисты считают, что успех "солнцевской" бригады как раз в том, что она не испытывала гнета старой "воровской" морали и, скорее, напоминала банду западного образца, а поэтому легко приспосабливалась к новым условиям.

Любимым местом встречи "катал" Михася стала гостиница "Комета", а также магазины "Лейпциг", "Ядран", "Польская мода". Там они находили желающих сыграть в карты, в "три наперстка" и "обували". Вскоре они сходятся с Сильвестром. В группу также входят Михаил Кудин по кличке Мишка Квакин, Геннадий Шаповалов по кличке Шаповал и вор в законе Джемал Хачидзе. Кстати, классические "законники" играли в группировке, скорее, роль третейских судей. Ставка делалась на коммерсантов новой волны и следивших за чистотой своего имиджа людей типа Отари Квантришвили.

К декабрю 1989 года, когда "Михася и Ко" арестовали, "солнцевцы" "контролировали" более 20 коммерческих фирм Москвы и области, рестораны "Советский", "Покровка", "Турист", "Комета", "Аист", "Нил", "Якорь", гостиницу "Дагомыс", "Партнер-банк", а в команду входили около 800 активных участников, объединенных в 10-12 "бригад". Тогда Михайлову, Тимофееву, Люстарнову и старшему Аверину было предъявлено обвинение в вымогательстве. Михась числился представителем коммерческого директора кооператива "Фонд" при московском отделении Советского фонда культуры. Остальная братва занимала должности начальника снабжения, зампреда по спортивной работе, охранников. Задержали их за незаконное хранение оружия — в кооперативе были обнаружены три обреза, два иностранных пистолета, два охотничьих ружья, гранаты и дымовые шашки. Оказалось, что это — цветочки...

Был арестован и председатель кооператива "Фонд" Вадим Розенбаум, который тоже оказался замешанным в рэкете. Как раз в это время он собирался баллотироваться в Верховный Совет РСФСР, поэтому грозил муровцам, что как только станет депутатом — всех их уничтожит. Лучший друг "солнцевских" зарегистрироваться так и не успел, но в избирательную комиссию уже был внедрен свой человек — представитель кооператива "Фонд" Т. Самохина. Кстати, родная сестра Михася.

Не знаю, что хорошего сделал для культуры этот кооператив, но для "солнцевских" он сделал немало: "Михась и КО" ездили от "Фонда" в Корею и Китай, в Австрию и Германию, получили по "вольво" с номерами из четырех семерок и четырех восьмерок.

Как и сейчас, в 1989-м в прессе была поднята шумиха о незаконном задержании "честных" кооператоров. И пока те сидели в изоляторе временного содержания на Петровке, 38, на свободе братва оплачивала услуги журналистов и обрабатывала свидетелей. В результате суд, как уже говорилось, не состоялся.

Показательная история произошла в Черемушкинском суде Москвы, где должны были слушать дело нескольких солнцевских бандитов, в том числе Шаповалова. Уголовное дело, на четырехстах страницах которого были изложены эпизоды преступной деятельности, похитили: некто, предъявив адвокатское удостоверение (как позже выяснили, фальшивое), получил в канцелярии объемистый том и скрылся. Пока старший следователь Черемушкинского РУВД В. Корчевский восстанавливал дело, три главных свидетеля из фирмы "Ландрас", не выдержав угроз, ударились в бега. Другим — из кооператива "Мезень" — угрожали через родственников и знакомых. Когда и это не помогало — стреляли...

Словом, когда следователь восстановил уголовное дело, свидетели уже никаких показаний не давали. "Солнцевские" оказались на свободе.

Неудивительно, что после всего этого потерпевшие обращались уже не в милицию, а к тому же Михасю. Один из них рассказал следователю, что когда у него угнали машину, он именно Михайлова попросил помочь найти ее. Парню завязали глаза и долго везли. А когда повязку сняли, он увидел, что поляна в лесу — настоящий подпольный автопарк. Там он нашел свои "Жигули" и стал... должником Михася. Чем не эпизод из "Крестного отца"?

Бандит ребенка не обидит!

Итак, в 1991 году Михась вновь оказался "на свободе с чистой совестью". Из тюрьмы он слал традиционные "малявы" — просил на время затихнуть, разбившись на группы, вербовать новых людей. Именно к этому времени к "солнцевским" примкнули "красногорские", "тушинские", "кунцевские", часть "ореховских" и "люберецких". В 1992 году был освобожден Сильвестр, но между ним и Михасем уже пробежала черная кошка. Авторитет последнего был к этому времени непоколебим. Ему было достаточно жеста, чтобы человека убрали. Однажды указал своим бойцам на двух отступников и постучал себя по лбу — два раза. В доме отдыха "Мещера" оба были расстреляны выстрелами в лоб. Точно так же был убит бывший "бригадир" Михася — Боря Антон, переметнувшийся к Сильвестру.

Следующее задержание Михайлова связывают с убийством Валерия Власова. Неоднократно судимый Власов открыл в гостинице "Университетская" казино "Валери", выручка от которого, как уверял он, шла... детям-сиротам. Чтобы получать различные льготы, Власов стал учредителем Центра реабилитации выпускников школ-интернатов для детей, отстающих в развитии, и президентом ассоциации детских домов "Гандикап", за что и получил кличку Генеральный сирота. Как только в казино (а оно было весьма криминогенным местечком) наведывался уголовный розыск, Власов тут же рассылал жалобы на милицию, "обижающую сирот". Фактически казино принадлежало "солнцевским". Там был совершен ряд тяжких преступлений — убийства, разбои, кражи, грабежи, там хранили и сбывали огнестрельное оружие и наркотики. Автосервис около казино "держал" Надир, а Михась, выступивший в роли "третейского судьи" во время конфликта Власова с Отари Квантришвили, после удачного разрешения спора стал почти полновластным хозяином "Валери" и тоже полюбил детей-сирот. Позже вошел в Совет учредителей благотворительного фонда "Участие", который для церкви в подмосковной деревне Федосьино отлил семидесятипятипудовый колокол с надписью старославянской вязью: "На пожертвования солнцевской братвы".

В 1993 году в Израиле Михась основал международный неправительственный фонд "Дом детей-сирот". При его непосредственном участии, по данным РУОП, основаны фирма "Максим", АО "СВ-Холдинг", СП "Арбат-Интернэшнл", а также ряд компаний в Австрии, Венгрии, Великобритании, Германии, Израиле, Лихтенштейне. В 1993 году при выходе из родного казино Власова застрелили. Охранявшие его два солнцевских боевика исчезли. Все знали, что смерть Власова была очень выгодна именно Михайлову, — поэтому его задерживают по подозрению в убийстве. По одной из версий, при обыске у него нашли дипломат с тремя миллионами долларов. На вопрос, чьи это деньги, Михайлов ответил, что... детей-сирот. Дипломат оставили, а братве Михась заявил, что "деньги забрали менты".

Профессор-водопроводчик

Соучастие в убийстве Власова доказать не удалось: Михайлов вновь оказывается на свободе и выезжает в Венгрию. Вместе с Севой Могилевичем — одним из богатейших людей этой страны, имеющим в наших криминальных кругах определенную репутацию, открывает в Будапеште ряд фирм, пятизвездочный отель. Потом переезжает в Израиль, где оформляет фиктивный брак. При помощи Японца, с которым не раз встречался, приобретает виллу в Калифорнии. За это время, как следует из документов, он становится "управляющим директором со своей печатью компании "МАБ Интернэшнл" в Бельгии", открывает в Хьюстоне (США) компанию по экспорту-импорту. В феврале 1994 года "профессор Михайлов" (так было написано в его дипломатическом паспорте) был назначен почетным консулом Коста-Рики в Москве. Российский МИД это назначение отклонил, но московские сыщики уверяют, что Михася это не очень огорчило — он не рвался к дипломатической карьере, больше его интересовал кокаин. Маленькая и благополучная Коста-Рика, где многоэтажный особняк в столице стоит как хорошая двухкомнатная квартира в центре Москвы, находится совсем рядом с крупнейшими в мире наркопроизводителями. Недаром "солнцевские" открыли ряд совместных торговых фирм в Коста-Рике, Колумбии, Панаме, Эквадоре.

...Первый раз за границей Михайлова задержали в июле 1995 года в Праге. В ресторане "У голубя" в честь 40-летия Аверы-старшего собралась компания "солнцевских" — 800 человек. Поводом к задержанию стал сигнал о том, что там собираются убить Севу Могилевича и это приведет к развязыванию широкомасштабной гангстерской войны. Устроив облаву "У голубя", полиция сломала планы контрразведчиков, которые "пасли" клиентов этого русского ресторана уже два года, отслеживая все контакты. В итоге всех отпустили, правда, испортили застолье, а в Чехию после этого дорога Михасю была закрыта. На свою историческую родину он тоже теперь приезжал тайно — кое-кто из солнцевской братвы был недоволен тем, что ими руководят из-за границы, и он опасался мести своих же беспредельщиков.

Маленькая тихая Швейцария казалась ему идеальным местом...

Теперь швейцарские власти собираются проверить счета "профессора" Михася. Заморожены сейчас и счета 300 выходцев из России, которых швейцарцы подозревают в связях с русской мафией. Тема переговоров Юрия Скуратова в Женеве была напрямую связана с расследованием уголовного дела Михайлова, который сейчас рассказывает трогательную историю о том, что якобы "вел дела с местными финансистами в отношении строительства газопровода Туркмения — Украина и ремонта системы всего московского водоснабжения", а его якобы "заложили" конкуренты. Версию Михася поддерживают его дорогостоящие швейцарские адвокаты. В Москве активно ведет дела личный адвокат Сергей Пограмков, кстати, защищающий сейчас и интересы сына начальника московского областного ГУВД — лейтенанта милиции Михаила Куликова, которому недавно предъявили обвинение в совершении ряда разбоев.

Источники РУОПа сообщили, что "группа поддержки" Михася в лице директоров крупнейшего московского рынка и известного мебельного магазина ищет подходы к руководству МВД РФ, пребывая в полной уверенности, что слишком активных руоповских сыщиков там все же "опустят". Впрочем, в записной телефонной книжке Михася, изъятой женевской полицией, посланец с Шаболовки нашел множество известных имен.