Младшее поколение дзюдоистов предпочитает нефти спорт

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Роман Ротенберг вложил деньги семьи в производство спортивного питания, но большого успеха не добился 

002-126x150.jpgВ начале 2012 года на YouTube появился видеоролик с товарищеского хоккейного матча. После засчитанного буллита один из игроков подъезжает к судье и начинает агрессивно спорить с ним, делая угрожающие жесты и даже замахиваясь клюшкой. Форму игрока украшает надпись — R. ROTENBERG. Это был Роман Ротенберг, сын участника списка Forbes Бориса Ротенберга (№186 в рейтинге богатейших россиян) и племянник Аркадия Ротенберга (№94). «Это был абсолютно игровой момент, — объясняет Роман Ротенберг в интервью Forbes. — Эмоции вспыхнули, и произошло то, что вы видели. Я потом принес извинения и был дисквалифицирован на шесть игр. В хоккее все равны, все выходят на лед, что называется, без погон». Можно ли то же самое сказать о бизнесе Романа?

Сейчас талантливый 31-летний менеджер занимает несколько завидных постов — он сотрудник службы внешних коммуникаций «Газпром экспорта», советник председателя правления Газпромбанка, заместитель директора ООО «КХЛ Маркетинг», вице-президент по маркетингу петербургского хоккейного клуба СКА и генеральный директор компании по производству спортивного питания «Доктор спорт». Как он всего этого достиг?

«Мы все дзюдоисты». В 1991 году родители увезли Романа, которому тогда было 10 лет, и его младшего брата Бориса из Ленинграда в Финляндию. Готовились к отъезду, видимо, заранее — дети, еще будучи в СССР, начали учить английский и финский. На новом месте Роман пошел в 3-й класс обычной финской школы. «Поначалу было непросто, — вспоминает он, — к русским эмигрантам тогда в Финляндии относились не очень хорошо, приходилось даже драться. Мало им не показалось». Еще бы — отец Романа Борис Ротенберг, мастер спорта и тренер по дзюдо, с пяти лет тренировал сына и брал его с собой на спортивные сборы. «Мы все дзюдоисты», — говорит Роман, имея в виду отца и дядю Аркадия, которые именно в секции спортивной борьбы познакомились и подружились много лет назад с Владимиром Путиным. Впрочем, в то время еще никто не знал, что Ротенберги станут мультимиллионерами, а Путин — президентом.

Драться с финнами Роману помогло дзюдо, а подружиться с ними — его новое увлечение, хоккей. С 11 лет он начал тренироваться в местной хоккейной команде, после школы поступил в спортивный колледж и мечтал о карьере профессионального хоккеиста. Однако в 1999 году ситуация в семье осложнилась. Отец расстался с матерью Романа Ириной Харанен и вернулся в Санкт-Петербург.

Чтобы делать спортивную карьеру, нужен не только талант, но и связи — иначе трудно попасть в хорошую команду. Есть большой риск потратить время и в итоге остаться не у дел, объясняет Роман Ротенберг. Мать, владевшая небольшим бизнесом по поставке газоконденсата из России, настояла, чтобы Рома ехал учиться бизнесу в Лондон. Отец был недоволен, но поделать ничего не смог.

После тихого провинциального Хельсинки Лондон ошарашил Романа бурной жизнью и космополитизмом — город понравился сразу. Вот только хоккеем заниматься стало негде и некогда, пришлось ограничиться обычным фитнес-центром. Отучившись год на подготовительных курсах, Роман поступил в The European Business School на факультет международного бизнеса, потом получил степень магистра по предпринимательскому менеджменту. «Появилось множество знакомых из Европы и США, это потом пригодилось», — вспоминает он. Выпускной работой Романа Ротенберга был бизнес-план создания фирмы по разработке мобильных приложений для смартфонов. Экзаменационная комиссия план одобрила, но выпускник решил его не воплощать — уехал работать в Россию. Почему? «Пока учился в Лондоне, я много думал, как быть потом. Лондон мне понравился, это настоящий международный мегаполис, на поезде Eurostar всего час до Парижа… но меня по-человечески тянуло обратно в Россию. Я понимал, что с моим знанием языков и опытом жизни в разных странах тут есть перспектива, да и у отца уже бизнес начинал процветать», — объясняет Ротенберг-младший.

В хоккей играют… Впрочем, ничего удивительного, что Романа Ротенберга потянуло на Родину. Пока он учился в Лондоне, в России произошло много событий. Владимир Путин стал президентом, а бизнес братьев-дзюдоистов начал быстро расти. В 2005 году у Владимира Путина уже шел второй срок президентства, а Аркадий и Борис Ротенберги к тому времени уже вошли в капитал СМП Банка, Борис также участвовал в создании фирм, которые занимались поставками труб для «Газпрома».

400x600 lkjvfr-ex-jr-ss-nzonyc-Temxyqueb-ie-giwrTtfmyxr-wgip-zwonjnqnzn-Tmq-irrqvx-zrpsxc-Tqutn-bc-ca--333x500.jpg

Роман Ротенберг и Женя Малахова

Роман Ротенберг рассказывает, что отец предлагал ему остаться работать в банке Barclays в Лондоне, мать звала к себе в Финляндию, но он, взвесив все за и против, решил все-таки ехать работать в Россию. Но где? Идти в фирмы отца и дяди не захотел, чтобы избежать предвзятого отношения со стороны других сотрудников, уверяет Ротенберг. В результате, посоветовавшись с отцом, он выбрал «Газпром экспорт» — 100%-ную «дочку» «Газпрома», где могли пригодиться международные связи Романа Ротенберга, приобретенные им в Европе знания и иностранные языки. Помог ли отец с трудоустройством? «Он помог устроить первое интервью, но это ведь не то же самое, что устроить на работу», — уверяет Роман.

Явившись на встречу с могущественным генеральным директором «Газпром экспорта» Александром Медведевым, Роман Ротенберг с удивлением обнаружил, что в его кабинете стоят клюшки. «Тогда об этом мало писали, я даже не знал, что он фанат хоккея», — говорит Роман. Зато, видимо, это прекрасно знал Борис Ротенберг, который не без умысла отправил сына-хоккеиста на собеседование именно к этому высокопоставленному менеджеру. Как показали дальнейшие события, Борис Ротенберг или проявил поразительную прозорливость, или уже тогда что-то знал о будущем российского хоккея.

После полугода собеседований в 2006 году молодому Ротенбергу дали должность в Департаменте коммуникаций «Газпром экспорта»: он занимался связями с прессой, готовил пресс-релизы, организовывал пресс-конференции, летал вместе с Медведевым на различные протокольные мероприятия в разных странах. Это было не совсем то, чему его учили в Лондоне, но Роман прекрасно понимал, что отказываться нельзя: в огромной бюрократизированной структуре вроде «Газпром экспорта» строптивым делать нечего.

А в 2007 году Медведев приступил к разработке плана создания Континентальной хоккейной лиги (КХЛ). Проработку проекта поручили отделу внешних коммуникаций «Газпром экспорта», тут как нельзя кстати оказался молодой хоккеист Роман Ротенберг со своим бизнес-образованием. Для ведения всех коммерческих контрактов (спонсорство, символика, права на телетрансляции матчей и т. п.) КХЛ была создана компания «КХЛ Маркетинг» (в 2011 году выручка, по данным СПАРК, составила 331 млн рублей), Роман Ротенберг стал в ней заместителем генерального директора. КХЛ официально заработала в 2008 году.

Финансовый вопрос. В 2009 году карьера молодого менеджера совершила новый виток — на Петербургском экономическом форуме он познакомился с представителями Газпромбанка. В Лондоне Роман проходил практику в банке, у его отца тоже есть банк. «Я предполагал, что рано или поздно буду работать в финансах», — говорит Ротенберг. Однако ранее работе в банке мешали два обстоятельства — у него не было российского гражданства и российского финансового образования. Роман Ротенберг был гражданином Финляндии, гражданство оформила его мать, когда они уехали из СССР. Процедура возвращения российского гражданства оказалась непростой — процесс занял три года. Параллельно Роман получил необходимое финансовое образование и даже защитил диссертацию и получил степень кандидата экономических наук. С кем именно из Газпромбанка он общался, Ротенберг не уточняет, однако сейчас он занимает должность советника председателя правления Андрея Акимова. Не исключено, что с Акимовым его познакомил Геннадий Тимченко, давний друг семьи Ротенбергов (сами они это не комментируют). В банке Роман занимается «привлечением крупных клиентов» (назвать их он отказался).

Rotenberg-ska-otkryvaet-magazin-na-nevskom 13420208061061609569400.jpg

Роман Ротенберг. Фото: Фотобанк КХЛ.

Кроме того, Геннадий Тимченко, президент петербургского хоккейного клуба СКА, пригласил его на должность вице-президента по маркетингу клуба. Ротенберг с энтузиазмом рассказывает, как работает над привлечением зрителей, организацией качественных телетрансляций, продажей спонсорам VIP-лож и прочими аспектами коммерческой деятельности клуба (подробнее см. интервью). Очевидно, что с таким президентом, как Геннадий Тимченко (№12 в списке Forbes, состояние $9,1 млрд), недостатка в маркетинговом бюджете у клуба не будет.

Свое дело. Несмотря на целую коллекцию должностей, у Романа Ротенберга до недавнего времени не было дела, которым он занимался бы самостоятельно, а не в качестве члена команды. И вот в прошлом году такой бизнес у 30-летнего бизнесмена наконец появился. 11 ноября 2011 года (красивая цифра origindate::11.11.11 многим запомнилась по рекламной кампании, где ничего, кроме белых цифр на голубом фоне, не было) в московском ресторане «Гусятникоff» состоялась торжественная презентация компании «Доктор спорт», производителя, как было объявлено, инновационного спортивного питания Vitawin.

О появлении этого проекта на рынке ходит легенда. Однажды Владимир Путин, который, как известно, в 2010 году увлекся хоккеем и стал даже иногда выходить с клюшкой на лед, спросил после матча у катавшегося вместе с ним Александра Медведева, что за напиток тот пьет. Медведев ответил, что это энергетик, специально привезенный из США, потому что в наших магазинах зачастую продаются некачественные или поддельные препараты. «Как так? — якобы возмутился Путин. — Скоро Олимпиада, люди приедут, а у нас в магазинах, оказывается, нет нормального спортивного питания. Разберитесь». Впрочем, сам Роман Ротенберг эту историю опровергает: «Это реальная рыночная потребность».Но факт остается фактом: Медведев поручил Роману Ротенбергу совместно с медицинским центром КХЛ изучить проблему и разработать предложения. «Инициатива исходила от него», — подтверждает Роман Ротенберг. Он с энтузиазмом принялся за дело — наконец-то можно было в полной мере применить те навыки, которым его учили на многочисленных кейсах в лондонской бизнес-школе.

660x413 Quality100 670x420 sw-long-194-500x312.jpg

Роман Ротенберг и Марта Берзкална. Фото: Tatler

За образец Ротенберг взял американскую компанию GNC — одного из крупнейших в США производителей и продавцов спортивного питания, витаминов, биологически активных добавок, энергетиков, протеинового питания и т. п. У GNC мощный собственный бренд, 7800 розничных магазинов, выручка $2 млрд, капитализация на Нью-Йоркской фондовой бирже около $4 млрд.На российском рынке картина принципиально иная — его суммарный объем оценивается компанией Euromonitor примерно в $50 млн, лидирующие бренды — иностранные, масса подделок, серого импорта и контрабанды. А в самой крупной специализированной розничной сети «Витомин» всего семь магазинов. Состояние рынка доходчиво описывает Иван Баранов, генеральный директор и основатель «Витомина»: «Я занимался торговлей шампунями в начале 1990-х, так вот рынок спортивного питания находится сейчас примерно в таком же состоянии, как рынок шампуней в 1992 году. Поставщик может запросто предложить вам приехать вечером в темный переулок, перекидать товар с грузовика на грузовик и расплатиться наличными. Мы на такие схемы не идем».

Изучив рынок, Ротенберг пришел к выводу, что на нем не хватает крупного системного игрока со своим брендом, который обеспечивал бы спортсменам качественное, современное и гарантированно свободное от допинга питание. Так появилась компания «Доктор спорт» со своим брендом Vitawin. Учредителями компании стали КХЛ и СМП Банк, который выделил на финансирование нового проекта бюджет $20 млн. «Мы помогли ему деньгами, — подтверждает в интервью Forbes Аркадий Ротенберг. — Потому что на этом рынке творятся всякие безобразия».

Прошел год с момента официального запуска проекта. Каковы успехи? Роман Ротенберг говорит, что «Доктор спорт» уже вышел на операционную безубыточность, продажи позволяют покрывать текущие расходы. Выделенные учредителями средства, по словам Романа, расходуются постепенно в соответствии с бизнес-планом, о результатах деятельности он ежеквартально отчитывается перед отцом, дядей и другими менеджерами СМП Банка.

И это не считая побочного направления — производства оздоравливающих «магнитных браслетов», которые оказались неожиданно популярными. Роман Ротенберг и сам носит такой, с символикой СКА. «Я без браслета не выхожу на поле, он придает мне больше сил. Этот браслет дает за счет взаимодействия магнитных волн тела человека и альфа-волн ионосферы устойчивость и энергетический баланс», — говорит он. Но честно добавляет: «Научно, правда, доказать его действие затруднительно». Дешевый пластиковый браслет с голограммой продается за 1500 рублей. Неплохой бизнес — по словам Ротенберга, многие компании охотно заказывают их в качестве корпоративного сувенира. Среди заказчиков, например, «Аэрофлот».

У спортивного питания успехи гораздо скромнее. По словам одного из участников рынка, на клубы КХЛ оказывается мягкое административное давление, чтобы они начали закупать Vitawin. Договоренность о сотрудничестве достигнута примерно с половиной клубов КХЛ (всего их 26), каждый из которых тратит на закупки спортивного питания и фармпрепаратов в среднем 5–7 млн рублей в год, что позволяет оценить годовую выручку «Доктор спорт» в $2–3 млн, не считая браслетов.

Роман Ротенберг категорически отрицает применение связей: «Мы же хотим быть розничной компанией, людей в магазины административным ресурсом не загонишь». Конкуренты тоже признают, что пока с административным давлением не сталкивались. «Наши игроки довольно капризны, если кому питание не понравится, ты его не заставишь это есть», — говорит Алексей Каширин, основатель компании «Фитнес-система», поставщика на российский рынок самого популярного на данный момент спортивного питания Multipower. А гендиректор компании «СИА спорт» Вадим Семенов, наоборот, мечтает, чтобы административный ресурс Ротенберга пошел на пользу рынку: «Контрабанду бы прикрыли».За пределами хоккейной лиги Vitawin пока не очень известен. Врач баскетбольного клуба ЦСКА Андрей Орос, например, о такой марке спортивного питания даже не слышал. А директор управления мониторинга медицинских и антидопинговых программ Олимпийского комитета России Ирина Родионова говорит, что видела рекламные образцы, но возможности исследовать продукт у нее не было. Пока что к российским брендам она относится скептично.

Своих магазинов у «Доктор спорт» пока нет. Создавать небольшие магазины, по 50 кв. м, намерены на средства, выделенные учредителями. Первый должен появиться в октябре в ТЦ «Европейский» в Москве, второй — в Сочи. Для ускорения развития планировалось купить сеть «Витомин», но переговоры успехом не увенчались.

В перспективах стартапа сомнений нет. Для Романа Ротенберга его успех — дело чести. «Мы отвечаем за свой продукт. Мы в структуре КХЛ. Наши акционеры — ответственные люди, которых подвести мы не можем. Дело даже не в родственных отношениях».

Оригинал материала: "Forbes"