Многоточие после выстрела

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Многоточие после выстрела

" Два года назад, утром 18 октября, на Новом Арбате в Москве было пасмурно и сыро. Часть тротуара перед высотным правительственным зданием, где размещалось и представительство Магаданской области, замыкалась в неровный квадрат желтой и узкой милицейской охранной лентой. Ближе к дороге молча стояла группа мужчин, одетых в одинаковые темно-серые костюмы. «Пикетирование, что ли, какое – то?» - подумал я мельком, особо не приглядываясь и проходя к дверям. Пост охраны пропустил меня беспрепятственно. Накануне заместитель руководителя представительства Надежда Папп пообещала мне подобрать свежие магаданские газеты. Хотелось поскорее узнать новости с Колымы, и поэтому мне не сразу бросилась в глаза какая – то буквально восковая бледность на лице Надежды. Чуть слышно она сказала: «Мы всё тебе подобрали…»- «Плохо себя чувствуешь?» - спросил я. - «Валентина Ивановича убили…Это он там, внизу, лежит…» Через два дня, когда в конференц-зале Итар-ТАСС на Тверской заместитель Генерального прокурора Владимир Колесников уверенно обещал раскрыть преступление чуть ли не к концу недели… В этот день, который траурной датой надолго войдет в историю Колымы, невольно вновь вспоминаешь всё и анализируешь теперь как бы издалека. Сегодня я практически уверен, что к убийству Валентина Цветкова приложили руку очень мощные криминальные силы. Иначе невозможно понять многочисленные «странности», сопровождавшие это ЧП общероссийского масштаба. Отсутствие охраны на проспекте, по которому буквально через час после убийства проехал в Кремль кортеж Президента России. Внезапно испортившуюся камеру слежения, которая должна была снимать площадку перед правительственным зданием на Арбате и, по идее, зафиксировать лицо убийцы. Бездействие охраны на пропускном пункте, которая просто не могла не видеть убийства, происшедшего под её носом… Кому же мог «насолить» Валентин Цветков? Очень и очень многим. Поскольку был одним из очень немногих региональных руководителей, кто не желал вписываться в навязываемую регионам столицей схему отношений «баре – холуи». Спины перед министрами и парламентариями не гнул, не заискивал. Но был с ними нередко груб и требователен. Часто даже ставил в смешное положение. Причем – с самых первых своих шагов на «политическом Олимпе» России. Цветков был способен не только открыто препираться даже со всесильным премьером Виктором Черномырдиным, но и глаза в глаза «оптом» бросить жесткий упрек всему составу Государственной Думы… Это было, когда Валентин Цветков, уже будучи губернатором, проводил через Парламент РФ Закон об Особой экономической зоне в Магаданской области. Что тогда значила ОЭЗ для дотационного северного региона? До 500 миллионов рублей дополнительных средств в год (почти половину от тогдашнего собственного дохода территории). Спасение от неминуемого краха во время всероссийского экономического кризиса. Кроме того, это был первый эксперимент по открытию чистой от криминала Зоны: ведь одной из главных статей проекта закона было: участники зоны – только те, кто работает и имеет не менее 75 процентов производств на самой территории! …«Крабовое дело» - лишь крохотный эпизод, ничтожная часть огромного подводного айсберга – борьбы маленького Магадана за самостоятельный выход на рынок морепродуктов Дальнего Востока (5 «наших» процентов добычи от общей по Дальневоточному федеральному округу). Убийству Цветкова предшествовали «заказухи» на более крупных «крабовых» фигурантов – коррумпированного генерала Гамова и преступного авторитета Якута. В постоянных переделах внутреннего рынка валютоемких морских ресурсов участвовали и продолжают участвовать высшие чины Госкомрыболовства. Вводя в строй – одна из главных программ губернатора - ГОСУДАРСТВЕННОЕ предприятие по добыче и переработке морских биосокровищ, с гарантированным перед «частниками» преимуществом на получение федеральных квот, Цветков мог глубоко затронуть интересы этой жестокой общероссийской мафии. За проблемами возврата «золотого» кредита области и создания единого оборота драгметаллов на территории тоже стояли немаленькие чины. Роскомдрагмет, привыкший как своим и без оплаты распоряжаться магаданским золотом. Тот самый Драгмет, который (помните?) безнаказанно «скачал» за границу через подставного «дурилку» Козленка российские алмазы на миллиард долларов без малого! Плюс лично Виктор Черномырдин, «выбивавший» кредит у Ельцина для своего земляка из Магадана – тогдашнего главы областной администрации Виктора Михайлова. 7 тонн в «золотом» эквиваленте! Почти 70 миллионов долларов, из которых почти половина (об этом не раз писали и центральные газеты России) как бы «растворились» по пути в Магадан. Цветков, как известно, настойчиво требовал найти эту «пропажу», которую подтвердила и проверка Счетной палаты РФ…У нас же в России «мочат» политиков и куда за меньшие суммы! И, как правило, совершенно безнаказанно… …До января 2003 года первый заместитель губернатора Николай Дудов, который после новоарбатской трагедии приступил к исполнению обязанностей главы администрации области, через местные телеканалы призывал население Колымы продолжать дело Валентина Цветкова. Те же каналы транслировали картины всенародного горя в Магадане. Потом оказалось: были и те, кто откровенно радовался смерти губернатора, и те, кому было откровенно наплевать на эту трагедию. Отнюдь не выдаю свое мнение за истину в последней инстанции. Но мне видятся сегодня и признаки явной «пробусовки» некоторых идей и программ первого избранного губернатора Магаданской области. До сих пор не расплатился с кредитами из областных средств созданный по приказу Цветкова Колымский аффинажный завод, против монополии которого на территории начали «восставать» некоторые старательские артели. Вновь полностью в частных руках – добыча валютоемких морских биоресурсов. По существу частным стал и оборот спиртного на Колыме, задуманный некогда Цветковым исключительно как государственный, да и не в нынешнем урезанном виде, а – с параллельным производством собственных муки и комбикормов. О собственном нефтеперерабатывающем заводе территории– еще одна программа погибшего губернатора -ни звука. Концепция Северов, которую вот –вот , вроде бы, собирались утверждать на уровне Президента России, застряла где –то в Москве (магаданские посланцы в Парламенте о ней предпочитают умалчивать). Вместо нового районирования для зон с экстремальными условиями проживания, предложенного Валентином Цветковым в Госсовете, собираются сливать и заново перекраивать губернии…Я никак не комментирую эти факты. Вполне возможно, что, в условиях постоянно меняющей направление государственной политики по отношению к регионам вообще и к Северам в частности, всё это было неизбежно. Или – нужны уже совсем иные подходы к вопросам сохранения и развития области. Не знаю. Но вот некоторых загубленных идей по –человечески жалко. Цветкова любили. Его боялись. Его ненавидели. Но все – уважали. Как Личность. Как человека гигантской пробивной силы. Как талантливого оратора, способного в момент переменить настроение аудитории, убедить её в своей правоте и повести за собой. А вот равнодушных – не было. Зато, я уверен, не было у него и многочисленных близких друзей. Сейчас, когда каждый (особенно – во время последних предвыборных компаний в Магадане) так и норовил поименовать себя «другом и соратником Самого», это особенно заметно. Вечером в день убийства, 18 октября, в эфире одного из центральных российских телеканалов появился депутат Государственной Думы России от Магаданской области Владимир Буткеев. Попеняв покойному, что тот чрезмерно занимался вопросами экономики, из-за чего, возможно, и погиб, депутат достаточно прозрачно намекнул, что заменить Цветкова на посту почти некем, но изо всех потенциальных кандидатов «разговаривал на равных» с покойным лишь сам Буткеев. Вот это – вряд ли. Если припоминать, то лично мне за всю историю знакомства с Валентином Цветковым, которое началось более десяти лет тому назад, а также непосредственного участия в трех его избирательных кампаниях, известен лишь ЕДИНСТВЕННЫЙ его настоящий друг – средней руки рыбопромышленник Николай Пантази. Любили они (чего Цветков не скрывал) попариться в баньке после жарких московских баталий губернатора, поделиться сокровенными замыслами. Прихватывали еще с собой иногда – спинку потереть – помощника сенатора, будущего (а ныне – бывшего) председателя ГТРК «Магадан» Валерия Иванова. Но тот другом не был – а так, сильно услужливым подчиненным. Вот таких подчиненных у Валентина Цветкова было действительно немало. Не потому ли он нередко как бы закрывал глаза на нечистоплотность некоторых «ближних»? Зато, по моим наблюдениям, куда больше Валентин Цветков ценил и уважал сильных противников. Николая Карпенко, которого не смог «сломать» на выборах мэра Магадана даже после телеобращения к гражданам города в день выборов: «Я не буду с ним работать!!!». И работать стал, причем – дружно, кто бы и что сейчас про это ни говорил. Илья Розенблюм, Заслуженный геолог России и один из председателей Магаданской областной думы, тоже был избран на этот пост против воли Хозяина, но был очень уважаем Цветковым. Хотя и битвы меж ними разыгрывались – чужой под руку не суйся! При Цветкове и в его «горниле» выросли и многие другие в добром смысле слова хищные, цепкие политики и бизнесмены… Знаете, у таких неординарных, мощных людей, наверное, потому нет много друзей, что у них и чувства особо обострены: предательства близких они переживают куда тяжелее, чем мы. А предавали Цветкова многие. И ближние, и дальние. Как-то, помнят в Магадане, один ретивый, но невероятно доверенный помощник губернатора вздумал торговать «его поддержкой» на очередных выборах в Госдуму…Влип в уголовную историю заместитель, поустраивавший почти всех своих родственников на хлебные места в обороте спиртного…Да мало ли было их еще, кто в обмен на поддержку выпрашивал, клянчил, тянул за спиной…Со-ратники – это, по смыслу слова, те, кто наравне в одной рати бьются за единую победу. Много ли их было – равных? Думаю, что нет. Тяжела ты, шапка Мономаха! Обиженных (возможно, что и по праву) на Цветкова много. Но куда больше тех, кто и поныне вспоминает первого избранного народом губернатора с теплотой и грустью. Признаюсь вам, читатель: мне тоже порой не хватает Валентина Цветкова в Магадане. Его идеи захватывали. Скорость реализации их в жизнь впечатляла. Он, казалось, не знал усталости. Короче, это был человек, очень похожий, как внутренне, так и внешне, на многих из нас, колымчан. Потому он так и пришелся по сердцу многим. И мы еще долго будем его вспоминать. Даже его противники утверждают: за годы губернаторства Валентин Цветков достигал практически любых целей, которые ставил перед собой. Не потому ли он и сам стал целью наемного убийцы? И – очень жаль, если история гибели губернатора так и оборвется многоточием после того рокового выстрела на Новом Арбате "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации