Многоэтажная мечта маэстро

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Очередная мегастройка Валерия Гергиева грозит обернуться большим скандалом

1290434039-0.jpg На этот раз речь не о второй сцене театра. В 2008 году Мариинский заключил государственный контракт на строительство и реконструкцию своего Художественно-производственного комбината на сумму 269 миллионов рублей. За эти деньги к концу декабря 2010-го должны были снести старые цеха и построить два новых здания с подземным гаражом, отелем и бизнес-центром. Как пишет газета «Ваш Тайный Советник», её журналисты побывали на стройплощадке в надежде увидеть, как наводят последний лоск на объекте — ведь до его сдачи остался всего месяц. Однако увидеть удалось лишь развороченный пустырь, покрытый кучами не то строительного мусора, не то просто грязной земли.

Между тем в театре признаются, что 220 миллионов бюджетных рублей из 269 миллионов уже потратили. «ТС» попытался выяснить: на что?

Несостоявшийся аукцион

В конце октября 2008-го Мариинский театр объявил аукцион на право заключения контракта на выполнение работ по реконструкции и корректировке проекта комплекса зданий Художественно-производственного комбината (ХПК) на Киевской улице, дом 7. Этот комбинат, как говорится на официальном сайте театра, сегодня является крупнейшим в России и в Европе, где производятся декорации.

Согласно техническому заданию госконтракта, необходимо было снести временные и одноэтажные постройки во дворе комбината и на освободившемся месте воздвигнуть новый корпус с встроенным подземным паркингом, а затем разобрать существующие старые корпуса ХПК и на их месте построить современный гостинично-деловой комплекс и репетиционный зал. Предполагалось, что в комплекс войдут отель на 150 номеров, ресторан, прачечная, парикмахерская, бизнес-центр, тренажерный зал, сауна, турецкая баня и прочие блага цивилизации. И все это должно быть построено и сдано к 25 декабря 2010 года. Цена контракта — 269,4 миллиона рублей.

Победителем аукциона стало прежде мало известное в Петербурге ООО «НК Мобиле», прописанное в Самаре, на Партизанской улице. Кстати, победителем данная фирма может быть названа весьма условно, так как она оказалась единственным участником аукциона, который по этой причине был признан не состоявшимся. Однако комиссия из числа менеджеров и топ-менеджеров Мариинского театра рекомендовала Мариинскому театру все-таки заключить контракт с самарским «победителем» по максимальной цене. Законом это не запрещено.

Итак, сроки окончания контракта приближаются — и где же обещанные мастерские, паркинг, отель и прочие сауны? Где хотя бы строители, которые, возможно, готовы за оставшийся месяц сотворить чудо и возвести все, что положено по госконтракту? Увы, ни тех, ни других обнаружить не удалось. Рабочие комбината, с которыми неофициально пообщались корреспонденты «ТС», говорят, что, дескать, были какие-то строители, но давно и недолго, и вот уже больше года никого не видать.

Чтобы прояснить ситуацию, «ТС» связался по телефону с заместителем художественного руководителя Мариинского театра, директором по капитальному строительству, реконструкции, капитальному и текущему ремонту Дмитрием Фирсовым. Кстати, именно его подпись стоит под госконтрактом, заключенном от имени ФГУК «Государственный академический Мариинский театр» с ООО «НК Мобиле».

«Там немножко что-то было»

Дмитрий Фирсов подтвердил то, что корреспонденты «ТС» увидели собственными глазами: на Киевской, 7, в настоящее время ничего не строится. По его словам, проект нового комбината подкосил экономический кризис.

- Контракт мы заключили в 2008 году, и в девятом-десятом не было финансирования вообще в связи с кризисом, — говорит Фирсов. — И нам пришлось подрядчика информировать и в одностороннем порядке решить вопрос пока с консервацией.

- То есть вообще никаких сумм не выделялось и ничего не сделано?

- Там в 2008-м были какие-то работы нулевого цикла, — припоминает Дмитрий Фирсов. — Потому что в восьмом году там немножко что-то было. Незначительное. Я сейчас не готов сказать, надо посмотреть казначейские выписки.

Эту «незначительную» сумму театральный деятель так с ходу и не смог восстановить в памяти. Но, в общем, если судить по его словам, ситуация неприятная, но обыденная: в бюджете денег нет, а на нет и суда нет.

Тем не менее, мы направили в пресс-службу Мариинского театра официальный запрос с просьбой озвучить ту самую «незначительную» сумму, которая была выделена из федерального бюджета на строительство в 2008 году. И получили неожиданную реакцию. В тот же день один из высоких чинов Мариинки предложил встретиться — прямо на Киевской, 7, — и показать все, что было воздвигнуто и закопано на ту самую «незначительную» сумму. Которую, впрочем, он опять не назвал.

Незначительные 220 миллионов

Высокий театральный деятель, назначивший встречу, попросил в газете его фамилию не называть. Он предложил считать, что все сказанное им исходит из уст заместителя начальника службы по строительству, реконструкции, капитальному и текущему ремонту Ивана Голенкова. И тут же представил этого человека. Он на встрече в основном молчал. Но мы, исполняя данное обещание, всю прямую речь теперь будем приписывать именно «господину Голенкову».

Итак, «Иван Голенков» все-таки озвучил ту самую «незначительную сумму», выделенную из федерального бюджета, из-за которой и разгорелся весь сыр-бор, — 220 миллионов рублей!

Наверное, по сравнению с теми масштабами, к которым привыкли в великом театре, это деньги действительно небольшие. Однако они все же составляют не «немножко что-то было» (как выразился Дмитрий Фирсов), а более 80 процентов от всей суммы государственного контракта. В таком случае, где хотя бы часть тех объектов, что должны были построить согласно этому контракту? Напомним, в настоящее время территория на Киевской, 7, со стороны выглядит, как изрытый ямами пустырь.

«Ивану Голенкову» выпала трудная задача — объяснить «ТС», что данный пустырь «стоит» 220 миллионов рублей. И надо сказать, что «театралу» это с блеском удалось. Он начал свой рассказ с… великолепного свайного поля, которое раскинулось на месте бывших дворовых построек комбината, затем перешел к шпунтовому ограждению котлована и бережной ручной разборке кирпичных халуп…

Все это уже или снесено, или зарыто в землю на глубину от 18 до 26 метров. «Иван Голенков» даже назвал «тактико-технические характеристики» буронабивных свай (диаметр 520 мм, с расширением до 600 мм, в обсадной трубе, глубина 26 метров — кому интересно) и зачем-то агрегат, с помощью которого они устанавливались, — Junttan PM-25. При этом он настойчиво звал корреспондента «ТС» пересчитать имеющиеся в наличии 180 свай и измерить 200-метровый диаметр шпунтового ограждения котлована. Верим на слово. Хотя в фирме — официальном представителе компании Junttan в Санкт-Петербурге нам почему-то сказали, что данный агрегат не очень подходит для изготовления свай с описанными характеристиками.

По словам «Ивана Голенкова», 200 миллионов рублей были потрачены на строительно-монтажные работы (то самое свайное поле) и еще 20 миллионов — на проектные. Кроме того, был проведен вынос инженерных сетей — высоковольтных кабелей, водопровода и канализации, оплата переезда цехов в арендуемые помещения на Черниговской улице, обустройство этих цехов. Правда, чуть позже «Иван Голенков» вспомнил, что обустройство цехов на Черниговской улице «НК Мобиле» хоть и выполнило, но по документам это… никак не проводилось. Удивительно, ведь речь идет не о частной фирме, которая может себе позволить вести работы «под честное слово», да и то до первого проверяющего, а о государственном учреждении с серьезной репутацией и бюджетным финансированием.

И таких финансово-юридических загадок в этой истории немало. К примеру, почему вместо целого комплекса зданий за 269 миллионов рублей за 220 миллионов был возведен лишь фундамент?

Согласиться нельзя отказаться

«Иван Голенков» разъясняет эту загадку так. Давным-давно у Мариинского театра был проект реконструкции Художественно-производственного комбината. К 2008 году этот проект морально устарел, и появились задумки реализовать другой проект — превратить Киевскую, 7, в современный многоэтажный творческий оазис с вертолетной площадкой на крыше. Цена нового проекта — уже порядка 1,3 миллиарда рублей.

Но внезапно в 2008 году, по словам «Голенкова», Министерство культуры решило снять часть финансирования со строительства второй сцены Мариинки и передать Мариинскому театру.

- Конечно, у нас был выбор сказать: «Нет, нам не нужны деньги», — говорит «Иван Голенков». — Но, как правило, если ты отказываешься от бюджетного финансирования в этом году, то в следующем тебе столько же срежут. И мы приняли решение — направить 220 миллионов на развитие Киевской, 7. Мы не могли и не хотели делать то, что было предусмотрено старым проектом, — продолжает он.

Был объявлен конкурс и заключен госконтракт. По словам «Голенкова», в пункт «Предмет контракта» была специально включена строчка «реконструкция и корректировка проекта реконструкции».

- Чтобы мы могли взять минимум от старого проекта и строить по-новому, — поясняет театральный деятель. — Грубо говоря, вхождение в новый проект через старый, стройка с чистого листа. А поскольку нового проекта еще не было, вот этот новый проект мы делали одновременно со строительством. Свайное поле было сделано по новому проекту — его не было бы по старому. У нас был риск, что сделаем это поле, а экспертиза нам скажет, что мы по нагрузкам не проходим, а у нас деньги уже сюда отпущены. Экспертиза, слава богу, подтвердила. Вот положительное заключение на новый проект от 18 октября 2010 года.

По его словам, работы велись в авральном темпе. И днем и ночью без перерыва трудолюбивые самарцы проектировали, бурили и копали. Так как «освоить» 220 миллионов необходимо было… за месяц. По словам «Голенкова», о выделении бюджетных средств в театре узнали в конце ноября 2008-го, деньги поступили в конце декабря 2008-го, а потратить их необходимо было до 1 января 2009-го. Иначе они бы просто вернулись в госбюджет.

И теперь, как уверяют в Мариинском театре, после того, как Валерий Гергиев убедит федеральных чиновников выделить театру еще порядка миллиарда рублей, будет объявлен новый конкурс на заключение нового госконтракта, согласно которому победитель будет реализовать на Киевской, 7, новую громоздкую многоэтажную мечту великого маэстро. Этот конкурс предположительно будет объявлен летом 2011 года.

Из любви к искусству

Очевидно, что в Мариинском театре задумали хорошее дело, масштабное. Но позвольте, а как же государственный контракт, который предусматривает выполнение технического задания и накладывает весьма жесткие обязательства перед федеральным бюджетом? Если есть финансирование и техзадание, то это задание должно быть выполнено в тех объемах, на сколько оно профинансировано. Но в случае с Киевской, 7, из того, что должно быть реализовано, не сделано практически ничего. И уж никак не 80 процентов!

По мнению депутата петербургского парламента, координатора Национального объединения строителей России по Северо-Западному федеральному округу Алексея Белоусова, в подобной ситуации (мы не называли ему конкретной стройки. — Ред.) может явно усматриваться коррупционная составляющая. По словам депутата, когда меняются условия контракта, должен объявляться новый конкурс, так как под новые условия, возможно, пришла бы другая компания, которая могла бы предложить лучшую цену. И не факт, что новый конкурс выиграла бы именно та же самая компания.

Подобные схемы должны пресекаться на корню, — уверен депутат Белоусов.

В самом театре финансово-юридические вопросы поясняют весьма туманно. В частности, «ТС» не удалось получить вразумительного ответа еще на одну «загадку», а именно: был ли расторгнут контракт с «НК Мобиле»? Поначалу «Иван Голенков» ответил положительно. Однако на уточняющий вопрос — когда был расторгнут контракт? — пояснил:

- Ну, мы не расторгли. А мы стоимость контракта снизили до стоимости 2008 года — 220 миллионов.

- Как это?

- Можно сказать, что он расторгнут, правильно? Он исполнен же. Его нельзя прям расторгнуть, потому что он исполнен же. В части. В части, которой… Все работы, которые подрядчик сделал, они приняты, он исполнен. А в части девятого-десятого (года. — Ред.) он просто сокращен. Вот, я бы не сказал, что он расторгнут, понимаете?

Честно говоря, не очень. Но более внятного ответа все равно нет.

По словам «Ивана Голенкова», «НК Мобиле» помогало Мариинскому театру получать положительное заключение госэкспертизы по новому проекту.

То есть вы по-прежнему работаете с «НК Мобиле»?

Ну как сказать… Дорабатываем, — снова туманно пояснил мужчина. — Они должны были получить 31 миллион за проектно-сметную документацию, но получили 20. То есть, грубо говоря, получается, что они сделали нам этот проект за свои средства до конца. Причем, как госэкспертиза показала, 43 миллиона стоят эти работы, которые они нам выполнили за 20.

Да и практически все работы, по словам «Ивана Голенкова», были оплачены подрядчику с понижающим коэффициентом.

Вот, оказывается, как далеко простирается трудолюбие самарцев. Наверное, они помогают Мариинке из любви к искусству.

Корреспондент «ТС» связался с ООО «НК Мобиле» в Самаре. Но в этой фирме нам не удалось найти никого, кто что-либо знал, слышал или помнил о работе в Петербурге. После нескольких дней упорных переговоров секретарь компании Светлана заявила, что за последние годы в конторе сменился почти весь персонал. По ее словам, она беседовала и с руководством, и с юристами. Ответ компании такой: никаких работ в Санкт-Петербурге «НК Мобиле» не ведет.

Предлагаем читателям самим сделать выводы.

Оригинал материала

«Фонтанка.ру» от origindate::22.11.10