Могильщика "Первого республиканского банка" арестовали по прилету из Франции

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Арестованный Гагик Балаян

В Москве по подозрению в крупной махинации задержаны бывшие председатель правления ОАО "Первый республиканский банк" (ПРБ) Олег Курбатов, вице-президент этой финансовой структуры Сергей Айрапетян и предприниматель Гагик Балаян, которого в правоохранительных органах считают конечным бенефициаром банка. По версии следствия, из находящегося в стадии банкротства ПРБ в пользу подконтрольных господину Балаяну структур и физических лиц задним числом было выведено почти 1,5 млрд руб.

Задержание фигурантов этого уголовного дела было проведено сотрудниками ГУЭБиПК МВД России в минувший вторник. Гагика Балаяна, являющегося основателем Фонда содействия малому бизнесу, оперативники взяли в аэропорту Шереметьево, когда он вернулся в Москву из Ниццы. Во Францию бизнесмен летал на несколько дней, чтобы отпраздновать свой 48-й день рождения. Господина Айрапетяна задержали в одном из столичных ресторанов, а Олега Курбатова — в его московской квартире. Всем им следственный департамент МВД инкриминирует ч. 4 ст. 160 УК РФ (присвоение или растрата в особо крупном размере) и ч. 2 ст. 201 УК РФ (злоупотребление полномочиями, повлекшее тяжкие последствия).

Лицензию у ПРБ, занимавшего 106-е место по объемам активов, Центробанк отозвал 5 мая 2014 года. Причиной стало то, что банк "проводил высокорискованную кредитную политику, связанную с размещением денежных средств в низкокачественные активы, а также не обеспечил своевременное исполнение обязательств перед кредиторами и вкладчиками". Первым добиваться уголовного преследования бывшего руководства банка стало АСВ, усмотревшее признаки фиктивного банкротства ПРБ и незаконного вывода активов. Соответствующее заявление было направлено в ГУЭБиПК МВД России в августе.

Проведя комплекс оперативно-разыскных мероприятий, сыщики пришли к выводу, что противоправная схема была разработана Гагиком Балаяном, которого следствие считает конечным бенефициаром банка. Исполнителями же, по данным правоохранителей, выступали бывшие председатель правления ПРБ Олег Курбатов и вице-президент этой финансовой структуры Сергей Айрапетян.

По версии следствия, экс-банкиры в нарушение предписания Центробанка об ограничении на проведение операций заключили с физическими и юридическими лицами договоры о продаже банком принадлежащей ему недвижимости (включая здания в центре Москвы) на 757 млн руб., а также переуступили офшорным компаниям Threepwood investments limited и Hitech toolbox ltd права требования по кредитным договорам с клиентами ПРБ еще почти на 550 млн руб. В итоге якобы подконтрольные господину Балаяну лица и фирмы получили почти 1,3 млрд руб., которые были незаконно списаны с их счетов в банке. Это, как полагают в следственном департаменте, нанесло вред правам и законным интересам других клиентов банка, поскольку им после банкротства уже фактически ничего не достанется.

При этом, говорится в материалах дела, Олег Курбатов "заведомо осознавал, что совершение указанных сделок повлечет неправомерное предпочтительное удовлетворение требований отдельных кредиторов банка в ущерб другим". Стоит отметить, что среди юрлиц, чьи требования о выплате были удовлетворены, фигурируют и весьма крупные организации, среди которых ООО "Правовой центр", ЗАО "Торговый дом "Ингеокомпром"" и другие. Правда, в "Правовом центре" заявили, что обслуживаются в Сбербанке и с ПРБ никакими финансовыми отношениями не связаны. А в "Ингеокомпроме" ситуацию вообще не смогли прокомментировать, сославшись на отсутствие на рабочем месте сотрудника пресс-службы.

Следствие обратилось в Тверской суд с ходатайством о заключении под стражу Олега Курбатова, Гагика Балаяна и Сергея Айрапетяна. Суд постановил заключить всех троих под стражу.

Первый республиканский банк - справка


Первый республиканский банк (ПРБ) вел свою историю от зарегистрированного в 1992 году в Москве Венчурного акционерного банка (ВА-Банк). В ПРБ переименован в 1998 году. В офисах банка в Москве, Самаре, Липецке, Санкт-Петербурге, Ярославле, Екатеринбурге, Ростове-на-Дону работали более 400 человек. На 1 апреля 2014 года банк занимал 109-е место по величине активов (38 млрд руб.) и 61-е — по объему средств физлиц (24,6 млрд руб.). По официальным данным на 23 апреля, владельцами значились глава совета директоров Владимир Боголюбский (19,99%), гражданин США Юрий Левитас (19,7%), Виктор Дмитриев (9,83%), Вера Иванова (9,8%), Сергей Самсонов (9,8%), Татьяна Донских (9,8%). Еще 19,99% принадлежали кипрской фирме Ratto Holdings Ltd (структура инвестфонда RenFin II). 5 мая 2014 года ЦБ отозвал лицензию у ПРБ из-за "неисполнения обязательств перед кредиторами и вкладчиками", позднее он был признан банкротом.

[rbcdaily.ru, 06.05.2014, "Кто стоит за Первым республиканским": По данным банка, его основные акционеры — бизнесмен Владимир Боголюбский (20%), гражданин США Юрий Левитас (19,7%), кипрская Ratto Holdings Ltd (структура фонда RenFin II, 19,99%), Татьяна Донских, Вера Иванова и Виктор Дмитриев (по 9,8%). Но три бывших и нынешних менеджера ПРБ говорят, что фактически банк контролировал предприниматель Гагик Балаян — документы не подписывал, но принимал все ключевые решения. «Гагик постоянно был в офисе, он даже лично проводил собеседования со многими людьми, которые устраивались на работу в банк», — утверждает бывший сотрудник ПРБ.

Бывший собственник банка, а теперь гендиректор УК «ЮниХолдинг» Сергей Юнин рассказал, что он в 2011 году договаривался о продаже ПРБ с Балаяном: «А почему его нет в списке бенефициаров, я не знаю и комментировать не могу». По словам Юнина, это была «классическая сделка»: «Мне была рассказана очень правильная, интересная история о том, как банк будут развивать. Балаян, кажется, хотел использовать его для кредитования своих сделок по недвижимости. Он был средним клиентом нашего банка в течение примерно 15 лет. У меня было хорошее впечатление об этом человеке».

Полный тезка Балаяна указан на сайте dissercat.com как кандидат политических наук, в 2001 году защитивший диссертацию «Национально-этнический сепаратизм в России» в Российской академии госслужбы при президенте РФ. Про бизнес Балаяна мало что известно. Один из его знакомых рассказал РБК, что он зарабатывал сдачей в аренду коммерческих складов. По данным СПАРК, Балаян и ряд топ-менеджеров ПРБ также являются совладельцами ООО «Эксимлизинг» (финансовый лизинг). Балаяну в этой фирме принадлежит 51%, Сергею Айрапетяну (член совета директоров ПРБ) — 13%, еще по 5% — у Боголюбского (председатель совета директоров ПРБ) и Олега Курбатова (предправления ПРБ). В 2005 году Балаян зарегистрировался в качестве индивидуального предпринимателя (строительство, оптовая и розничная торговля). Связаться с Балаяном не удалось. — Врезка К.ру]

Балаян Гагик Борикович родился 19 сентября 1966 года. [...] В конце 1990-х основал в столице Фонд содействия малому бизнесу. В 2003 году немецкий бизнесмен Герт Гаудер через СМИ распространил письмо Владимиру Путину, в котором пожаловался на захват господином Балаяном нежилого помещения в Москве. По данным Kartoteka.ru, господин Балаян владеет 51% столичного ООО "Эксимлизинг", соучредителями которого также являются бывшие председатель правления ПРБ Олег Курбатов и вице-президент банка Сергей Айрапетян.

Курбатов Олег Витальевич родился 22 декабря 1964 года в Киеве. В банковской сфере трудился с конца 1990-х. В 2003 году стал заместителем финансового директора в столичном Европейском расчетном банке. В том же году перешел в банк "Сигма" на пост первого зампреда правления. С 2006 года — зампред правления Щит-банка (в 2007 году куплен группой "Открытие"). С 2010 года занимал пост предправления ПРБ.


Как Гагик Балаян "отжимал" квадратные метры

"Воткнули в рот кипятильник, сунули в руку шариковую ручку и положили 2 экземпляра договора аренды"

Год назад, аккурат в те дни, когда президент России совершая свой триумфальный визит в Германию и приглашал потомков славных ганзейцев вкладывать деньги в российскую экономику, именно у немецкого бизнесмена Герта Гаудера, наши "законники" самым откровенным способом отнимали в Москве помещение, которое у же давно является его частной собственностью. Отнимали из-за того, что площадь в 87,3 квадратного метра, имела несчастье приглянуться одному из тех, кто, имея власть и деньги, сильно интересуется столичной недвижимостью.

"Отъем" собственности имел чисто "новорусский" привкус: шантаж, арест, "обезьянник", избиения, ложь, подлог документов, милицейский произвол...

Гаудер принадлежит к той редкой плеяде иностранцев-идеалистов, которые, очаровавшись когда-то самобытностью России, стали поддерживать ее образование и культуру материально. Гаудер не смог пройти мимо бедственного положения наших детей: основал два детских сада, открыл высшее учебное заведение. Давал деньги на обучение нашей молодежи. Вложил кучу средств в культурные обмены, работая с Европа-Академией, Третьяковской галереей, Московским архитектурным институтом. Помогал становиться на ноги науке и образованию в Карачаево-Черкесии. А потом вознамерился всерьез заняться в России бизнесом. Потому-то и перевел принадлежащую ему квартиру в центре Москвы на улице Большая Молчановка в нежилой фонд, для нужд своего представительства.

Представлять свои интересы в столице г-н Гаудер предложил Ольге Франке, с семейством которой был давно знаком. Если бы Ольге Васильевне Франке, интеллигентной русской женщине, имеющей высшее экономическое и юридическое образование, сына подростка и мужа — гражданина Германии, еще несколько лет назад сказали, через какие круги ада ее проведут соотечественники и коллеги, она бы никогда не поверила.

В 1998 году из-за дефолта Гаудеру, как и многим другим, пришлось российские дела чуть притормозить. Поэтому и было решено сдать это помещение ненадолго в аренду. Один из знакомых Франке, депутат, порекомендовал ей некую некоммерческую организацию — "Фонд содействия малому бизнесу", основателем которой был Гагик Балаян, якобы успешный предприниматель.

Договор аренды сразу подписать не удалось, так как доверенность на эту сделку еще надо было получить из Германии. Балаян и президент фонда Роман Злотин настоятельно просили позволить им въехать в помещение еще до оформления юридических бумаг на аренду. Подумав, Ольга решила, что может разрешить Балаяну вселиться пораньше. Все же за него поручился приличный человек.

"Если хочешь жить"

Однако через пару месяцев, когда все бумаги были готовы к подписанию, а некоммерческая фирма уже вовсю хозяйничала на новом месте, вдруг выяснилось, что Гагик Балаян передумал подписывать договор на прежних условиях и выставил новые.

По сути — грабительские: срок аренды на 49 лет с правом выкупа, арендная плата до момента выкупа $100 наличными ежемесячно.

Ольга Франке, ошеломленная таким поворотом дел, не согласилась. Через месяц Балаян пригласил ее для разговора. Но сам не пришел, а прислал президента фонда Злотина и еще двух мужчин. Они заявили, что если на предложенных ими условиях договор не будет подписан, то она должна немедленно заплатить $120000. Выслушав ультиматум, Ольга отказалась что-либо подписывать.

Через несколько дней Балаян предложил снова встретиться. Ничего не подозревая, Ольга пришла в квартиру 15 по Большой Молчановке, что расположена над арендуемым фондом помещением. Балаян не пришел... Но в квартире были незнакомые люди, которые положили перед Ольгой новый вариант договора аренды, и жестко объяснили, что выбора у нее нет. Либо она подпишет эту бумагу и выйдет отсюда на собственных ногах, либо ее отсюда вынесут... Прочитав договор, Ольга пояснила, что такой документ Гаудера устроить не может, и попыталась выйти. Однако в этот момент один из мужчин подскочил к женщине и сильно ее ударил. Когда Ольга пришла в себя, крупный мужчина кавказской внешности на хорошем русском языке медленно и членораздельно сказал ей, что, "они — люди серьезные, их время дорого стоит, а трата времени на такую "мелочь", как она, в их планы не входит"...

У Ольги было ощущение, что она случайно забрела на съемки плохого детектива. Но когда ей воткнули в рот кипятильник, сунули в руку шариковую ручку и положили 2 экземпляра договора аренды, поняла, что если хочет жить, надо подписывать... Гаудер, узнав о случившемся, пришел в ужас. Ничего подобного ни с его, ни с его собственностью еще ни в одной стране мира — а он работал во многих — не случалось. Опасаясь за жизнь Ольги и ее близких, он смирился с грабительскими условиями договора.

Подложные документы

Балаян же в соответствии с договором стал использовать помещение как салон-парикмахерскую. Арендные деньги платил от случая к случаю и в итоге задолжал крупную сумму. Ольга, уже опасаясь нового появления мучителей, на скандал старалась не идти. Но в апреле 2001 года Балаян вдруг без разрешения Гаудера передал офис в субаренду ювелирному заводу с торговой маркой "Адамас", который тут же приступил к перепланировке помещения и изменил его функциональное назначение. Франке потребовала объяснений. Балаян сказал, что у него есть разрешение. Но без подписи Ольги этого нельзя было сделать. В Бюро технической инвентаризации (БТИ) "Центральное" она выяснила, что люди Гагика Бориковича и в самом деле получили "липовые" бумаги. Начальник ТБТИ Маргарита Владимирова, к которой обратилась Франке, все выяснив, тут же их аннулировала. Балаян же продолжал утверждать по телефону, что действует по закону. С его "законами" Ольга была слишком хорошо знакома. Поэтому Франке и Гаудер решили, что отныне с Гагиком Бориковичем будут иметь дело только через адвокатов. Она подала иск о расторжении договора с Балаяном в Пресненский суд, т.е. по месту нахождения помещения истца — Гаудера, приложив к делу балаяновские фальшивки и перечислив нарушения договора.

"Пожалте в обезьянник!"

После этого домашний телефон Ольги раскалился. Ей опять предлагали передать помещение в собственность Балаяну. Или же выплатить ему теперь уже полмиллиона долларов.

А вскоре раздался еще один звонок: почему-то из Дорогомиловского ОВД. Незнакомый голос потребовал, чтобы Ольга явилась в отделение к сотруднику криминальной Александру Серба для объяснений по поводу заявления, написанного 20.12.01 Виктором Пикаловым, являющимся директором "Фонда содействия малому бизнесу". Таким образом Ольга узнала, что фонд Балаяна сменил старого директора Злотина на некоего Пикалова. Какие претензии может иметь к ней этот господин, она просто не могла представить.

Уже имея опыт "общения" с балаяновским миром, Франке начала догадываться, каким силам она бросила вызов. Гагик не раз хвастал своей "крышей" в экономической ФСБ, на которую он якобы работает, своими связями в правительстве; грозил, что сотрет бедную женщину в порошок.

Чтобы хоть как-то себя обезопасить, Ольга написала заявление в ФСБ и в прокуратуру, а позже отправилась в близлежащее отделение милиции на Арбате. Услышав ее историю, начальник вздохнул, посочувствовал, развел руками и посоветовал изложить всю эту историю письменно в заявлении на его имя якобы на тот случай, если в самом деле что-то серьезное случится. Ольга так и сделала.

Буквально на следующий день ее задержали. Надели наручники, втолкнули в милицейскую машину, привезли в Дорогомиловское ОВД и посадили в камеру к бомжами, где от невыносимой вони можно было сойти с ума. Один из милиционеров ее пожалел и позволил позвонить мужу. Эдвин Франке быстро нашел адвоката, специалиста по уголовным делам Василия Семца.

"Липовое" заявление

Василий Николаевич, приехав в отделение, ознакомился с очень странным уголовным делом, которое, оказывается, уже завели на Ольгу Франке. В нем было два надуманных мотива. По первому выходило, что она сразу же после заключения договора еще в 1998 году вымогала у Пикалова 100 тысяч долларов. Но она была знакома только со Злотиным и Балаяном.

По второму эпизоду, какой-то неизвестный якобы позвонил сотруднику ОВД "Дорогомиловское" г-ну Бригге и угрожал убить его друга Пикалова, если тот не отдаст офис.

Вопросов после ознакомления с делом возникло много... Например, почему Дорогомиловская прокуратура возбудила уголовное дело на Ольгу спустя три года после того "страшного вымогательства"? И где был Пикалов в 1998 году? И почему "дорогомиловцы" возбудили уголовное дело по событию, которое произошло не на их территории?

Объяснение на последний вопрос нашлось весьма "оригинальное": факт "угрозы убийством" якобы имел место в их округе, так как г-н Бригге живет на Дорогомиловской улице. Однако какое отношение ко всему этому имела Ольга, если тому звонил какой-то неизвестный, а сама она ни с Бригге, ни с Пикаловым знакома не была.

Не менее удивительно было то, что дело-то возбудили по двум первым статьям, а обвинение предъявили по третьему эпизоду — вымогательство, которое якобы было уже в сентябре 2001, все у того же Пикалова и опять же в чужом округе?! Согласно обвинению, оказывается, Ольга "учинила вооруженный дебош" и снова "вымогала 100 тысяч долларов". Прибывшие по вызову сотрудники милиции якобы забрали Франке и ее вооруженных спутников. Франке и ее защита потом долго искали этих милиционеров. Но так и не нашли, а ОВД "Басманный" выдал им справку, что в тот день наряды милиции никуда не выезжали.

Несмотря на все эти вопиющие "нестыковки", адвокат Семец вызволял свою клиентку из дорогомиловского заточения почти двое суток. А один из адвокатов потом ей сказал, хорошо, что не подкинули наркотики, ведь обещали же, что задействуют весь арсенал, чтобы раздавить...

Как "ломают" женщин

А теперь представьте себе, каково в одно мгновение интеллигентному человеку попасть за решетку. Где двое суток ей не давали ни пить, ни есть! Раздевали догола, водили по каким-то кабинетам, снимали отпечатки пальцев, чем только не угрожали, требовали заполнить "листок арестованного" ... Но не допрашивали!

Потому что спрашивать-то было не о чем. Собирались отвезти в СИЗО... Но, к счастью, адвокату Семцу удалось в последнюю минуту привезти в "Дорогомилово" документы, по которым автозак с Ольгой затормозили уже перед самой тюрьмой. И все это проделали в нашем правовом государстве с юристом! Каково же простому человеку ходить за правдой!

Месть адвокату

Адвокату Василию Семцу его активность тоже не простили. Через несколько дней после освобождения Ольги из милицейского плена в его же доме вместе с ним в лифт вошли мужчина и женщина. И так избили, что он чудом остался жив. Месяц Василий Николаевич провел на больничном. Такое с ним было первый раз за долгую адвокатскую практику. Но когда он снова вышел на работу, случилось невероятное! В ходе следствия, когда надо было провести очную ставку Ольги с Пикаловым, как только в комнату вошел Пикалов, Семец мгновенно узнал в нем того самого человека, который набросился на него в лифте. Пикалов очень смутился. Очевидно, не ожидал, что адвокат окажется настолько живуч, и даже вернется к работе.

От тюрьмы и от сумы

Спасло Ольгу Франке то, что собственник помещения — гражданин Германии. Только поэтому, уверяют люди сведущие, развалилось бредовое уголовное дело. Если бы помещение принадлежало гражданину России, сидеть бы ей в местах не столь отдаленных... Потому что есть нынче в России судьи, которые быстро воплощают в жизнь любые, даже самые бездарные сценарии. По ложному доносу, если это понадобится толстосуму, любого из нас вмиг могут сделать убийцей, наркоторговцем или проституткой... Не застрахован никто!

Сегодня, вполне серьезно говорят законники, в правовом поле России уже четко прослеживается традиция, как только истец обращается в суд с гражданским иском против мошенников в надежде восстановить свои права, то тут же не него заводят уголовное дело. Пока несчастный истец спасает свою собственную свободу и жизнь, доказывая абсурдность обвинений, его обидчик, чаще всего имеющий густой криминальный душок и большие деньги, продолжает набивать себе карманы...

Судейский произвол

Но если вы думаете, что, подав документы в суд и четко зная, что все российские законы на ее стороне, Ольга добилась правды, то ошибаетесь. Уже больше года ее гражданский иск "мурыжат" в судах. Наконец в мае дело осело в Тимирязевском суде у судьи Голубевой. В течение положенного срока (двух недель) дело она не рассмотрела. Месяц шел за месяцем, а ей все было недосуг... Наконец Голубева назначила слушание на 26 августа. Но внезапно провела его 21-го, в отсутствие истца, не уведомив ни Ольгу, ни ее адвоката. И быстро закрыла дело.

Но этого мало. Адвокату сколько могли под разными предлогами не выдавали определение суда. А это и нужно было Балаяну.

Только в конце ноября удалось получить определение и подать на апелляцию. Кассационный суд тут же отменил решение судьи Голубевой как неквалифицированное. Но, однако, снова направил дело к судье Голубевой. Подразумевается, для исправления...

И все началось по новой... Судья должна была рассмотреть дело еще в начале января. Но уже середина февраля, а "воз и ныне там"... Что опять же на руку и в Балаяна. Для того отсрочка суда — дармовые деньги. Гаудеру он ничего не платит. Зато за сдачу гаудеровского помещения ежемесячно получает большой куш.

Предельно свободны. И от закона тоже?

Новая судебная реформа, похоже, окончательно освободила иных судей от ответственности за неисполнение своих прямых служебных обязанностей. Все нынче покоится на совести "слуги ее Величества Фемиды". А это, как известно, категория относительная и для некоторых явно виртуальная... Таково сейчас российское правовое поле, в которое ласково зазывает иностранный капитал наш президент.

Возмущенный всем происшедшим, г-н Гаудер обратился с письмом прямо к президенту Путину весной прошлого года, когда тот был в Германии с визитом и проживал в гостинице "Элефант" в городе Веймаре. Ведь Путин обещал защиту и законность немецкому бизнесу. Изложив все досконально, Гаудер напрямую запросил "высочайшей" помощи, так как все его обращения в МВД, Минюст и прокуратуру закончились ничем.

Путин не ответил... А потомки деловых ганзейцев быстро смекнули, если даже президент России не защитил Гаудера, имя которого хорошо известно в Германии, то и их ждет такая же судьба. Поэтому и направляют широкие потоки своих евро не в Россию, а в тот же Китай...

Ссылки

Источник публикации[[Категория:Балаян, Гагик Борикович]