Модернизация по-гурьевски: банкет прошел, забудьте

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© solomin, origindate::09.10.2008

Модернизация по-гурьевски: банкет прошел, забудьте

"Проекты" Андрея Гурьева не идут дальше рекламной шумихи

Елизавета Никанорова

Converted 27157.jpg

Вот уже на протяжении нескольких месяцев владелец горнодобывающей компании «Апатит» сенатор Андрей Гурьев бьется за снятие антимонопольных ограничений цен на апатитовый концентрат. В одной из агиток холдинга «ФосАгро», к которому относится ОАО «Апатит», прямо написано: «Сырье для производства экспортного товара должно приобретаться по рыночным, ничем не регулируемым ценам. При этом и ОАО "Апатит" получит средства, необходимые для воспроизводства и развития его рудно-сырьевой базы, что послужит ключом к стабильному развитию всей минерально-химической отрасли России». Этот момент нам хотелось бы осветить поподробнее. Если отталкиваться от логики автора, получается, что антимонопольные ограничения не позволяют "Апатиту" зарабатывать на воспроизводство и развитие своей рудно-сырьевой базы.

Судя по фактам, дела с воспроизводством и развитием у «Апатита», действительно, обстоят не очень хорошо. Менее двадцати лет назад предприятие производило 18-20 миллионов тонн апатитового концентрата в год. В настоящее время – около 8 миллионов тонн, несмотря на бешеный спрос и постоянный дефицит сырья на рынках сбыта. В нынешнем году руководство предприятия уже дважды срывало свои обязательства по поставкам «ввиду непредвиденного и непреодолимого ухудшения минералогического состава апатит-нефелиновой руды».

Это, разумеется, не означает, что запасы апатита в Хибинах подошли к концу (это нам не грозит еще много-много лет) или кто-то навел порчу одновременно на все месторождения, разрабатываемые «Апатитом». Проблема заключается именно в том, что на модернизацию производства и развитие сырьевой базы денег у предприятия и в самом деле катастрофически не хватает.

Видимо, из-за той же нехватки оборотных средств никак не реализуется громадье планов г-на Гурьева – дальше презентаций и публичных заявлений дело никак не идет. К примеру, в 2005 году руководство «ФосАгро», рассорившись с «СУАЛом» из-за цен на нефелиновый концентрат, заявило о намерении построить глиноземный завод в Ленобласти близ города Пикалево. В проекте были заявлены планы о ежегодном производстве 530 тыс. тонн металлургического глинозема, около 4 млн тонн портландцемента, свыше 360 тыс. тонн кальцированной соды, более 170 тыс. тонн кальцированного поташа, а также сульфата калия, клинкера товарного и галлия металлического. Предполагалось создать рабочие места для 3,4 тыс. человек. Общий объем инвестиций должен был превысить $1,3 млрд. Окончание строительства было запланировано на 2011 год, а пуск первой очереди - на 2009 год, но… проект так и остался на бумаге.

Затем компания «ФосАгро» заявила, что хочет построить уже ДВА глиноземных завода – один там же в Пикалево, а другой в городе Кировске Мурманской области. Произошло это после того, как «Пикалевский глинозем» отказался закупать сырье у «ФосАгро» по непомерно задранным ценам. Спустя некоторое время появилась информация, что завод будет построен в теперь уже в Череповце.

Эксперты экономических изданий уже откровенно посмеиваются над планами г-на Гурьева. Ведь судьбу этих проектов легко предсказать без помощи гадалки.

Незадолго до первой глиноземной эпопеи Андрей Григорьевич изъявлял намерение приступить к глубокой переработке фосфатного сырья, с каковой целью должна была быть построена фабрика по производству фосфорной кислоты. Этот проект заглох на стадии… пресс-конференции. Зато уж пресс-конференция была организована на славу - с выездом журналистов на место будущего строительства и последующим фуршетом.

Потом еще был агрохимический инновационный центр, который собирались строить в Воскресенске, но и с инновациями у Гурьева что-то не задалось. Судя по всему, все из-за той же нехватки денег.

Но, позвольте, а куда же девается выручка предприятия? По неофициальным данным, годовой оборот «ФосАгро» составляет около полутора миллиардов долларов, а ежегодная прибыль одного только «Апатита» - никак не менее $200 млн. Эксперты считают, что еще примерно столько же укрывается от налогов органов, окольными путями утекает из страны и оседает на оффшорных счетах господина Гурьева. Доказать это сложно, но косвенные подтверждения имеются – пару лет назад сенатор лично уговаривал федеральную власть принять 100 миллионов долларов отступных за прекращение проверок «ФосАгро» по налоговой линии, а предварительные результаты выездных комиссий показали, что реальные задолженности предприятий холдинга могут превышать эту сумму на порядок.

Не стоит забывать также, что ни один из рудников ОАО «Апатит», а их целых 6, так до сих пор и не прошел государственную экологическую экспертизу. На эту необходимую процедуру у Гурьева тоже средств нет.

Почему же при таких солидных доходах у Гурьева не хватает средств на развитие рудно-сырьевой базы собственного предприятия? Так и хочется воскликнуть словами знаменитого поэта-песенника – «Где деньги, Зин?!».

А деньги, оказывается, идут совершенно не туда, куда бы их следовало вкладывать рачительному хозяину горнодобывающего и агрохимического холдинга. За последние несколько лет компания «ФосАгро» вложила гигантские средства в различные проекты, никак не связанные с основным профилем ее деятельности. В начале 2000-х годов была создана сельскохозяйственная фирма «Агрогард», которая занялась приобретением земельных паев в черноземной зоне России. В настоящий момент «Агрогарду» принадлежит крупный агрохолдинг в Краснодарском крае, располагающий 62 тысячами гектаров посевных площадей. Вскоре после этого компания начала финансировать аналогичный проект в Белгородской области. В прошлом году «Агрогард» заявил о намерении вложить около $100 млн в строительство молочно-товарных ферм на Тамбовщине и уже нынче прикупил на $25 млн землицы под Орлом. Деловая пресса окрестила эти проекты Гурьева «крупно-рогатыми».

Любопытно, что в последнем случае «ФосАгро» планирует инвестиции в заведомо убыточный проект – рентабельность молочно-товарного производства в наше время приближается к нулю, а изменений к лучшему в обозримом будущем не предвидится. Скорее всего, разгадка в том, что под строительство ферм ожидаются крупные казенные кредиты в рамках нацпроекта «Развитие АПК». То есть господин Гурьев рассчитывает на этом что-то поиметь от государства, подобно одному из героев Джозефа Хеллера, который «занимался люцерной и неплохо зарабатывал на том, что не выращивал ее. Чем больше люцерны он не выращивал, тем больше денег платило ему правительство».

Строительные проекты «ФосАгро» не менее масштабны, чем сельскохозяйственные, и от них можно ожидать гораздо более солидные дивиденды.

По сообщению РБК daily, недавно одна из дочерних компаний «Фосагро» купила пансионат на побережье Финского залива стоимостью до $90 млн. Еще около $60 млн составят инвестиции в развитие и дополнительную застройку этой курортной зоны. А в прошлом году еще одна «дочка» холдинга на аукционе, проведенном Фондом имущества, приобрела право аренды двух участков площадью 39 га в городе Сестрорецке под малоэтажную застройку. Стоимость этого проекта эксперты оценили уже в $600 млн.

Если сложить все денежные суммы, которые Андрей Григорьевич тратит на «левые» проекты, получится, минимум, несколько сотен миллионов долларов, а то и более миллиарда. При желании, на эту сумму на ОАО «Апатит» можно не только провести масштабную модернизацию, обеспечив предприятие рудно-сырьевыми резервами на несколько лет вперед, но и построить новое горнодобывающее предприятие.

Похоже, что господину Гурьеву этого не надо. В прежние времена руководство горнодобывающих компаний всегда вело подготовительные горные работы с большим опережением добычи, а добычу – с опережением спроса, то есть создавало задел на перспективу в несколько лет. Отсутствие такого задела у «Апатита», в совокупности с вложением огромных сумм в непрофильные активы, говорит только об одном – Андрей Григорьевич боится, что в скором времени может получить от государства по рукам и лишиться контроля над предприятием, поэтому поспешно готовит для себя запасные аэродромы и финансовый парашют.

Из всех предпринимательских умений г-н Гурьев лучше всего освоил четыре действия арифметики и искусство коммерческой интриги, поэтому ими сейчас в основном и пользуется. Вместо того, чтобы вкладывать прибыль в развитие производства, он рассовывает доходы по своим многочисленным загашникам и канючит перед государством, чтобы оно заставило других предпринимателей поделиться с «Апатитом» своей собственной маржой.

Зададимся вопросом - если государство все-таки пойдет господину Гурьеву навстречу и позволит ему вновь беспрепятственно обирать потребителей сырья, станет ли он вкладывать вырученные деньги в развитие «Апатита»? По нашему разумению, это весьма сомнительно, поскольку привычка – вторая натура, а Андрей Григорьевич уже привык прятать. Такой уж это человек.