Модернизация с киндер-сюрпризом

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


«Росатом» выжимает все, что можно, из старых атомных реакторов вместо строительства дорогостоящих новых или газовых электростанций

004hcwfg-150x100.jpgРешение «Росатома» продлить срок эксплуатации советских ядерных реакторов РБМК, как недавно писал «Век», вызвало ожесточенные споры среди экспертов. Многие полагают, что строить новые реакторы госкорпорации невыгодно, к тому же постоянно случаются какие-то неполадки вроде падения стены здания реактора на Ленинградской АЭС-2. В конце 2010 года группа «Экозащита» совместно с другими специалистами обратились к премьеру Владимиру Путину и генпрокурору Юрию Чайке с просьбой проверить факты нарушений в атомной сфере, отмечая, что коррупция в «Росатоме» может привести к российской «Фукусиме». Все эти вопросы «Век» задал сопредседателю международной экологической группы «Экозащита» Владимиру СЛИВЯКУ.

- Владимир, как вы относитесь к решению «Росатома» продлить срок эксплуатации стареющих реакторов на 15 лет?

Slivjak.jpeg

Владимир Сливяк

- Все понимают, что это не очень хорошее и небезопасное решение. Потому что реакторы РБМК имеют массу технических недостатков, многие из которых невозможно исправить с помощью программы модернизации. Это был известно давно, еще со времен Чернобыльской катастрофы 1986 года, когда была приложена масса усилий специалистов для того, чтобы выяснить, где в реакторах РБМК можно что-то улучшить и, следовательно, решить те проблемы, которые привели к крупнейшей ядерной катастрофе.

Ну, например, РБМК не имеет защитной оболочки – никто не будет сегодня строить реактор без нее, и никто в мире не решился бы выдать лицензию такому реактору. И этот недостаток нельзя никак исправить, невозможно построить защитную оболочку, как-то вмонтировать ее в блок РБМК.

Есть еще масса различных мелких проблем внутри реактора. Все-таки нужно понимать, что проект РБМК, по сути, разрабатывался почти полвека назад – это было принципиально другое понимание безопасности, причем, не только в нашей стране, но и во всем мире. Много лет назад при всем желании нельзя было сделать такой реактор, который бы соответствовал сегодняшним стандартам безопасности. С точки зрения экологических организаций, эти реакторы, конечно, нужно немедленно остановить, вывести из эксплуатации.

Есть еще масса различных мелких проблем: например, охрупчивание материалов, которое закономерно происходит внутри реактора, причем, гораздо быстрее, чем планировалось. Самая главная проблема в том, что нет сегодня методов контроля за состоянием материалов внутри реактора, кроме разрушающего. Там же еще, ко всему прочему, излучение довольно сильное. Но даже если вы реактор распилите, обратно вы его уже не соберете.

Надо сказать, что продление срока службы реакторов, в частности, РБМК – это решение, которое принимается со множеством неизвестных. То есть, с надеждой на хорошее стечение обстоятельств, а, по сути, на авось. Подтверждений, что все в порядке на 100%, получить не удастся – и выходит вот такая игра с огнем.

Все специалисты прекрасно знают, что реактор РБМК – это очень старая модель, со множеством различных дефектов. Мне кажется, лишь какие-то очень нечистоплотные эксперты могут начинать спорить с этими тезисами.

- Но ведь глава «Росатома» Сергей Кириенко заявил о том, что его ведомство предъявляет высокие требования к уровню технологий и безопасности своих объектов. Он верит в чудо модернизации…

- Что такое модернизация? Ну, если совсем грубо сказать: это замена компьютерных систем. Возможно, что-то там по мелочи еще меняется. Но никакая модернизация не может решить тех проблем, фундаментальных недостатков РБМК, о которых я сказал выше. Кстати, еще одна из проблем, о которой говорили в свете Чернобыльской аварии – графит, из-за которого авария приобрела больший масштаб и доставила намного больше проблем, чем могла бы. Графит – это очень горючий материал, кроме того, он тоже радиоактивный. В Чернобыле графит горел слишком долго, из-за этого дополнительное количество радиоактивных веществ поступало в атмосферу. Так вот, в реакторе РБМК также физически невозможно его заменить.

- Критики говорят, что российская сторона предпочитает выжимать все, что можно, из старых реакторов вместо строительства дорогостоящих новых или газовых электростанций, поскольку российское руководство предпочитает поставлять газ в Западную Европу.

- Россияне, и, прежде всего, некоторые российские регионы (в основном в европейской части страны) находятся в неприятной ситуации, потому что они зависимы и получают энергию от крупных АЭС. Если мы хотим обеспечивать людей энергией в прежнем объеме, то сегодня одномоментно мы не можем взять и вывести эти реакторы из эксплуатации. Но эта ситуация сложилась ведь из-за того, что никто никогда не хотел эти реакторы из эксплуатации выводить.

На самом деле энергию, конечно, есть где брать. Довольно оперативно, менее чем за 10 ближайших лет (если бы такая задача стояла перед властями) можно было бы выстроить замещающие мощности неатомного характера, например, газовые станции – газа в стране более чем достаточно. Но российские власти никогда не собирались отказываться от атомной энергетики и, как следствие, у нас ничего не подготовлено.

К очень большому сожалению, сегодня не стоит вопрос о том, что можно было бы реакторы выводить из эксплуатации и заменять их неатомными мощностями. Например, в Костромской области выстроена абсолютно новая газовая станция, если не ошибаюсь, мощностью примерно как один большой реактор, который стоит сегодня порядка трех миллиардов евро. Эта газовая станция не работает, потому что «Газпром» не дает газ, заявляя, что он нужен на экспорт, а вы там как-нибудь сами выкрутитесь. То есть, отсутствует системная координация. Если стране нужна замещающая энергия, при условии, что мы выводим старые реакторы, то мы можем намного быстрее построить, скажем, газовую станцию. Это и намного дешевле, причем, с теми же результатами в энергообеспечении. Это же бред – не пускать новые энергетические станции, которые бери и запускай!

Поэтому и создалась совершенно абсурдная ситуация, когда приходит «Росатом» и обсуждает с Костромской областью строительство новой АЭС, на которую угробятся еще миллиарды бюджетных денег.

- В конце 2010 года группа «Экозащита» и международная организация Transperancy International обнародовали доклад, согласно которому около 40% закупок «Росатома» проводятся с нарушениями, а действующие нормы и правила называются несовершенными. А как же то громадье планов, о которых говорит Кириенко, если эти проекты настолько коррупционноемкие?

- Вся коррупция расцветает, прежде всего, на новых стройках, именно там пилится больше всего бюджетных денег. Мы уже говорили о том, что быстрее и дешевле построить новую газовую станцию. Но у нас «Росатом» хочет заглушать старые реакторы только когда будут построены новые АЭС. Такие вот, абсолютно безумные, на мой взгляд, решения приняты в госкорпорации. Не знаю, что здесь хорошего. Только уровень опасности старых реакторов растет, денег тратится намного больше. Это как во время холодной войны: снимали последние штаны с народа, чтобы ракеты строить. Такое впечатление, что у нас ровно также и происходит до сих пор. Кому-то там наверху кажется, что гордость страны состоит в том, что у нас будет больше атомных реакторов. Вместо того, чтобы людям, которые до сих пор копейки получают за выполнение очень важной работы в здравоохранении, в образовании дать побольше денег – у нас средства идут на удовлетворение каких-то безумных амбиций.

Что касается грандиозных планов «Росатома», которые пока не реализуются. Здесь может быть несколько причин, но самая главная, с моей точки зрения, в том, что возможности «Росатома» по строительству новых реакторов в России очень сильно ограничены. В стране есть один завод, который может производить один реакторный комплект в год. Но у госкорпорации планы по четыре реактора в год производить. Только делать это негде. Они хотят еще один завод купить, или купили уже, пытаются там что-то сделать, но многие специалисты, честно говоря, очень скептически смотрят на это. Потому что на совершенно «левом», неподготовленном заводе, который чуть ли не трубы для канализации делал, вряд ли удастся что-то наладить.

Оригинал материала: "Век"