Мое - это мое, но наше мое

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


За акции "Норильского никеля" Потанин должен ВТБ около $3,5 млрд., которые ему любой ценой надо добыть, чтобы сохранить контроль над комбинатом

Оригинал этого материала
© "Труд", origindate::24.10.2008, Фото: "Коммерсант"

Мое - это мое, но наше - тоже мое

Олег Москаленко

Converted 27755.jpgЕсть мнение, что нынешний финансовый кризис больнее всего ударил по российским миллиардерам. Кое-кто, по слухам, даже впал в этой связи в меланхолию. А вот олигарх-ветеран Владимир Потанин подает пример активной жизненной позиции.

В один из мрачных октябрьских дней, когда в очередной раз упало все, что может упасть, а от пессимистических пророчеств экономистов на душе становилось муторно, генерирующая компания ОГК-3 объявила о фантастической инвестиционной сделке. Всего за какие-то 600 млн. долларов с небольшим она приобрела 35% акций убыточного американского разработчика топливных элементов PLUG POWER, 100% торфяной компании «Т-Инвест» и, самое главное, около 25%акций компании «РУССИА Петролеум». Из последующих комментариев представителей ОГК-3 стало ясно, что жемчужиной операции является именно последняя компания — на нее и приходится более 90% всей стоимости сделки. Ведь «РУССИА Петролеум», по словам этих представителей, обладает лицензией на разработку богатейшего Ковыктинского газоконденсатного месторождения. Это ли не повод для радости?

Но вот почему-то и другие акционеры ОГК-3, среди которых не последнюю роль играет РУСАЛ, а вместе с ними и независимые эксперты в один голос стали выражать широкую гамму негативных эмоций: от недоумения (это эксперты — они про чужое размышляют) до возмущения (это акционеры — они о своем печалуются). И все это вылилось, разумеется, на страницы печатных и интернет-изданий. Дело в том, что хотя Потанин и контролирует совет директоров ОГК-3 через своих представителей, решения, касающиеся таких крупных сделок с общими деньгами компании, должны приниматься путем консультаций с другими акционерами. И уж точно согласовываться с генеральным директором «Норильского никеля» Владимиром Стржалковским, чьим дочерним предприятием является ОГК-3. Тем не менее этого сделано не было. Недовольство подогревает и тот факт, что продавцом активов выступил холдинг «Интеррос», принадлежащий все тому же Пота ни ну. То есть, по сути, произошла операция по переводу общих денег ОГК-3 в карман одного из собственников. По мнению аналитиков, с точки зрения интересов Потанина, у которого уже давно подошел срок рас-

платы по кредитам на покупку акций «Норильского никеля», это была просто нетривиальная сделка по получению денежных средств в условиях финансового кризиса. А ведь еще до этого ОГК-3 под нажимом главного акционера лишилась 800 млн. долларов, которые через подконтрольный Потанину Росбанк были потрачены на приобретение акций «Норильского никеля». Говорят даже, что эти акции были приобретены у того же Потанина, но только втридорога.

Но самое интересное открывается при более пристальном взгляде на то, какой актив приобретен генерирующей компанией ОГК-3.

«РУССИА Петролеум» была куплена в самый разгар крайне неблагоприятной для нее проверки со стороны Министерства природных ресурсов. Министр Трутнев по этому поводу прямо заявил, что не видит смысла в продлении лицензии «РУССИА Петролеум» на Ковыкту. Да и в самые благоприятные для нее времена 25-процентный пакет акций компании не стоил и половины той суммы, что за него заплатили сегодня. Этого не мог не знать известный экономист Андрей Бугров, занимающий пост председателя совета директоров ОГК-3, принимая решение о покупке идущих ко дну компаний.

Только не надо думать, что данная сделка лежит в сфере внутриолигархических разборок. Следует иметь в виду, что ОГК-3 — крупная компания, производящая электроэнергию для десятков наших городов с многомиллионным населением. У нее есть контролируемая правительством программа инвестиций в собственное развитие, без которой выполнение компанией своих профильных функций окажется под большим вопросом уже в скором будущем.

Стоит хотя бы вспомнить про веерные отключения электричества. Они происходили оттого, что наша энергетика длительное время не имела средств на развитие. Так вот: стоимость этой самой инвестиционной программы ОГК-3—около 3 млрд. долларов. После вышеописанной сделки у компании остается чуть больше 2 млрд. долларов собственных средств. А где взять недостающее? Опять пойдут в правительство с протянутой рукой, мол, помогите нам, столпам российской энергетики, а то мы поотключаем свет в разных городах и весях, после чего пообещают, как обычно, социальный взрыв…..

А куда деваться? Правильно, возьмут из бюджета, то есть из нашего с вами общего кармана, из пенсий, из здравоохранения, из образования.

Уже сейчас на примере Норильского комбината можно увидеть, как олигархические разборки сказываются на жизни обычных людей. Объемы производства снижаются, само предприятие медленно, но верно приходит в упадок. Целый регион превращается в зону экологического бедствия, при этом в результате рейдерских атак на прибыльное государственное норильское авиапредприятие практически невозможным стал выезд жителей на «большую землю». Билеты авиакомпании, также принадлежащей Потанину, стали недоступны для большинства горожан. А других путей, чтобы выбраться из умирающего города, кроме воздушного, нет. Жители Норильска горько шутят, называя себя заложниками. У многих в городе нет перспектив, а выехать оттуда не могут… Говорят, что сейчас у Потанина нет денег на содержание авиакомпании. Страшно представить, что в случае ее банкротства будет с городом, полностью зависящим от воздушного транспорта.

Знающие люди говорят, что за акции «Норильского никеля» Потанин должен ВТБ около 3,5 млрд. долларов, которые ему любой ценой надо добыть, чтобы сохранить контроль над комбинатом. Отсюда и экстремальные ходы вроде операции с покупкой за счет ОГК-3 ненужных ей активов. Все это, по данным экспертов, наносит ущерб не только таким компаниям, как ОГК-3, но и приводит к финансовому истощению самого «Норильского никеля», замораживанию всех экологических программ, сокращению социальных программ, уменьшению налогов. Для работников комбината это означает замораживание заработной платы на нынешнем уровне, несмотря на многократные обещания руководства. Для города Норильска последствия тоже самые безрадостные, поскольку все коммунально-бытовые услуги и городская инфраструктура города зависят от налогов «Норникеля».

Так что все эти эскапады с перекладыванием денег из одного кармана в другой в данном случае касаются многих и многих. Может, стоит и власть употребить? Тем более что еще в июне этого года премьер Владимир Путин на совещании как раз с энергетиками довольно резко высказался в адрес безответственного бизнеса.