Можайские Polizei в поиска Russische Partisanen

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Подмосковные стражи порядка превзошли полицаев времен Второй мировой войны: обстреляли машину фермера – отца девятерых детей, при обыске в его доме распугали скотину, придавили трех гусят, заплевали двор окурками и выпили найденную бутылку греческого вина 

1341178_20110114224222Глава крестьянского семейства Олег Бутусин после странной перестрелки с экспрессивными стражами порядка скрывается в лесах, против его семьи мобилизованы мощные силы правоохранителей. Полицейские даже не постеснялись взять в заложники девятерых детей Бутусина, без оснований изъяв их из семьи, даже не привлекая к этому органы опеки! Между тем если начать «копать» это дело, то обнаруживается много удивительных подробностей и «случайностей». Тут и давний конфликт крестьянина с темпераментными кавказцами, и родственные связи руководителей двух силовых ведомств района (ГИБДД и Следственного комитета). А если искать аналогии не в советских военных драмах, а в современности, то почему-то на память приходят события в станице Кущевская.

28 мая фермер (а если по правде, бедный крестьянин) Олег Бутусин ехал на своей машине из поселка Поречье домой, в поселок Уваровку. Вместе с ним были жена Татьяна и 15-летний сын Роман, которого Бутусины-старшие везли домой с экзамена. Когда машина Бутусиных (дряхлый внедорожник Toyota 1992 года выпуска) проезжала мимо деревни Синичино, двигавшийся им навстречу Ford дорожно-патрульной службы неожиданно развернулся и стал преследовать их, не включая проблесковые сигналы. Полицейские «оттормозили», выражаясь техническим языком, автомобиль Бутусиных к обочине. Вышедший из патрульной машины сотрудник ГИБДД, не представившись, в грубой форме потребовал документы у водителя, а затем — у его жены, после чего предложил Олегу подойти к патрульной машине.

О том, что было дальше, участники развернувшейся вскоре драмы рассказывают по-разному. По словам полицейских, Бутусин, почему-то показавшийся им крайне подозрительным, предъявил фальшивое удостоверение, оформленное на младшего брата, но со своей фотографией, и доблестные стражи порядка захотели взглянуть на его паспорт. «Водитель сделал вид, что ищет документ, а сам отбежал в сторону, выхватил травматический пистолет и начал стрелять, — писала «Комсомольская правда» в статье «В Подмосковье ищут антисемита с пистолетом». — Двумя выстрелами стрелок ранил в грудь и руку старшего лейтенанта Владимира Никитина, а потом прыгнул в машину и уехал». По словам же Татьяны Бутусиной, никакого фальшивого удостоверения ее супруг не показывал, а между ним и сотрудником полиции возник словесный конфликт. Вскоре она услышала несколько выстрелов и увидела, что стреляют сотрудники ДПС. Какписал по горячим следам Герман Стерлигов, один из полицейских достал пистолет и сделал выстрел в воздух с криком: «Следующий раз стреляю на поражение».

Как бы то ни было, после недолгой беседы с представителями закона Олег Бутусин прыгнул в машину и попытался оторваться. Полицейские устремились в погоню на своем автомобиле и начали стрелять по внедорожнику. В общей сложности в колеса и корпус Toyota попали 14 пуль, одна из которых пролетела в опасной близости от ноги 15-летнего Романа Бутусина. Экипаж ДПС гнался за фермером три километра — об этом рапортуют сами полицейские. По другим оценкам, Бутусин смог уехать не более чем на 200—300 метров, когда ему пробили колеса, и машина съехала в кювет. После остановки фермер выскочил из автомобиля и убежал в лес.

Господа полицейские не стали преследовать беглеца в лесу, ограничившись несколькими неприцельными выстрелами в ту сторону, куда он скрылся, а также стрельбой в сторону жены Олега Бутусина. Зато один из сотрудников ДПС заковал 15-летнего Романа Бутусина в наручники, повалил на землю и начал избивать, прыгая на нем всей массой. Когда подросток потерял сознание от боли, полицейский вызвал скорую помощь, но, как выяснилось, не ему, а себе. Перед врачами он разыграл потерю сознания и уехал поправлять здоровье, подорванное при избиении закованного в наручники подростка.

Материал по теме: в последнее время СКР благодаря резонансным политическим делам стал главным ньюсмейкером. МВД, которое недавно было под пристальным вниманием общественности, как-то незаметно выскользнуло из зоны народного контроля. Выскользнуло и развернулось… (ДАЛЕЕ)

Через полчаса приехала большая группа сотрудников МВД в сопровождении двух понятых, которые, как заметила Татьяна Бутусина, были хорошо знакомы с полицейскими. После осмотра места происшествия простреленную машину забрали на спецстоянку, а мать и сына привезли в отделение в Уваровке, где правоохранители долго искали водительское удостоверение Олега Бутусина, а затем — к следователю в Можайск. Что касается удостоверения, то его Татьяна спустя некоторое время обнаружила дома, в одной из сумок. В Можайске же у Татьяны и Романа Бутусиных взяли отпечатки пальцев, образцы крови и слюны и заставили подписать некую бумагу. При этом следователь повторял, что ему надо доверять, а неподчинение его требованиям грозит 15 сутками административного ареста. Понятые при этих «следственных действиях» не присутствовали. Около 23 часов того же дня следователь отпустил мать и сына, обязав явиться на следующий день со всеми девятью детьми для дачи показаний.

фото: PhotoXPress

фото: PhotoXPress

Татьяна Бутусина заподозрила неладное: странно, что следователя заинтересовали показания годовалой дочки. Поэтому она обратилась к своим знакомым в Можайске с просьбой, чтобы те на время приютили у себя детей. Опасения были не напрасны. В тот же день неизвестные — предположительно сотрудники полиции — похитили на улице ее 12-летнего сына Леонида. При этом нападавшие избили двух друзей семьи — Олега Бурова и Антона Пожидаева, приехавших помочь Бутусиным, и угрожали им пистолетом. Сына лишь спустя двое суток нашли в инфекционном отделении детской больницы в Можайске. При похищении он пережил сильный шок, так что не в состоянии даже рассказывать об обстоятельствах преступления. Не лучшим образом чувствовали себя и другие дети, которые рассказывали, как в отсутствии родителей в дом вламывались неизвестные, отдаленно напоминавшие сотрудников МВД. Тринадцатилетняя Людмила некоторое время после визита строгих дядей с пистолетами не узнавала родную мать.

Чтобы запугать до потери памяти закаленных крестьянских ребятишек, нужно постараться. Остается только догадываться, как поработали защитники правопорядка с младшими Бутусиными. Предполагается, полицейские угрожали детям, что раскидают их по разным приютам, говорили, что родители их бросили, и добивались от них, чтобы те «сдали» беглого отца.

Сейчас началось психолого-психиатрическое освидетельствование детей. Специализированные врачи-психиатры и психологи фиксируют нанесенные им сотрудниками МВД психические травмы, выразившиеся в потере памяти у старшей дочери, различных нервных тиках у других ребятишек и прочих нарушениях в поведении.

В то, что произошло потом, трудно поверить. Такое могло случиться либо во время войны на оккупированной территории, либо в дремучей стране третьего мира, где полиция отличается от бандитов только наличием мундиров, погон и значков.

Татьяне удалось вывезти детей в Можайск, однако на «конспиративной квартире» их выследили (якобы потому, что один из сыновей неосмотрительно включил мобильный телефон). Рано утром 29 мая к друзьям Бутусиных приехала большая группа полицейских, которые заставили доброхотов отдать ребят. Малолетних задержанных, включая грудного младенца, разместили в двух зарешеченных автозаках и увезли в неизвестном направлении.

В тот же день в доме Бутусиных происходил обыск. «Господа полицейские», скорее всего, непреднамеренно, но очень точно копировали стиль работы полицаев из советских фильмов про партизан. Они распугали скотину, придавили трех гусят, заплевали дом и двор окурками и не погнушались выпить бутылку греческого вина с Афона, которую небогатые и набожные Бутурсины берегли к свадьбе старшего сына. Во время обыска полицаи… извините, полицейские разбрелись по всему дому, и Татьяна не могла их контролировать. При «обыске» присутствовали двое понятых, один из которых настойчиво требовал у стражей порядка обещанную ему выпивку.

«Трофеями» стражей порядка стали две казачьи шашки, не являющиеся боевым оружием, арбалет и игрушечное духовое ружье. Кроме того, полицейские «нашли» несколько патронов к гладкоствольному и нарезному оружию, но происхождение их туманно. Есть мнение, что патроны оказались в «нужном месте» во время обыска или днем раньше — когда в дом вламывались неизвестные, запугавшие до полусмерти детей.

После обыска полицейские сказали Татьяне Бутусиной, что ее дети у них в руках и, если она откажется сдать своего супруга, то и детей никогда больше не увидит.

Происходящее все больше напоминало 1942 год и приход полицаев в дом партизана. Правда, суровые мужчины с повязками Ordnungdienst обычно не возили с собой кинохроникеров. Тогда как господ полицейских, наведавшихся к Бутусиным, сопровождала съемочная группа НТВ, которая зафиксировала корыта с бардой для свиней и потом объявила, будто этим Бутусины кормят своих детей.

Однако Россия 2013 года все же несколько отличается от «рейхскомиссариата Московия» 1942 года, потому что на следующий день Татьяне Бутусиной и ее золовке Ольге Германович удалось вызволить детей из инфекционного отделения, куда их определили правоохранители. По мнению Татьяны, это произошло благодаря тому, что их дело привлекло общественное внимание и в ситуацию якобы вмешался детский омбудсмен Павел Астахов. Но так ли это, доподлинно неизвестно.

Сейчас Татьяна Бутусина пытается привлечь сотрудников полиции к уголовной ответственности за избиение, запугивание и похищение детей.

«Как разъяснили мне юристы, — пишет она в заявлении, — ознакомленные мною с вышеуказанными событиями в отношении меня и моих детей совершены несколько преступлений, попадающие под признаки следующих норм УК РФ:

ст. 127 ч. 2 п. «Д» и п. «Ж» УК РФ, незаконное лишение свободы девяти несовершеннолетних детей, сопряженное с незаконным помещением их в инфекционное медицинское учреждение;

ст. 139 ч. 1 УК РФ, незаконное проникновение в жилище, допущенное сотрудниками полиции задолго до производства в нем обыска;

ст. 117 ч. 2 п. «Г» и «Д» УК РФ, причинение физических и психических страданий с применением пытки в отношении заведомо несовершеннолетнего лица — Бутусина Романа, избиение в наручниках, а также в отношении 9 несовершеннолетних и малолетних детей в период помещения их в инфекционную детскую больницу;

ст. 186 ч. 3 п. «А», «Б», «В». УК РФ, совершение сотрудниками полиции действий, выходящих за пределы их полномочий в процессе осуществления задержания, причинения побоев несовершеннолетнему Бутусину Роману и Бутусину Леониду (12 лет);

ст. 126 ч. 2 п. «В», «Г», «Д» УК РФ, похищение заведомо несовершеннолетнего Бутусина Леонида.

Действия сотрудников полиции по захвату и удержанию малолетних и несовершеннолетних детей, сопряженные с требованиями к ним и их матери выдачи местонахождения отца как условия их освобождения, попадают под признаки ст. 206 ч. 2 п. «Д» УК РФ, захват заложника, поскольку иных мотивов захвата и удержания детей усмотреть невозможно».

Между тем глава семейства, очень «опасный» для сотрудников полиции, продолжает скрываться в глухих можайских лесах. Против него уже возбуждено уголовное дело по части 2 статьи 318 УК РФ («Применение насилия, опасного для жизни или здоровья представителя власти»). Ему грозит лишение свободы сроком до 10 лет. Кроме того, органы откопали его давнее дело: в феврале 2007 года, еще живя во Владивостоке, Бутусин вместе с Максимом Маюновым были задержаны за расклеивание листовок, в которых (о ужас!) фигурировало слово «жиды», хотя и в чисто вероисповедальном контексте. Им присудили штраф, и вскоре после этого семья Бутусиных уехала, как говорят сибиряки, «в Расею». Тем временем на Дальнем Востоке по факту расклеивания листовок было возбуждено уголовное дело по печально знаменитой статье 282 («Возбуждение ненависти либо вражды»). Маюнов получил условный срок, а Бутусина объявили в федеральный розыск. Разумеется, никто не стал бы его искать по такому бестолковому делу, если бы не конфликт с сотрудниками правоохранительных органов.

Стоит сказать, что природа конфликта вызывает ряд вопросов. Странно, что сотрудники ДПС вообще обратили внимание на едущего по своим делам фермера, который не нарушал никаких правил. Странно, что против него была мобилизована «тяжелая артиллерия», откуда-то всплыли фальшивые права (при наличии нормальных, законно выданных), а при обыске нашлись патроны, хотя не было найдено оружия, из которого ими предполагалось стрелять.

Но кому и зачем потребовалось прессовать тихого и мирного фермера, богатого разве что детьми? Известно, что осенью 2012 года у Олега Бутусина возник конфликт с владельцами частного пляжа в Можайске и группой кавказских юношей. Якобы фермер «неправильно» припарковал машину. Тогда его автомобиль забросали камнями и обстреляли из травматического оружия, однако фермеру удалось уехать с места происшествия. Позже обиженная сторона неоднократно вызывала его на «мужской разговор», но Татьяна запретила мужу ехать на разборки, предъявив такой железобетонный аргумент, как девять детей, которые могут остаться без отца, если того убьют.

По мнению независимых наблюдателей, представители диаспоры могли простимулировать господ полицейских, чтобы те покарали «оборзевшего» Бутусина.

В поселках и маленьких городках, где все друг друга знают, коррупционные взаимодействия отследить едва ли не труднее, чем в городе-миллионнике, где соседи по лестничной клетке могут плохо знать друг друга в лицо, а влюбленные знакомятся в социальных сетях. В «большой деревне» кумовство — это естественное состояние общества. И далеко не всегда оно превращается в местечковую мафию. Правда, когда главы силовых ведомств района или города находятся в близком родстве — это уже тревожный сигнал. А Павел Александрович Ступников, руководитель районного отдела Следственного комитета, скорее всего, не чужой Александру Александровичу Ступникову, который в том же районе возглавляет ГИБДД.

Разумеется, все можно объяснить случайными совпадениями. Двое офицеров могут быть совершенно чужими друг другу однофамильцами (да и не запрещено братьям делать карьеру в смежных ведомствах). Конфликт на пляже может не иметь никакого отношения к майскому детективу, а экипаж ДПС решил проверить одинокую машину из профилактических соображений. И даже некрасивую историю с захватом маленьких заложников можно деликатно забыть. Ну погорячились господа полицейские, а женщина была «на нервах» и что-то не так поняла… К тому же все довольно изящно разрешилось. Словом, «не надо раскачивать лодку».

Но, когда совпадений оказывается слишком много, они складываются в неприятную закономерность.

В станице Кущевская тоже долгое время была тишь да гладь. А потом оказалось, что местные единороссы и борцы с политическим экстремизмом заодно с бандитами терроризируют население…