Мозамбикская афера Соловьева

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала

© ИА "Мосмонитор", 29.06.2016, Фото: ТАСС

Мозамбикская афера Соловьева Как руководитель VTB Capital смог довести до дефолта целую страну Александр Седунов

1f78eaccc7fd5fce037e6ed567935fcf.jpeg
Юрий Соловьев

VTB Capital оказался в центре коррупционного скандала с ценными бумагами Мозамбика. Профинансировав военно-морские силы этой африканской страны, VTB совместно с руководством республики смог привлечь внимание британских банковских регуляторов и всей западной прессы, выведя на офшорные счета сотни миллионов долларов

Ненужную славу ВТБ принесла публикация в Wall Street Journal, появившаяся в авторитетном издании еще в апреле 2016 года. В ней автор рассказывает, как VTB Capital, финансируя, якобы, приобретение Мозамбиком рыболовецких судов, на деле практически втрое увеличил военный флот этой страны. Причем на самом деле этот флот должен был вырасти в тридцать раз, поскольку большая часть средств Мозамбика так и не достигла, сгинув на офшорных счетах.

Синдицированный кредит на обновление рыболовецкого флота Мозамбика VTB выдал компании Ematum, по сути, являющейся государственной корпорацией Мозамбика. Российский банк в 2013 году выдал Мозамбику, через эту компанию, более 500 миллионов долларов.

А в 2016 году в Financial Conduct Authority (FCA) оказываются иски, адресованные к деятельности VTB. Инвесторы, поучаствовавшие в размещении облигаций Мозамбика, обвиняют VTB, организовавший выпуск этих облигаций, в том, что он не уведомил их о полумиллиардном кредите Мозамбика, который ранее он сам, вместе с Credit Suisse, стране и выдал. После чего страна сразу объявила дефолт. Справедливо полагая, что в банке не могли не знать о имеющемся долге Мозамбика, а значит были обязаны предупредить покупателей мозамбикских облигаций об этом факте. Накал усиливается еще и потому, что облигации и кредит находятся в дефолте, о чем прямо объявили в правительстве Мозамбика.

Инвесторы подобную инициативность VTB и их швейцарских коллег не оценили и подали иски на VTB в FCA. Кроме того, оценку деятельности руководства Мозамбика и VTB Capital дал не кто-нибудь, а глава МВФ Кристин Лагард. По ее мнению, кредиты, о которых при размещении облигаций забыли упомянуть в VTB Capital, призваны маскировать коррупцию. То есть, по сути, один из главных мировых финансистов выдвинул обвинения руководителю VTB Capital Юрию Соловьеву в коррупции. Последний, впрочем, хранит молчание относительно ситуации с Мозамбиком.

Единственная информация, которую смог выдавить из себя VTB Capital — долг Мозамбика перед банком продан сторонним инвесторам, так что с финансовой точки зрения проблемы Мозамбика на доходах VTB Capital никак не отразятся. Правда, возникают вопросы, неужели неназываемые инвесторы, которым VTB Capital продал долг страны, объявившей дефолт, не придут с исками к VTB и требованием возмещения убытков?

На самом деле, даже если VTB Capital будет вынужден оплачивать потери только тех инвесторов, которым он продал дефолтные облигации, он уже потеряет около 1 млрд долларов. А если сюда добавить полмиллиарда долларов кредита, проданного «сторонним инвесторам», то сумма потенциальных потерь может превысить 1,5 млрд долларов. Сомнений в том, что VTB придется рассчитаться, практически нет, помимо расследования в Великобритании, делом с Мозамбиком заинтересовались в МВФ и США, где начали собственные расследования.

В дополнение ко всему, все долги, которые VTB создал для Мозамбика, могут вообще оказаться "несуществующими". Ряд общественных организаций и депутатов парламента этой страны сомневаются в том, что правительство Мозамбика вообще имело право на сделку с VTB Capital на кредитование без согласования этого кредита в парламенте страны. Сейчас в африканской стране идут разговоры о том, чтобы вообще не признавать за собой долг. К тому же, согласно публикациям в газетах Мозамбика, большая часть выданного кредита вообще до страны не дошла, а потерялась в каких-то неведомых офшорах.

Особую пикантность этой информации придают факты, вскрывшиеся в результате утечки данных о панамских офшорах, так называемый "Панамагейт" , когда стало известно о том, что ряд офшоров, через которые из Мозамбика выводились деньги, были зарегистрированы на бывших менеджеров Credit Suisse, участвовавших в сделке по кредитованию Мозамбика. Так как этот скандал еще только раскручивается, то в дальнейшем мы можем ожидать того, что в "панамском архиве" найдутся имена и российских участников этой операции.

Интересным фактом, который может объяснить действия руководства VTB и играющим явно не в пользу VTB, является информация о комиссии, которую Мозамбик выплатил банку за размещение облигаций. По оценкам экспертов, она завышена в несколько раз, банк получил за эту операцию около 35 млн долларов. Вероятнее всего с этой премии были выписаны многомиллионные бонусы руководству ВТБ. Однако, по мнению независимых участников рынка такая большая комиссия может быть оправдана только тем, что в ней замаскированы проценты за рискованный кредит, который был выдан банком. Таким образом получается интересная ситуация, банк выдает рискованные кредиты по мизерным ставкам, а Соловьев получает бонусы за то, что втягивает банк в рискованные операции.

Хочется надеется, что после истории с руководством «РусГидро» , так же намухлевавшего с отчетностью для получения многомиллионных бонусов, правоохранительные органы России обратят внимание и на систему премирования в VTB Capital

Но незаконные премии и откаты — это не самая большая проблема для российского банка в этой истории. У VTB, являющегося чуть ли не единственным российским банком, активно ведущим деятельность за границей, неприятности могут появиться весьма и весьма серьезные. Во-первых, это государственный банк, а против России сейчас ведется санкционная война, и американские политики только и ждут повода для ужесточения санкций и закрытия последних лазеек для России работать на международных финансовых рынках. Во-вторых, инвесторы потерявшие деньги в этой афере, придут со своими исками не к конкретным менеджерам, а к банку, и платить за аферы менеджеров придется банку, а фактически российскому государству. Таким образом креативный подход Юрия Соловьева к кредитованию в Африке может грозить VTB Capital и серьезными финансовыми потерями, и прекращением деятельности вовсе. В этой связи уже не кажется случайным упоминание самого Юрия Соловьева, мистическим образом связанного с большинством проблем VTB Capital за границей.

Симптоматично, что параллельно с мозамбикским скандалом раскручивается другой скандал с участием Соловьева и VTB, но теперь уже в Болгарии. В истории с Vivacom VTB также выступил в неприглядном свете и утаил от инвесторов информацию о том, что он сам принимал участие в кредитовании, аукционе по продаже Vivacom и последующем приобретении Vivacom в результате этого же аукциона. То есть VTB увеличил собственную кредитную нагрузку и предоставил владельцам облигаций Vivacom, мягко говоря, не всю информацию. От инвесторов была утаена информация о многочисленных исках к VTB Capital и лично Юрию Соловьеву, поданных в английские, люксембургские и болгарские суды.

Сумма потенциальных потерь в Болгарии может составить для банка более 800 млн долларов. Ведь помимо рисков, связанных с облигациями компании (400 млн евро), банк является стороной судебных тяжб акционеров, и сумма претензий к банку со стороны акционеров может превысить 300 млн евро. Таким образом, суммарно VTB рискует потерять на деятельности в Мозамбике и Болгарии свыше 2,5 млрд долларов. Средства для России весьма и весьма ощутимые, особенно в условиях, когда государство вынуждено сокращать социальные выплаты и секвестировать бюджет. Этих потерь можно было бы избежать, если бы руководство VTB Capital работало над минимизацией всех рисков, а не над их накоплением.

В завершение следует отметить, что за каждым решением и действием банка находится конкретный человек. Если банк, к примеру, частный, то его владелец вполне возможно сам является тем, кто принимает окончательные решения, соотнося действия банка со своими личными потерями. В случае с VTB Capital, руководителем которого является Юрий Соловьев, потери, финансовые и имиджевые, грозят исключительно государству, а наемному менеджеру, пользующемуся кредитом доверия, выданным ему московской штаб-квартирой ВТБ, не грозит ровным счетом ничего, кроме, разве что, увольнения. Естественно возникает вопрос, осознает ли руководство VTB Capital те угрозы, которым оно подвергает банк, неужели банком руководят люди, не разбирающиеся в специфике банковских рисков?

В случае с Соловьевым предполагать, что он не является профессиональным банкиром, нельзя, поскольку этот человек с 1996 года работает в крупнейших мировых банках. Следовательно, остается предполагать злой умысел. Вполне возможно, что Соловьев пытается заработать, что называется, "здесь и сейчас", проводя сразу несколько рискованных и "плохо пахнущих" сделок, чтобы завтра получить бонусы и навсегда покинуть Россию, тем более, что Соловьев в первую очередь гражданин Великобритании, которая, как известно, беглых банкиров России еще ни разу не выдавала.

С другой стороны, Юрий Соловьев существует не в вакууме, в головном офисе ВТБ должны действовать системы оценки рисков, как экономических, так и юридических. Почему-то в случае с Соловьевым, добившемся в одном случае международного скандала, а в другом корпоративного, эти системы дали сбой. Возможно из-за некоей личной заинтересованности в мошеннических схемах Соловьева тех людей, которые вообще-то должны стоять на страже экономических интересов государственного банка.

Масштабная деятельность Юрия Соловьева на двух континентах начала буксовать и приносить ощутимые проблемы. Непонятно, как это возможно в банке, где работают множество специалистов, которые должны заниматься анализом кредитных и юридических рисков. Возможно, подчиненные, покрывающие аферы шефа, полагают, что когда он будет покидать Россию и VTB Capital, он возьмет их с собой жить в Лондоне? Не хотелось бы думать, что они могут быть настолько наивны.

 


Ссылки

Источник публикации