Молоко и кровь (2004)

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Вслух.Ру", №1(13) 2004, Фото: "Коммерсант"

Молоко и кровь

Алексей Полухин

Converted 18750.jpg

Давид Якобашвили

В конце прошлого года российское бизнес-сообщество с интересом наблюдало за перипетиями русско-французской мыльной оперы под названием «покупка Вим-Билль-Данна Даноном». История оборвалась неожиданно, на самом интересном месте, когда стороны вроде бы уже пришли к соглашению. Режиссеры, желая подогреть интерес публики к продолжению бесконечной истории, об истинных причинах разрыва говорят уклончиво, оставляя место догадкам и версиям. Одна из них – криминальное прошлое хозяев российской фирмы.

Большой секрет компании

Сегодня более четверти рынка соков и почти 12% рынка молочных продуктов в России «держит» забавное лопоухое существо с чудным именем «Вим-Билль-Данн». Между прочим, эта мордочка, вернее компания, выбравшая ее своим символом, стоит сегодня около $900 миллионов и не без оснований считается самой успешной в отечественном пищепроме. Это один из немногих примеров крупнейшего российского бизнеса, выросшего не в результате передела советской госсобственности, а самостоятельно, с нуля. Ее основали два простых дембеля, Сергей Пластинин и Михаил Дубинин, которым пришло в голову продавать сок не в совковых трехлитровых банках, а в пакетах. Разумеется, ребятам понадобились деньги и «крыша». Дембельскому тандему повезло: их поддержал Давид Якобашвили, который на тот момент был не последней фигурой в молодом отечественном бизнесе. Давид успел «порулить» салоном красоты «Белый лебедь» на Чистых прудах и автосалоном «Тринити моторс», заработать на продаже леса и лотереях. Вскоре число отцов-основателей и по совместительству акционеров новой компании выросло до десяти человек. Одним из последних к «сочной» компании примкнул Гавриил Юшваев, более известный как Гарик Махачкала. Опыт предпринимательства у него был небольшой — в 1989 году Махачкала вернулся с зоны, честно отмотав девятилетний срок за разбой.

Несмотря на разномастность вимбилльданновцы показали себя талантливыми менеджерами. Дела у компании пошли в гору: она умело раскручивала собственные бренды, активно скупала заводы по всей России, диверсифицировала бизнес, занявшись молочными продуктами. При этом никто не упрекал ВБД в том, что бизнес компании связан с криминалом, коррупционными скандалами, злостным уклонением от налогов и прочими атрибутами «дикого капитализма». Чувствуется рука ставшего президентом Давида Якобашвили, который, по собственному признанию, с момента основания хотел сделать компанию публичной, то есть выйти с ней на биржу. Американскую.

Мечта Якобашвили сбылась 8 февраля 2002 года. Первое размещений акций компании на Нью-Йоркской фондовой бирже прошло на ура. За один день цена на бумаги ВБД взлетела с $19,5 до $22,6 за акцию. В итоге компания заработала более $200 миллионов.

Пикантности триумфальному шествию лидера отечественной «пищевки» добавил тот факт, что вимбилльданновцы в проспекте эмиссии честно предупредили потенциальных покупателей: ребята, среди наших акционеров есть бывший уголовник. Если вас это смущает – не покупайте. Прагматизм тогда перевесил щепетильность, и инцидент, казалось, был исчерпан. В итоге акционеры «Вим-Билль-Данна» оказались первыми в России миллионерами, деньги которых были кристально чистыми не только по отечественным, но и международным меркам. Юшваев, например, заработал $16,4 млн., а Якобашвили $5,6 млн. Казалось бы, теперь можно отдыхать от трудов праведных и почивать на лаврах.

Продукт непротивления сторон

В действительности первая победа ВБД оказалась только прелюдией к борьбе за уважение иностранцев. Одно дело, когда твои акции раскупают биржевые спекулянты,и совсем другое – когда крупную долю в твоем бизнесе приобретает стратегический инвестор. Это уже знак абсолютного доверия.

Потенциальный покупатель «Вим-Билль-Данна» определился довольно быстро. Еще при первом размещении 4% акций приобрела французская «Данон», один из мировых лидеров молочной индустрии. Позднее французы, покупая бумаги ВБД на вторичном рынке, увеличили свою долю в компании до 7,2%. Это была уже серьезная заявка на действительно крупную сделку. Правда, представители обеих компаний наотрез отказывались давать какие бы то ни было комментарии. В результате засекреченные переговоры обросли множеством слухов, основным транслятором которых стала американская газета «Файнэншл таймс». Видимо, ее публикации, а не реальные успехи «Вим-Билль-Данна» на российском рынке, стали определять стоимость компании. Например, стоило «Файнэншл таймс» заявить в начале октября этого года, что сделка состоится до конца месяца, как американские котировки ВБД взлетели на 7,3%. Российский фондовый рынок, кстати, остался почти безучастен: по-видимому, у наших финансистов есть более надежные источники информации, чем зарубежная пресса. Публикация в «Файнэншл таймс» оказалась обычной «уткой»: через месяц газета уже рапортовала о том, что сделка сорвана якобы из-за «обострения политических рисков».

Впрочем, игра котировками через «слив» в прессу различного инсайда – вещь обычная. Гораздо сложнее было разобраться в том, какую позицию занимает господин Якобашвили. Сперва он долго отмалчивался. Потом собрал журналистов на специальный брифинг и сказал, что никаких переговоров не было. Правда, через день пресс-служба компании выпустила официальное опровержение, смысл которого сводится к следующему: переговоры, конечно, были, но продвигались они со скрипом, а сейчас обе стороны решили взять тайм-аут. После этого Якобашвили наложил на себя обет молчания, чтобы, не дай бог, не сболтнуть лишнего. Потому что американское законодательство трактует намеренное отрицание очевидных фактов как введение в заблуждение инвесторов, за которое можно серьезно поплатиться.

Что же заставило Якобашвили дергаться и делать поспешные противоречивые заявления? И зачем вообще понадобилось срочно искать покупателя для компании, которая, по мнению большинства аналитиков, через полтора-два года будет стоить гораздо дороже? Эти вопросы позволяют ставить под вопрос хваленую прозрачность «Вим-Билль-Данна».

Ложка нефти

Действия руководства ВБД в последнее время совершенно не напоминали предпродажную подготовку. Компания вложила очень большие деньги в модернизацию оборудования и раскрутку брендов, попыталась занять новую рыночную нишу, открыв завод по переработке сыров, и потеснить конкурентов на Северо-Западе, построив мощнейший производственный комплекс в Ленинградской области. Все эти деньги в перспективе должны «отбиться», но сейчас масштабные инвестиции заметно ухудшили финансовые показатели компании. Продавать ее в таком состоянии – менять коней на переправе. Значит, активизация переговоров с российской стороны могла быть вызвана только форсмажорными обстоятельствами.

Казалось бы, даже если власть начнет тотальную борьбу с олигархами, вимбилльданновцам опасаться нечего. Они сколотили свои состояния честным трудом. Но в атмосфере всеобщей паники начинаешь бояться собственной тени. В том числе - тени из прошлого.

Нет никаких данных, позволяющих сомневаться в том, что Гавриил Юшваев завязал с криминальным прошлым. Тем не менее, темные пятна в его биографии теоретически можно использовать как формальный повод: мол, посмотрите, бывшие уголовники у нас в миллионерах ходят. Чем не основание для проверки правоохранительными органами? А тут уже проблемы могут возникнуть и у Давида Якобашвили. Разумеется, нет никаких оснований подозревать бизнесмена в криминальных связях. Но он, на свою беду, тоже слегка окунулся в нефтяной бизнес. Якобашвили принадлежали 45% акций Краснодарнефтегаза, из-за которого он поссорился с Роснефтью. Летом 2002 года по жалобам частных лиц Главное следственное управление ГУВД Краснодарского края возбудило дело по статье «мошенничество», а в декабре акции были арестованы по решению Октябрьского суда Краснодара. Сейчас дело вроде бы замяли, но достать его из сейфа можно в любой момент. Кроме того, Якобашвили имеет долю в казино «Метелица» и охранном предприятии «Тринити», а игорный бизнес и охранная деятельность всегда воспринимаются как легальные структуры ОПГ. Это уже сейчас дает почву для бесконечных спекуляций, а в случае обострения ситуации может стать материалом для фальсифицированных обвинений.

Так что нельзя исключать и того, что владельцы ВБД решили: от греха подальше продать компанию, получить абсолютно чистые деньги и вовремя эмигрировать. По оценкам аналитиков, «Данону» пришлось бы выложить за «Вим-Билль-Данн» не менее миллиарда долларов. То есть, Якобашвили, владеющий 6,7% акций, получил бы около $70 миллионов. Согласитесь, хорошие деньги для беспечного рантье. Кстати,семья Якобашвили уже давно живет во Франции.

Поторгуемся?

Впрочем, все это не более, чем версии. Отечественные бизнесмены – люди с крепкими нервами, не склонные паниковать без повода. Следовательно, нельзя отмахнуться еще от одного варианта: «Данон» решил использовать обострение политической ситуации для того, чтобы сбить цену и полностью взять управление компанией под свой контроль.

Дело в том,что ВБД для французов не только перспективное приобретение, но и прямой конкурент. Причем сейчас доля отечественной компании на российском молочном рынке вдвое выше, чем у интернационального гиганта. Так что, чем быстрее произойдет объединение бизнесов, тем лучше для «Данона». Тем более, что в некоторых сегментах рынка, например сегменте кефиров и йогуртов, они станут практически монополистами. Со всеми вытекающими финансовыми бонусами.

Кроме того, французам,видимо, нужна только молочная часть «Вим-Билль-Данна», а соковое подразделение воспринимается ими как своего рода нагрузка, которую придется перепродавать, предварительно проведя сложную с технической и организационной точек зрения реструктуризацию бизнеса. Экономия на стоимости покупки была бы как нельзя кстати.

Наконец, покупая активы в Восточной Европе, французы привыкли всюду расставлять свой менеджмент. На языке финансистов это называется враждебным поглощением. А владельцы и менеджеры «Вим-Билль-Данна» хотели бы «рулить» компанией еще минимум два года, чтобы завершить начатое. Теперь у французов появился новый аргумент: господа, у вас в стране и так неспокойно, а тут акционер-уголовник. Вы уж получите лучше денежки и отправляйтесь-ка загорать на Лазурный берег. Если это было действительно так, Якобашвили, поднявший с нуля процветающий бизнес, вполне мог обидеться и заявить, что никакие переговоры не ведутся: о чем, мол, с этими ханжами разговаривать.

Действительно, так ли уж нужно продавать иностранцам успешную компанию? Если есть желание заработать денег и свалить за рубеж – то нужно. Но поведение хозяев ВБД опровергает этот вариант. Тем более, что у них есть потенциал для того, чтобы завоевать место под глобальным солнцем самостоятельно. Между прочим, уже сейчас продукция «Вим-Билль-Данна» с успехом продается не только в СНГ, но и в Германии, Голландии, Великобритании, Израиле, США и Канаде. Через пару лет география сбыта может заметно расшириться. Конечно, пока оборот российской компании в пятнадцать раз меньше,чем у французов. Но перспективы и динамика развития выше. В конце концов, в конкурентной борьбе ценится не кристально чистая биография, а эффективность.

С этим у команды «Вим-Билль-Данна» все в порядке.