Молчание "важняков"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Молчание "важняков"

"Большинство рабочих телефонов "важняков" Генпрокуратуры уже несколько дней молчат. Когда мы дозвонились им домой, то узнали, что никто из "следаков" без дела не остался. Все они уже устроились на новое место работы, на хорошие деньги. "Репрессии" в Генпрокуратуре должны были начаться еще весной. Так в марте генпрокурор Устинов потребовал от Владимира Паршикова написать заявление об уходе - из-за нежелания "прогибаться" в деле Скуратова. Тогда все обошлось и уволили "первую ласточку" - следователя Баграева.

Как стало известно "МК", кроме Владимира Елсукова, Николая Индюкова и Владимира Данилова подали рапорта еще два известных специалиста: начальник отдела криминалистики Генпрокуратуры Николай Емельянов и старший следователь по особо важным делам Владимир Паршиков. По имеющейся у нас информации, отставка Николая Емельянова может быть связана с делом Тамары Рохлиной - он вел расследование на первоначальном этапе. Дело в том, что Наро-Фоминский суд, рассматривавший это дело, вынес частное определение в адрес Генпрокуратуры за существенные нарушения закона и норм УПК при проведении следственных действий. В том же частном определении фигурирует и фамилия другого известного "важняка" - Владимира Соловьева, который прославился поиском и идентификацией царских останков. Чтобы районный суд давал указание Генпрокуратуре "разобраться" со своими лучшими работниками - такого в истории российской юриспруденции еще не было. 
Впрочем, в прокурорских кругах отставку Емельянова связывают с другим знаменитыми делом - бывшего и.о. Генпрокурора Алексея Ильюшенко. Говорят, что Емельянов не хотел его прекращать, углядев в этом лишь политику. 
Николай Индюков, старший следователь по особо важным делам: - Руководство было крайне удивлено и поражено, узнав о том, что я собираюсь уйти из прокуратуры. Они не хотели, конечно, чтобы я уходил. Я был в фаворе после расследования дела генерала Рохлина. Я был на коне. Но мое решение об уходе никак не связано с этим делом. И я, конечно, не собираюсь сидеть на пенсии - здоровье у меня бычье, так что я еще поработаю. Но только уже не в прокуратуре, с нынешним состоянием Генпрокуратуры я не согласен. А то, что уходят другие ребята, - что ж, закон количества когда-нибудь обязательно переходит в качество. 
Владимир Данилов, старший следователь по особо важным делам: - Я тоже подал заявление об уходе. Но не надо искать здесь политики - у каждого своя причина. У меня, например, пенсия подошла. И я твердо решил уйти. 
- Верховный суд отменил оправдательный приговор по взрыву на Котляковском кладбище. Дело, которое вы вели, вернули на доследование. Это может повлиять на ваше решение? 
- Нет. Я уже все для себя решил. Но подробнее об этом говорить не хочу - мне еще неделю работать. 
Виктор Похмелкин, один из разработчиков нового закона о прокуратуре, 1-й заместитель руководителя фракции СПС: - Ничего удивительного в том, что увольняются следователи, я не вижу. В феврале Госдума будет рассматривать наш закон, где будут очень серьезно ограничены функции прокуратуры. Сейчас она занимается практически всем - борьбой с преступностью, надзором и контролем, и справляется с этим совсем неэффективно. Поэтому-то и разваливаются дела в судах. Настоящие профессионалы чувствуют, что прокуратуру просто-напросто используют. Поэтому они уходят. Жаль, наверняка уходят самые честные. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации