Молчание в Москве

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Молчание в Москве Спустя три недели после завершения в Москве драмы с заложниками, правительство продолжает сохранять молчание относительно настоятельных вопросов по поводу того, как развивались события, и по поводу большого числа убитых.

"Ясно, что почти все из 128 официально погибших заложников умерли в результате воздействия газа. Нет сомнений в том, что решение о штурме не было, как сначала утверждалось, реакцией на расстрел заложников. Террористы и, правда, открывали стрельбу примерно в два часа, когда один из заложников с криками бросился к выходу. При этом они тяжело ранили двух других заложников и передали их спасателям. Штурм начался тремя часами позднее.

Действия террористов были вряд ли предсказуемы. Поэтому вести с ними переговоры было трудно. Но Кремль исключал возможность переговоров из политических соображений. Российское руководство делало ставку на штурм здания. Террористам, конечно, делалось предложение обеспечить им свободное передвижение при условии освобождения заложников. Но это, судя по всему, ни в один из моментов, отнюдь, не было серьезным намерением: предложение предоставить в их распоряжение автобусы было для террористов неприемлемым. «Каждый, кто выживет, будет благодарен до конца жизни», - такова формула, распространенная среди российских сотрудников спецслужб, которой до этого оправдывалось решение о штурме.
В посольствах некоторых западных стран надеялись, что российское руководство попытается пойти на переговоры. Еще за несколько часов до штурма послы Германии, Великобритании и Америки, разыскивали высокопоставленных сотрудников спецслужбы ФСБ, чтобы предложить им устроить пресс-конференцию, на которой они могли бы выдвинуть свои требования публично. Таким образом можно было бы разрядить обстановку и выиграть время. Предложение было благосклонно принято, но, как было сказано, надо еще проинформировать политическое руководство и потом «своевременно» будет сообщено, если пресс-конференция состоится, говорилось после встречи около полуночи. «Во время разговоров по телефону в тот момент и позднее проявлялась такая предупредительность, что мне стало ясно, - уже принято совершенно иное решение», - говорит один из немецких участников событий. Перед этим ФСБ менее дружественно обошлась с украинцами, которые подготовили аналогичный план по освобождению иностранных заложников. Их предложение было отклонено бесцеремонно. Сделано было не все, что в таких случаях является обычным для международной практики, цитировала одна украинская газета одного из своих дипломатов. Однако украинское руководство во главе с президентом Кучмой запретило публичную критику действий. Американцы, в конечном итоге, недостатков нашли немного. Глава ЦРУ поздравил российских коллег по случаю успешной операции бутылкой французского коньяка.
Силы, готовившиеся к штурму, знали достаточно хорошо через многих людей, побывавших в Театральном центре во время удержания там заложников, и одного сотрудника ФСБ, случайно оказавшегося среди заложников, где находились террористы. Террористов удалось уничтожить быстро, при этом люди, штурмовавшие здание, на потери не жаловались. Примерно через двадцать минут штурм был завершен. Подразделения по борьбе с террористами «Альфа» и «Вымпел» могли теперь устроить себе этой показательной операцией рекламу. Газ, примененный ими, утверждает журналистка Анна Политковская, ссылаясь на источники в Кремле, президент Путин выбрал лично из нескольких других предложенных вариантов. Западные государства отказываются применять газ в таких ситуациях из-за проблем с дозировкой и сомнительного характера воздействия. Находившийся в Москве шеф немецкого охранного подразделения GSG-9 тоже высказался в таком духе. Примененный в Москве газ подействовал быстро, была применена высокая дозировка. И все же многие заложники рассказывали, что до момента начала воздействия прошла минута или больше. Почему ни одна из 10 террористок, имевших заряды на поясе, не взорвала ни одного, - остается одним из открытых вопросов драмы с заложниками.
В показательной акции была только одна ошибка. Министерство здравоохранения не было проинформировано ФСБ, какие силы спасения необходимы после штурма. Усыпленным газом и ослабленным в результате нахождения в плену заложникам необходимо было немедленно сделать искусственное дыхание и обеспечить жидкостью, если не противоядиями. Многие заложники захлебнулись в своей рвотной массе. Силы спасения прибыли только через полчаса после завершения операции, среди них было мало квалифицированных команд, нехватка машин «Скорой помощи» восполнялась простыми автобусами. Погибших и людей без сознания складывали в них, как рассказывал один очевидец, штабелями «как свиные полутуши». В нескольких метрах от театра их сортировали: «мертвых - сюда, без сознания - туда». Многие люди, находившиеся без сознания, задохнулись по пути в больницы. Там врачи были без понятия, как лечить доставленных людей, находившихся в катастрофическом состоянии, делали все, что было возможно.
Большое число погибших было известно еще раньше. Агентство «Интерфакс» еще в первой половине дня сообщало о 130 погибших. Однако оно отозвало свою информацию без объяснения причин и сообщило, как и другие агентства, о разрешенных официально десяти погибших заложниках. Чудовищную правду о том, что почти все заложники погибли в результате освобождения, нужно было выдавать только порционно. «Только десять погибших заложников, среди них нет детей и иностранцев», так звучит первое сообщение об успехе, - и оперативный штаб разошелся, чтобы отпраздновать победу. В день штурма австрийское посольство трижды заверяли в том, что среди убитых нет иностранцев. Госпожа Предова-Усунов находится в добром здравии якобы в одной из больниц и получает помощь психологов. Однако сотрудникам посольства и супругу в течение целого дня так и не удалось найти ее в больницах. В некоторые больницы удавалось попасть только после долгих препирательств, было стыдно давать взятки, как это делали другие западные дипломаты. На следующий день пытались искать также в моргах. В одном из них нашли женщину, которая якобы должна находиться в добром здравии. Ее труп был уже вскрыт, удалена часть легких без всякого согласия супруга. Трупы еще в советские времена были собственностью государства.
Вечером того же дня информационное агентство «Новости» сообщило, что австрийская гражданка умерла от воспаления легких. Об этом, согласно корреспонденту агентства Бориславу Печникову, проинформировало Министерство иностранных дел в Вене на основе информации, полученной от австрийского посольства в Москве. Австрийское посольство было вынуждено сделать опровержение сообщения прессы. «В третьем рейхе на бирках умерших обычно указывали смерть из-за сердечной недостаточности. Это всегда подтверждалось», - саркастически комментирует один западный дипломат пропагандистский трюк, воскрешающий в памяти советские времена.
Число погибших, по официальным данным, составляет около 128 человек, но интернет-страницы приводят списки имен 137 погибших заложников. Они также приводят список 70-ти человек, пропавших без вести, хотя таких, по официальным данным, больше нет. ФСБ сначала говорило о 50 убитых террористах, через несколько дней цифру изменили на 41. Где остальные девять террористов? Поскольку многие заложники были доставлены в тот же морг, что и террористы, подозревается, что силы безопасности расстреляли по ошибке или как возможных террористов также заложников. После штурма сообщалось об аресте трех террористов, их якобы допрашивают. О них теперь, после того, как ФСБ сообщила, что все террористы расстреляны, больше не вспоминают. Уголовный розыск, напротив, твердо придерживается своей точки зрения, что нескольким террористам удалось уйти, на свободе - от десяти до двенадцати человек. Правительство, что касается всех этих неувязок, молчит. Парламент большинством голосов отклоняет предложение о создании комиссии по расследованию драмы с заложниками. 
Сокращенный перевод: Синица Владимир, inoСМИ.Ru
Опубликовано на сайте inosmi.ru
Оригинал публикации: Schweigen in Moskau "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации