Момент истины. Кучма, Потебенько

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"10 января в парламенте отчитывался Генпрокурор. Отчитывался все потому же "делу Гонгадзе", и многим присутствующим в здании Верховной Рады как в зале, так и на балконе показался весьма неубедительным.
Оставим в стороне "богатство лексических оборотов" Михаила Потебенько, типа "...ми працюумо те, що я хочу розкрити злочин. ...А ось вже за результатами розкриття злочину, тодi буде випливати...", поскольку газетная бумага существенно уступает в выразительной способности даже радио, а тем более телевидению. Выступление Генпрокурора следовало бы демонстрировать в видеозаписи, а не пересказывать. Остановимся лишь на некоторых содержательных моментах, дополнив их собственными комментариями.
Вопрос первый. Адекватно ли поведение Михаила Потебенько современной политической ситуации? Рискнем предположить, что не совсем. Стремление затянуть подведение окончательных итогов по "делу Гонгадзе" становится слишком очевидным. И здесь помимо этической стороны дела, политическая составляющая начинает играть все увеличивающуюся роль. И этого не могут не понимать представители отечественного политического истеблишмента. Следовательно, могут рассматриваться два предположения. Первое, Михаил Потебенько уже "списан со счетов" и в ближайшем будущем будет отправлен в отставку. Второе, "единая команда" силовиков будет сохранена до самого конца скандала. Каждый из вариантов имеет свои слабые и сильные стороны.
Так, возможная отставка Генпрокурора косвенно подтверждается слухами в кулуарах парламента об обсуждении кандидатуры приемника Михаила Потебенько. Среди ряда юристов-претендентов называлась и фамилия прокурора Киева Юрия Гайсинского. Напомним, что в бытность он уже занимал генпрокурорское кресло. Небезынтересно, что на скандально известном российском сайте flb.ru неожиданно появились материалы, компроментирующие Юрия Гайсинского.Спрашивается, с чего бы это?
Возможная отставка Михаила Потебенько без сомнения несколько уменьшит давление со стороны оппозиции, но в существующей ситуации отставка Генпрокурора кажется явно недостаточным шагом для нормализации обстановки. Таким образом, отставка Потебенько как первого из "когорты" силовиков может повлечь негативные последствия в смысле того, что за ней могут последовать и отставки других.
С другой стороны, "спустить пар" все-таки необходимо. И в принципе позиция Михаила Потебенько по "делу Гонгадзе", которую образно можно назвать "ни мира, ни войны" в состоянии законсервировать существующее положение вещей на достаточно длительный период. Оппозиция же будет тешить свое самолюбие тем, что будет поочередно вызывать "на ковер" и отчитывать силовых министров без каких-либо последствий для последствий. Пока она не способна на большее. Как впрочем произошло и в нашем случае.
10 января на рассмотрение парламентариев были внесены проекты нескольких постановлений по результатам заслушивания информации Генпрокурора. В трех из них, предлагалось высказать недоверие Генеральному прокурору. Однако ни один из данных проектов на голосование вынесен не был, как не было поддержано и предложение об обсуждении информации Михаила Потебенько, что потенциально могло привести к недоверию со стороны депутатского корпуса. За последнее предложение проголосовали только 222 народных депутата, при необходимом количестве голосов - 226. Традиционно не голосовали представители фракций НДП, СДПУ(о) и группы "Трудовая Украина". Фракция Компартии, несмотря на обсуждение возможности "сепаратного сговора" с Михаилом Потебенько (о встрече Генпрокурора и Петра Симоненко сообщали электронные масс-медиа), дала 99 голосов "за". Т. е. почти половину поддержавших данное предложение. Таким образом, либо Симоненко и Потебенько не нашли общий язык, либо коммунисты просто все очень хорошо рассчитали, держа в уме извечные "разброд и шатания" в стане парламентской оппозиции.
Наверное, опасаясь остаться неуслышанным или непонятым (думайте как угодно), но, пребывая в состоянии явной неудовлетворенности, Михаил Потебенько в тот же день провел пресс-конференцию уже в родных пенатах, т.е. в актовом зале Генпрокуратуры. Там он сделал ряд настолько "значимых", насколько бессодержательных заявлений. А фраза "Якщо Гонгадзе прийде i скаже, що я живий, ви ж розумiуте, яка вiдповiдальнiсть лежить на менi?" вообще достойна пера Николая Васильевича Гоголя. По- видимому, несмотря на 99,6% вероятности принадлежности таращанского тела именно Гонгадзе генпрокурора смутила информация, поступившая по его словам из источника, заслуживающего полного доверия, через Верховную Раду о том, что "был сигнал, что Гонгадзе жив".
Стало быть, "остались мы при своих баранах". Однако на следующий день опасность появились уже из другого источника. Так, народный депутат Тарас Чорновил сообщил, что он готов подтвердить подлинность записей его разговора с Леонидом Кучмой, озвученных майором Мельниченко на радио "Свобода". По неофициальной информации это может сделать и упомянутая Мельниченко Екатерина Ващук. Следовательно, дело принимает неожиданные обороты. Как будет доказывать Михаил Потебенько фальшивость аудиозаписей Мельниченко, если вышеупомянутые лица ее опровергнут? "