Монополия на истину от Дмитрия Мазепина

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Известный московский журналист опубликовал первую часть своего расследования, связанного с компанией «Уралхим»  в украинском СМИ, поскольку все российские издания отказались его напечатать    

116-150x108.jpgАвтор этого материала — известный российский журналист Марат Хайруллин. Однако материал в последний момент был снят из номера – без объяснения причин. Каково же было изумление автора, когда и остальные печатные, а за ними и сетевые издания в России не захотели опубликовать этот материал. Неформально журналисту объяснили: во всех российских СМИ поставлены так называемые «блоки» на публикацию любой негативной информации в отношении предприятия УРАЛХИМ и его владельца – олигарха Дмитрия Мазепина. Такие блоки в российском медиа-пространстве – вещь обычная. Но в данном случае речь идет о тотальном информационном панцире, которым прикрыта выбранная Хайруллиным тема. Вопрос, чего боится олигарх Мазепин и за что он готов платить любые деньги всем изданиям только за то, чтобы они ничего не печатали о нем и его Группе, остается открытым. На самом деле его лучше бы адресовать российским властям, которые не раз заявляли, что в России нет цензуры и перед лицом СМИ, как и перед законом, все равны. Но, оказывается, есть и те, кто равнее остальных по причине большой величины своего кошелька. Позорное явление с коммерческой блокировкой негатива в СМИ, когда вне общественной критики остаются люди с огромными, но сомнительно нажитыми капиталами, стало знаковым для сегодняшней России.

…Когда редакция обратилась ко мне с предложением провести журналистское расследование на тему конфликта вокруг предприятия «Тольяттиазот», я сразу согласился – прежде всего, по причине присутствия здесь в качестве ведущего мотива экологической темы. А так же по причине личной заинтересованности, поскольку я на протяжении многих лет веду собственное расследование экологических преступлений против нашего народа. И в данном случае я хочу сказать, что один из фигурантов данного расследования, в частности общественная организация «Зеленый патруль» является участником такого преступления. И более того, как читатель поймет ниже, я не исключаю и других аспектов деятельности этой якобы «экологической» организации, расследовать которые нужно в порядке уголовного производства.

«Личные мотивы»

13 апреля прошлого года на проходной предприятия «Тольяттиазот» случился скандал. Несколько человек, представившиеся экологами общественной организации «Зеленый патруль» в сопровождении съемочной группы «Рен-ТВ» потребовали от охраны пропустить их на территорию завода, с целью «проверки, как устраняются нарушения экологического законодательства», обнаруженные, кстати говоря, накануне самим «Зеленым патрулем».

27.jpgНасколько видно из репортажа «Рена», представитель «Зеленого патруля», некто Роман Пукалов, довольно агрессивно пытался проникнуть на режимную территорию. Запомните этот момент: липовый, с моей точки зрения, эколог пытался проникнуть на территорию завода на основании якобы каких-то обнаруженных им нарушений. И дальше не менее важно – охрана не стала задерживать агрессивного человека, а вызвала милицию. И это, в общем, правильно, потому что если на ваш дачный участок будет ломиться какой то, абсолютно посторонний с телекамерой под предлогом проверки, устранения вами его замечаний, то самое правильное это вызвать милицию. Потому что, если вы будете его самостоятельно выдворять, то на следующий день по телевизору покажут, именно как вы напали на этого незваного гостя, а не он на вас. То есть, это элементарная провокация. Согласны? В общем, так и случилось. По итогам мероприятия, «Зеленый патруль» выпустил сообщение, где посетовал на то, что администрация «Тольятиазота» заняла «глухую оборону». А когда пресс-служба «ТА» объяснилась в том смысле, что считает данную провокацию плановым мероприятием в рамках попытки рейдерского захвата предприятия со стороны миноритарного акционера группы «Уралхим», «Зеленый патруль» оскорбился. Сообщение о том, что «Тольяттиазот» устраивает информационную войну любым представителям общественности, которые пытаются сказать правду о них, было растиражировано в центральных СМИ. Одним словом, как ни крути, во всем плохой этот «Тольяттиазот».

Спустя примерно месяц, я в рамках собственного журналистского расследования, с кировским экологом Сергеем Атолбоевым шли по периметру так называемых «хвостохранилищь» Кирово-Чепецкого химического предприятия, входящего в группу «Уралхим». Подчеркиваю, на территорию предприятия я не заходил, а снимал на видеокамеру озеро Просное, которое представляет самую настоящую экологическую бомбу замедленного действия (об этом ниже). И тем не менее, в какой-то момент появились охранники химкомбината. Они были довольно вежливы, не угрожали, но, тем не менее, проверили мои документы, а затем предложили подвезти меня «подальше от завода». Знаете, это было унизительно – я официальный представитель СМИ, меня вежливо, но задерживают частные охранники, практически в чистом поле и выпроваживают. Я не стал скандалить просто потому что мне не нужны провокации, а мое расследование, связанное с коррупцией вокруг государственных траншей, выделенных на экологические цели, лучше проводить без публичного шума, поскольку,меня прежде, всего интересуют факты.

Одним словом, меня увезли, как я считаю, с явным нарушением моих конституционных прав. Но история на этом не закончилась. По итогам той командировки в Кировскую область я ничего не писал, но, тем не менее, в интернете какой-то кировский блогер, неожиданно выпускает заметку «Что искал в кировских лесах «уральский следопыт» и затем ее активно тиражируют в местных СМИ. Обратите внимание – я ничего не нарушил, ничего не написал, через проходную размахивая корочкой не ломился. Просто встретился с вятскими ученными (не запрещено законом) и экологами (тоже не карается), и пытался проверить изложенные ими же факты, а меня уже заранее поливают грязью. Странно, правда? При этом я не писал в ответ пасквилей о том, что руководство Кирово-Чепецкого химкомбината уж как то совсем по- хамски относится к журналистам и по совместительству экологам (Сергея Атолбоева тоже вывезли вместе со мной). То есть, налицо двойные стандарты.

Почему? Потому что та же общественная организация «Зеленый патруль», как оказалось, активно действовала не только в Тольятти, но и в Кирове-Чепецке. Правда, на этот раз с руководством местного химкомбината у нее было полное согласие и, видимо, очень большая любовь. Настолько большая, что они прямо выступили на стороне владельцев комбината и Росатома, против мнения жителей Кирово-Чепецка и местных экологов. И вот это уже по-настоящему интересная история, но начнем мы ее опять с «Тольяттиазота». Вернее, с так называемого доклада «Зеленого патруля», которым так размахивал Роман Пукаев, когда ломился сквозь проходную завода.

Зачем борцам за правду ложь? 

Момент с докладом «Зеленого патруля» в отношении «Тольяттиазота», на основании которого они ломились на предприятие, очень важен. Дело в том, что «Зеленый патруль» презентовал его в рамках некой комплексной экспедиции по рекам Самарской области, по итогам которой взяв некое количество экологических проб, они и обнаружили значительно превышение ПДК по вредным веществам в выбросах «Азота». А дальше, внимание, на сайте организации, где приводятся все эти факты, перечисляются конкретные цифры. Но… со ссылкой на официальные данные Росприроднадзора. То есть, истина в последней инстанции для «Зеленого патруля» все же — Росприроднадзор. Причем указываются уж и совсем смешные данные, например, то, что на территории завода обнаружили свалку неутилизированных ламп дневного света. После чего следую рассуждения о том, как опасна для здоровья ртуть в не демеркуризированных лампах. При этом, например, в прошлом году в городе Тольятти были случае прямого разлива ртути, причем в жилом секторе — в общественных зданиях. «Зеленый патруль» как-то забыл отметить эти факты в своем докладе. Ну да ладно.

Интереснее другое, в ряде фактов «Зеленый патруль» не просто манипулирует данными Росприроднадзора, а транслирует прямую ложь. Например, утверждая что, «Тольяттиазот» снизил расходы на экологию с 19 миллионов рублей до 13 в прошлом году. А выбросы в атмосферу, наоборот, увеличил – на 32 тонны в январе. Причем, в одной из заметок в центральных СМИ, со ссылкой на «Зеленый патруль», ставится в пример «Азоту» тот же Кирово-Чепецкий химкомбинат с экологическим бюджетом в 184 миллиона рублей.

Но если открыть официальные цифры того же Росприроднадзора, то выяснится, что реальный бюджет на экологию «Тольятиазота» в прошлом году составил 240 миллионов рублей, в 2011 — около 210. Извините, если вы боретесь за экологию, зачем такая ложь? Идем дальше — вредные выбросы. «Зеленый патруль» известен тем, что составляет некие экологические рейтинги (какие-то мутные, кстати говоря). Так вот, Пукаев ссылается постоянно в своем интервью на собственный рейтинг ста предприятий России – главных загрязнителей экологии страны. Этот рейтинг «Зеленого патруля» тоже основан на данных Росприроднадзора. Мол,Тольяттиазот входит в этот рейтинг, и поэтому с ним надо так жестко бороться.

Но пардон, Кирово-Чепецкий химкомбинат тоже входит в этот рейтинг. Причем если «Тольяттиазот» с показателем в 2011 году 6800 тонн выбросов при квоте Росприроднадзора в 8000 тонн, занял 15 строчку. То Кирово-Чепецкий комбинат при объеме выбросов в почти в 9000 тысяч тонн, при квоте в 10 тысяч, занял 8 строчку рейтинга (кстати говоря, а продукции выпускает меньше). То есть Химкомбинат по рейтингу Зеленого патруля более вредное предприятие — это туда должен был ломиться Пукалов с видеокамерами. Ничего не настораживает? Если еще нет, то сейчас насторожит, потому что мы, наконец, добрались до сути.

Как впасть в ничтожество 

Вот здесь, мы и добрались до сути. Дело в том, что в Кировской области сложилась одна из самых критических в плане экологии ситуаций в стране. И связано это с Кирово-Чепецким химкомбинатом, расположенном в считанных километрах от областного центра. Долгие годы химкомбинат открыто сбрасывал свои стоки в озера и хвостохранилища расположенные по периметру предприятия (то самое озеро Просное, которое я и снимал). Причем там и радиоактивные отходы(причем часть из них самой опасной категории – высокоактивные), так и химические (например, превышение ПДК по аммонию азота почти в семь тысяч раз). Эта практика была с огромным трудом прекращена только в 2005 году (по другим данным, сбросы прекратились лишь в 2007). Но за эти годы хвостохранилища протекли и вся эта адская смесь попала в грунтовые воды, и со скоростью около 150 метров в год движется в сторону открытого водозабора города Кирова на реке Вятка. Причем это все более чем серьезно. В 2011 в Кирове пять раз объявлялись тревоги в связи с угрозой химического загрязнения. Подача воды в город прекращалась на несколько недель. Ответственность за это несет комбинат – это его выбросы, пусть и накопленные еще с советских времен. Но, тем не менее, позиция руководства химкомбината здесь была более чем неконструктивная – не просто «глухая» оборона, а суперглухая. В 2005 году прокуратура обнаружила, что комбинат не просто продолжает сбрасывать стоки, а еще и активно скрывал этот факт.

Но и это еще не все. Кирово-Чепецкий комбинат известен своими химическими выбросами в атмосферу. Годом позже, при выбросе аммиака задохнулся служащий 57 цеха. Случай вызвал буквально возмущение в городе – заводу назначили штраф за этот выброс в… 90 тысяч рублей, но менеджмент предприятие посчитал это не справедливой ценой за смерть человека и попытался в суде оспорить сумму штрафа. Учитесь, господа, как не впасть в ничтожество. Я напомню, что владелец группы «Уралхим», господин Мазепин является участником рейтинга «Форбс» с состоянием в несколько миллиардов долларов. Достойный образец для подражания, ничего не скажешь. Социально ответственный бизнес.

Тем не менее, в следующем году только официально зафиксировано около 10 аварий с выбросами аммиака и хлора в атмосферу. Причем, такой интенсивности, что в расположенном по соседству Кирово-Чепецке люди теряли сознание на улицах. Ситуация была настолько острой, что люди устраивали митинги на улицах с требованием полностью закрыть предприятие. Росприроднадзор мало того, что постоянно проводил проверки, несколько раз выносил предписания о приостановлении деятельности предприятия. Администрация предприятия активно скрывала и отрицала указанные факты, и шла на попятный только после официального вмешательства Росприроднадзора и прокуратуры. За все эти годы в Кирове-Чепецке сформировалась мощное движение экологов, представителем которого как раз и был Сергей Атолбоев. И только после этого ситуация начала меняться в лучшую сторону с огромным трудом.

Собственно, об этом я и хотел написал, когда нас загребли служащие Уралхима на подступах к озеру Просное. Но меня интересовало даже не это. После многочисленных протестов и борьбы местного экологического движения, государство наконец выделило более 2 миллиардов рублей на реабилитацию накопленного экологического ущерба. Причем здесь я хочу отметить позицию администрации предприятия – собственники наотрез отказались тратить свои деньги на устранение этих экологических последствий. Ссылаясь на то, что это произошло в советское время и при этом, как минимум до 2005 года, продолжали активно сбрасывать ядовитые стоки. Достойная позиция, ничего не скажешь.

Но, тем не менее, поскольку речь шла о радиоактивности, деньги были выделены по линии Росатома. И эта организация объявила тендер на представление обоснования работ по реабилитации прилегающих территорий. Грубо говоря, на проектную документацию. И вот тут случился скандал – на конкурсе вдруг побеждает… Угадайте. Тот самый «Зеленый патруль». Возмущению местных экологов не было пределов. Например, ученые Вятского университета многие годы собирали данные по ущербу от деятельности химкомбината, писали диссертации, составляли детальные планы устранения ущерба. То есть уже сделали всю работу.

-И вдруг появляется никому тут неизвестный «Зеленый патруль», берет эти наработки, тупо выдает за свои и получает пять миллионов рублей, — говорит мне Сергей Атолбоев.

Причем, по утверждению эколога в некоторых местах речь идет о прямом плагиате – наработки вятских ученых в ОВОС «Зеленого патруля» передраны буквально слово в слово. Но самое интересное дальше. Суть предложений «Зеленого патруля» заключалась в том, чтобы тупо отдать все деньги выделенные на спасение областного центра, главному загрязнителю – то есть химкомбинату. И он типа все сам сделает.

-Мы смотрели, кто участвовал в этом тендере, — говорит Сергей Атолбоев – Помимо «Зеленого патруля» две профессиональные организации из Питера. Но почему-то побеждает именно «Зеленый патруль», у которого нет ни своих кадров, ни оборудования, ничего нет. Это разве не подозрительно?

Я согласен с экологом (подчеркну, с настоящим экологом) – по-моему, это настолько подозрительно, что необходимо прямое вмешательство прокуратуры. Некие общественники фактически крадут чужие данные, получают от государства четыре с лишним миллиона рублей, да еще открыто лоббируют интересы определенной коммерческой структуры. И здесь я хочу сказать, что «Зеленым патрулем» руководит не биолог (как например, Российским Гринписом), не химик (как например, Беллоной), а экономист, причем бывший предприниматель по фамилии Нагибин. С откровенно неясным прошлым – когда-то он руководил коммерческими фирмами, которые проходили по ряду уголовных дел на Дальнем Востоке. Но сейчас не об этом.

Речь о том, что это за общественная организация, которая выполняет фактически роль посредника на государственных тендерах в интересах коммерческих структур. Мы здесь об экологии говорим, или о коррупции? Что это за общественная организация, которая прямо лжет в прессе, присваивает данные Росприроднадзора, выдавая их за свои и на этом основании торгует рейтингами? Что это за организация, которая присваивает труд ученых и получает на этом основании государственные гранты? И что это за общественная организация, которая устраивает провокации на проходной другой коммерческой организации? Причем, выясняется, что эта организация имеет какие-то дела с одним из миноритарных акционеров. Знаете, по-моему, такая экология нам не нужна…

Собственно на этом первая часть моего расследования закончена. В следующей части я подробно расскажу о промышленном и финансовом аспекте этого довольно показательного конфликта вокруг «Тольяттиазота». Потому что они тоже имеют огромный интерес для общественности, потому что здесь, я тоже считаю, что имеется аспект для интереса Следственного комитета и Прокуратуры.

Р.S. Прошу считать данный материал официальным заявлением в правоохранительные органы, по фактам нарушений федерального законодательства при проведении государственных тендеров.

Марат Хайруллин,

Об авторе: Марат Хайруллин является лауреатом премии Международной конфедерации журналистских союзов «За мужество и профессионализм», премии имени Дмитрия Холодова «За лучший репортаж из горячей точки», премии имени Артема Боровика в области журналистских расследований «Честь. Мужество. Профессионализм» , премии имени Андрея Сахарова «За журналистику как поступок», специальной премии Союза журналистов России «За лучший специальный репортаж» и других премий.

По материалам издания: from-ua.com