Монополия на слово "газ"

Материал из CompromatWiki
(перенаправлено с «Монополия на слово "Газ"»)
Перейти к: навигация, поиск


Лицензии на поставку всех экспортируемых видов газа за пределы страны Минэкономразвития выдало только стопроцентной "дочке" "Газпрома" — "Газэкспорту"

Генеральный директор ООО "Газэкспорт" А.И. Медведев Вступление в действие закона «Об экспорте газа», который был подписан президентом России сразу после окончания саммита «большой восьмерки» в Санкт-Петербурге, вызвало ожидаемый переполох на границе. Как стало известно, Федеральная таможенная служба разослала компаниям — экспортерам сжиженных углеводородных газов (СУГ) уведомления о том, что в связи с произошедшим изменением законодательства эта деятельность подлежит лицензированию. Однако лицензии на поставку всех экспортируемых видов газа за пределы страны Минэкономразвития выдало только стопроцентной «дочке» «Газпрома» — «Газэкспорту». Тем самым двусмысленное определение газа, который подпадает под «единый экспортный канал», было по умолчанию истолковано в пользу газового гиганта. И теперь перевод внешних продаж СУГ под свой контроль для «Газпрома» лишь дело времени — цистерны с этим сырьем, принадлежащие другим компаниям, уже «тормозят» на таможне. А пострадавшим компаниям остается забрасывать Минэкономразвития жалобами и надеяться, что чиновники все же устранят возникший перекос. Вчера же, по информации «Времени новостей», в Минэкономразвития прошло межведомственное совещание по проблемам применения закона «Об экспорте газа». В ведомстве Германа Грефа наотрез отказались говорить о результатах этого совещания.

«В соответствии со вступившим в силу законом ООО «Газэкспорт» с 1 августа 2006 получил бессрочные лицензии на экспорт газа. Лицензии выданы на все виды газа, экспортируемого компанией, в соответствии с контрактами», — сообщили в «Газэкспорте». Однако пояснить, о каких именно видах газа идет речь, отказались. По информации газеты, сначала «дочка» «Газпрома» получила 18 лицензий, среди которых не было сжиженных углеводородных газов. Но затем компании удалось добиться от МЭРТ еще 25 разрешений, в том числе и на экспорт СУГ (тем более что «Газэкспорт» уже несколько лет продает за границу сжиженный газ, производимый предприятиями СИБУРа).

Как известно, закон-спринтер (он прошел обе палаты парламента всего за месяц) официально закрепляет за «Газпромом» эксклюзивное право поставок российского газа за пределы страны. Он применяется в отношении «газа, добываемого из всех видов месторождений углеводородного сырья и транспортируемого в газообразном или сжиженном состоянии». Именно эта формулировка позволяет развить фактическую газпромовскую монополию на все виды сырья, в названии которых присутствует слово «газ» и его производные.

Другие производители газа, которые с эксклюзивными правами концерна на экспорт природного газа давно смирились, при обсуждении законопроекта в Думе пытались добиться снятия двусмысленности определения. Производители СУГ настаивали, что этот вид газа не добывается из месторождений, а является продуктом переработки. Особенно усердствовала компания НОВАТЭК, основные запасы которой составляет так называемый «жирный» газ, требующий переработки. А также нефтяные компании, получающие СУГ после переработки попутного нефтяного газа. Но никакие поправки не прошли, и законопроект был принят в первозданном виде (в котором он, по неофициальным данным, вышел из-под пера специалистов «Газпрома»).

Участники рынка вчера говорили о проблеме очень осторожно (все прекрасно понимают, что ссориться с монополией — себе дороже). В ЛУКОЙЛе подтвердили факт получения письма от таможенных органов. «Мы действительно не можем экспортировать СУГ без лицензии», — заявил представитель компании. При этом он подчеркнул, что сжиженные газы и так не экспортируют «с мая месяца», отказавшись разглашать причины этого (по информации «Времени новостей», ЛУКОЙЛ получил запрет на экспорт из-за невыполнения балансовых заданий по поставкам СУГ на внутренний регулируемый рынок). «Да и объем экспорта не столь велик — с января по май всего 40 тыс. тонн», — подчеркнул он. Источник в ТНК-ВР сообщил, что компания сейчас также не экспортирует СУГ и планировала возобновить поставки осенью. Теперь по закону это придется делать при посредничестве «Газэкспорта». Представитель еще одной компании, просивший не упоминать ее названия, отметил, что на разных таможенных терминалах по-разному смотрят на нормы закона. «Кое-где цистерны с СУГ пропускают, а где-то останавливают. Одним словом, бардак», — в сердцах сказал он. О том, какие последствия могут быть для их бизнеса, наши собеседники говорить отказались.

По данным Минпромэнерго, в прошлом году производство СУГ составило 8,6 млн т. Из них около 4 млн т было использовано в нефтехимической промышленности, 1,4 млн т поставлено населению в рамках балансовых заданий, еще 1,8 млн т продано по коммерческим ценам внутри страны и 1,3 млн т было экспортировано. К примеру, у НОВАТЭК тонна СУГ, отправленная на экспорт, приносила в среднем 366 долл. Соответственно, в целом валютные доходы в этом сегменте можно оценить в 300—400 млн долл. в год. И перспективы его велики с учетом огромных перспектив роста производства (благодаря разработке новых месторождений «жирного» газа и развития утилизации попутного нефтяного) и экспорта этого вида топлива.

По данным 2004 года в России в год перерабатывалось: около 32,4 млрд кубометров природного газа, а нуждается в переработке (по уровню добычи на сегодняшний день) порядка 100-150 млрд кубометров, т.е. в три-четыре раза больше. С попутным нефтяным та же история. На переработку попадает 18,7 млрд кубометров, а вдвое больше просто сжигается на факелах, вопреки всем природоохранным нормам (поскольку в новые мощности невыгодно вкладывать). С введением экспортной монополии на СУГ инвестиционная привлекательность развития переработки газа, прежде всего попутного, явно не улучшится.

Алексей Гривач

Оригинал материала

«Время новостей» от origindate::11.08.06