Мордашов редактирует "Форбс"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Газета журналистских расследований Дело №", #3, август 2004, Фото: "Время новостей"

Мордашов редактирует "Форбс"

Сергей Кононов

Converted 17337.jpgПоявление на правах равных в одном из самых авторитетных рейтингов состоятельности стало бы приятным сюрпризом для любого предпринимателя мира. Однако в России работают совсем иные законы восприятия. Видимо из-за этого персонаж с обложки первого номера отечественного "Форбса" решил оградить себя от излишне доходчивых оценок нажитого благосостояния. В апреле череповецкая "Речь" — СМИ, финансируемое холдингом Алексея Мордашова, перепечатала на русском языке [page_11034.htm статью "Стальная хватка" из первого номера журнала "Форбс"], в которой автор Павел Хлебников приоткрыл некоторые ранее неизвестные страницы приватизации "Северстали". Текст, безусловно, очень интересный, но... наибольший интерес представляют сокращения.

1. "Из его рассказов становится понятно, что акции комбината Мордашов скупил хотя и за деньги, но не за свои. А своего партнера и, кстати, "крестного отца" Липухина ловко оттер в сторону". (Из рассказов Мордашова.)

2. "Потому что в один прекрасный момент он стал совершенно другим человеком. Он оказался не хозяин своему слову". (Слова Липухина о Мордашове по поводу того, что он доверил ему приватизацию комбината.)

3. "Деньги зарабатывались так... Липухин предложил было создать ядро акционеров из членов совета директоров и других "наиболее уважаемых людей на комбинате, но Мордашов его отговорил.

Да Липухин особенно и не настаивал". "Тогда в приватизации мало кто разбирался, они боялись с ней связываться", — вспоминает Мордашов". (О создании "Северсталь-Инвеста".)

4. "Огромную маржу от его перепродажи трейдерская фирма пускала на покупку ваучеров, а заодно и акций у рабочих". (О том, как комбинат Отпускал "Северсталь-Инвесту" металл по низким ценам.)

5. "По словам Липухина, "Северсталь-Инвест" не только получал металл по заниженным ценам, но и брал у комбината большие кредиты".

6. "Со временем "Северсталь-Инвест" выкупил почти все акции и у трудового коллектива. "Тогда были очень трудные времена, часто не выплачивали заработную плату, и люди охотно продавали свои акции, — вспоминает Липухин". (Не упоминая при этом, что часть денег, ушедших в "Северсталь-Инвест" из-за низких отпускных цен комбината, могла бы пойти на выплату тех же самых зарплат.)

7. "Он с друзьями уехал на какие-то острова, погуляли недельку, а когда вернулся..." (Липухин говорит о том, как Мордашов предложил, чтобы ему достался 51 % акций "Северсталь-Гаранта".)

8. "У меня была стратегия — развивать комбинат, восстанавливать производство, улучшать экологию, — говорит Липухин. — Но Алексей считал это гиблым делом. Развитие комбината свернуто, и началось Бог знает что".

9. "Именно в это время Мордашов покончил с принципом коллегиального управления акциями завода. "Весной 1999 года он самостоятельно, без моего ведома, выкупил на себя 17% акций, которые принадлежали "Северсталь-Инвесту, — говорит Липухин.— Я к нему подошел и сказал: "Алеша, так действовать нельзя!". Его ответ был предельно коротким: "Об этом нигде не написано".

10. "Вот за это Липухин до сих пор обижен на своего преемника и обвиняет его в нарушении данного слова. Мордашов же наличие каких-либо джентльменских договоренностей отрицает".

11. "Экс-директор утверждает, что получил за этот пакет в шесть раз меньше, чем мог бы выручить на рынке" (о цене продажи Мордашову 49% акций "Северсталь-Гаранта")... однако наотрез отрицает, что купил акции с таким дисконтом" (отрицает Мордашов).

12. "Доменная печь номер четыре стоит, коксохимическое производство в тяжелом состоянии, сортопрокатный цех дает треть того, что может дать, — жалуется он..." (Липухин.)

13. "Чубайсовскую приватизацию он проклинает: "Она была сделана абсолютно безграмотно и неправильно, стала дикой, разгульной, криминальной. Он говорит, что по этическим соображениям не стал забирать все акции "Северстали" себе. "Если бы у меня не было совести и чести, я бы это сделал, — говорит бывший гендиректор. — Но я не мог наживаться на бедности народа".

14. "У Мордашова другое объяснение. "Были три причины, почему старые директора не стали собственниками своих заводов, — говорит он. — Во-первых, они не понимали, что такое приватизация. Во-вторых, они боялись, что это ненадолго, что придет прокурор, начнет задавать вопросы... А у нас не было этого годами вбитого страха. В-третьих, я думаю, они не верили, что наши заводы способны на такую экономическую отдачу.

16. Нет подзаголовка "Не поделили".

Вот такие "сокращения" не попали на газетную полосу "Речи". Не удивительно.