Москва или Центорой?

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Москва или Центорой? Избирком Чеченской республики окончательно сформировал список кандидатов, фамилии которых попадут в бюллетени для голосования на досрочных выборах президента республики, намеченных на 29 августа. Фамилий в списке семь: вместе с генерал-майором милиции Алу Алхановым на финишную прямую избирательной кампании вышли еще 6 кандидатов. Может показаться, что чеченский избирком проявил трепетное отношение к магии цифр: воспроизведена та же арифметика, что и при подготовке прошлогодних октябрьских выборов, на которых победил Ахмат Кадыров. Претендентов, от которых комиссия приняла заявки на участие, как и осенью было 13, а на финиш, опять-таки как и осенью, вышли семеро

"Посткадыровский расклад

На сей раз двое кандидатов взяли самоотвод еще до того, как избирком взялся за анализ поданных ими документов, и четверых сняли с дистанции, поскольку их документы не полностью соответствовали закону. Как и в прошлый раз, очевидный фаворит выборов вышел на последний отрезок гонки в окружении шестерых дополнительных игроков, весьма мало известных в Чечне. Оттянуть голоса у главного претендента им не по силам, зато власти снова никто не упрекнет в том, что они проводят безальтернативное голосование. Но у нынешних выборов есть и существенные отличия от предыдущего «тура» чеченской демократии.
Эти отличия были видны еще на старте кампании, и очевидно, что они отнюдь не упрощают положение.
Дело в том, что октябрьские выборы просто закрепили систему, которая складывалась в республике не месяц и не два, а три с половиной года. Центром этой системы и основным ее звеном был лично Ахмат Кадыров, который еще в 1999 году принял решение о переходе на сторону федералов и постепенно стал единственным ставленником Москвы в регионе. За три с половиной года Кадырову, который пользовался все более широкими полномочиями, удалось прочно установить власть в республике. К октябрю прошлого года он мог отставать по популярности от именитых деятелей диаспоры, не запятнанных участием в войне, но зато был фактическим хозяином положения. Умный и быстро обучаемый политик, он, скорее всего, выиграл бы выборы даже в том случае, если бы его сильные конкуренты не были «удалены» - ведь им приходилось «играть» из Москвы, а он был на месте, «на своем поле». Созданная им система власти работала как часы, бригады президентской службы охраны и местной милиции подчинялись ему беспрекословно и уже сами по себе могли быть инструментом формирования общественного мнения.
Кроме того, чеченцы ясно видели, кого поддерживает Кремль, и при всех симпатиях к конкурентам все равно проголосовали бы за этого кандидата. Самому кандидату тоже надо отдать должное: где личным обаянием, а где грамотной демонстрацией силы и влияния он с каждым днем набирал дополнительные очки.
Алу Алханов тоже обаятелен, и тоже демонстрирует силу и связи с Кремлем. Но на этот раз все не так просто: системы, в которой существовал и выбирался его предшественник, больше нет, она перестала существовать вместе с ним. Ахмат Кадыров внутри Чечни медленно, но верно строил систему сдержек и противовесов, которая по его мысли должна была рано или поздно сбалансировать все противоречивые интересы и стать гарантией внутричеченского мира. «Весами», на которых балансировали эти интересы, был сам Кадыров.
Подменить его в этом качестве не в состоянии ни действующий и.о. главы республики Сергей Абрамов - при всем его чеченском опыте он все же чужой человек, ни его «силовой» вице-премьер Рамзан Кадыров - реальный «центр силы» и единственная действующая власть нынешней, переходно-предвыборной Чечни.
Рамзан, возможно, и хорош как силовая составляющая - под его рукой несколько тысяч достаточно опытных бойцов. Но за прошедшие с момента гибели старшего Кадырова два с половиной месяца стало очевидно, что Рамзан Кадыров проявляет вполне самостоятельные амбиции и не прочь подменить погибшего отца по влиянию.
Его формальный начальник, Сергей Абрамов, оказался недостаточно жестким или слишком осторожным, чтобы указать своей «силовой составляющей» предусмотренное субординацией место. В итоге для того, чтобы система власти «поехала», хватило нескольких недель. Рамзан очевидно интересуется вопросами, выходящими далеко за рамки его «силовой компетенции».
К примеру, на прошлой неделе указом и.о. главы Чечни Абрамова был уволен полпред республики при президенте РФ Адлан Магомадов. Сам Магомадов перешел в аппарат первого замглавы администрации президента РФ Владислава Суркова, то есть, вроде бы, получил повышение. Однако осведомленные источники Страны.Ru утверждают, что отставка Магомадова была спланирована не в Москве, а в Центорое. Эта версия подтверждается и тем, что на его месте в полпредстве оказался проверенный человек кадыровской команды, теперь уже бывший глава аппарата грозненского правительства сирийский чеченец Зияд Сабсаби. При этом самому Грозному все труднее выглядеть столицей: даже из Москвы видно, как столичные функции потихоньку перемещаются в родовое село Кадырова - Центорой. Ведь все сколько-нибудь важные публичные мероприятия, включая выдвижение Алу Алханова, проходили там.
Борьба за Алханова
Здесь становится очевидным еще один нюанс, отличающий нынешнюю кампанию от октябрьских выборов. Ахмат Кадыров был кандидатом сам от себя, а Алу Алханов презентуется как кандидат от «команды Кадырова». «Команда Кадырова» в настоящее время означает фактически «команду Рамзана Кадырова». Именно она выдвинула Алханова и привела его в Кремль, чтобы сделать из него президента, который позволит ей сохранить свое положение и интересы. Коль скоро уж сам Рамзан пока не достиг конституционного возраста, а федеральная власть решила так жестко продемонстрировать приверженность закону. И эта команда явно не захочет потерять своего кандидата.
Главный плюс Алу Алханова, благодаря которому Москва поддержала это кадровое предложение - управляемость. Если угодно, смысл нынешних выборов в том, чтобы вернуть Чечне управляемость, причем управляемость из Москвы. Кадыров-старший был слишком самостоятелен. Кадыров-младший выглядит вообще неуправляемым, поскольку в отличие от отца не является политиком. Алу Алханов нужен Москве для того, чтобы построить в Чечне нормальную, хотя бы относительно прозрачную систему власти, аналогичную той, что действует в мирных российских регионах. Во всяком случае, она должна весьма отличаться от коррумпированной клановой системы, держащейся на штыках сильной частной армии. А такая схема неизбежно вырастет из Центороя, если он и дальше останется без присмотра. Поэтому главный вопрос нынешних выборов звучит так: чьим все-таки кандидатом будет Алу Алханов.
Москва кровно заинтересована в том, чтобы он был именно ее кандидатом, потому что в этом случае Алханов - это действительно шанс на перемены к лучшему. Хоть и не сразу, и только в том случае, если охранять его будут квалифицированные «спецы» из ФСО, а не бывшие боевики. Очевидно, что рано или поздно эту федеральную приверженность Алханова придется продемонстрировать. Очевидно и то, что «команде Кадырова» это не слишком понравится - они не захотят, чтобы их кандидата «увели».
К сожалению, пока перевес на их стороне. Рамзан тенью следует за Алхановым даже на тех мероприятиях, которые никакого отношения не имеют к его силовому профилю, инстинктивно чувствуя, чем ему грозит потеря влияния на главного кандидата. Сам кандидат, кстати, от этого не выигрывает: для жителей Чечни одно дело голосовать за «человека Кремля», и совсем другое - голосовать за Рамзана Кадырова. Последний не может претендовать даже на десятую часть того уважения, которое к концу карьеры все-таки снискал у соотечественников его погибший отец.
Конфликт интересов Москвы и Центороя на этот раз представляется неизбежным. Едва ли он будет разрешен до 29 августа - при любом исходе это может вызвать ненужную дестабилизацию. Но так или иначе, это вопрос ближайшей повестки дня.
"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации