Москва предпродажная

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


В столице готовится передел бизнеса, финансовых потоков и «лакомых кусков»

1285581768-0.jpg Споры о том, уйдет ли в отставку мэр Москвы Юрий Лужков и как скоро это произойдет, не утихают уже три недели. Политические баталии заслоняют экономическую интригу. Между тем, не так уж важно, когда и как 74-летний политик оставит свой пост. Важно, что после этого в Москве начнется передел бизнеса. «Деньги» решили провести инвентаризацию финансовых потоков городского бюджета, а также понять, где лежат наиболее лакомые куски.

Столичный триллион

Как известно, Москва является отдельным субъектом федерации. Бюджет города в 2010 году имел следующие характеристики: доходы—1 трлн руб., расходы — 1,12 трлн руб., дефицит —120,1 млрд руб.

Разумеется, не весь триллион расходов Москвы распределяется ее мэрией. Львиная доля средств идет по линии федеральных ведомств. Никто не даст мэрии, например, заплатить милиционерам меньше положенного, а сэкономленные средства направить на другую статью. Зато тем же милиционерам или учителям мэрия может доплачивать из средств города (что и делает).

Бизнес, который желает претендовать на часть расходов по линии ведомств, должен обращаться не в мэрию, а в соответствующие федеральные министерства. Исключением, пожалуй, является Департамент образования правительства Москвы: «московская» доплата столь велика (она сопоставима с федеральными расходами), что средства распределяются отдельно через аукционы.

Но и того, что распределяется мэрией, вполне достаточно, чтобы заинтересовать бизнес: согласно бюджету на 2010 год, городской заказ Москвы составляет 293,5 млрд руб.

При этом не стоит забывать, что в Москве двухуровневая система власти. Часть финансовых потоков распределяется непосредственно мэрией, а часть отдается в префектуры. Критерием является объем: мэрия распределяет подряды от 20 млн руб. и закупки от десяти миллионов рублей. Все, что ниже, отдается в префектуры. Заказы, распределяемые мэрией, проходят через тендерный комитет правительства Москвы, префектуры обходятся без этого.

В 2010 году соотношение было таким: 184,5 млрд руб. расходов мэрия оставила под своим управлением, а 108 млрд руб. отдала на откуп префектурам. Заметим, что соотношение мэрия/префектуры около 1,6-1,7 сложилось в начале нулевых годов и с тех пор не меняется.

Распределение городского заказа на уровне мэрии происходит на публичных аукционах — таков закон. И до сих пор 3-4% аукционов носит закрытый характер, то есть любой желающий к ним не допускается. Мэрия постоянно обещает снизить этот процент и обещание, надо сказать, выполняет. Например, в 2006 году доля закрытых аукционов составляла 7%.

Мэрский молоток

Никакого аукциониста с молотком на московских торгах, разумеется, нет. «По оперативным данным Департамента города Москвы по конкурентной политике, в период с начала августа по 16 сентября 2010 года на Единой электронной торговой площадке правительства Москвы государственными заказчиками города объявлено 1117 аукционов на сумму почти 27 млрд руб.»,—сообщает сайт московских торгов www.tender.mos.ru.

«Если раньше возникали случаи силового давления на участников, то в электронном аукционе участники зашифрованы, они не видят друг друга. Гарантом этого является площадка»,— продолжает тот же сайт. Площадка ОАО ЕЭТП Москвы начала полноценную работу в 2006 году. Сейчас она является уполномоченным оператором не только Москвы, но и, например, Минэкономразвития и ФАС.

Префектуры распределяют свои заказы гораздо более закрыто. При префектурах созданы конкурсные комиссии, торги вроде бы публичны, однако информации об аукционах в префектурах зачастую слишком мало, что дает основание подозревать коррупционную составляющую. Впрочем, и на уровне мэрии довольно большое число аукционов проходит с одним участником. Законодательство в этом случае формально не нарушено, но вопросы, как говорится, остаются.

Еще один интересный момент — субподрядчики. Выигравший тендер вовсе не обязан все делать сам. Мало того, по московскому законодательству он обязан 20% полученной от города суммы отдать на субподряды малому бизнесу. Владельцами фирм-субподрядчиков иногда оказываются лица со знакомыми фамилиями либо аффилированные с чиновниками.

Городской заказ — далеко не единственный лакомый кусок в Москве. Например, Москва, как положено, продает нежилые помещения на аукционе, однако право их аренды на торги не выставляется. Арендовать за копейки у города, а затем раздать в субаренду по рыночным ценам — выгодный бизнес. В городском бюджете на 2010 год предусмотрены доходы от сдачи в аренду имущества в размере 33,7 млрд руб. Из них доходы от сдачи в аренду нежилых помещений —12,1 млрд.руб., остальное (то есть 21,6 млрд руб.) должна принести городу сдача в аренду земли.

Часть помещений сдается в аренду непосредственно городом, а часть — префектурами. Соотношение мэрия/префектуры смещено в сторону мэрии: уже несколько лет оно держится около 1,5. Критерий отбора тот же: управление крупными площадями мэрия оставляет за собой. Поэтому именно на мэрию в лице Департамента имущества города Москвы приходится большая часть игры с субарендой. Префектурам же остается сдавать свои помещения непосредственно коммерсантам. Но конкурса нет и в этом случае: в каждой префектуре висит список помещений, однако невозможно проверить, является ли он полным и когда обновлялся.

Законы домостроя

Помимо перераспределения бюджетных средств одной из самых привлекательных для передела в Москве является строительная отрасль. Тендеры здесь проводятся, однако круг потенциальных победителей давно сложился и весьма узок. Причина в том, что мэрия узаконила ряд чисто технических нормативов, стандартов и требований безопасности, отвечать которым могут лишь избранные компании.

Спору нет, о безопасности заботиться нужно, особенно на фоне, например, рухнувшего в 2004 году московского «Трансвааль-парка» и ряда других катастроф городского масштаба. Однако если повсюду в России строят по одним правилам, а в Москве — по другим, это вряд ли нормально.

То же самое касается и строительства дорог: в Москве, например, нельзя применять немецкие материалы. Асфальт, который по 50 лет служит на европейских автобанах, московским нормативам не соответствует. Видимо, свои колдобины родней.

Также вызывает вопросы и реализация ряда городских целевых программ, в частности программы озеленения. Не говоря уже о внесении городом средств в уставные капиталы предприятий при дефицитном бюджете (в 2010 году внесено 24 млрд руб., из которых Банк Москвы получил 5,5 млрд. руб.).

С чего начнется передел столичного хозяйства?СКАЖИ-КА, ДЯДЯ, ВЕДЬ НЕ ДАРОМ…

Александр Лебедев, совладелец Национальной резервной корпорации:

— Зависит от того, кто будет новым мэром. Если он будет нормальным, то начнет с наведения порядка, решения крупных проблем города — транспортной, ценовой и других. А если вроде Лужкова, то начнет отнимать у него ЗИЛ, Нагатинскую пойму, все полученное Лучанским и Церетели, может, Банк Москвы. Но в основном отбирать будут у Батуриной. Может, еще и у Ресина Су-155 заберут.

Сергей Веремеенко, президент Фонда содействия развитию регионов, бизнесмен, в 2007 году — долларовый миллиардер:

— Самое главное, что будет в случае отставки Юрия Лужкова,— это передел власти, смена правящих элит, ключевых чиновников, затем префектов, представителей Москвы в разных властных структурах и прочее. С новыми элитами придут другие команды собственников и управленцев, начнется борьба за стройки, строительные подряды, дороги и прочее. Москва очень богатый город с огромным бюджетом и финансовыми потоками. И зачем делить камни, когда можно делить деньги, хотя надо признать, что нынешние команды в различных отраслях сидят довольно плотно.

Олег Митволь, префект Северного округа Москвы:

— Не знаю. Если какой-то передел и будет, то он может быть везде. А какие тут куски самые вкусные, я не скажу — не пробовал. Что касается властных полномочий префектов, глав районов, то, на мой взгляд, за последние годы они изрядно ослабли, и на сегодняшний день они за многое отвечать просто не могут. Есть масса вопросов, за которые отвечают отраслевые департаменты, а жители спрашивают с нас. Так что, может быть, было бы правильно, чтобы полномочия, ресурсы и ответственность были сосредоточены в одних руках.

Виктор Батурин, гендиректор компании «Интеко-агро»:

— А без него ничего не произойдет и никакого передела не будет. Лужков уже давно ни на что не влияет. Это фетиш. Раньше он создавал вертикаль, а потом вертикаль начала управлять им. В Москве все функционирует по полувоенному образцу. При смене главнокомандующего система останется неизменной. Передел собственности начнется только в том случае, если новый мэр начнет менять саму систему московской власти и перераспределять полномочия.

Григорий Томчин, президент Всероссийской ассоциации приватизированных и частных предприятий:

— После Лужкова начнется большой передел не только собственности, но и строительных нормативов. Москва очень серьезно влияла на российскую базу нормативов жилищного и дорожного строительства. Превышение себестоимости в дорожной отрасли доходит до семи раз. Половина высоток в Москве стоят недостроенные, какие-то участки земли пустуют по много лет, потому что все хотят получить свою долю. Уже на этой неделе, 30 сентября, будет очень серьезная война на съезде саморегулируемой организации строителей.

Кирилл Писарев, председатель совета директоров Storm Properties, акционер ГК ПИК:

— С учетом тех реалий, в которых все мы живем, вопрос поставлен правильно. Тем не менее не хотелось бы, чтобы новые столичные власти начинали свою деятельность с переделов.

Мирослав Мельник, совладелец компании Amirale, которая выиграла у мэрии Москвы суд за право аренды земли под снесенной гостиницей «Спорт»:

— Поскольку сфер городской жизни, в которых не была бы задействована мэрия, нет, то во всех сферах нас ждут перемены. Прежде всего это строительная отрасль, в отношении которой мэр проявлял неправомерный протекционизм. Видимо, компания «Интеко», если останется на рынке, будет выигрывать меньше конкурсов. И меньше средств будет выделяться на покупку акций Банка Москвы у Елены Николаевны. Впрочем, я не считаю, что с уходом мэра надо все срочно переделить. Есть законы, суды, которые, наверное, уже не будут пролужковскими и смогут выносить более справедливые решения.

Андрей Березкин, гендиректор исследовательской компании «ЭСПАР-Аналитик»:

— Все внешние факторы, способные повлиять на рынок наружной рекламы в Москве, лежат вне компетенции городских властей. Они находятся в компетенции федерального законодательства. А все попытки московских руководителей внести законодательные правки на федеральном уровне, как правило, заканчивались плачевно. Так что в любом случае быстрых изменений на рынке наружной рекламы я бы не ожидал, по крайней мере в той части, которая зависит от столичного мэра. Но в 2011 и 2012 годах истекают все долгосрочные договоры на размещение рекламных мест. И к этому времени поменяется система аукционов, на которых рекламные компании фактически должны будут выкупать места, где они размещались много лет. Сейчас в Госдуму внесены поправки, которые изменяют это положение и предполагают пролонгацию договоров. Если эти поправки не будут приняты, то роль московских властей сильно возрастет.

Оригинал материала

«Деньги» от origindate::27.09.10