Московская мэрия перекраивает рынок

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Московская мэрия перекраивает рынок

FLB: Участники рынка полагают: каток, проехавшийся по малому бизнесу, зачистил площадку для аффилированных с чиновниками сетевых компаний (function(w, d, n, s, t) {

w[n] = w[n] || [];

w[n].push(function() {

Ya.Direct.insertInto(147334, "yandex_ad", {

ad_format: "direct",

type: "728x90",

border_type: "block",

border_radius: true,

links_underline: true,

site_bg_color: "FFFFFF",

header_bg_color: "FEEAC7",

border_color: "FBE5C0",

title_color: "0000CC",

url_color: "CC0000",

text_color: "000000",

hover_color: "0066FF",

sitelinks_color: "0000CC",

favicon: true,

no_sitelinks: false

});

});

t = d.getElementsByTagName("script")[0];

s = d.createElement("script");

s.src = "//an.yandex.ru/system/context.js";

s.type = "text/javascript";

s.async = true;

t.parentNode.insertBefore(s, t); })(window, document, "yandex_context_callbacks");

"Удивительно, но ни в Риме, ни в Мюнхене, ни в других европейских городах почему-то не устраивают охоту на мелких лавочников. Иное дело в Москве – городским властям на Европу равняться нынче не модно, они желают навести на улицах порядок. Вот и сносятся киоски, закрываются маленькие магазинчики, порой такие удобные для местных жителей. Правда, есть что-то подозрительное в той бескомпромиссности, с которой ставится под угрозу существование тысячи рабочих мест… и это в тот период, когда Президент РФ не устает повторять о необходимости поддержки малого и среднего бизнеса. Войну киоскам московское правительство объявило ещё пять лет назад, когда мэр Сергей Собянин сделал ненависть к ларькам своей политической визитной карточкой, напоминает корреспондент интернет-издания «Йод» Павел Казарновский. В 2013 году подземные переходы, обслуживаемые инженерно-техническим бюджетным предприятием «Гормост», также были очищены от торговых объектов, причём на этот раз куда более «неаккуратно». Стало ясно, что фактическое исполнение воли мэра зависит от того, кем эксплуатируются арендуемые помещения. «Йод» поинтересовался у бизнесменов, как проходит нынешний передел мелкорозничного рынка в столице. Весной Московский метрополитен объявил о начале благоустройства вестибюлей 96 станций. Так как все подземные входы и выходы из метро находятся на балансе государственного унитарного предприятия (ГУП) «Метрополитен», на него же легло бремя их реконструкции и организации торговли. В переходах теперь должны появиться новые аккуратные киоски и магазины, а для широкого оповещения предпринимателей о грядущих изменениях метрополитен даже запустил специальный сайт . На нём предлагается поучаствовать в мероприятиях «направленных на повышение информированности представителей бизнеса о существующих процедурах на право заключения договоров аренды нестационарных торговых объектов, расположенных на территории метрополитена». По замыслу руководителей московской подземки теперь аренда торгового объекта должна подешеветь. По старой схеме «Метрополитен» часто сдавал всю площадь подземного перехода одной компании, а та отдавала отдельные ларьки в субаренду. По информации газеты «Коммерсантъ», цепочка могла насчитывать до пяти посредников, а цена достигала 150 тыс. рублей в месяц за квадратный метр. Новые правила подразумевают отсутствие посредников между арендатором и метрополитеном. За счёт этого в проекте реконструкции обещают снизить стоимость аренды со средних 30-90 тысяч до 15-18 тысяч рублей за квадратный метр, а арендатор новых помещений определять серией аукционов-тендеров. Дизайн ларьков будет соответствовать внешнему виду станций. Более того, общая площадь коммерческих объектов должна увеличиться на 3,7 тыс. квадратных метров. Но это всё радужные перспективы, которые рисует подведомственный департаменту транспорта ГУП. Сами же предприниматели сталкиваются с иной стороной модернизации. Пётр Маленюк, генеральный директор ооо «Контакт»: – Если метрополитен сделает киоски за свой счёт и будет проводить аукционы, то аренда вырастет в разы. В 2013 году аренда киоска в подземном переходе на Тверской, дом 8, стоила 40 тысяч рублей за палатку в месяц. Когда всё снесли и провели аукцион, стоимость выросла до 150 тыс. рублей. Мы даже не участвовали в этом тендере, потому что простояли в этом переходе три года и прекрасно знаем какие там выручки. «Гормост» до сих пор не сдал все палатки. Процедура тянется на протяжении двух лет — люди заезжают и понимают, что аренда неподъёмная. Выходит так, что из 5 палаток 2-3 постоянно пустые. Может быть, метрополитен выставит более реальные цены. Но в переходе на ст. метро Комсомольская, например, аренда поднялась со 100 тыс. до 300 тыс. рублей. Мы участвовали в этом аукционе, но понимали, что вытянуть такую аренду нереально. Люди, конечно, всё равно берут, пытаются что-то сделать, перекупают и через полгода тоже съезжают. Проходит еще месяц-два заезжают новые, текучка очень сильная. «Средняя по больнице» цена аренды действительно сильно скакала, субаренда вносила сумятицу в работу, а разобраться в том, кто на самом деле владеет торговыми объектами в метро, было тяжело: можно найти предпринимателей, которые платили как 40 тысяч, так 300 тысяч рублей в месяц за один киоск. Владевший киоском на станции метро Комсомольская Валерий Константинов рассказал в беседе «Йоду», что за подключение к энергосети приходилось платить не метрополитену, а некоей компании «Сват», которая арендовала все торговые объекты в вестибюле разом. С владельцами старых палаток метрополитен обходится по-разному. Как правило, ждут окончания договоров, затем отключают свет, все коммуникации и вынуждают съехать. Весь июнь на станции метро Китай-Город киоски работали без света, а их витрины пестрели табличками «Ликвидация товара». Большинство же контрактов у предпринимателей истекают только в декабре, но на практике метрополитен не всегда дожидается срока. Пётр Маленюк, генеральный директор ооо «Контакт»: – Руководство метро устроило работу более хитро, чем «Гормост»: проводят реконструкцию вестибюля и просто перекрывают торговые павильоны железными щитами — отгораживают от пассажиропотока и отключают электричество. На станции метро Люблино была такая ситуация с нашим киоском, одним из десяти. Все павильоны отделили от пассажиропотока, в заборе одна калитка осталась на выход. Чтобы мы вывезли товар, наверное. На Дмитровской нам просто отключили электричество. Мы работали с тремя кассовыми аппаратами на аккумуляторах. Ночью их заряжали. Когда приехали всё сносить из метро, там уже ждали наши арендодатели с юристом. Неделю мы защищали объекты, но они опять перекрыли пассажиропоток. Предприниматели в итоге просто сами стали сами съезжать. Зачем им продавать, если товар никто не покупает. Заранее неизвестно и то, по какому принципу недвижимость в переходах будет «межеваться», кто придет на смену нынешним киоскам. Например, в переходе на ст. метро Пушкинская на освобожденном от ларьков месте теперь стоят торговые автоматы. Более того, по словам главы департамента торговли и услуг Алексей Немерюка, в Москве установят ещё около 4000 вендинговых аппаратов до конца года. Ходят слухи об открытии павильонов «Ашана» и других крупных сетевиков . На уже упомянутом сайте, которые рассказывает о новой программе благоустройства, Метрополитен заявляет об увеличении торговой площади, но не уточняет, в пользу чего. Определяются три вида торговых точек: магазины (25 кв.м), киоски (4-6 кв.м) и торговые автоматы (1-3 кв.м). Татьяна Сажнева, владелец цветочного киоска на станции метро Пушкинская: В части перехода [где уже снесли палатки] метрополитен павильоны переделал, но они стали настолько узкими, что для цветов нет места. Там ни витрину выставить, ничего нельзя, одному человеку и то еле протиснуться. И там торговать можно только через окно. В такую жару все цветы погибнут. Туда специально точно никто не пойдет. Если на нашем месте поставят павильоны хотя бы 7-9 метров, тогда можно будет торговать. Впрочем, предпринимателей пугают не столько неудобства, сколько отсутствие какой-либо конкретной информации о реформе. Для многих остаётся печальным примером история со сносом киосков в переходах, подведомственных «Гормосту». Это бюджетное предприятие занимается технической эксплуатацией абсолютного большинства мостов и подмостовых помещений, переходов и тоннелей. Фактическим владельцем при этом все так же является Департамент имущества города. ООО “Минипорт”, пресс-служба компании: – Сейчас у нас нет никакой бизнес-стратегии. Хотя мы в самом центре событий, у нас 37 палаток снесли. Мы просто ждём, когда хоть что-то будет понятно. Пока только сносят и ломают. Как нам известно, государство выделило деньги на реконструкцию переходов, деньги на постройку киосков никто не выделял. Сейчас у них задача выгнать тех, кто там был, чтобы провести реконструкцию. Подобное уже было, когда сносили киоски рядом с выходами из метро, и когда «Гормост» сносил киоски в переходах. Говорили, что снесут и построят новые, но сейчас ни одного нового киоска рядом с метро нет, переходы тоже пустуют. Они публично конечно заявляют, что будут строить, чтобы не вызвать волнений, но, на самом деле, когда шум уляжется, всё сделают по-своему. Татьяна Сажнева, владелец цветочного киоска на станции метро Пушкинская: – Ещё не знаем когда будут сносить киоск. Никакого плана у нас нет. Мы уже 15 лет продаем цветы, нам сложно переквалифицироваться. Мы работаем вчетвером на равных правах, но мы все уже в возрасте. Силы мы свои рассчитываем, переезд в другое место для нас очень сложно реализовать. Чем-то другим торговать мы не умеем, мы опытные флористы. Будем, разве что, рассматривать возможность купить киоск на улице. Пока только ждём, когда нас закроют, скорее всего, в августе. Обычно за месяц предупреждают. Выжить в новых условиях стремятся и индивидуальные предприниматели, и различные коммерческие общества, и сетевики. Но если последние могут претендовать на победу в аукционе, то у остальных шансов мало. Деловой еженедельник «Компания» заявляет , что если сейчас арендаторами большинства киосков являются пять компаний, в числе которых структуры легендарных «лужковских» бизнесменов Льва Кветного и Якуба Якубова, то сегодня, по мнению председателя оргкомитета движения «За честный рынок» Ильи Хандрикова, происходит передел в пользу аффилированных со столичными чиновниками структур, выстраиваются новые цепочки, свои доверенные лица. Крайними в этой рыночной борьбе оказываются предприниматели-одиночки и льготники. Например, «Всероссийское общество инвалидов», которое владело киоском на станции метро «Дмитровская». Валерий Константинов, директор хозрассчетного подразделения «ключ» «Всероссийского общества инвалидов»: – В своё время нам выделили 10 мест для палаток по распоряжению мэра. На льготных условиях. В результате мы сумели сделать два киоска на «Комсомольской», потом там сделали реконструкцию, остался один киоск на «Дмитровской». Теперь вообще ни одного. Так как это общество инвалидов, мы не участвуем в аукционах на общих основаниях, а пытаемся получить место на внеконкурсной основе. Средства, которые мы зарабатываем, идут на благотворительность, у нас работают в основном инвалиды и дети инвалидов. Коммерция тут была даже на втором плане, мы занимались больше обучением, поскольку палатки нам давали именно под ремонт, чтобы мы занимались оказанием бытовых услуг населению. Изготавливали ключи, чинили часы. Сначала были льготы по оплате аренды, потом их отобрали. Постепенно руководство менялось. 31 мая всех предупредили, что договор заканчивается, и с 1 июня мы там не работаем. Сказали, что, если мы не демонтируем киоск сами, это сделает другая организация. Мы успели только вынести всё, что было внутри ларька. 17 июня, ночью, приехали рабочие, вызвали моего работника, он им открыл дверь. В течение 12 минут болгарками всё порезали. Легко киоск убрать, всего две стеночки. Вот теперь ждём, когда нам вышлют счет. Не знаю, сколько можно взять денег с инвалидов за 12 минут. Написали письмо Собянину. Теперь ждём. Такая агрессивная политика московской мэрии ведёт к отторжению со стороны малого бизнеса. Кроме того, как это было и в случае борьбы с ларьками на поверхности и в переходах «Гормоста», по новым правилам для участия в аукционе бизнесу необходимо сделать некий стартовый взнос, а виды товаров, которыми можно будет торговать в переходах, жестко регламентируются мэрией. Подобное происходило и на земле, где власти определяли специализацию каждой конкретной торговой. Татьяна Сажнева, владелец цветочного киоска на станции метро Пушкинская: – Очень сложно найти точку рентабельную. Мы уже 15 лет на этом месте. Были постоянные клиенты. Аренда сумасшедшая, конечно, — платим около 300 тысяч. Летом без зарплат сидим. Но даже если уберут субарендаторов, мы все равно тендер мы не выиграем. У нас просто не хватит денег, чтобы изъять большую сумму из оборота. Если у вас только один киоск, то это почти невозможно. Мы с радостью остались бы здесь, но это только наше желание. Без работы остаться, конечно, страшно.
83b620b2b56916ec155e7d7fb7440029.jpeg
Компаниям, содержавшим небольшие сети ларьков, переориентироваться чуть проще, благодаря накопленному капиталу. ООО «Контакт», к примеру, переходит в формат магазинов шаговой доступности. Правда пока открыть получилось только один супермаркет, — издержки все равно слишком велики для бывших киоскеров, рассказывает Маленюк: «„Гормост“ начал сносить киоски в своих переходах два года назад если не больше, и это был знак для нас. Сейчас у нас снесли еще 20 киосков, и мы решили уходить в формат магазина шаговой доступности, но все это движется очень тяжело. Совсем другие масштабы по аренде, другая площадь торгового объекта. Такой магазин стоит других денег, получение кредитов происходит с трудом. С финансовой точки зрения эти кредиты подпитывать уже неоткуда, потому что палаток у нас осталось очень мало. На раскрутку денег тоже нет. Так что пока переход на поверхность идет очень слабо, только один магазин смогли открыть». ПРИЗЕМЛЁННЫЙ ОПЫТ Чтобы избежать лишней паники, стоит посмотреть на то, как рынок мелкой розницы вот уже пять лет меняется на поверхности. По словам главы департамента городского имущества Владимира Ефимова, процесс замены киосков проходит «безболезненно». Схема проста: город очищает пространство от старых киосков, а на их месте устанавливает свои. «Павильоны будут новые, мы будем заказывать их сами», — комментировал ситуацию в январе Алексей Немерюк. У новых городских торговых объектов сразу есть подключение к инженерным сетям, киоски будут укомплектованы морозильными камерами, холодильниками, стеллажами для открытой выкладки товаров, столами под кассовые аппараты и LCD-панелями. 6 разных видов киосков будут продаваться на интернет-аукционе (Сейчас реализован один киоск «Хлеб» и около 50 киосков «Мороженое»). Начальная цена в пределах Бульварного кольца — 40 тысяч рублей, в пределах Садового кольца — 37 тысяч, в пределах Третьего транспортного кольца — 32 тысячи, за пределами ТТК — 26 тысяч рублей. Есть и свои минусы. По замыслу Мосгордумы, торговать в новом киоске можно будет почти сразу после заключения договора. Но в действительности получается по-другому. Для того, чтобы участвовать в конкурсе, нужно внести депозит от 400 тыс. руб. за одну точку. Это большие деньги для малого бизнеса. После внесения депозита фирма в течение месяца участвует в конкурсе, и в случае победы получает возможность использовать арендованное имущество только через четыре месяца. В итоге, предприниматель получит киоск, в котором по договору он будет торговать 5 лет. Первыми новые киоски должны были получить мороженщики. К осени власти Москвы обещали заменить все киоски, но пока нельзя уверенно сказать, что они справляются. По словам генерального директора сети мороженого «Интерайс» Сергея Куранова, у мороженщиков все договоры истекли ещё весной, но им удалось договориться с властями «на словах». Они смогут торговать до конца этого лета. Вероятно, мэрия пошла на уступки, так как заменить все киоски сразу город не в состоянии. Сергей Куранов, директор сети «Интерайс»: – Официально с первого апреля мы должны были перестать торговать. Но есть такая договоренность, что это лето мы доторгуем, хотя документов на это нет. Киоски мороженого снесут все. Было установлено что новых киосков будет столько же, но пока этого не видно. Киоски продают на аукционах, я выиграл один такой аукцион на Таганской. Для меня это успех. Но дело в том, что город избавляется от 2000 киосков мороженого. А пока что были разыграны 8 киосков. 11 и 12 августа на аукционе выставят еще по 20 киосков. Хорошо, что вместо старых киосков делают новые, изготавливает эти киоски город — это правильно. Но если бы они предложили тысячу киосков, то не возникло бы никаких проблем. Пока что реализация этого проекта сказывается на бизнесе. Продажи падают. На этом проблемы киоскеров не кончаются. Стараясь уменьшить долю теневого бизнеса, власти Москвы с 1 июля вводят новую систему налогообложения торговых объектов. По её цифрам заметно, что какие-то виды торговли власти хотят видеть в городе меньше, чем другие. По новому закону, владелец нестационарного торгового объекта должен платить торговый сбор крупнее, чем владелец магазина размером до 50 кв. метров. Сергей Куранов считает, что такая политика направлена против владельцев киосков. «Правила, по которым проходит передел, в том числе торговый сбор, направлены на то, чтобы киоскёрам было менее выгодно торговать, я это только так понимаю». Получается, что мороженщики платят и торговый сбор 27 тысяч рублей в месяц, и стоимость аренды киосков (от 80 тысяч рублей).
B4db4307bb51d0a657a702e2ea488532.jpeg
Владелец бренда «Стардогс» Сергей Рак рассказывает, что благодаря шаткому финансовому и юридическому положению нынешних киоскеров сделали абсолютно управляемыми: Сергей Рак, директор компании «Маркон» (бренд «Стардогс»): – С апреля месяца ситуация для владельцев киосков не меняется, кроме тех, кто выиграл на аукционе киоск. Все остальные киоски вне закона, договоры кончились, новые аукционы не проводятся. Работать работают, но в любой момент их могут закрыть, трактуя это как незаконное предпринимательство. Дополнительная проблема — это торговый сбор. Любое торговое предприятие — за исключением вендинговой торговли, киосков прессы и некоторых других (они получили льготы) должно встать на учёт как плательщики торгового сбора. Если они не встают на учёт, и это обнаруживается при проверке, штраф будет составлять 10% процентов от оборота. Закрывать киоски на фоне постоянных разговоров о развитии малого бизнеса, департаменту торговли не хочется. Но предприниматели, которые все же пошли добровольно регистрироваться на торговый сбор, получили отказ в налоговых инспекциях. Там им отвечали: у вас закончились договоры, поэтому мы вас не можем поставить на учёт. В итоге, владельцы и сотрудники киосков сейчас «сидят на чемоданах». Немерюк (руководитель департамента торговли и услуг Москвы — ред.) на одном заседании говорил, что они закрывают палатки на Полянке, потому что они там не нужны. В итоге на Полянке появился сетевой магазин. С нашей точки зрения, очевиден обратный вопрос: зачем там открылся «Перекрёсток», если есть палатки? По данным телеканала «M24» , в Москве до осени должны появиться 189 новых киосков «Мороженое». Пока что на аукционах было разыграно не больше пятидесяти. Осенью, вероятно, вовсе не останется палаток с действующим договором на торговлю. Сергей Рак и вовсе считает, что у истоков перемены стоят люди, далекие от понимания настоящих нужд горожан, а сами москвичи не поддержали бы инициативы мэрии, если бы подробнее понимали их последствия: «Это не дело чиновников решать, где москвичам покупать продукты. Решение вопросов нужно отдавать, конечно, самим людям. Сверху из кабинета руководителя департамента торговли вряд ли вид такой же, как из кресла муниципального депутата, к которому приходят пенсионеры и спрашивают, куда делись киоски», — говорит предприниматель. Павел Казарновский, “Йод” 12.08.2015, http://yodnews.ru/2015/08/10/kioski "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif


Ссылки

Источник публикации