Московский "след" в деле Бэнк оф Нью-Йорк

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© New York Times, origindate::18.02.2000, Перевод: InoPressa.ru

Московский "след" в деле Бэнк оф Нью-Йорк

Селестин Болен

В Москве банки растут как грибы. Кроме того, там довольно часто создаются структуры, имеющие лишь банковскую вывеску, а на деле к банкам вовсе не относящиеся. Рассматривающееся сейчас в американском суде дело об отмывании денег через Бэнк оф Нью-Йорк затрагивает целую сеть московских банков, связанных с высшими эшелонами российской власти и финансов, - сообщает газета.

Для начала следует сказать, что ни "Фламинго", ни ДКБ, фигурирующие в показаниях Эдвардс и Берлина, в действительности банками вовсе не являются. Такого мнения придерживаются российские банкиры и американские следователи.

Скорее, это подставные компании, разработавшие остроумные схемы по переводу денег из России на один из трех счетов в Бэнк оф Нью-Йорк в обход налоговых и таможенных органов.

Подобные специфические банки играют ключевую роль в той обстановке хаоса, которая воцарилась в экономике России после скоротечного развала советской системы.

Некоторые из них - их называют карманными банками - принадлежат одной компании или предприятию, нуждающимся в получении кредита. Другие банки созданы в результате союза между российским бизнесом и правительством. Определить истинную принадлежность таких банков и их реальных владельцев контролирующим органам очень трудно.

В данном случае, согласно документам, содержание которых стало известно в среду в Нью-Йорке, как "Фламинго", так и ДКБ являются дочерними компаниями российских банков - МДМ-банка и Собинбанка - которые имели в Москве покровителей с хорошими связями или в Кремле, или в московской мэрии.

Собинбанк не был "липовым" банком. Основанный в 1990 году, он имел свое лобби и клиентов и поддерживал контакты с целым рядом крупных влиятельных российских банков, включая СБС-Агро Александра Смоленского, связанного с мастером политических интриг, финансистом и медиа-магнатом Борисом Березовским.

Трудно сказать, причастны ли влиятельные патроны к разработке или использованию схем по переводу денег - и знали ли они о подставных компаниях Берлина - Бенекс, Бекс и Лоулэнд вообще. Значительную часть из 7 млрд. долларов, переведенных через эти компании, составляли деньги российских импортеров, стремившихся оплатить поставки своим зарубежным партнерам, не привлекая внимания властей к реальной стоимости контрактов. Однако есть также доказательства, что подобные схемы использовались преступниками для отмывания денег и богатыми русскими для вывоза денег за рубеж в оффшорные зоны.

Чем большее содействие федеральным правоохранительным органам будут оказывать Эдвардс и Берлин, тем большее беспокойство будут испытывать многие российские банкиры.

"Я уверен, что, если эти двое продолжат давать показания, они могут многое рассказать о нелегальной деятельности, в которой принимали участи хорошо известные финансисты и политики",- считает бывший Генеральный прокурор России Юрий Скуратов.

Обнаружить нужные факты в хаосе российской банковской системы - задача очень трудная, если вообще выполнимая. В условиях нестрогой отчетности, слабой законодательной базы и высокой "смерности" среди банков - если не самих банкиров - следы нужных бумаг теряются в царящей неразберихе со сменой владельцев.

Попробуем все же разобраться в этих дебрях счетов и взаимоотношений. Согласно документам, имеющимся в распоряжении окружного суда Манхэттена, как МДМ-банк, так и Собинбанк упомянуты в качестве участников схемы по переводу денег через счета Бенекс и Бекс. В этих же документах говорится, что деньги, переведенные компаниям Бекс и Бенекс в период с февраля 1996 по осень прошлого года, прошли через один счет в Бэнк оф Нью-Йорк, принадлежащий МДМ-банку.

В августе 1996 года Люси Эдвардс предположительно открыла счет для Собинбанка, который впоследствии был заменен счетом для ДКБ.

Два года спустя деньги от "Фламинго" через московский Собинбанк поступили на еще один счет в Бэнк оф Нью-Йорк, открытый Эдвардс и ее мужем на имя компании Лоулэнд.

Осенью прошлого года российские правоохранительные органы провели обыск в банке "Фламинго" и обнаружили там 430 000 долларов и 3,3 млн. рублей наличными, не указанных в отчетности. В этой связи российская прокуратура предъявила "Фламинго" обвинения в незаконной банковской деятельности.

В октябре, уже после обыска во "Фламинго", российские правоохранительные органы начали расследование в отношении Собинбанка. В одном из хранилищ в офисе банка были обнаружены 1,6 млн. долларов наличными и 6 кг. золотых слитков. Против Собинбанка никаких обвинений выдвинуто не было.

Аудиторская проверка, проведенная Артуром Андерсеном в отношении СБС-Агро, показала, что в конце 90-х годов Собинбанк был дочерней компанией СБС-Агро, которому принадлежали также 20% акций "Фламинго".

В свое время часть акций Собинбанка были куплены "Манежем" - разработчиком комплекса на Манежной площади. Это был любимый проект мэра Москвы Юрия Лужкова и одного из его бизнесменов-фаворитов Умара Джабраилова. Другими акционерами Собинбанка являются нефтяная компания "Лукойл", НПО "Энергия" и два более мелких банка.

Позднее у МДМ-банка и Собинбанка появился единый патрон - Александр Мамут, тесно связанный с так называемой "Семьей".

В 1997 году Мамут, имеющий свой собственный банк - КОПФ - стал членом совета директоров Собинбанка. На этом посту он находился до тех пор, пока в прошлом году не стал председателем
совета директоров МДМ-банка. В каждом случае он помогал банкам привлечь важных клиентов, таких как "Сибнефть", "Алмазы России-Саха" и НПО "Энергия".

Некоторые полагают, что схема смогла сохраниться, поскольку в Москве у нее были влиятельные покровители. Однако, по словам информированного российского банкира, хорошая репутация счетов "Бенекс" объясняется также протекцией, которую этой компании, видимо, оказывал Бэнк оф Нью-Йорк, имевший в Москве большие деловые интересы.

В одном из своих интервью прошлой осенью президент Собинбанка Александр Занадворов настаивал на том, что он никогда не встречался ни с Эдвардс, ни с Берлиным.

"Как я понимаю,- подчеркнул он,- "Бенекс" и "Бекс" активно работали с российскими банками и компаниями. Если бы кто-то этого захотел, они могли бы назвать имена многих банков и компаний".