Московский спрут из сочинской бухты

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© The Moscow Post, origindate::12.04.2011, Фото: "Москонверспром"

Московский спрут из сочинской бухты

Девелопер Валерий Морозов устроил скандал с управделами президента и МВД, чтобы беспрепятственно вывести украденные у государства деньги за границу

Юрий Протасов

Compromat.Ru

Валерий Морозов

Как известно, осьминожки и кальмары в случае опасности имеют обыкновение выпустить в пространство облако черных чернил, и спрятаться в туманной неизвестности. В океане бизнеса роль таких «головоногих» выполняют всевозможные финансисты и комбинаторы. Они — регулярные ньюсмейкеры по всевозможным громким скандалам и разоблачениям заговоров и коррупции. Их основная цель — придумать схему, выпустить компромат, и сделать ноги в безопасное государство.

Неудачный пример такой тактики каракатиц и кальмаров — руководитель скандального благотворительного фонда «Федерация» Дмитрий Киселев, засадивший премьер-министра России за рояль и, судя по всему, заработавший на этом миллионы.

Но есть и более успешные подражатели природе. Проверенной эволюцией схеме, как недавно выяснилось, весьма удачно последовал благотворитель и девелопер, самый громкий разоблачитель коррупции в высших эшелонах российской власти, олимпийский строитель и владелец ОАО «Москонверспром» Валерий Морозов. Он удачно нажился на многих государственных и муниципальных подрядах, затем вывел семью и активы за рубеж и уже оттуда обрушился с разоблачениями всех и вся — от управделами президента и «Олимпстроя» до МВД и экс-мэра Москвы Юрия Лужкова. В убытке остался госбюджет России.

Только по предварительным данным на февраль 2011 года за ОАО «Москонверспром» числится налоговая недоимка в 134,8 млн. рублей, а также арбитражное дело о банкротстве. После более тщательной проверки она может возрасти в десятки раз — Валерий Морозов с середины 90-х весьма тесно работал с правительством Москвы на ниве генподрядов на всевозможные муниципальные строительные заказы. А это — настоящее золотое дно столичного стройкомплекса лужковских времен.

Явление Морозова

Пример Валерия Морозова достоин учебников для начинающих акул весьма специфического бизнеса — распределения финансовых потоков по прибыльным ведомственным строительным заказам и связанной с этим лубочной московской благотворительности. Или, международно выражаясь — девелопмента.

В самом начале жаркого лета 2010 года пребывающую в предотпускной неге российскую общественность взбудоражило разоблачительное интервью, которое дал британской «Санди таймс» председатель правления малоизвестной столичной фирмы ОАО «Москонверспром», которое строит множество объектов для Олимпиады в Сочи, Валерий Морозов. В публикации бизнесмен рассказал о небывалом размахе коррупции при распределении строительных госконтрактов. Упомянул он и о том, что лично давал взятку высокопоставленному сотруднику Управления делами президента (УДП).

В последующих комментариях СМИ Морозов уточнил имя этого чиновника: им якобы являлся Владимир Лещевский, заместитель начальника Управления капитального строительства УДП. Господин Лещевский заявил, что обвинения Морозова — «полная глупость». Такой же была реакция Виктора Хрекова, пресс-секретаря Управделами президента. Однако Морозов настаивал: после того как «Москонверспром» заключил контракт на реконструкцию корпуса «Приморский» санатория «Сочи» (в нем во время Олимпиады будет проживать правительственная делегация), Владимир Лещевский якобы потребовал от него 12% отката от суммы контракта в 1,5 млрд рублей. Впрочем, как выяснилось вскоре, сам Валерий Морозов может слыть одним из родоначальников пресловутой «откатной системы»

Столичный меценат

В середине 90-годов ХХ века в московском законодательстве сложилась странная система, при которой 150 аккредитованных при мэрии благотворительных фондов имели право распределять налоговые льготы на сумму благотворительного взноса среди своих меценатов.

Система работала безотказно. Многомиллионные суммы перечислялись на счета никому неизвестных структур, затем за 10% обналичивалось через какой-либо крупный фонд (вроде Российского Фонда Культуры и Международного Фонда славянской письменности). Еще 10-20% по договоренности передавалось топ-менеджеру компании-мецената, подписавшему чек, а остальное — с Божьей помощью делилось между самими благими делами и их непосредственными исполнителями. В результате Москва обзаводилась новыми богатыми церквями и православными обителями, больницам перепадало кое-что из медоборудования, а миллиарды долларов бюджетных средств исчезали в карманах чиновников мэрии и «благотворителей».

В 1997 году при содействии правительства Москвы был создан благотворительный Фонд содействия развитию социально-экономических реформ «Преображение через Сотрудничество». Его президентом стал бизнесмен Валерий Морозов. По его же словам, в то время Морозов был лично вхож в семью мэра Москвы и работал в числе избранных столичных девелоперов, ответственных за важнейшие и наиболее прибыльные стройки по горзаказу.

В разгар всеобщего отмывания госсредств на ниве благотворительности, в 2000 году Морозов стал председателем правления ОАО «Москонверспром», а гендиректором компании на данный момент числится супруга Морозова Ирина. Судя по названию, ОАО «Москонверспром» — чудом выжившая фирма-однодневка с гигантским стажем работы и миллардными оборотами. Подтверждает это и весьма убогий официальный сайт компании www.moskonversprom.ru, где в разделе контактов указан только электронный адрес, в разделе новостей — обширная благотворительная деятельность упомянутого фонда, в разделах выполненных и реализуемых проектов — одни и те же, весьма солидные объекты олимпийских строек в Сочи. Примечательно, что фотогалерея проектов компании состоит из единственного снимка — портрета самого Валерия Морозова на фоне Кремлевской стены.

Разводка "по-девелоперски"

Недолгое плавание фирмы Морозова по бизнес-волнам к берегам олимпийского Сочи определила политическая погода. В начале 2000-х во время очередной попытки налаживания отношений между Юрием Лужковым и бессменным кремлевским завхозом Владимирым Кожиным, Валерий Морозов оказался в числе «своих» генподрядчиков Лужкова на федеральных стройках. В 2005 году «Москонверспрому» достался многомиллионный подряд на реконструкцию правительственной ложи в Государственном Кремлевском Дворце — однако качество работ нанятых семейным предприятием Морозовых субподрядчиков сильно не устроило Управделами. Скандал удалось замять — и «Москонверспром» стал одним из первых счастливчиков, еще в 2006 году припавших к распределению государственных средств при строительстве олимпийских объектов в Сочи.

На сегодняшний день ОАО «Москонверспром» значится генподрядчиком по следующим объектам: квартал жилой застройки по ул.Таврическая г. Сочи (Заказчик — ГК «Олимпстрой»), строительство спального корпуса В санатория "Подмосковье" МВД России (Заказчик — МВД России), капитальный ремонт по объекту: "Муниципальное образовательное учреждение дополнительного образования детей г.Сочи "Детская музыкальная школа №1 им.Шмелева" (Заказчик — управление кап.ремонта г.Сочи), оздоровительный комплекс «Дагомыс» (Заказчик — Управление делами Президента РФ), корпус «Приморский» ФГУП «Объединенный санаторий «Сочи» (Заказчик — Управление делами Президента РФ).

Буквально каждую из перечисленных строек уже не первый год сотрясают скандалы и арбитражные дела. МВД до сих пор не дождется взысканных с Морозова 14 млн. руб.за невыполненные работы в своем санатории. Только законченных судебных процессов по спорам Морозова с Управделами президента — уже 9, и все им проиграны. При этом пять исков были поданы самими юристами «Москонверспрома», заключившего в 2006 году строительные контракты по олимпийскому госзаказу со строительным департаментом Управления делами президента РФ на полтора миллиарда рублей. Доходило до смешного.

К примеру, в 2009-м Морозов пытался в арбитраже оспорить результаты конкурса на доделку корпуса «Приморский» в Сочи, деньги на которой фирмой Морозова были освоены еще в 2006-м. Когда выяснилось, что часть работы не была проведена, а бесконечная волокита с субподрядными организациями грозила сорвать все сроки, Олимпстрой провел новый конкурс, к которому ОАО «Москонверспром» даже не было допущено — компания Морозова выставила заведомо завышенные цены. По конкурсу на лифты разница составила 5,2 млн руб, по витражам — более 20 млн, и так далее…

Впрочем, заведомо проигрышные арбитражные процессы позволили Валерию Морозову за год спокойно перевести офис в Лондон, а нажитые непосильными строительными контрактами капиталы — в легальный зарубежный бизнес. Уже после этого девелопер решился на отчаянный шаг.

Игра ва-банк

В своих разоблачениях Валерий Морозов не ограничился управлением капстроительства Управделами. Досталось и ведомству Рашида Нургалиева. Морозов заявил, что полученные опреативниками ДЭБ МВД деньги на «оперативный эксперимент» по даче пресловутой взятку замглавы стройдепартамента УДП Лещевскому были попросту похищены милиционерами. При этом Морозов в своих многочисленных заявлениях называл разные суммы от 5 до 15 миллионов рублей, а в материалах проведенной СК при Генпрокуратуре РФ в августе 2010 года проверки Валерий Морозов и вовсе признает, что вся сумма в количестве 5 миллионов рублей была ему возвращена оперативниками по акту.

В оперативных мероприятиях принимала участие вся семья Морозовых, включая его сына, который под присмотром оперативников возил отца на встречу с Лещевским в ресторан для передачи денег. Ведь родственники, как известно, впоследствии имеют право не свидетельствовать в суде против обвиняемого. Впрочем, сотрудники ДЭБ МВД не смогли подтвердить факт передачи пакета с деньгами во время встречи Лещевского с Морозовым, и операция была отменена.

Интересно, что одновременно и Ирина Морозова подала обращения президенту России и правительству с просьбой защитить ее от угроз физической расправы со стороны чиновников УДП, которые якобы угрожали ей прямо на заседании конкурсной комиссии по олимпийским объектам в 2009 году. Разумеется, ни записей оперативного эксперимента у самого Валерия Морозова, ни диктофонных протоколов конкурсных комиссий у Ирины, нет. Теперь обоим супругам грозит обвинение в лжесвидетельстве. Но, как выясняется, лучше заочно находится в розыске, чем отвечать перед сотнями разгневанных и голодных рабочих на собственных строительных объектах.

Морозовские стройплощадки

В марте 2010 года, за пару месяцев до скандальных разоблачений «Санди Таймс», над фирмой Морозовых сгустились тучи. Забастовку объявили рабочие одного из крупных сочинских объектов «Москонверспрома» — квартала по улице Таврической. Они прямо обвинили генподрядчика в многомесячной задержке зарплаты, проволочками с оформлением документов и прочих грубейших нарушениях. Рабочие также поведали СМИ о том, что уже несколько месяцев живут практически впроголодь на положении рабов — без денег и документов.

Один из рабочих стройки, Игорь Печорин, заявил тогда в прессе, что зарплату на объекте генподрядчик не платил с самого начала стройки, а сам Печорин после недели обедов в столовой стройгородка слег в больницу с лопнувшей язвой желудка. Впрочем, после этого столовая закрылась навсегда. А все морозовские стройки постепенно встали. Сейчас в отношении «Москонверспрома» возбуждена процедура банкротсва — однако миллиарды бюджетных средств давно испарились со счетов «Москонверспрома». Куда — теперь предстоит выяснять прокуратуре и налоговой службе.

Вскоре после этой истории гендиректор «Москонверспрома» Ирина Морозова была дисквалифицирована на год, а фирма автоматически лишилась права на контракты по госзаказу. Теперь уже очевидно, что все громкие разоблачения оборотистого бизнесмена с лужковской закалкой имели одну цель — отвлечь внимание правоохранительных и налоговых структур от финансовой деятельности самого Валерия Морозова, вызвав чуть ли не международный скандал с участием управделами президента России.


***

Но, таких как Морозов, потопить нелегко даже всемогущим кремлевским структурам. 8-10 апреля 2011 в московском фонде славянской письменности прошло мероприятие под названием «Церковно-общественная конференция «Ответственность христиан за земное отечество». Президент Фонда «Преображение через Сотрудничество», организатор благой тусовки Валерий Морозов, весьма цинично предпочел вершить добрые славянские дела из ближайшей к стройкам в Сочи олимпийской столицы — Лондона. На конференцию он не приехал. Ведь он уже выполнил девиз своего фонда — посотрудничал с государством и преобразился. Из мелкого околовластного афериста — в очередного состоятельного «русского диссидента». Хотя, с точки зрения биологии, скорее — в средней руки кальмара с внушительной чернильной сумкой и щупальцами в кипрских оффшорах.