Московское бремя

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Московское бремя В Кремле знают, о чем говорят, когда называют Лужкова промеж себя "панфиловцем": московский мэр считает свою тактику (Москва за нами, ни шагу назад!) своим единственным шансом оставаться на плаву.

" Замоченный в эфире Последнее официальное общение российского президента с московским мэром во время награждения группы руководителей орденами и медалями накануне Нового года обратило на себя внимание словесной пикировкой перед телекамерами между Путиным и Лужковым. Последний, получая чуть ли не последним по списку и к тому же отнюдь не высокий по достоинству орден Почета", обиделся и не смог не съязвить. Лужков пожелал Путину настоящих, а не случайных успехов и сказал, что его награда -- это отношение президента к Москве и москвичам. И получил ответный удар от Путина, подсолившего мэрскую рану словами, что Москву он, президент, любит -- независимо от того, кто ее возглавляет.

Любит бывший питерец златоглавую или нет -- неизвестно. Но Саратов все равно больше, судя по престижному ордену "За заслуги перед Отечеством" II степени, которым президент отличил саратовского губернатора Дмитрия Аяцкова то ли за декларацию добровольного ухода из Совета Федерации, то ли за давнишнее намерение быть первым в деле строительства публичных домов на волжских просторах. 
Так или иначе, но, похоже, отношения Путина с Лужковым не наладились со времен президентских выборов, когда, расчищая дорогу Путину, Сергей Доренко замочил Лужкова в эфире. Не спасли ни недавняя присяга на верность президенту московского мэра вместе со всем его "Отечеством", ни последняя акция повиновения -- одобренный Лужковым в первых рядах гимн на музыку Александрова. 
Насчет отсутствия Лужкова на Великой рождественской службе в его любимом детище -- окончательно отделанном храме Христа Спасителя -- есть разные мнения. Одни собеседники "Профиля" говорят, что московский мэр не явился в храм в пику присутствовавшему там президенту. Другие, наоборот, утверждают, что Лужков специально уехал на две недели в Австрию кататься на горных лыжах, чтобы не привлекать к себе внимание на рождественской службе как к главному действующему лицу, воссоздателю храма, и не заслонять таким образом собой президента -- то есть совершил умный придворный маневр. 
Так или иначе, но Путин либо обиделся на неявку, либо маневр не был оценен Кремлем, так что по возвращении Лужкова в Москву пришли за его главным финансистом -- Генпрокуратура возбудила дело против министра финансов столичного правительства Юрия Коростелева. Его обвинили в том, что правительство Москвы допустило нарушение закона, переоформив после кризиса 1998 года долговые обязательства МОСТ-банка Москве в векселя холдинга "Медиа-МОСТ" -- всего на сумму свыше $200 млн. 
Дошло до того, что Лужкову самому пришлось давать письменные объяснения Генпрокуратуре -- в связи с исследованиями кредитно-финансовых отношений "Медиа-МОСТа" и правительства Москвы. 
Между тем, по информации собеседника "Профиля" из числа прокурорских работников, дело Коростелева вряд ли имеет судебную перспективу: министр финансов московского правительства в прошлой жизни был председателем Черемушкинского райисполкома столицы, а начальники советских времен привыкли свои подписи куда попало не ставить. Тем не менее ясно, что Лужкова решено таким нехитрым образом потревожить, потому как не усвоил он простого правила: если ты проиграл войну, плати контрибуцию. 
Делись, делись и больше не дерись Депутат Думы от ЛДПР Алексей Митрофанов говорит: "За прошедший после президентских выборов год отношения Кремля с Лужковым не изменились, хотя внешне Путин и соблюдает дипломатию. Например, весной на юбилее Константина Райкина в "Сатириконе" президент встречался с Лужковым, и они даже сидели вместе. Однако по линии МВД давление на Юрия Михайловича не ослабевало ни на минуту, как и тенденция переподчинения центру силовых структур Москвы. Это давление ведет к тому, что Кремль, решив проблему НТВ, более системно займется Лужковым -- пока Старой площади несподручно вести войну сразу на несколько фронтов. Лужков же не демонстрирует гибкость. Он должен был прежде всего подтвердить Кремлю, что проиграл, что борьба закончена и он готов по-настоящему "строиться". Посоветоваться с администрацией, что ему нужно для этого сделать, и кое-кого убрать из своего окружения. Ничего этого он до сих пор не сделал. Вся московская команда как сидела, так и сидит, а ее шеф повторяет, что он никого не тронет". 
По этому поводу собеседник "Профиля" со Старой площади не скрывает раздражения: "Он мог бы убрать хотя бы Иосифа Орджоникидзе или Владимира Евтушенкова, но все дело в том, что лояльность Лужкова Кремлю только внешняя, внутренней как-то не чувствуется. Он очень упрямый человек. Если хочешь с нами договариваться и дружить -- делись кусками бизнеса с новыми людьми, тем более что при Путине деловая Москва сильно пополнилась людьми из питерской тусовки. Можно отдать, например, коммунальное хозяйство или строительство. Лужков же проиграл, но не делится, а продолжает махать кулаками". 
Как это ни цинично, но в доморощенной нашей логике лужковским оппонентам отказать трудно. Это как на бандитских разборках, где выясняют главным образом не кто виноват, а кто прав, и ищут того лоха, с которого легче получить. Но Лужков на лоха мало похож, к тому же по своей натуре не умеет отступать -- в московском мэре живет постоянный страх того, что любой шаг назад может превратиться в большое отступление, чреватое потерей всего. 
Похоже, в Кремле знают, о чем говорят, когда называют Лужкова промеж себя "панфиловцем": московский мэр считает свою тактику (Москва за нами, ни шагу назад!) своим единственным шансом оставаться на плаву, а потому продолжает фрондировать. 
Например, рассказывают, что во время декабрьского совещания губернаторов Центрального округа в Тамбове президентский полпред Георгий Полтавченко предложил создать совместными усилиями денежный фонд полномочного представителя (попросту чтобы губернаторы скинулись). Московский мэр долго и нудно валял дурака, расспрашивая, что это за фонд да какие у него цели. Когда же всех присутствующих пригласили на банкет, то Лужков со всей своей командой уехал играть в теннис. 
С рук на руки самому себе В этой ситуации, понимая, что Лужков в Москве -- это не Александр Руцкой в Курске и нахрапом его не возьмешь, Кремль отщипывает от столичного мэра по кусочку со всех сторон. Так, главный московский милиционер Виктор Швидкин и главный московский судья Ольга Егорова посажены федералами вопреки желанию Юрия Лужкова. 
Дальше -- больше. В конце года состоятся выборы в Мосгордуму, и если в 1997 году Лужков сумел провести в городской парламент свой список, то сейчас Кремль намерен отыграться, сделав Мосгордуму наконец-то оппозиционной московскому мэру. Получится или нет, сказать трудно: москвичи народ тертый, да и Лужкова в общем и целом любят, однако вряд ли Старая площадь упустит такой шанс. Во всяком случае, прокремлевское "Единство" и давнишние оппоненты Лужкова из Союза правых сил уже заявили о своем участии в выборах в Мосгордуму. 
Так или иначе, мэрское кресло за самим Лужковым закреплено до следующих выборов в 2003 году -- если только московский голова не достанет Кремль настолько, что по новому закону его не отстранят от управления столицей, возбудив против него какое-нибудь уголовное дело. Но это совсем уж маловероятно. 
В такой ситуации Лужкову, чтобы сохранить влияние, нужна четкая линия поведения -- своего рода стратегия в отношениях с Кремлем. По мнению директора Агентства прикладной и региональной политики Валерия Хомякова, у мэра есть разные варианты поведения: "Первый вариант -- заставить москвичей поддержать себя, встав в жесткую оппозицию к Путину вместе с частью губернаторской фронды. Это маловероятно, потому как Юрий Михайлович хорошо помнит железные челюсти не исключено, что временно закатившейся телезвезды -- Сергея Доренко. Второй вариант -- принять вооруженный нейтралитет: огрызаться, но в основном быть к власти лояльным. И при любом варианте ему нужно "вырастить" себе наследника, которому в случае чего можно будет спокойно и без ущерба для себя передать дела". 
Однако Алексей Митрофанов полностью исключает вероятность подобной затеи: "Операция "Наследник" для Лужкова тяжела, потому как в его команде нет единства. И если он кого-то объявит своим преемником, того просто взорвут или расстреляют из автомата. Они там все такие сильные и амбициозные, что эту схему не примут, и в итоге план провалится, а в мэры придет совершенно сторонний человек, на которого им согласиться легче, чем на кого-то своего". 
Если так, то задача Лужкова усложняется. Ему надо не только биться за влияние, но и, если уж некому передать с рук на руки столицу, позаботиться о продлении сроков своего правления. 
Поправка поправки Время до 2003 года у Лужкова еще есть. И способы продлить полномочия в природе существуют. Вот недавно с помощью, кстати, пролужковской думской фракции ОВР удалось принять поправку к закону "Об общих принципах организации представительной (законодательной) и исполнительной власти в субъектах Федерации". По самому этому закону больше двух сроков занимать губернаторское место было недозволительно, а закон вступал в силу 19 октября 1999 года. Но, например, президент Татарии Минтимер Шаймиев, у которого срок выборов в марте, известил Кремль о том, что принял решение идти на третьи выборы, потому как Конституция Татарстана упомянутого ограничения не предусматривает. Кремль, не желая портить отношения с Казанью, решил молча дать возможность Шаймиеву избраться на третий срок, протащив через Думу поправку: по ней те главы регионов, которые на свой второй срок избирались до принятия этого закона (то есть до 19 октября 1999 года), считаются избранными только один раз и могут избираться повторно. 
Между тем у самого Лужкова вторые выборы прошли в декабре 1999 года, и под поправку он не подпадает. Однако близкий к московскому мэру вице-спикер Думы Георгий Боос надеется, что Лужков будет избираться в 2003 году на третий срок: "Я внес поправку, которая дает возможность Юрию Михайловичу в 2003 году избираться на новый срок. Поправка будет предусматривать, что ограничения по избранию на должность губернатора не могут вводиться задним числом. То есть если прежняя поправка была сделана под Шаймиева и еще нескольких человек, то моя поправка просто говорит, что закон, который ущемляет права избирателей, вообще не может быть введен задним числом". 
Кремлевские собеседники "Профиля" не опровергают информацию о том, что идея Бооса серьезно обдумывается на Старой площади (при этом остается в силе проект ограничения влияния Лужкова путем вытеснения его людей из структур федерального подчинения и создания оппозиционной Мосгордумы) и, более того, против этого в принципе не возражает президент Путин. 
Почему? Да потому, что бизнес бизнесом, а со столицей шутить опасно. Одно дело нервничать, что Лужков не сдает своих и не делит московский бизнес в пользу младопитерцев, и совсем другое -- отсутствие гарантий, что другой, окажись он на месте Лужкова, справится с мегаполисом, который нынешний мэр без малого десять лет выстраивал под себя. 
Так что у Лужкова и без кусков столичной собственности есть возможности торговаться за третий мэрский срок. После последнего избрания Лужкова мэром сам же президент Путин не смог не заметить, что москвичи в очередной раз сделали свой выбор, отдав почти 75% голосов за Лужкова -- и это несмотря на льющиеся на его голову помои по ОРТ. Итоги московских выборов означают для Кремля, что в Москве Лужков популярен и может гарантировать спокойствие в столице. А это само по себе дорогого стоит. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации