Мосфильм: Стоять-бояться

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Газета журналистских расследований Дело №", №3, август 2004

Мосфильм: Стоять-бояться!

Converted 17360.jpg

Так уж сложилось, что получить отклик от благодарного или даже разгневанного читателя случается не часто. Виной тому — когда инертность, а когда и недоверие к самому жанру расследований. Некоторые читатели материалов "Дела №", которые по совместительству являются еще и фигурантами, вовсе не спешат что-либо комментировать, а то и обрывают телефоны редакции, намекая на судебные иски. Угрозы обычно не сбываются, ведь судиться, при всей достоверности изложенного, оказывается бессмысленно. Другая, наиболее смелая часть нашей аудитории, напротив подбрасывает в редакционный портфель все новые темы. Но представьте, насколько же отрадно было узнать, что основная линия расследования Дела за номером два не осталась без внимания читателей, не только откликнувшихся на наши публикации, но и еще раз подтвердивших достоверность изложенного. Их отзывы мы будем публиковать и впредь.

Original Message 
From: ???????????
То: delo@rospo.ru
Sent: Wednesday, April 14 2004 2:17 PM
Subject: ?????? ??????????

Уважаема редакция!

Я проработал на киностудии "Мосфильм" почти тридцать лет в должности диспетчера и занимался координацией съемочного процесса. Полтора года назад мне пришлось уйти со студии, которой была отдана лучшая часть моей жизни. Сейчас я живу у детей за границей и не нуждаюсь материально. В силу специфики моей деятельности я, естественно, знаю многие из "тайн" и "секретов" "Мосфильма". Поэтому я не без интереса ознакомился со [page_14774.htm статьей "Стреляют не только в кино"], опубликованной в вашем издании, и посвященной происходящему на "Мосфильме". Должен признаться, что я был поражен Вашей осведомленностью о не столь давней ситуации на студии. То, что в недавнем прошлом территория "Мосфильма" была подчинена криминалу, абсолютно соответствует действительности. Все эти разливы поддельной водки и технической воды, криминальный сервис — все это имело и в определенной степени имеет место. Видели бы вы недавнюю наглость и бесцеремонность чеченских "братков", которые хозяйничали на территории "Мосфильма", и те автомобили, на которых они раскатывали. Сейчас, увы, многое забылось, что поделаешь, забывчивость — одно из отрицательных свойств человеческого существования. Но у современного руководства студии забывчивость, видно, уже стала хроническим заболеванием. Меня очень "порадовали" ответы В Л. Рясова. Например, такой пассаж что "... столовая не имеет подвала и коллектора, это помещение..., стоит на нулевом уровне, то есть, на уровне земли". В. Рясову как первому заместителю Генерального Директора "Мосфильма" следовало бы лучше знать помещения студии. Далее Рясов пишет: "Существование преступных чеченских группировок на "Мосфильме" исключено. Я подчеркиваю — преступных группировок". Хочется спросить В. Рясова, а не "преступные" чеченские группировки на студии существуют? Что на это ответить? Шахназаров и компания во главе с Рясовым появились на студии с 1998 года. А пресловутый чеченец Малик, по словам В. Рясова, не появляется на студии с конца 2001 года, да и сам "чеченский" сервис уехал со студии только в 2002 году. То есть, долгих четыре года г. Рясов работал вместе с г. Бараевым и существовал бы дальше. Сами чеченцы оставили студию не по просьбе Шахназарова, а просто потому, что изменилась обстановка в стране. Вторая чеченская война, внутренние дела самих чеченцев и т.д. Да, вобщем-то, сам Малик никогда не претендовал на роль руководителя студии, он решал свои дела на ее территории. И если бы не было решения самого Бараева уехать со студии, то ему не помешал бы никакой Рясов. Ведь на чеченцев отключением света, воды и телефона, то есть административными интригами, не подействовать. Кроме того, "смотрящий" за делами Малика на Мосфильме некто Альберт Разилов, который, кстати, и привел на студию Бараева, никуда и не ушел Он как был официально начальником столовой, так им и остался. Рясов пытался своими обычными методами избавиться от Алика но ничего не получилось. Можно с интеллигентными арендаторами подло интриговать, а Алик сразу что-то сказал Рясову о его "маме" [я присутствовал при этом разговоре] и напомнил о последствиях действий Рясова. На что бывший советский управляющий Рясов сдулся как детский шарик и поник, и больше никогда не возвращается к этой теме. Потому что Алик с Маликом — это не интеллигентнейший Сергей Баженов, а люди дела причем, "дела" конкретного и очень больного, часто смертельного, и Рясов это прекрасно понимает. Кроме того, смехотворными выглядят утверждения товарища заместителя Генерального Директора Рясова по поводу отсутствия в пиротехническом иеху элементов настоящей взрывчатки. Любой честный специалист-пиротехник документально подтвердит вам обратное. Может быть, на студии и оружия нет; тогда пусть Рясов съездит в Алабино, на военно-техническую базу, где находится различное вооружение на целую дивизию, включающее действующую бронетехнику. Но я понимаю, для толстых и не совсем трезвых чиновников Алабино далеко, но тогда можно спуститься в оружейную комнату на первом этаже Главного корпуса. За шесть лет руководства студией Рясову надо было бы лучше узнать процесс кинопроизводства. В общем, "оправдания" Рясова — это ретроградная амнезия, за которой скрывается обычный страх обычного чиновника потерять доходное место. В. Рясов прав только в одном, все дела, описанные в вашей, статье, принадлежат истории. Ну кто во время социального бардака 90-х годов не был замаран в каком-либо неприглядном деле?

Современная ситуация на студии "Мосфильм" гораздо серьезней и интересней разных там чеченских Маликов, время которых уже, к счастью, ушло. Подобные "Мосфильму" экономические монстры, оставшиеся в нашей стране, представляют собой очень опасную хозяйственную модель. Вы верно отметили, что основная причина скандалов вокруг "Мосфильма" связана с огромными деньгами, которые оборачиваются на самой студии и вокруг нее. Кратко эту экономическую конструкцию можно охарактеризовать так — "Мы, чиновники, вкладываем государственные или общенародные ресурсы в определенное дело, а дивиденды с вложения получаем только мы". К. Шахназаров часто хвалится во время интервью, что "Мосфильм" не получил "ни копейки денег от государства", но зато сам К. Шахназаров получил в собственное и бесконтрольное пользование крупнейшую в Европе киностудию, расположенную на 34 гектарах очень дорогой земли. К моему удивлению, никто, описывая ситуацию вокруг "Мосфильма", не задает простого вопроса — кому подчиняется в формальном отношении К. Шахназаров как директор Федерального государственного унитарного предприятия "Мосфильм'? Оказывается ... никому, Карен сам себе режиссер. Киностудия как ФГУП лишь формально имеет отношение к Министерству культуры, еще более формальное отношение к Союзу кинематографистов. Попробуйте также административным путем снять К. Шахназарова с должности, не получится, процедура отставки невероятно сложна и запутана. Что из этого следует? А то, что "Мосфильм", формально находясь в государственной собственности, практически принадлежит К Шахназарову. И Карен, как человек умный, не мог не воспользоваться ситуацией, когда счастье само падает с небес. Поэтому-то наш режиссер-директор и выступает так резко против приватизации студии. Какая приватизация, когда все и так мое, попробуй, отними. Приватизация как процесс — это привлечение постороннего внимания, новые люди, конкуренты в конечном итоге, это нарушение прав правящей группировки. Гораздо лучше как персидский шах править абсолютно безответственно, Зачем в такой ситуации миллионы Гусинского, за которые он получает половину акций студии "Мосфильм", эти миллионы и так легко получить, не делясь с посторонними. Какие деньги крутятся на "Мосфильме" или вообще в шоу-бизнесе, можно только догадываться, видя затраты и уровень жизни наших шоуменов и режиссеров. Из этой обшей стратегии выстраивается и тактика действий. Первое — не допустить посторонних на руководящие должности в студии, поставить своих верных людей, отсюда на студии появились и одноклассник Шахназарова Рясов и "голубой" воришка Шмельков. Второе — чтобы оттеснить творческих и влиятельных в кино людей от процесса управления студией, надо киностудию из творческой организации превратить в фабрику по предоставлению услуг — операторской техники, звукозаписывающей студии, света и, что самое главное, очень удобных павильонов, построенных в советское время. Посмотрите, что снимается на "Мосфильме", рекламные ролики, бесконечные и пошлые "Огоньки", во время съемок которых можно получить неплохую "вечнозеленую" наличность. Настоящее, подлинное кино как не снималось так и не снимается на "Мосфильме". Где делают свои фильмы Н. Михалков или С. Соловьев? На "Мосфильме"? Да, они вынуждены пользоваться базой "Мосфильма", но это не значит, что "Мосфильм" каким-либо другим образом помогает творчеству этих талантливых людей. Что такое "Мосфильм" сегодня — это бенефис К. Шахназарова и немного рекламных роликов. Что снял "Мосфильм"? Провальный фильм Шахназарова "Яды, или всемирная история отравлений", на который ушел весь бюджет "Мосфильма". Или современный конъюнктурный фильм того же и только одного Шахназарова о терроризме, на который расходуется также весь бюджет студии. Куда расходуется бюджет киностудии, волен решать только сам Генеральный директор. Именно эти две картины и есть чисто "мосфильмовское детище", все остальные фильмы и творческие группы, их создавшие, имеют к студии лишь формальное отношение арендаторов тех или иных услуг. Благодаря такой феодальной системе многие талантливые и творческие люди не в состоянии реализоваться в кино. Поговорите в кулуарах "Мосфильма" с людьми, работающими здесь, и оценки происходящего на студии будут еще более резкими.

"Мосфильм" сегодня — это красивая потемкинская деревня, прикрывающая безответственное честолюбие и прекрасную финансовую прибыль. Для этого "прикрытия" К. Шахназаров талантливо использует политические связи своего отца, бывшего экономического советника М. Горбачева.

Как делаются деньги на студии? Я могу раскрыть несколько механизмов. Сейчас обычный игровой фильм стоит около 1 миллиона долларов. Для неигрового кино — это около 150 тысяч долларов. Сериал из десяти серий стоит также 1 миллион долларов, а двадцати серийный — 2-2,5 миллиона из расчета 100-300 долларов за серию. Как правило, это максимум сегодня в России. Хотя есть дорогие фильмы -с огромными бюджетами, как "Сибирский цирюльник". При этом примерно на тридцать процентов снимается, а остальное отдается тем, кто предоставлял инвестиции. Иногда это пятьдесят на пятьдесят. На "Мосфильме" вся эта продукция запускается большими пакетами, по 10 фильмов. Пишут на каждый фильм по 2—3 миллиона, а это уже 20—30 миллионов. А если этих фильмов 90, как хвалится "Мосфильм", считайте сами чистые барыши. Реально снимается 5 фильмов по 1 миллиону, остальные деньги просто списываются и возвращаются черным инвесторам. Эта схема практически безопасна — процессуально доказать злой умысел в действиях очень тяжело. Недаром во ВГИКЕ есть, наряду с творческими факультетами, и экономический факультет, готовящий специалистов для финансовой деятельности в области кино. Подобные описанным выше воровские схемы действуют и на восстановлении и строительстве студии, закупке дорогостоящего кинематографического оборудования за рубежом и т.д Кстати, закупкой оборудования и строительством ведает на студии не менее колоритная личность, чем все остальные из группировки Шахназарова, некто В. Симонов, бывший главный пожарный "Мосфильма". Как и Рясов, Симонов — человек, далекий от кино, но зато преданный начальству. Идеальная фигура для получения "откатов" за строительство и оборудование, главное, чтобы делился. Вот такие маленькие "нюансики" крупнейшей в Европе киностудии. А мы все время говорим, нефтяные олигархи — яхты, вилы, футбольные клубы, шум, Куршевель и брызги шампанского. А здесь полная тишина и огромный "гешефт", сопоставимый с доходами от нефти. Да, забыл! Доходы от советских фильмов, снятых на "Мосфильме" и сдающихся в аренду телеканалам, принадлежат, как вы думаете, кому, государству? Ошибаетесь, студии "Мосфильм", а далее кому, отгадайте с трех раз. Так что деньги ваши, стали наши — схема, возможная только в России. Да, "Мосфильм" внешне преобразился, только одно "но", как не было кино, так его и нет.

Что касается Сергея Баженова. В самые тяжелые времена для "Мосфильма" Баженов, будучи очень удачным коммерсантом, вложил огромные деньги в восстановление студии, наполнив ее сверхдорогим и новейшим оборудованием. Надо учитывать, что С. Баженов — не только бизнесмен, но и фанатик новейших технологий в области кино и телевидения. Он создал уникальную виртуальную студию, равной которой нет в России. Баженов в первую очередь внедряет уникальные технологии, а уже потом только зарабатывает деньги. Такой широкий и талантливый человек, естественно, не устраивает феодальное руководство "Мосфильма", более того, он не только прямой конкурент, но и опасный человек в тихом болотном рае студии. С. Баженов неоднократно предлагал сотрудничество руководству студии, но вместо этого продюсеры творческих студий или объединений получили прямое указание от К. Шахназарова с Баженовым не иметь дела. Многие были бы рады, но ..., а вдруг ужесточат административный режим. Причем административный ресурс применяется как-то избранно. Допустим, пресловутая работа по ночам, для одних как С. Баженов, это запрет, но если Вам удастся попасть на студию ночью, то Вы увидите, что для иных запретов нет, на студии ночью идет кипучая деятельность, но только для тех кто свой.

И последнее, факт стрельбы в С. Баженова возмутителен, он исполнен в духе "совковой" политики руководства студии. Убрать Баженова со студии боятся, но отобрать помещения, препятствовать работе, испугать дурацкими выстрелами — все это естественно для общего руководства студии. Вот если бы Баженов был не Баженовым, а Бараевым, то тогда административное рвение "толстых мужчин" с "Мосфильма" быстро сошло бы на нет.

С уважением, бывший Главный диспетчер киностудии
"Мосфильм" Смелянский.

Такой вещдок административного террора прислали в нашу редакцию читатели, раскусившие мотивы того жесткого контроля за парковкой, какой введен руководителями "Мосфильма", радеющими за содержание всего личного автотранспорта на платной стоянке киностудии.