Мошенничество сити-менеджера Озерска Тарасова под контролем ФСБ

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Евгений Тарасов

Экс-чиновник давно на свободе, он получил УДО, не выплатив городу положенную компенсацию.

История Евгения Тарасова подана нам Следственным комитетом однозначно: политика лоббировал сенатор Константин Цыбко, именно поэтому бывший магнитогорский депутат легко получил кресло сити-менеджера Озерска. Умалчивает Следственный комитет о том, что на хорошую должность более претендентов не было. Нужно ли было вообще лоббировать интересы единственного кандидата? В конкурсе, правда, участвовал еще один человек — заместитель начальника местного муниципального предприятия «Управление автомобильного транспорта» Эдуард Шовкун, который позднее дал показания, что участвовать в конкурсе его попросил глава Озерского городского округа Александр Калинин – без второго кандидата конкурс бы попросту не состоялся. 21 из 23 депутатов проголосовал за кандидатуру Тарасова. Именно так Тарасов стал главой администрации Озерска.

Наверняка лоббирующий якобы интересы Тарасова Цыбко должен был встречаться или хотя бы созваниваться со своим подопечным. Действительно в декабре 2010 года состоялась первая встреча сенатора и будущего главы администрации Озерска. Тарасов записался к Цыбко на прием, депутат магнитогорской городской думы сказал, что разработал ряд предложений, которые он хотел бы показать сенатору. Услышав в двух словах описанные идеи, сенатор объяснил Тарасову, что это не его компетенция. На том и расстались. В следующий раз Цыбко представили Тарасову уже в качестве сити-менеджера Озерска. С момента объявления конкурса Цыбко ни разу не приезжал в Челябинскую область. В день заседания конкурсной комиссии Цыбко вообще не было в России, до этого он ни разу не созванивался и не встречался с членами комиссии или самим Тарасовым – эти факты подтверждаются материалами уголовного дела. Депутаты подтвердили, что не видели Цыбко, только Калинин сказал, что видел и общался с Цыбко, но точную дату вспомнить не смог, а большая часть депутатов признались, что видели Цыбко лишь по телевизору. Каким образом Тарасову было оказано покровительство со стороны сенатора, не известно. Кстати, Следственный комитет не использует термин «покровительство», которое является объективным обстоятельствам получения взятки. Но покровительство осуществляется в отношении подчиненных. Ни сити-менеджер, ни глава города, ни городские депутаты не могут подчиняться сенатору Совета Федерации.

25b2916b5c49db617f52fa5ea48efee714.jpg

Александр Калинин

Вполне возможно, что это покровительство Тарасову оказывал Александр Калинин, советовавший его на должность. Впоследствии отношения Калинина и Тарасова стали, можно сказать, дружескими, младший коллега часто сопровождал Калинина в поездках, не всегда, связанных с его прямыми должностными обязанностями. 25 млн рублей, который впоследствии украл Тарасов, были выделены по решению Калинина. Эти деньги перечисли организации за разработку схемы теплоснабжения города, которая заказала эту схему у ФГУП Уральский государственный проектно-изыскательный институт «ВНИПИЭТ» за 3,8 млн рублей. Оставшиеся деньги были обналичены и переданы Тарасову. В городе все прекрасно знали, что заказ выполняет именно институт. В течение полугода ежедневного общения администрации и института никто даже не поинтересовался, почему институт получает за выполнение столь глобального заказа всего 3,8 млн рублей, а на сайте города опубликована сумма 25 млн. Мог ли мэр города, полковник ФСБ в отставке, бывший руководитель управления ФСБ по Озерскому городскому округу Александр Калинин не знать о схеме, проводимой у него под боком?

С другой стороны покровительство экс-главы озерской ФСБ может объяснить, почему преступление, совершаемое на протяжении нескольких месяцев, ни разу не было пресечено ФСБ? Из показаний Тарасова следует, что деньги он лично отдавал Цыбко, все телефонные разговоры Тарасова записывались – оперативник взяли его в разработку еще 27 октября 2011 года. Если бы встречи с Цыбко действительно были, почему фсбшники не задержали преступников с поличным. Передача взятки – каждый опер знает, если берешь с деньгами – считай, преступление доказано. Но ни одного такого задержания не было. Может быть, потому, что не было ни одного разговора Тарасова и Цыбко, хоть косвенно связанного с деньгами.

5f5a55aa7cade0f481e080a1b83d5ab7.jpg

Зато в записанных разговорах неожиданно всплывает фамилия Калинина.

Тарасов: — Два с половиной, да? Это с собой забирай, два с половиной, этому, отдашь. Зюсю прямо сейчас.

Гунин: — Зюсь как раз там в администрации, и Калинин там приехал.

Тарасов: — А у них же штаб сейчас там.

(Тарасов звонит по сотовому телефону: «Да, Валентин Викторович сейчас привезет, Вы на работе? А-а, ну, сейчас, сейчас прямо подъедет».

411a78b6ede7bce165991a32637e3d622.jpg

Александр Калинин

Позже Калинин и его заместитель Сергей Зюсь вспомнят, что давали в долг Евгению Тарасову, Калинин поддержал младшего товарища суммой в полтора миллиона, а Зюсь дал Тарсову миллион. Вот и 2,5 млн!

Интересно, что свои собственные долги Тарасов раздавал с помощью заместителя – Валентина Гунина. При этом в том же разговоре Гунин считает оставшиеся деньги (откуда?). Это разговор оперативники записали в номере гостиницы, который буквально был напичкан звукозаписывающей аппаратурой. Сотрудники ФСБ вполне могли взять Гунина и Тарасова с поличным, но не стали этого делать, как только появилась фамилия их бывшего начальника Гунина, наблюдение растянулось на месяцы.

Гунин: Так, что еще куда?

Тарасов: Основное оставляй.

Гунин: Оставляю, оставляю.

Тарасов: Оставляй, он скажет. Приедет же он сегодня. Сколько у нас осталось здесь?

Гунин: Ну, получается…

Тарасов: Пять с половиной?

Гунин: Пять с половиной и здесь осталось полтора и 150.

Первый транш обналиченных денег Тарсасов и получил в размере около 7 млн, по его показания, все эти деньги он отдал Цыбко.

Тарасов: Ну, все мы, в принципе. Что, вот сейчас он заберет… Три миллиона где, здесь, да? Три миллиона отнесу (говорит нечетко) в его машину. Сейчас вообще все это надо…

Три миллиона Тарасов отнес в машину. В чью? Наверное, Вы обратили внимание, что фамилия человека, которому в машину Тарасов относит 3 млн. рублей, оперативники предусмотрительно не расслышали, но в разговоре зафиксированным в 15:32 03 декабря 2011 года Тарасов рассказывает Гунину, про то, в чью машину он положил «весь материал»:

Тарасов: Овакимян завтра утром будет здесь, он позвонил. Не сегодня, а утром будет здесь. Я тоже весь материал ему в машину положил. Утром будет здесь он и, ну и все, мы завтра все равно весь день здесь будем.

Гунин: Ну, да, да, в принципе.

Согласно протоколу допроса Тарасова, первые обналиченные денежные средства он передал Цыбко: 6-8 млн в конце ноября в здании администрации Озерска и 3-5 млн в начале декабря в номере гостиницы Париж, которая к тому времени еще не было построена (об этом свидетельствуют показания собственника гостиницы).

При этом из разговора Гунина и Тарасова мы видим, что первый транш обналиченных денег они получили и раздали. Когда версия следствия о том, что все деньги были переданы Цыбко разлетелась в пух и прах, Тарасов, уже будучи осужденным, поменял свои показания и рассказал о долгах, которые он якобы раздавал из похищенных денег. При этом вопросы свидетелям, кредиторам Тарасова ставились следователем именно в такой формулировке: вы давали в долг Тарасову такую-то сумму?

Кредиторов набралось немало: у мэра Магнитогорска Евгения Тефтелева Тарасов занял 5 млн рублей, у замдиректора института «ВНИПИЭТ» Виталия Степанова – 3 млн рублей (Степанов лишь с третьего раза вспомнил, что давал Тарасову в долг, но сумму так и не указал), у мэра Озерска Александра Калинина – 1,5 млн рублей, у заммэра Сергея Зюся – 1 млн рублей.

В деле есть показания всех кредиторов, все, кроме Тефтелева, подтверждают, что Тарасов брал у них деньги в долг. И только Тефтелев говорит, что одалживал два миллиона и получил назад тоже два.

5d7b9adcbe1c629ec722529dd12e51291.jpg

Константин Цыбко

Все эти фамилии всплывают в разговорах, записанных спецслужбами, вот только записи разговоров с Цыбко, хоть как-то, хоть намеком повествующих о деньгах нет. Интересно, как Тарасову удалось несколько раз передать взятку Цыбко и ни разу не договориться с ним о встрече. В закрытом городе Озерске наружка ФСБ ни разу не зафиксировала не то, что передачу денег, а даже встречу Цыбко и Тарасова. Как могли оперативники, писавшие все разговоры Тарасова, ни разу не услышать фамилию того человека, которому якобы были переданы все похищенные деньги. Либо оперативники УФСБ России по Челябинской области не смогли на территории маленького закрытого городка проследить встречу главы администрации и сенатора Совета Федерации, либо этой встречи действительно не было.

При этом четко проговаривается фамилия вице-губернатора Челябинской области Алексея Овакимяна. Учитывая, что на дворе было 3 декабря 2011 года, а 4 декабря 2011 года состоялись выборы в Государственную думу Российской Федерации, можно предположить две версии: либо Тарасов говорит о тех самых 3 млн рублей, о которых он сообщил Гунину, или о неких предвыборных материалах, которые Тарасов планировал доставить Овакимяну на той самой машине.

Ответ на эти вопросы следствие даже и не пыталось искать, а проверка любых фактов, которые могли бы опровергнуть ложь Тарасова, очевидно, не входила в планы следствия.

Ни вице-губернатор Челябинской области Алексей Овакимян, ни его водитель по этим обстоятельствам допрошены не были, и, естественно очных ставок с Тарасовым так же не проводилось.

Есть еще один телефонный разговор, который указывает, что глава города Озерска Калинин чего – то не договаривает в своих показаниях по поводу 3 декабря 2011 года и по поводу полученных им денег. Как утверждает Калинин, похищенные и обналиченные деньги с ММПКХ города Озерска Гунин передал ему через его советника Сергея Зюся, тоже самое утверждает и Зюсь. Но в материалах дела присутствует разговор Гунина и его жены, который состоялся в 11:31 03 декабря 2011 года, то есть буквально через двадцать минут после того, как Тарасов и Гунин закончили дележ похищенных денег.

Савенкова: А ты что делаешь?

Гунин: Вот, сейчас дедушке отнес часть, по команде. Часть уже оставил… (говорит неразборчиво), так что… (не договаривает)

Следствием было установлено, что «дедушкой» сотрудники администрации города Озерска, называли именно главу города Александра Калинина, но следствие поверило в трогательную версию Валентина Гунина, что он занес Калинину часть продуктов и лекарств, которые купил в магазине неподалеку. Вот такая командная поддержка.

Очевидно, та же корпоративная этика не дала оперативники ФСБ задержать Тарасова с поличным, когда в разговорах зашла речь об их бывшем руководителе.

Провернув схемы, чиновник с зарплатой, не превышающей сто тысяч рублей, Евгений Тарасов 11 декабря полетел на отдых в Прагу, а уже через полмесяца на Новый год на Маврикий, а в середине января Тарасов, как стало известно ПАСМИ, уже поправлял здоровье в частной клинике Берлина.

Тарасову продолжало везти и после суда. Отсидев меньше половины срока, бывший сити-менеджер вышел на свободу. Как сообщают местные журналисты, Тарасов до сих пор не выплатил городу компенсацию за украденные деньги.

— Мы будем доказывать, что Тарасов и Гунин дали ложные показание, за это предусмотрена уголовная ответственность, — сообщил ПАСМИ адвокат сенатора Цыбко Александр Карабанов. — Одна из их мотиваций — это облегчить собственное наказание. Изменение показаний после суда может являться основанием для пересмотра дела. В настоящее время по этому поводу в прокуратуру готовятся соответствующие заявления.

Кому в этой истории помешал сенатор Константин Цыбко, не совсем ясно. Возможно, главе города Александру Калинину. Ведь Цыбко на всю страну заявил о его возможной причастности к преступлению Тарасова.

А несколькими годами ранее по запросу Цыбко была проведена проверка: бывший мэр Озерска Сергей Чернышев был обвинен в незаконной выдаче кредитов из муниципального бюджета на 126 млн Южно-Уральскому спиртоводочному заводу. В течение пяти лет Чернышев выводил предприятие из муниципальной собственности, в итоге продав долю муниципалитета за пять тысяч рублей. Чернышева приговорили к пяти годам колонии. Но, возможно, руководство управления ФСБ Озерска и тогда не знало, что происходит у них под носом.

Ссылки

Источник публикации