Мрачная тень губернатора Наговицына

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

  Глава администрации президента Бурятии Петр Носков ввел в регионе старообрядческий строй Оригинал этого материала
© "Газета Неделя", 20.11.2013, Фото: via "Газета Неделя" Мрачная тень губернатора Наговицына Планируемый предельный дефицит бюджета-2014 Бурятии составит свыше 3 миллиардов рублей и будет покрываться за счет заимствований у Минфина. Об этом сообщил глава республики Вячеслав Наговицын. Появившуюся гигантскую финансовую дыру он списывает ни много ни мало на главу государства Владимира Путина. «Предельный размер дефицита связан с тем, что мы должны выполнить указы президента РФ», — заявил Вячеслав Наговицын. Коль средства нужны на такие благие цели — значит точно дадут. Только вот на что они пойдут на самом деле, большой вопрос.

3cba32d64fd6f1c30f6a49bd0fb459b5741280b6.jpg
Вячеслав Наговицын
«Распил» исправно поступающих из Москвы денег поставлен в регионе фактически на поток, а каких-либо попыток «поднять» местную экономику и не предпринимается.

Не лучше и общественная ситуация. В некогда дружной многоконфессиональной республике предпочтение сейчас отдается почему-то нетрадиционным проявлениям религии. В Бурятии до 2013 года не было ни одной мечети, зато процветают учебные заведения, созданные экстремистской исламской сектой «Нурджулар». Учащимся такой школы был и один из идеологов северокавказских ваххабитов Саид Бурятский. Во властных структурах Вячеслав Наговицын сделал ставку уже на представителей радикального ответвления православия — старообрядцев. Или, как их называют в республике, семейских. Причем делается это в ущерб мнению и интересам других религиозных групп. Достаточно сказать, что республиканским уполномоченным по правам человека Наговицын назначил видного представителя семейских Ивана Калашникова, который в бытность главой МВД Бурятии прославился силовыми операциями против буддистов, во время которых нещадно избивались ламы.

Впрочем, удивляться тут нечему. Уже давно всеми политическими процессами в регионе «рулит» не Наговицын, а его серый кардинал и мрачная тень, негласный лидер местных старообрядцев Петр Лукич Носков, занимающий должность руководителя администрации президента республики. В свое время он помог обосноваться в Бурятии «чужаку» Наговицыну. Взамен последнему пришлось отдать Носкову большинство рычагов управления. За губернатором остались только вопросы недвижимости и энергетики, из-за которых он чуть было не попал под следствие, еще будучи председателем правительства Томской области. В Краснодарском крае — семейство Цапков, в Бурятии — семейские Лукичи Петр Лукич Носков родился 1 сентября 1956 года в селе Шаралдай Мухоршибирского района Бурятской АССР — одного из старообрядческих центров региона. Во времена Перестройки сумел ловко сориентироваться в новой обстановке и из преподавателя Верхне-Жиримского СПТУ-2 и сотрудника Райсельхозтехники стал директором совхоза «Авангад». На поприще сельского хозяйства Носков сделал несколько «выдающихся» изобретений, зарегистрировав за собой в патентном бюро такие ноу-хау, как «способ возделывания картофеля на грядах» и «картофелесажалка». В том числе и за это он был удостоен звания заслуженного работника агропромышленного комплекса.

Вот и вся официальная часть его деятельности в совхозе. В реальности же Петр и его родной брат Анатолий повторили путь, проделанный семейством Цапков в Краснодарском крае. Создав сплоченную команду семейских, они стали подминать под себя все частные хозяйства Мухоршибирского района. Несогласных просто выгоняли из района под предлогом нарушения старообрядческих традиций и законов. А некоторые и вовсе исчезали. Учитывая, что семейские ведут крайне закрытый образ жизни и всячески ограждают себя от общения с представителями власти, в правоохранительные органы никто не обращался. Сам Петр Лукич официальных структур никогда не чурался. В 1992 году он стал председателем комитета по госимуществу администрации района, а в 1997 году и главой района. Его брат Анатолий Носков к этому времени уже возглавлял созданный семейством фонд «Поддержка предпринимательства». В эту структуру исправно должны были делать отчисления все подконтрольные Лукичам бизнесмены, фермеры и т. д. Не хочешь платить — не будешь работать.

Как и в случае с Кущевкой, где правили Цапки, Мухоршибирский район стал фактически отдельной республикой, где всем рулили Лукичи. Для того, чтобы показать, кто в «доме хозяин», им пришлось дать настоящий бой правоохранителям.

В 1997 году следователи заинтересовались деятельностью фонда «Поддержка предпринимательства» и возбудили дело на его главу Анатолия Носкова. В рамках расследования 9 марта 1997 года в его доме был проведен обыск, во время которого милиционеры изъяли незарегистрированное ружье ТОЗ. Спустя несколько часов к зданию Мухоршибирского РОВД подошла группа крепких мужиков. Это были Петр и Анатолий Носковы и их семейские боевики. Они ворвались в отдел милиции, вскрыли дверь оружейной комнаты, взяли там ТОЗ и просто его сломали. Коль ружье не пригодно к применению, то и уголовного дела не возбудишь.

В результате на Петра Носкова было возбуждено дело по части 2 статьи 294 УК РФ — вмешательство в деятельность следователя или лица, производящего дознание. А в отношении его брата Анатолия — по статье 222 УК РФ (незаконное хранение оружия).

Однако, как и в случае с Цапками, у Лукичей уже были налажены нужные связи на самых разных уровнях. К тому же они обладали и серьезными финансовыми возможностями.

В результате 13 августа 1997 года уголовное дело в отношении Петра Носкова было прекращено в связи с деятельным раскаянием. То есть по не реабилитирующим обстоятельствам.

А 21 декабря 1998 года Мухоршибирский суд прекратил дело и в отношении Анатолия Носкова в связи с тем, что он «перестал быть опасным для общества», и учитывая его «тяжелое состояние здоровья». Что тоже является не реабилитирующим обстоятельством.

Казалось бы, после этого путь Лукичам во власть должен был навсегда закрыться, а сами они попасть под плотный контроль местных силовиков. Но не тут-то было. Петр Носков не только сохранил свой пост, но и в 2002 году пересел в кресло председателя госкомитета Бурятии по природопользованию и окружающей среде (а потом стал министром природных ресурсов). А Анатолию Носкову по наследству было передано сначала место главы комитета по управлению имуществом, а потом и главы района.

К этому времени в районе Лукичи поставили на все ответственные посты в правоохранительном блоке семейских. А чужаки, в том числе республиканские силовики, просто боялись там проводить какие-либо операции. И не зря.

В 2010 году в район забрели четверо лесозаготовителей из Забайкальского края. Мало того что они без спроса пришли на территорию семейских, так еще посягнули на вотчину Петра Носкова как республиканского чиновника леса. Их отловили сотрудники Мухоршибирского РОВД, зверски избили, наставили на жертв оружие, отобрали бензопилы, деньги и еще потребовали принести своеобразную дань за работу в лесах Лукичей.

В 2012 году в Мухоршибирский район приехала группа сотрудников УФСКН Бурятии. Они хотели провести ряд обысков в рамках операции по незаконному выращиванию конопли. В результате машину оперативников обстреляли, потом их выволокли на улицу и избили. Нечего без спроса соваться на территорию Лукичей. Таких случаев можно приводить еще много.

Сами же Носковы с тех пор словно получили иммунитет от силовиков. Прокуратура Бурятии неоднократно находила в их деятельности нарушения, подпадающие под различные статьи УК РФ. Однако уголовные дела на свет так и не появлялись.

Так, в 2006 году сотрудники надзорного ведомства выявили целую группу чиновников правительства и администрации президента республики, которые незаконно получили крупные суммы на приобретение социального жилья. Среди них был и министр природных ресурсов Петр Носков. В Бурятии было возбуждено несколько дел, в том числе на руководителя администрации президента РБ Иннокентия Дагбаева. Большая группа чиновников уволилась. А Петр Лукич уголовного преследования загадочным образом избежал и остался на своем посту.

В деятельности Анатолия Носкова прокуратура неоднократно выявляла нарушения при размещении госзаказов. В условиях тендеров на поставку дорогостоящего медоборудования Анатолий Лукич, особо не стесняясь, указывал технику конкретных марок и параметров, которая уже находилась на складах близкой ему фирмы. И, конечно, она и побеждала. Была совершенно очевидна коррупционная составляющая. Однако Анатолий Носков после всех проверок прокуратуры отделывался лишь штрафами за административные правонарушения. Свой томский бизнес губернатор Наговицын забрал в Бурятию Если Цапки в своей деятельности упирали на идеи казачества, то Лукичи — старообрядчества. Причем в Бурятии они имеют самые радикальные проявления среди других старообрядческих общин. Именно в этой республике часть семейских в 1991 году создала Апостольскую православную церковь (АПЦ), которую РПЦ отнесла к псевдоправославным тоталитарным сектам. Сначала АПЦ получила религиозный контроль над севером Бурятии, а потом стала претендовать и на весь Забайкальский край. Когда к ее представителям приехала делегация из РПЦ, то ее участников просто избили. Московской патриархии с большим трудом к 2003 году удалось свести влияние АПЦ в регионе на нет. Однако недовольство таким разгоном у части бурятских семейских осталось.

Петр Носков предоставил старообрядцам возможность отыграться и прийти на властные посты, что обеспечивает им и серьезный религиозный контроль над Бурятией.

Способствовало этому в первую очередь появление в республике Вячеслава Наговицына.

До 2007 года он являлся вице-губернатором Томской области. При этом оставил после себя в республике большой шлейф неприятных историй. Когда проходил суд над бывшим мэром Томска Александром Макаровым, тот заявил на слушаниях, что Наговицын способствовал захвату энергетического рынка Томской области компанией «Российские коммунальные системы» (РКС). При этом имел личную заинтересованность — сын Наговицына Константин был членом совета директоров «ТКС» — «дочерней» структуры РКС. Вячеслава Наговицына также обвиняли в том, что значительная часть недвижимости, принадлежавшей Томской области, оказалась у сомнительных структур.

Несмотря на эти скандалы, в 2007 году президент Дмитрий Медведев выдвинул кандидатуру Наговицына на пост главы Бурятии. Наговицын быстро понял, что, в отличие от прежнего места работы, ему достался крайне тяжелый регион и без поддержки местных элит он на своем кресле долго не усидит. И тут, как нельзя кстати, свою помощь ему предложил министр природных ресурсов и лидер семейских Петр Носков. Уже через год (в 2008 году) он был назначен главой администрации президента республики и с тех пор является мрачной тенью Вячеслава Наговицына. По большому счету, Петр Лукич оставил губернатору не так уж много направлений деятельности. В основном, Наговицын занимается в Бурятии тем, из-за чего у него возникали скандалы в Томске.

Вместе с ним в регион пришли «Российские коммунальные системы», которым было передано ОАО «Водоканал» Улан-Удэ. Таким образом столица Бурятии лишилась последней ресурсоснабжающей организации. Наговицын также не забывает и о полюбившейся ему на прежнем месте работы госнедвижимости. Три памятника архитектуры — Торговые ряды, Гостинодворские ряды (Улан-Удэ) и Гостинные ряды (Кяхта) — были переданы томскому ФГУП «Кристалл».

Всеми остальными экономическими вопросами, а главное — политическими и религиозными — в республике последние годы занимается исключительно Петр Носков.

D916e1af37adea24018b09f8d7cf7556f4997e5f.jpg
Татьяна Думнова
Раньше в многоконфессиональной республике не было перегибов, чтобы представители той или иной религии получали основные властные посты. При Лукиче и Наговицыне при назначении на ответственные должности предпочтение отдается семейским. Видными старообрядцами, помимо Носкова, являются министр экономики Татьяна Думнова, зампредседателя по экономической политике Хурала Анатолий Кушнарев, сенатор от Бурятии Александр Варфоломеев, председатель избирательной комиссии РБ Дмитрий Ивайловский, депутат Хурала, руководитель Бурятского регионального отделения партии «Единая Россия» Владимир Павлов и многие другие чиновники. Этот список еще можно было бы продолжать долго.

Причем нельзя сказать, что выбор в пользу семейских отдается из-за их безупречной репутации. Про неприятности с правоохранительными органами Носкова рассказывалось выше. А нынешний министр Татьяна Думнова вообще ранее была судима. Приговором Советского районного суда Улан-Удэ от 28.12.2007 года она была признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ст. 160 УК РФ (растрата). Думновой было назначено наказание в виде штрафа в размере 110 000 руб.

В октябре 2013 году Петр Носков произвел настоящий рейдерский захват бурятского отделения Объединенного народного фронта (ОНФ). Бориса Базарова, стоявшего у истоков создания ОНФ в России и в Бурятии, доверенное лицо президента Владимира Путина, грубо отодвинули от местного отделения политической организации. И, как несложно догадаться, контроль над ОНФ полностью перешел к клану семейских. Ламам — дубинки, мусульманам — ваххабизм В апреле 2013 года Вячеслав Наговицын произвел назначение, которое вызвало настоящий гнев у местных буддистов. Уполномоченным по правам человека в республике стал видный семейский представитель Иван Калашников, который одно время являлся главой МВД РБ. Именно по распоряжению Калашникова милиционеры в 1998 году разогнали митинг, организованный главой Буддийской традиционной Сангхи России (БТСР) хамбо-ламой Дамбой Аюшеевым. Буддисты протестовали против вывоза для экспонирования за границу их реликвии — древнего Атласа тибетской медицины. Подчиненные Калашникова применили к протестующим дубинки, среди избитых были ламы.

Серьезные перегибы в пользу семейских наблюдаются и в религиозной жизни республики. Только в Бурятии каждый визит в регион старообрядческого митрополита Корнилия (к которому спорное отношение не только в РПЦ, но и среди небурятских старообрядцев) обставляется по высшему разряду, сродни визиту в регион Владимира Путина. С Корнилием непременно встречается Наговицын. После последней такой беседы губернатор заявил следующее: «Старообрядцы вносят существенный вклад в культуру нашей республики. Потому что республику нашу узнают как раз по старообрядческой культуре». Притом, что Бурятию сложно назвать исконно старообрядческим регионом.

C0f8f81ef000ff418ae3ecb7b06a2506b541fade.jpg
Справа налево: Петр Носков, Иван Калашников, старообрядческий митрополит Корнилий
В республике одна за другой появляются семейские церкви, значительная часть работ по их возведению финансируется из бюджета. Нельзя сказать, что это плохо. Но, для сравнения, до середины 2013 года в Бурятии, где проживают и мусульмане, не было ни одной мечети. Первая открылась недавно и была возведена исключительно насредства местной исламской общины.

В такой обстановке семейские уже не просят, а настойчиво требуют. После встречи с Корнилием представители местной старообрядческой общины высказали мнение, близкое к разжиганию межнациональной розни: мол, зачем местным властям помогать еще и прихожанам РПЦ, если именно «староверы-семейские платят пятую часть налогов в республике».

В результате сейчас в Бурятии традиционные религиозные течения оказались почти на обочине общественной жизни. А представители радикалов чувствуют себя крайне уверенно. Как уже было выше сказано, первая мечеть появилась в регионе совсем недавно. Зато в Бурятии уже достаточно долго работает лицей № 61 для одаренных детей. Раньше он назывался бурятско-турецкий лицей (его учащимся в частности являлся один из лидеров и идеологов северокавказских боевиков Александр Тихомиров — Саид Бурятский) и был создан фондом «Уфук» — бурятским представительством организации исламских фундаменталистов «Нурджулар» (Турция). Эта организация в большинстве стран мира признана экстремистской. В начале 2000-х годов тогдашний глава ФСБ РФ Николай Патрушев объявил, что турецкая религиозно-националистическая организация «Нурджулар» действовала в России через созданные ею фонды и коммерческие фирмы и «решала широкий спектр задач в интересах разведки». В том числе, осуществлялся сбор информации о происходящих на Северном Кавказе процессах, велась активная исламская обработка российской молодежи, изучались кандидаты на вербовку в целях формирования протурецкого лобби в местных властных структурах, проникновения в правоохранительные органы и общественные объединения.

Вскоре после этого бурятско-турецкий лицей закрылся, а на его месте появился лицей для одаренных детей. Однако суть его работы почти не изменилась. При этом губернатор Вячеслав Наговицын упорно не замечает у себя на территории деятельности ваххабитов. Достаточно сказать, что фонд «Уфук» был ликвидирован в республике только в апреле 2013 года, после того как ФСБ РФ в очередной раз напомнило местным властям, что под их носом действуют турецкие экстремисты.

Но и после этого ситуация в Бурятии не изменилась. Об этом свидетельствует интервью начальника следственного отдела УФСБ по Красноярскому краю Владимира Рубана, данное журналистам в сентябре 2013 года. Он рассказал, что в Бурятии была обнаружена женская ячейка радикального исламистского движения «Нурджулар».

В ноябре 2013 года эту тему поднял и Владимир Жириновский. В телепередаче «Поединок» он заявил следующее: «Когда «бурятский Саша» был воспитанником турецко-бурятского лицея в Улан-Удэ, это уже не Северный Кавказ. Но там турки из вредной секты «Нурджулар», запрещенной в Турции, открывают учебные заведения, подбирают мальчиков — только русских, специально, чтобы из них готовить тех, кто будет взрывать Россию. Вот об этом идет речь. Это огромная проблема, которая упирается в Кавказ». Реакция руководства лицея была более чем странной. Фактически они подтвердили все сказанное контрразведчиком и политиком. «Сотрудничество с турецкой стороной всегда было тесным, и сейчас наши дети выезжают в Турцию, участвуют в Олимпиадах по турецкому и английскому языку, но ничего такого не было, — заявил заместитель руководителя лицея №61 Владимир Панин. — Турки очень толерантные».

Руководители республики — Вячеслав Наговицын и его «тень» Петр Носков — никак на происходящее не отреагировали. Похоже, только им не видно, что ситуация с деятельностью в Бурятии ваххабитов, мягко говоря, напряженная.