Муляжи и "пирамиды"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Муляжи и "пирамиды"

Страховая компания "Фондовый резерв", "Социальная инициатива", "Детский парк чудес", Сочи-2014, истребитель пятого поколения МиГ и др.

Оригинал этого материала
© "Компания", origindate::19.03.2007, Позолоченные тельцы. В России благодатная почва для строительства "пирамид"

Андрей Крылов

Дело МММ живет и нередко побеждает. Масштабы бизнеса нынешних «партнеров» стали помельче, и они уже не рискуют привлекать к себе всеобщее внимание. Но невысокий уровень грамотности российского населения в вопросах бизнеса создает удобренную почву, на которой финансовые и прочие пирамиды цветут пышным цветом. К человеку, незнакомому с реалиями рынка, мошенники всегда приходят раньше, чем представители правильных компаний. Впрочем, «мыльные пузыри» – проблема не только граждан, в не меньшей степени из-за них страдают инвесторы, корпоративные структуры и даже госведомства, которым также застят глаза миражи экономических чудес.

Сергей Мавроди сидит в следственном изоляторе, ожидая судебного приговора. И вроде принято считать, что подобного рода схемы по конвейерному обману граждан остались в 1990-х годах. Однако это не совсем верно, просто пирамиды были вытеснены в провинцию. В столице и экономическая грамотность населения повыше, и сеть финансовых учреждений погуще. Разумеется, за пределами Первопрестольной больших денег не соберешь и, самое главное, «лохотрон» федерального масштаба без московского штаба организовать трудно. Но финансовые пирамиды регионального масштаба процветают и поныне.

Выход на болевой прием

Самое громкое дело из этого ряда – арест президента Московской федерации самбо Александра Дюкова, который вместе со своим партнером Замирбеком Малайбековым был задержан милицией в международном аэропорту Шереметьево-2 в ноябре прошлого года. Под их руководством в России действовала страховая компания «Фондовый резерв», выступавшая в качестве брокера швейцарской финансово-консалтинговой фирмы Saving World System (SWS). Дюков был главою обеих компаний, а Малайбеков – акционером. При этом «Фондовый резерв» продавал полисы обанкротившегося канадского страховщика Incom-Strategy Group (ISG) на территории удаленных регионов России. В частности, в Чечне и представители страховых компаний проводили семинары, привлекая граждан в долгосрочные накопительные программы. Для участия в них требовалось вносить от $3000 до $10 000 ежегодно, через два-три года фирма обещала выплатить дивиденды – не меньше $180 000. Ориентировочно ущерб от деятельности преступников на территории России составил около $60 млн.

В конце прошлого года в Санкт-Петербурге арестовали руководителей потребительских обществ «Союз-Авто» и «Рента-Сервис», которые изобрели гениальную по своей наглости схему, действовавшую с 2004 года. Продолжатели дела Мавроди обещали предоставлять гражданам кредиты, но для их получения предлагали сначала оплатить взнос в размере 20% от запрашиваемой ссуды. В следственном деле фигурируют сведения о 60 жертвах, потерявших несколько миллионов рублей.

Потребительское общество – вообще стандартная форма регистрации современных финансовых пирамид. Например, недавно в Саратове к 6 и 7 годам заключения приговорили двух руководителей потребительского общества «Саратовгорпищеторг», жертвами которого признаны 1046 человек. Пайщикам обещали дивиденды в размере 54% годовых, но выплаты осуществлялись только за счет притока новых взносов. В Новосибирске в этом году вынесен приговор сотрудникам общественной организации «Эталон», требовавшим от граждан членские взносы в размере $1900. Организаторы пирамиды не найдены. Но, по данным следствия, «урожай» мошенников составил 11 млн руб. В Салехарде в начале года заведены уголовные дела на руководителей компании «Ямальский фондовый центр», которая под предлогом привлечения активов в операции на рынке ценных бумаг собрала с населения более 70 млн руб. В Красноярске задержаны организаторы общественной организации, сменившей несколько названий: «Красноярск-Лидер», «Выбор» и «Наш край». Если верить местной милиции, ее руководители проводили во дворцах культуры разных районов города презентации, на которых, применяя психологическое воздействие, добивались от приглашенных передачи денег в размере $1500, обещая быстрое обогащение. Было собрано 12,5 млн руб.

Да и в самой Москве «партнеры» еще не перевелись, хотя действуют они осторожнее. Например, в феврале московской милицией была задержана группа аферистов, обиравших глухонемых и слабослышащих. При помощи специалистов сурдоперевода мошенники предлагали людям увеличить свой первоначальный капитал, вложив деньги в их фирму. Каждый должен был привести с собой еще трех вкладчиков. По оперативной информации, от действий «благотворителей» пострадали около 5000 человек. В среднем каждый их них отдал мошенникам по 18 000 руб.

Однако «мыльные пузыри» лопаются, не только когда инвесторы вкладывают деньги в схемы недобросовестных организаторов. «Часто инвесторы сами являются основной причиной раздувания «мыльных пузырей». В конце 1980-х годов в Америке котировки любой компании, в названии которой было использовано слово technologies, на 30 – 40% превышали котировки любой другой фирмы и любые другие экономические показатели. В конце 1990-х то же самое происходило с компаниями, в названиях которых присутствовало слово Internet. «В результате в 2000 – 2001 годах произошел известный кризис дот-комов, когда инвесторы интернет-компаний потеряли гигантские суммы», – говорит управляющий партнер адвокатской конторы «Раппопорт и партнеры» Александр Раппопорт. По его мнению, нечто очень похожее сегодня происходит в России. «При той эйфории, которую мы наблюдаем на фондовом рынке, нет отдельного объекта, который сам по себе является источником ажиотажа, а почти весь инвестиционный рынок «голубых фишек» очень близок к тому, что можно назвать «мыльным пузырем», – полагает Раппопорт. – Один из наиболее простых механизмов для оценки инвестиционной привлекательности компании – P/E, price/earnings, т.е. соотношение капитализации фирмы и ее общих доходов – у российских «голубых фишек» превышает показатель 10 и даже приближается к 15 – 20. Если убрать спекулятивную составляющую и предположить, что все деньги компании будут направляться на выплату дивидендов (что само по себе абсурдно и невозможно), то только через 10 – 15 лет вы получите обратно свои инвестиции. Если бы над этим кто-нибудь задумался, то, я полагаю, ажиотаж сегодняшних инвесторов в значительной степени охладился бы». За примерами, по его словам, далеко ходить не надо – почти все крупные российские компании, такие как ЛУКОЙЛ, «Газпром» и десятки других, торгуются с P/E-показателем, значительно превышающим 10.

Рука из Рио-де-Жанейро

Низкая инвестпривлекательность российских компаний часто является отправной точкой для строительства мошеннических схем. Показателен пример компании ЮКОС, которая летом 2004 года пыталась сохранить осколки нефтяной империи Михаила Ходорковского. К тому моменту большинство собственников холдинга или скрывались за границей, или ожидали приговора за решеткой. В один из июльских дней канцелярия ЮКОСа получила письмо на имя Брюса Мизамора, занимавшего в то время должность финансового директора, от некоего Рикардо Репанаса, бразильского предпринимателя, основателя инвестиционного фонда Fisa Capital. Житель Рио-де-Жанейро протягивал руку помощи своим коллегам из России. Он предлагал создать компанию ЮКОС-2, которая бы отвечала за персонал, поставщиков и правовое регулирование деятельности нефтяной корпорации в целом. Руководить новой фирмой, в которую, по замыслу бразильца, менеджеры «старого» ЮКОСа вывели бы все свободные от арестов оборотные средства, Репанас намеревался лично. Другими словами, он был готов взять ответственность за кредиторскую и налоговую задолженность, если под его контроль перейдут финансовые потоки ЮКОСа, составлявшие $400 – 500 млн в месяц. Руководители нефтяного холдинга оперативно организовали штаб для проработки предложения Репанаса и попросили бразильца об отсрочке на несколько дней. Ждать так долго не пришлось. Уже на следующий день бразильские власти распространили заявление о том, что «человек, представляющийся Рикардо Репанасом, или Рикардо Леоном, или Рикардо Леоном Репанасом, или Рикардо Репанасом Леоном, или Рикардо Гафрее Леоном, осуществляет сделки от имени несуществующей компании PlatinumBank Capital SA. При этом он настаивает, чтобы прибыль от сделки перечислялась в срочной форме и в ежедневном режиме. Лично Репанас никогда не появляется в стране, где размещаются его партнеры по контракту, и даже не присутствует при подписании контракта другой стороной. Всю документацию он пересылает по Интернету, а все данные, упомянутые в документах, фальшивы. В настоящее время его имя фигурирует в нескольких процессах».

Репанас прославился в Бразилии задолго до своего обращения в ЮКОС. Еще в 2004 году он заявил об интересе к южноамериканским активам итальянского банкрота Parmalat. С долгами Parmalat Репанас предлагал разобраться, также перезаключив контракты с поставщиками. Фокус с итальянцами, в отличие от русских бизнесменов, оказался удачным. Репанасу удалось на некоторое время стать владельцем ряда молочных производств, на основе которых он создал новую компанию Brasillat. Но когда выяснилось, что Репанас не собирается обеспечивать Parmalat дешевым молоком и даже в глаза не видел бразильских коров, соглашение с ним было расторгнуто.

Недвижимая инициатива

Впрочем, рыночные мошенничества – удел не только наглых одиночек. В начале 2000-х годов в России началась масштабная волна квартирных мошенничеств. Активность пирамидостроителей именно в этом сегменте рынка объяснялась просто: спрос на квартиры рос невиданными темпами, при этом у значительной части потенциальных покупателей не было достаточных средств для приобретения жилья. «В итоге, предлагая квартиры по стоимости на 15 – 20% ниже среднерыночных показателей, ряд строительных компаний привлекал максимум покупателей», – рассказывает гендиректор Vesco Realty Сергей Леонтьев. Причем схема действовала, как обычная финансовая пирамида. «Застройщики открывали продажи на нулевом этапе строительства, а на полученные от частных инвесторов деньги покупали следующую площадку, и так далее», – поясняет вице-президент группы компаний «Конти» Вячеслав Тимербулатов. Таким образом, девелопер приобретал максимальное число площадок и с успехом продавал квартиры в несуществующих домах. Развитию такой ситуации способствовало несовершенство законодательства. В частности, застройщики имели право привлекать деньги физических лиц до получения разрешительной документации на строительство. В результате в России появилось множество компаний, которые впоследствии прозвали «недостройщиками».

Самой известной такой структурой стало коммандитное товарищество «Социальная инициатива и Ко». По данным Генпрокуратуры, из тысячи уголовных дел в сфере строительства триста связано с деятельностью этой компании. «Социнициатива» была создана в 1991 году Николаем Карасевым и изначально занималась социально-правовой поддержкой военнослужащих. Однако уже в 1999 году занялась инвестициями в жилую недвижимость. Нельзя сказать, что компания скупала площадки, не собираясь на них ничего строить. По словам Карасева, в 2003 году его структуры ввели в строй около 60 объектов. Участники рынка считают эти цифры сильно преувеличенными. Подавляющая часть объектов компании так и не была возведена. «У «Социнициативы» имелось несколько домов, у которых площадки были оформлены в виде муляжей: они состояли из дощатых коробок с цементом, которые изображали залитый фундамент», – рассказывает руководитель департамента «Недвижимость. Земля. Строительство» юридической фирмы «Вегас-Лекс» Юрий Борисенко. Компания работала более чем в 100 населенных пунктах в 15 субъектах Федерации, от ее действий, по данным Генпрокуратуры, пострадали около 30 000 человек. Бывшие дольщики именно этой компании неоднократно устраивали митинги в Москве на Горбатом мосту.

В январе 2006 года отдел Генпрокуратуры в Центральном федеральном округе задержал главу «Социальной инициативы» Николая Карасева. Ему предъявили обвинение по части 4 статьи 159 УК РФ – «мошенничество, совершенное в особо крупном размере». Как объяснили в прокуратуре, строители попросту присвоили средства дольщиков. При этом сами дольщики разошлись со следствием в оценке причиненного им ущерба. По данным Генпрокуратуры, Карасев присвоил 90 млн руб. По сведениям же соинвесторов, эта сумма составляет 15 млрд руб. В ходе следствия также выяснилось, что глава коммандитного товарищества является профессором, академиком, доктором экономических наук, имеет благодарности от главы Счетной палаты, командующего ВДВ и правительства Москвы «за строительство доступного жилья для населения». Тем не менее в настоящий момент Карасев продолжает оставаться в СИЗО. Более того, в ноябре 2006 года к нему присоединились его жена и дочь, которые занимали в «Социнициативе» должности заместителя гендиректора и начальника правового управления. Некоторое время назад появились слухи о том, что защищать Николая Карасева будет член Общественной палаты Анатолий Кучерена, но сам адвокат эти сведения постоянно опровергает.

По словам Юрия Борисенко, случай «Социальной инициативы» не является исключением, и, несмотря на то, что принятый в 2004 году закон «О долевом строительстве» запретил привлекать средства дольщиков до получения всей разрешительной документации, люди продолжают вкладывать средства на «нулевом этапе». «В Москве заключена всего сотня сделок по долевому участию, все остальные договоры проходят в обход нового закона. Некоторые компании продолжают заключать контракты инвестирования, другие пользуются вексельными схемами», – объясняет юрист. При этом все участники подобных схем никак не защищены законом.

В бронзе отлить «Диснейленд»

Вопрос о строительстве российского «Диснейленда» в феврале 1992 года поднял лично Юрий Лужков, уже 2 года спустя проект одобрил президент Борис Ельцин. Его указом некоммерческому фонду «Детский парк чудес», возглавляемому Зурабом Церетели, был выделен участок площадью 316 га в пойме Москвы-реки на правах бессрочной аренды. Скульптор также выиграл тендер на строительство сооружений «Детского парка чудес» – аналога Диснейленда. Согласно проекту, территорию детского парка должны были поделить на несколько тематических зон по названиям континентов – «Европа – общий дом», «Америка», «Африка», «Австралия» и т.д. Помимо этого, планировалось соорудить уменьшенные копии архитектурных памятников мира: Эйфелевой башни, Кельнского собора, собора Парижской Богоматери. Основу проекта должны были составить герои русских народных сказок. Вложения в строительство русского «Диснейленда» оценили в $2 – $3 млрд. Для сбора денег на «Детский парк чудес» территории, на которых его собирались возвести, сдали в аренду нескольким десяткам коммерческих фирм, ежегодно перечислявшим в фонд Церетели различные суммы. Например, ООО «Торговый Мир Экзотик» ежегодно перечисляло около 2 млн руб. Однако на полученные деньги за прошедшие годы ни одного аттракциона в Нижних Мневниках так и не появилось. Зато инвестором стройки некоторое время успела побыть скандально известная финансовая корпорация «Социальная инициатива».

Осенью 2004 года – 10 лет спустя – долгострой наконец-то привлек к себе внимание московского правительства. Чиновники обязали НО «Фонд детского парка чудес» в срочном порядке представить на утверждение мэру Москвы план-график проектирования и строительства первоочередных объектов комплекса «Диснейленда». Параллельно проверкой деятельности фонда занялась налоговая инспекция Северо-Западного округа Москвы. Налоговики установили, что в период с 1999-го по 2001 год Церетели задолжал государству более 70 млн руб. Более ранний период в расчет не брался, поскольку тогда фонд якобы имел льготы и был освобожден от уплаты налогов. Следователей также интересовал вопрос, куда ушли деньги, перечислявшиеся в фонд от аренды площадей. Третье дело на Церетели инициировал Росприроднадзор, который уличил НО «Фонд детского парка чудес» в нецелевом использовании земельного участка в «Природном парке «Москворецкий». Сам Зураб Церетели все обвинения в свой адрес отрицал.

На волне антигрузинской кампании в феврале 2006 года столичная прокуратура вновь заподозрила скульптора в неуплате налогов, незаконном предпринимательстве и нарушении режима особо охраняемых природных территорий. И в конце 2006 года стало известно, что проект строительства «Парка чудес» в Нижних Мневниках будет пересмотрен, а часть территории (113 га), находящейся в долгосрочной аренде у Церетели, изъята и передана под создание гольф-комплекса. Идея строительства гольф-поля в Нижних Мневниках впервые появилась в 2003 году. Планировалось, что гольф-центр площадью 3 – 4 га войдет в состав российского «Диснейленда». В настоящее время департамент по конкурентной политике готовит документацию для проведения тендера на подбор инвестора для строительства. При этом Церетели не согласен с чиновниками и требует компенсации, утверждая, что вложил немалые деньги в разработку проекта русского «Диснейленда» и освоение участка. Правда, документального подтверждения затрат пока никто не видел. По словам экспертов, столичные власти устали ждать, когда Церетели приступит к строительству «Парка чудес». Однако некоторые участники рынка считают, что противостояние Церетели и столичных властей – это блеф. «Московские чиновники играют на стороне Церетели, тянут время, а пока скульптор бережет участок, который рано или поздно достанется «нужным» столичному правительству фирмам», – считает представитель крупной девелоперской компании, пожелавший сохранить анонимность. Как полагает старший вице-президент компании Knight Frank Андрей Закревский, «для такого крупного мегаполиса, как Москва, идея строительства гольф-клуба очень актуальна и востребована. Кроме того, этот участок идеально подходит для застройки элитной недвижимостью». К слову, жена столичного мэра Елена Батурина – большая поклонница гольфа, а ее компания «Интеко» специализируется на возведении жилья, в том числе класса люкс.

Заоблачные муляжи

Инвестиционные мифы взяли на вооружение также и госструктуры. Достаточно вспомнить последний «проект будущего» – «Сочи-2014». Когда единственной гарантией колоссальных вложений в спортивную сказку (более $12 млрд), поделенных между федеральными властями и частным бизнесом, остаются только обещания сделать из «всесоюзной здравницы» город-сад. А точнее – курорт, не уступающий по уровню известным европейским местам отдыха. Правда, пока демонстрировать в Сочи нечего: на февральском смотре оценочной комиссии МОК показали лишь макеты олимпийских объектов.

На голом макете уже несколько лет держится и другой фантастический госпроект – создание РСК «МиГ» истребителя пятого поколения. С сочинской «олимпийской сказкой» его роднит та же тяга к муляжам – вместо реального самолета публике на авиасалонах уже который год демонстрируют макеты чудо-машины и ее более ранние прототипы.

С конца 1990-х годов между корпорациями «Сухой» и МиГ разгорелась нешуточная борьба за заказ на разработку истребителя пятого поколения. Битву выиграл «Сухой». Объем вложений в программу оценивался экспертами в $5 – 6 млрд. Выбор «Сухого» был обусловлен его лучшим на тот момент финансовым положением. Заявления представителей МиГа о том, что «финансовое состояние фирмы не может быть в данном случае решающим», и реплики типа «Давайте тогда закажем истребитель пятого поколения ЛУКОЙЛу, его финансовое положение еще лучше!», остались без внимания. И МиГ начал разработку альтернативного истребителя пятого поколения в легкой версии в так называемом «инициативном порядке». Выход самолета на рынок представители корпорации пообещали осуществить в 2012 – 2015 годах. Такое решение о самостоятельном плавании МиГа никто всерьез не воспринял. Участники рынка и главный конкурент – «Сухой» – не без иронии наблюдали, как корпорация продолжает возиться со своей легкой версией истребителя на базе прототипа самолета МиГ-1.44, работа над которым началась еще в конце 1970-х годов. Без соответствующего финансирования разработка миговской альтернативной версии истребителя должна была рано или поздно тихо свернуться. Но в ноябре 2005 года Россию посетил министр обороны Индии Пранаб Мукерджи. Целью его визита стали переговоры о совместном финансировании разработки новейшей машины. Как гром среди ясного неба прозвучал отказ индийской стороны сотрудничать в этом вопросе с корпорацией «Сухой». Объясняя такое решение, индийский министр обороны уточнил, что проект находится на достаточно поздней стадии реализации, а его стране хотелось бы участвовать в разработке практически с нуля. Таким критериям как нельзя лучше отвечал как раз проект РСК «МиГ», который Мукерджи мог лицезреть только в чертежах. Воодушевленное руководство МиГа тут же заявило, что сотрудничество с Индией поможет корпорации выиграть тендер на поставки в ближайшие годы в эту страну 126 многоцелевых истребителей. Пыль с макета истребителя пятого поколения опять стряхнули.

Наметившийся прорыв МиГа в Индостан должен также избавить корпорацию от «скелета в шкафу», спрятанного там 15 лет назад. В 1992 году между Россией и Индией было заключено соглашение о поставках истребителей. Тогдашним президентом страны Борисом Ельциным было издано распоряжение о госфинансировании этой поставки. Согласно материалам Генпрокуратуры, финансирование, осуществлявшееся по распоряжениям Андрея Вавилова (тогда первого замминистра финансов), сопровождалось нарушениями. В частности, вместо денег авиастроителям предложили облигации госзайма. В результате средства, как утверждает прежнее руководство МиГа, до предприятия не дошли и осели в карибских офшорах по несложной схеме. Из Минфина деньги направлялись на счет банка МФК, а оттуда через Уникумбанк на них должны были покупаться облигации госзайма, которые зачислялись бы на счет МиГа в том же банке. На деле же облигаций с такими номерами обнаружено не было. А деньги перечислялись в офшоры. После этого несколько лет руководство МиГа предъявляло претензии Минфину и требовало списать несуществующий долг, сумма которого за счет пеней и штрафов выросла с $231 млн до $290 млн. Сам Вавилов заявляет, что решения о финансировании промышленности денежными суррогатами принимались тогда постоянно, а МиГ деньги получил.

Еще один проект «высокого полета» – план американской GlobeTel и российской «Интернафты» построить WiMax-сеть по всей России – стал крупнейшей мистификацией прошлого года на телекомрынке. Он также был устремлен в небеса, точнее – в стратосферу. Создание беспроводной высокоскоростной сети связи на основе технологии WiMax в 30 российских городах стоимостью в $600 млн основывалось на другом «дутом» проекте GlobeTel – запуске базовых станций на стрателлитах (гигантских дирижаблях) в стратосферу. Организаторов не смущало, что даже миллион долларов, потраченный на этот проект, не помог стрателлитам GlobeTel оторваться от земли. Общественности было заявлено, что «Интернафта» инвестирует в проект $600 млн, которые выплатит GlobeTel четырьмя траншами. Специалисты, услышав о такой цифре при отсутствии выделенных Россвязью частот, нелицензированном стандарте и неизвестном инвесторе (об «Интернафте», как и о ее главе Максиме Чернизове, они узнали только из пресс-релиза GlobeTel), дружно схватились за голову. И записали проект в разряд мифических. Но это не помешало GlobeTel водить за нос рынок почти полгода. Объявление о сделке на $600 млн взвинтило цену бумаг GlobeTel на бирже AMEX в январе 2006 года до $3,8 за акцию. Лишь в мае 2006 года компания объявила о прекращении контракта с «Интернафтой» из-за неполучения в срок первого транша в $150 млн. Что сразу отразилось на акциях фирмы, которые потеряли в цене $1,33 за штуку. Совладельцы GlobeTel почувствовали себя обманутыми и через суд потребовали признать сделку фиктивной. Обвинив менеджмент компании в игре на повышение акций и в распространении недостоверной информации. Контракт с «Интернафтой» для GlobeTel закончился делистингом акций на бирже, но все равно организаторы российского WiMax-шоу изрядно нагрели руки на росте бумаг компании.

Глобализация мифа

На 3GSM-конгрессе в Барселоне карта распространения японского сервиса i-mode от компании NTT DoCoMo выглядела глобально. Помимо Европы и Америк, щупальца островного аналога Wap охватили почти всю Россию. Что вызывало у российских специалистов едкие комментарии. Ведь прививка японского мобильного чуда на российскую почву не удалась, оказавшись одним из самых противоречивых проектов на мобильном рынке.

МТС отказалась от развития сервиса i-mode еще в начале прошлого года, фактически признав один из самых своих амбициозных проектов в сфере дополнительных услуг бесперспективным. С февраля 2006 года компания прекратила маркетинговые и рекламные вливания в развитие сервиса, ограничившись лишь технической поддержкой существующих пользователей, число которых едва превысило 10 000. Формальная причина свертывания сервиса, озвученная компанией, – нехватка «новых моделей телефонов» с поддержкой i-mode. Но, по сути, сотовый оператор, потратив на этот сервис более $15 млн, при новом руководстве, провозгласившем стратегию оптимизации расходов, не может себе позволить проект, который не окупится и за десятилетие. Впрочем, менеджмент МТС до сих пор, стараясь «сохранить лицо», не признает этого публично. Что вполне объяснимо: в сентябре 2005 года проект «японского чуда» запускался с большой помпой. Тогда еще президент МТС Василий Сидоров озвучил бизнес-концепцию мобильной «желтой кнопки», включающую три этапа. К концу 2005 года услуги i-mode должны были быть запущены в Москве и Санкт-Петербурге. До 2008 года – во всех городах России, а также на Украине. После чего сервис как массовая услуга должен был распространиться на всю зону покрытия сети оператора. После подписания контракта с NTT DoCoMo Сидоров говорил о десятках тысяч потенциальных пользователей японской версии мобильного Интернета, которых компания планирует привлечь к концу 2005 года. А годом позже, по его прогнозам, число поклонников i-mode должно было вырасти до сотен тысяч. Но не выросло. В МТС говорят о более чем 100 000 пользователей i-mode, подключившихся с 25 сентября 2005 года. Хотя речь идет здесь лишь о количестве SIM-карт с поддержкой i-mode, активированных абонентами МТС. Продажей мобильных телефонов с «желтой кнопкой» до 31 марта 2006 года занималась сеть «Связной». Однако эксклюзивный договор сети с МТС закончился 31 марта 2006 года. Продлевать его стороны не стали по обоюдному согласию. «Связной» в итоге продал в три раза меньше моделей с поддержкой i-mode, чем запланировал. В то же время на рекламу сервиса за этот период МТС, по данным Gallup Media, потратила $3,4 млн, в том числе на телевизионную рекламу – $2,2 млн. Учитывая затраты на приобретение лицензии и оборудования, которые специалистами оцениваются в более чем $10 млн, МТС вложила в развитие i-mode более $15 млн. 10 000 –15 000 абонентов i-mode приносят компании в среднем по $15 в месяц, а значит, выручка от услуги за год не превышает $2,5 млн, что не окупает даже затрат на рекламу. «Отбить» же первоначальные вложения ($15 млн) в развитие i-mode за 8 – 10 лет МТС вряд ли в силах. Такие «длинные» инвестиции – непозволительная роскошь для оператора. Не так важно, кто виноват в неудаче сервиса в России – ведущие производители мобильных телефонов, поддержавшие европейский аналог мобильного Интернета – Wap, – или бывший менеджмент МТС. Просто i-mode в России не прижился.

Не прижился на нашей почве и проект по созданию «глобального перестраховщика». Летом прошлого года было объявлено, что под эгидой страховой группы РЕСО впервые в истории российского страхового бизнеса создается так называемый «глобальный перестраховщик» – компания мирового уровня, действующая на всей территории СНГ и входящая в число 50 крупнейших перестраховочных фирм мира. О необходимости создания подобной организации в России специалисты говорили уже лет десять. Если на рынке собственно страхования отечественные компании довольно неплохо конкурируют с западными, то в области перестрахования (то есть страхования рисков самих страховых компаний) ситуация выглядит куда хуже. Капиталы и соответственно емкости рынка у западных перестраховщиков несопоставимо выше российских. К тому же существует значительный разрыв в рейтингах надежности и в опыте работы с различными рисками. Наконец, чтобы страховать риски российских страховых компаний, западным перестраховщикам даже необязательно присутствовать на нашей территории. Противостоять глобальным конкурентам может только компания такого же масштаба. Ни одна из действующих в России страховых компаний создать дочернюю структуру мирового уровня не способна. Следовательно, глобальный перестраховщик может возникнуть только как плод коллективных усилий большого числа страховых фирм. Именно такой проект на базе компании «РЕСО Ре» взялся проводить ветеран российского страхового бизнеса, известный пропагандист идеи «глобального перестраховщика», председатель комитета по перестрахованию Российского союза страховщиков Григорий Фидельман. Он известен тем, что создал первую в нашей стране частную страховую компанию АСКО – это было еще в горбачевские времена. Тогда страховая фирма создавалась в форме кооператива. Потом Фидельман в течение 10 лет возглавлял перестраховочную компанию «Москва Ре», на базе которой тоже продвигал идею «глобального перестраховщика». Но планы Фидельмана вошли в противоречие со стратегией акционеров компании, и он был вынужден подать в отставку. Однако идею «глобального перестраховщика» немедленно подхватил президент холдинга РЕСО Сергей Саркисов, который предложил Фидельману возглавить дочернюю структуру «РЕСО Ре». Именно тогда о проекте национальной перестраховочной компании было объявлено общественности. Говорилось, что «РЕСО Ре» переименуют в Unity Re, что в ее капитал войдут несколько десятков страховых компаний, и что холдинг РЕСО увеличит капитал своей перестраховочной «дочки» в 5 раз.

Проект просуществовал около 3 месяцев, причем из плана удалось реализовать только один пункт – переименование.

В сентябре рейтинговое агентство Standard & Poor`s «в связи с растущей неопределенностью относительно стратегического направления развития «Юнити Ре» сначала присвоило рейтингу перестраховщика негативный прогноз, а затем и вовсе понизило рейтинг. «Юнити Ре» от рейтинга S&P отказалась. Затем сам Фидельман подал в отставку. Крушение проекта произошло по двум причинам. Во-первых, страховые компании не спешили в него входить. Как заявил сам Фидельман, «на стадии переговоров по привлечению участников рынка в капитал перестраховщика в формате «Москвы Ре» интерес к проекту выразили около 30 компаний из России и Украины. Когда же переговоры были возобновлены в формате Unity Re, то потенциальные партнеры стали брать паузу, что, по существу, было вежливым отказом от участия в проекте». Кроме того, руководство холдинга РЕСО не спешило расстаться с контролем над собственной «дочкой». Как разъяснил замгендиректора «РЕСО-Гарантии» Игорь Иванов, «у Григория Носоновича было свое, динамичное видение темпов реализации проекта, а у основного акционера – «РЕСО-Гарантии» – более консервативное». Фидельман объяснил ту же ситуацию более афористично: «У нас принято иметь контрольный пакет».

В настоящее время Григорий Фидельман разочаровался в страховом бизнесе, «исчерпав возможности создания мирового игрока». Несостоявшийся лидер перестраховочного рынка продвигает проект в сфере бизнес-образования – создает Институт альтернативного менеджмента.

«В Америке существует поговорка: «У инвесторов короткая память». И действительно, инвесторы в большинстве своем очень часто забывают все – маленькие и большие трагедии, которые с ними происходили при попытках добраться до священного «золотого тельца», – отмечает Александр Раппопорт. По его мнению, дабы избежать трагедий, описанных выше, следует, с одной стороны, экономически образовывать массы, а с другой – усиливать контроль государства над механизмами коллективного привлечения денег. И тогда, может быть, настанет время исполнения чудес.

***

Все дело в волшебных пузырьках...

Сказки народов мира

1994 году указом Президента России Бориса Ельцина некоммерческому фонду «Детский парк чудес», возглавляемому Зурабом Церетели, был выделен участок площадью 316 гектаров в пойме Москвы-реки на правах бессрочной аренды. Скульптор также выиграл тендер на строительство сооружений «Детского парка чудес»– аналога «Диснейленда». Территории, на которых должен быть возведен столичный «Диснейленд», сдали в аренду нескольким десяткам коммерческих фирм, ежегодно перечислявших в фонд Церетели различные суммы.10 лет спустя долгострой привлек к себе внимание московского правительства. Чиновники обязали НО «Фонд детского парка чудес» в срочном порядке представить на утверждение мэру Москвы план-график проектирования и строительства первоочередных объектов комплекса «Диснейленда». Параллельно проверкой деятельности фонда занялась налоговая инспекция Северо-Западного округа Москвы. Налоговики установили,что в период с 1999-го по 2001 год Церетели задолжал государству более 70млн руб. До сих пор ни одного сооружения «Парка чудес» так и не было построено.

Проект будущего– Сочи-2014

Единственной гарантией колоссальных вложений в олимпийский проект (более $12 млрд), поделенных между федеральными властями и частным бизнесом, является заявка на проведение зимних игр 2014 года. Для этого Cочи необходимо превратить в курорт, не уступающий по уровню известным европейским местам отдыха. Пока же гордиться городу нечем: на февральском смотре оценочной комиссии МОК показали лишь макеты олимпийских объектов.

...In the sky with diamonds

Проект строительства всероссийской Wimax-сети, представленный американской компанией Globetel и российской «Интернафта», стал крупнейшей мистификацией прошлого года на телеком-рынке. Построение беспроводной высокоскоростной сети связи стоимостью в $600 млн базировалось на другом «дутом» проекте GlobeTel – запуске базовых станций на стрателлитах (гигантских дирижаблях) в стратосферу.

Единственный миллион долларов, потраченный инвесторами, не помог стрателлитам GlobeTel оторваться от земли.

Первым делом – самолеты

Госпроект создания истребителя пятого поколения МиГ уже несколько лет держится на макете. С сочинской «олимпийской сказкой» его роднит та же тяга к муляжам – вместо реального самолета публике на авиасалонах который год демонстрируют макеты чудо-машины и ее прототипы.

Абонент временно заблокирован

МТС отказалась от развития сервиса i-mode еще в начале прошлого года, фактически признав бесперспективным один из своих самых амбициозных проектов на рынке дополнительных услуг. С февраля 2006 года компания прекратила маркетинговые и рекламные вливания в развитие сервиса, ограничившись лишь технической поддержкой существующих пользователей, число которых едва превысило десять тысяч. Сотовый оператор, потратив на этот сервис более $15 млн, при новом руководстве, провозгласившем стратегию оптимизации расходов, не может себе позволить проект, который не окупится и за десятилетие.

Наказуемая инициатива

С коммандитным товариществом «Социальная инициатива и Ко» связано триста уголовных дел. «Социнициатива» была создана в1991 году Николаем Карасевым. Компания работала более чем в100 населенных пунктах 15 субъектов Федерации.От ее действий, по данным Генпрокуратуры, пострадали около 30000 человек. Бывшие дольщики именно этой компании неоднократно устраивали митинги на Горбатом мосту.