Мундир запачкали цифрами

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Суд признал преподавателя-социолога виновным в проведении честного опроса среди будущих милиционеров

1249470677-0.jpg В январе 2006 года Игорь Грошев — преподаватель Тюменского юридического института — на очередном занятии по своему предмету «Профессиональная этика сотрудников ОВД» предложил курсантам заполнить анкеты. Собственно, ничего сверхординарного кандидат социологических наук доцент Грошев не совершил. Анкетирование — основной инструмент науки социологии. Этим инструментом Грошев и воспользовался в рамках вверенной ему дисциплины.

Целью опроса была «оценка характера и величины факторов, оказывающих деформирующее влияние на мотивационные установки личности курсантов». Как впоследствии написал Грошев в статье под названием «Истоки и причины коррупции в правоохранительных органах России», приведенные результаты исследования «демонстрируют механику профессионально-нравственной деформации, закладывающуюся на ранних стадиях формирования мировоззрения сотрудников МВД». Говоря ненаучным языком, Грошев в исследовании сделал вывод, что малосимпатичный образ современной милиции формируется уже в процессе образования. Этот, прямо заметим, вовсе не сенсационный вывод преподаватель сделал, опросив 413 курсантов вуза.

Вообще-то выводы анкетирования Грошев не собирался делать достоянием широкой общественности, он думал, что его результаты будут интересны руководству вуза для корректировки, так сказать, ситуации. Грошев заблуждался. Первое, что последовало после того, как об опросе стало известно директору вуза генерал-майору Числову, был выговор Грошеву с формулировкой «за проведение социологического опроса», хотя никаких нормативных документов, запрещающих преподавателям это делать, нет. Еще у него потребовали отдать все заполненные анкеты. Но Грошев отказался, посчитав, что графологи запросто смогут определить авторство респондентов. Видимо, профессиональная этика социолога была расценена как грубое нарушение корпоративной этики, и через восемь месяцев с Грошевым не продлили контракт. Однако никаких документов, ограничивающих его право на распространение информации, он не подписывал, и на сделанном им исследовании не было грифа «Секретно».

А спустя почти год Грошев совершил шаг, который немногим позже создал уникальный прецедент в российской судебной практике: он отправил статью с результатами исследования на межвузовский практический семинар по противодействию коррупции. Статью без ведома автора перепечатал журнал «Следователь». И вскоре Грошев узнал, что институт подал на него в суд с иском о защите деловой репутации. А восемь номеров журнала, приходящие по подписке в правоохранительные структуры Тюменской области, усилиями руководства вуза были изъяты.

3 декабря 2008 года Ленинский районный суд Тюмени совершил то, что во всемирной истории не практиковалось со времен инквизиции. Суд признал Грошева, — а по сути науку социологию — виновным, обязал ответчика выплатить 2 тысячи рублей судебных издержек и опубликовать опровержение, заключив, что результаты социологического опроса «подрывают авторитет и престиж института, формируют негативное отношение к системе преподавания, воспитания и прохождению службы в вузе».

Страшная тайна опроса

Статью Игорь Грошев передал в редакцию «Новой». Ответы на 21 вопрос анкеты проанализированы на 17 страницах. Социолог Грошев сообщил в статье следующее.

«Взятки курсовым офицерам давали 17,68% учащихся, преподавателям — 14%, на ремонт — 23,49%, на хознужды — 11,62%. Ухудшение мнения о службе в процессе обучения произошло у 66,58% опрошенных, только 53% намерены после учебы продолжить службу в МВД. Высокомерие, чванство и грубость руководства испытывали на себе 65% учащихся, культивирование руководством наушничества и доносительства отмечали 69%, формирование двойной морали отмечали 52% курсантов, взятки при поступлении давали родители 15%».

И если в необработанном виде анкеты давали лишь повод для размышления руководству вуза (к чему, кстати, и стремился Грошев), то в статье им неизбежно были сделаны заключения нелицеприятного свойства. К примеру, описывая денежные поборы в вузе, он констатирует: «Если с формальной точки зрения данные финансовые потоки являются «добровольными», то с позиции нравственности воспитывается культ аморальности и беззакония».

Посчитать нелогичным такой вывод было бы абсурдно. Но у судебного конвейера, как оказалось, другие ориентиры.

Грошев решил защищать репутацию, подал кассационную жалобу. Но Тюменский областной суд оставил судебное решение в силе, хотя и отметил множественные процессуальные нарушения. Вопрос, который Грошев уже задавал на первом суде: «Что опровергать? Ответы 413 человек?» — служители Фемиды не слышали в упор. Опальный социолог чувствовал себя человеком, который, посчитав на калькуляторе дважды два, должен опровергнуть полученный результат.

Верховный суд, куда он подал надзорную жалобу, в лице судьи Виктора Кнышева признал законность ранее принятых решений. Фактически Верховный суд создал прецедент, по которому любого социолога, обнародовавшего неудобные для чиновников результаты исследований, могут обвинить в клевете.

Борьба за науку

Научное сообщество на дело Грошева отреагировало бурно. На сайте Российского общества социологов (РОС) — десятки писем и сотни подписей от коллег по цеху в его поддержку. По сути, дело Грошева, хоть и косвенно, но наложило запрет на профессию. Президент РОС профессор Валерий Мансуров направил открытое письмо президенту Медведеву. Письмо с тщательностью, свойственной академической науке, доказывает гаранту, что в деле Грошева судом были нарушены четыре статьи Гражданского процессуального кодекса и две статьи Конституции. Вот выдержки из письма: «Были опубликованы результаты общественного мнения, а мнение не принадлежит судебному преследованию в отличие от фактологических суждений. Для различения суждений о фактах и мнений не была проведена предусмотренная законом лингвистическая экспертиза оспариваемого текста»… И самое интересное: «Но главный казус в рассматриваемом деле заключается в том, что судебный иск вообще был предъявлен не по адресу. Тот факт, что редакция журнала «Следователь» без согласия и уведомления автора перепечатала статью из сборника научного семинара, исключает возможность судебного преследования автора».

К слову сказать, еще на этапе первого судебного разбирательства эксперты РОС отправили в суд собственное заключение, проанализировав работу Грошева. Вывод был однозначен: исследование с профессиональной точки зрения проведено добросовестно и с соблюдением всех норм. Опровергнуть же результаты можно, лишь проведя повторный опрос по той же технологии и с теми же респондентами. Но это невозможно, так как все они уже окончили вуз.

Показательно, что ни одна из последующих судебных инстанций не заинтересовалась мнением экспертов-социологов с международным авторитетом. Суд вообще отказался приобщать экспертное заключение к делу.

А на свое обращение к президенту РФ академик Мансуров получил ответ из администрации главы государства, уведомившей его, что для принятия решения оно направлено в Тюменский областной суд (!). Фактически это означает отказ от разбора дела Грошева по существу.

Если вам интересно, можете зайти на сайт, созданный Грошевым. В нем — вся хронология и подробности дела. На главной странице сайта есть ответ на вопрос: «Зачем вам это надо?» Вероятно, он сам его задает, чтобы быть понятым: «Это надо всем: вам, вашим детям и внукам. Вы имеете право получать помощь от правоохранительных органов, ничего не опасаясь и ни на что не оглядываясь». И еще один неожиданный вывод сделал Грошев, рассуждая о своем исследовании: «Теперь я с уверенностью могу сказать, что поступающие в институт молодые люди в массе своей готовы быть честными и принципиальными милиционерами». А оценивая собственную историю, пишет, что это история о том, как «социология проявила свою гражданскую позицию в реализации Закона РФ «О противодействии коррупции».

Трансформация обычного профессионала, заботящегося о своей деловой репутации, в пассионария, озабоченного тем, чтобы вычистить, по словам Грошева, авгиевы конюшни коррумпированных органов МВД, происходила столь же стремительно, сколь беззастенчиво тюменские суды демонстрировали Грошеву собственную коррумпированность. Судебный беспредел обернулся скандалом общероссийского масштаба, и замять его сейчас уж точно не удастся.

Примечательно, что министр внутренних дел Рашид Нургалиев на днях стал, пусть и опосредованно, защитником Грошева. На видеоконференции с руководителями центрального аппарата МВД и регионов он сообщил, что за полгода работниками органов было совершено 2,5 тысячи преступлений, из них 1635 — должностные. Это превышение полномочий и получение взяток. Число злоупотреблений властью увеличилось на 10%. Нургалиев поручил милицейскому руководству заняться «профилактикой вакханалии». Есть смутное ощущение, что вряд ли у кого-либо из коллег министра возникнет шальная мысль подать на него в суд за обнародование недостоверных сведений.

P.S. 7 августа в Ленинском районном суде Тюмени состоится повторное рассмотрение дела Грошева. Социолог настоял на приобщении к делу экспертизы РОС.

Оригинал материала

«Новая газета» от origindate::05.08.09