Муртузалиев, Сагид Магомедович

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Сагид Муртазалиев.jpg

У нас есть Другие материалы об этом человеке


Российский и украинский борец вольного стиля, общественный и политический деятель

Чемпион Олимпийских игр 2000 года в Сиднее, чемпион мира 1999 года, чемпион Европы 2000 года, чемпион России, победитель Красноярского турнира имени Ивана Ярыгина в 1999 году, победитель Игр доброй воли 1998 года. Заслуженный мастер спорта России.

Депутат Народного Собрания Республики Дагестан, с 2010 года возглавляет отделение Пенсионного Фонда России по Республике Дагестан. Аварец по национальности.

Биография

Сагид Муртазалиев родился в 1974 году в Махачкале. По национальности – аварец (тогда как Амиров принадлежит к даргинской общине). С детства занимался вольной борьбой, в которой добился выдающихся спортивных достижений.

Первым тренером Сагида был Магомед Омарович Абдалов. В 1988 году, по рекомендации тренера Сагид переехал в Махачкалу, а тренером спортсмена стал Иман-Мурза Алиев. Появились первые успехи — в 1992 году Сагид выиграл чемпионат России среди юношей. Вскоре тренер Алиев уехал работать в Турцию, а сам Сагид уехал на Украину в Киев. Последующие несколько лет Муртазалиев выступал за сборную Украины, в том числе и на Олимпийских играх в Атланте в 1996 году, где Сагид занял 7-е место.

Карьера олимпийского чемпиона

  • В 1999 году он стал чемпионом мира и серебряным призером чемпионата России.
  • В 2000 году – чемпионом Европы, чемпионом России и Олимпийским чемпионом на Играх в Сиднее.
  • Является заслуженным мастером спорта России.
  • Общественная, политическая деятельность
  • в 2002 году был назначен заместителем министра природных ресурсов и экологии РД.
  • в марте 2003 года был избран депутатом Народного Собрания Республики Дагестан третьего созыва.
  • в марте 2007 был избран главой Кизлярского района Республики Дагестан.
  • в апреле 2010 года назначен руководителем отделения Пенсионного фонда России по Республике Дагестан.
  • В марте 2011 года избран депутатом Народного Собрания Республики Дагестан пятого созыва от партии Единая Россия (номер 22 в списке).
  • В 2004—2005 годах вместе с Гаджи Махачевым, и мэром Хасавюрта Сайгидпашой Умахановым входил в политическую группу, именуемую в народе «Северный альянс». Альянс ставил своей целью отставку Председателя Государственного Совета Республики Дагестан Магомедали Магомедова.

Входит в политсовет Дагестанского регионального отделения партии «Единая Россия».

В феврале 2009 года стал участником конфликта, связанного с назначением Владимира Радченко руководителем Дагестанского отделения Федеральной налоговой службы. Муртазалиев со своей многочисленной охраной сопровождал Радченко, когда последний пытался занять служебный кабинет. «Меня просто попросили, чтобы я обеспечил безопасность Радченко», — пояснил Муртузалиев корреспонденту газеты «Коммерсант».

Является учредителем благотворительного фонда им. Сагида Муртазалиева.

В конце февраля 2013 года направил письмо на имя президента МОК Жака Рогге, в котором сообщил, что возвращает свою золотую олимпийскую медаль в знак протеста против принятых исполкомом МОК рекомендаций исключить спортивную борьбу из олимпийской программы.

Семья

Муртазалиев родился в бедной семье, мама воспитывала пятерых детей. В 1996 году Сагид женился на Алле, армянке из Кизляра. Перед свадьбой супруга спортсмена приняла ислам. У супругов двое детей: дочь Камила, Сафия сыновья; Магомеднаби, Газимагомед.

Компромат

На разных этапах своей карьеры Муртазалиев нередко фигурировал в криминальных историях, причем в разном качестве. Летом 1996 года знакомый Сагида, который занимался бизнесом, был убит у подъезда собственного дома. Отец убитого - начальник Махачкалинской школы милиции МВД РФ Гаджимагомед Гаджимагомедов, заподозрил в этом Сагида и его старшего брата. Сагида задержали и поместили в СИЗО на время следствия, которое длилось почти шесть месяцев. В результате уголовное преследование в отношении Муртазалиева было прекращено. Сам Гаджимагомедов был убит в 2000 году.

В ночь с 13 на 14 января 2002 года Сагид Муртазалиев, отдыхая в сауне московской гостиницы «Орленок», повздорил с двумя уроженцами Чеченской Республики — Мовлади Бихоевым и Ризваном Магомадовым. Один из них ударил спортсмена ножом. Нож задел сердечную оболочку и легкое. Раненый Сагид выхватил пистолет Макарова и застрелил обоих нападавших. Прокуратура Москвы долго разбиралась с этим случаем. В итоге, уголовное дело против Муртазалиева было прекращено, поскольку его действия признали самообороной. Не стали привлекать борца и за хранение оружия, поскольку в ходе расследования выяснилось, что пистолет ПМ Сагиду, как ополченцу, выдали в ОВД Кировского района Махачкалы в 1999 году, после нападения на Дагестан боевиков, а потом забыли взять назад. После этого ранения Муртазалиев завершил свою спортивную карьеру.

Вечером 18 ноября 2003 года, неподалеку от дома Муртазалиева в Кизляре, двое мужчин открыли огонь по автомашине спортсмена. Позже милиционеры насчитали в автомобиле 22 пулевых отверстия. Муртазалиев не пострадал. Нападавшие скрылись с места преступления и впоследствии не были установлены.

К тому времени Муртазалиев уже был видным членом правящей элиты Дагестана. В 2002 году он был назначен заместителем министра природных ресурсов и экологии республики, а в 2003 году избран депутатом Народного собрания. Вместе с известным политиком Гаджи Махачевым и мэром Хасавюрта Сайгидпашой Умахановым входил в группу «Северный альянс», добивавшуюся отставки главы республики Магомедали Магомедова. В 2006 году даргинца Магомедова сменил аварец Муху Алиев, а в 2007 году Муртазалиев был избран главой Кизлярского района.

Впрочем, и с Алиевым у него отношения не сложились. В феврале 2009 года Муртазалиев стал участником конфликта, связанного с назначением Владимира Радченко руководителем Дагестанского отделения Федеральной налоговой службы, против назначения которого резко протестовал Алиев. Муртазалиев пояснил, что его попросили обеспечить безопасность Радченко, сопровождать его проход к зданию УФНС. По некоторым данным, назначение Радченко лоббировал влиятельный бизнесмен и политик Сулейман Керимов, союзником которого был Муртазалиев. А одним из заместителей руководителя УФНС был сын Муху Алиева Гаджимурад, не заинтересованный в появлении нового начальника. Тогда Алиеву удалось не допустить вступления Радченко в исполнение обязанностей главного налоговика республики, но это стало «пирровой победой».

В 2010 году новым главой республики стал сын Магомедали Магомедова Магомедсалам, среди сторонников которого был и Муртазалиев, назначенный вскоре руководителем управления ПФР по Дагестану. Он сохранил этот пост и после того, как в 2013 году Дагестан возглавил Рамазан Абдулатипов. Значение данной должности трудно переоценить – она обеспечивает не только контроль над значительными финансовыми потоками, но и влияние на ситуацию в различных частях республики (так как структуры ПФР представлены во всех городах и районах).

Преемником Муртазалиева на посту главы Кизлярского района стал Андрей Виноградов, доверенное лицо своего предшественника. Трудовую деятельность он начал в 2007 году шофером Муртазалиева, но уже в следующем году получил значимую должность начальника Кизлярской автостанции. В 2009 году Виноградов стал исполнять обязанности заместителя главы районной администрации, а в 2010-м в возрасте 28 лет возглавил район. Виноградов женат на двоюродной сестре Муртазалиева, а сестра Виноградова, по данным СМИ, является женой Муртазалиева. Сообщают также, что Виноградов принял ислам и получил новое имя Юсуп.

В марте 2012 года: в результате перестрелки на рынке Кизляра охранниками Виноградова были убиты выходцы из одного села Цумадинского района - депутат городского собрания Магомед Гамзатов, трое его братьев и племянник. Родственники убитых тогда перекрыли федеральную трассу и потребовали отставки Виноградова. Охранников в итоге оправдал суд присяжных. Верховный суд РФ также оставил приговор без изменений. Интересно, что после этой драматической истории Муртазалиев на некоторое время покидал Дагестан и, по некоторым данным, проживал в Дубае (ОАЭ).

Сейчас Муртазалиев также находится за границей. Как заявил один из его сторонников, он уехал в Дубай, а оттуда поехал в Германию, чтобы прооперировать колено, так как серьезно повредил сустав на тренировке. Однако вряд ли приходится сомневаться в том, что его эмиграция связана с действиями правоохранителей. После ареста Виноградова в Кизлярском районе началась кампания в поддержку бывшего и нынешнего его глав. Уже 29 июля сторонники Муртазалиева и Виноградова провели в селе Аверьяновка Кизлярского района расширенное заседание актива района, в ходе которого высказались в их защиту. Всего в мероприятии приняло участие более двух тысяч человек, часть из которых прибыли в село на автобусах и микроавтобусах. Впрочем, пока на более жесткие акции они не решаются – согласно неформальным правилам игры, любые волнения могут только дискредитировать Муртазалиева перед федеральным центром, на благоволение которого он продолжает рассчитывать, несмотря на демонстративные действия силовиков.

Муртазлиев и Кадыров

Осведомленная дагестанская газета «Черновик» выдвинула три версии, которые могут объяснить арест Виноградова и вынужденную эмиграцию Муртазалиева.

Версия первая: «Месть Амирова». По данным газеты, отношения между Амировым и Муртазалиевым испортились задолго до громкого ареста мэра. Причем один из серьезных конфликтов произошел несколько лет назад в рабочем кабинете бывшего президента республики Магомедсалама Магомедова, где помимо него и Муртазалиева присутствовал и старший сын градоначальника Магомед Амиров. Разговор тогда вышел далеко за рамки рабочего общения известных политиков и перерос в неприкрытые взаимные угрозы, после того как взамен кресла руководителя отделения ПФР по Дагестану Муртазалиев потребовал пост мэра Махачкалы, что вызвало крайне резкую реакцию со стороны Амирова – после этого Муртазалиев был вынужден надолго покинуть республику.

Во время суда над Амировым между сторонами тоже возникла перепалка. В ходе суда Амиров утверждал, что обвинения в том, что он хотел избавиться от политического соперника – Муртазалиева – путем подрыва самолета являются ложью. Муртазалиев утверждал обратное. Причем из-за опасений за жизнь Муртазалиева, согласного свидетельствовать против Саида Амирова, сотрудники ФСБ организовывали ему возможность давать показания дистанционно. Сам же Муртазалиев в основном проводил время за пределами республики или страны.

«Черновик» осторожно указывает на то, что «как только неприятности, причем схожие по характеру исполнения, коснулись Муртазалиева, это дало основание определенной части общества утверждать, что Саид Амиров нанес Муртазалиеву ответный удар. Отдельные личности утверждали, что обошлась такая месть в $6 млн». Однако эта версия представляется не очень правдоподобной – Амиров, видимо, сохранил часть своего финансового ресурса, но влиятельной политической фигурой уже не является. Трудно предположить, что он смог «ангажировать» федеральных силовиков на проведение столь масштабной операции – для этого нужно обладать серьезными связями, которых Амирову не хватило, чтобы предотвратить собственный арест.

Версия вторая: «Махачкала». Наезд на Сагида Муртазалиева, согласно ней, связан с выборами и его желанием возглавить столицу Дагестана. По данным «Черновика», Муртазалиев, найдя поддержку среди ряда офицеров второй службы (СЗКСиБТ) ФСБ России, в качестве компенсации за риски, связанные с дачей показаний против Саида Амирова, лоббировал свою кандидатуру в главы Махачкалы. Республиканская власть обещала содействие, но старалась этому не способствовать. В конечном итоге Муртазалиев сумел провести в ряде списков в кандидаты в депутаты районных собраний Махачкалы некоторых своих единомышленников.

В то же время и эта версия «Черновика» выглядит не слишком убедительной. Главный редактор дагестанской газеты «Новое дело» Хаджимурад Сагитов заявил: «Не думаю, что эта ситуация связана с выборами в Махачкале. Вопрос по Махачкале уже решен, и без такого шума. Судя по спискам городских депутатов, Муртазалиев уже не проявлял большого рвения в Махачкале». Действительно, отъезд Муртазалиева из Дагестана нынешним летом фактически исключил его из списка кандидатов в мэры – и арест Виноградова, равно как и демонстративные обыски, выглядели в связи с этим явно излишними.

Остается третья версия, которую «Черновик» назвал «Сливают Рамзана». Известно, что Сагид Муртазалиев считается человеком команды главы Чечни Рамзана Кадырова и между ними существуют братские чувства. По мнению «Черновика», одним из основных и главных рычагов влияния Кадырова на Дагестан в целом, а не на отдельные, населенные чеченцами-аккинцами, части (Новолакский район, Хасавюрт) являлся Сагид Муртазалиев. Команда Муртазалиева контролировала ситуацию в Кизлярском, Хасавюртовском, Бабаюртовском, Цунтинском и Цумадинском районах и Кизляре. Можно вспомнить и о нереализованных планах Муртазалиева возглавить Махачкалу.

Отметим также, что Кадыров ранее называл главу дагестанского отделения ПФР своим «братом». Так, 3 ноября 2013 года на его странице в Instagram были опубликованы две фотографии: с главой Хабезского района Карачаево-Черкессии Рауфом Арашуковым и главой дагестанского отделения ПФР Сагидом Муртазалиевым. «Вечером меня ждал приятный сюрприз. Мои братья Рауф @rauf_arashukov и Саид @s_murtazaliev_05 пригласили на ужин. Хорошо посидели в приятной компании», - написал Кадыров на своей странице в Instagram.

Перечислив ресурсы Муртазалиева, которые мог использовать Кадыров, «Черновик» отмечает, что «укрепление Рамзана Кадырова в статусе межрегионального лидера, имеющего прекрасные отношения с президентом России Владимиром Путиным, привлекающего иностранных инвесторов в республику, практически независимого от воли местных и московских генералов ФСБ, имеющего собственные спецподразделения (формально числящиеся за МВД, но подчиняющиеся только ему, прекрасно вооруженные и экипированные, победившие недавно на чемпионате мира среди спецподразделений планеты), не может устраивать определенную часть политико-военной элиты страны. Глава Чечни откровенно раздражает определенную часть силового блока в Кремле и НАК (тех, кто прошел не без потерь две войны в Чечне и считает, что у них «украли победу») и различные ветеранские организации спецслужб Москвы, которых кадыровцы серьезно потеснили на рынке коллекторских услуг. Вполне возможно, что такое силовое лобби (особенно после того как в деле об убийстве Немцова появился «чеченский след») решило если не снять Кадырова с должности, то существенно ограничить его влияние и возможности».

Примечательно, что уже после ареста Виноградова Рамзан Кадыров вновь публично назвал Муртазалиева «близким другом и братом», сообщив, что тот активно помогал его отцу, Ахмат-Хаджи Кадырову, в борьбе с терроризмом. Кадыров предположил, что преследование Муртазалиева — это попытка чьей-то мести, добавив, что следствие и суд должны быть «исключительно объективными и принципиальными». Уголовное преследование Муртазалиева и Виноградова говорит о том, что силовики «прощупывают почву вокруг Рамзана Кадырова», заявил в интервью «Кавказскому узлу» учредитель дагестанской газеты «Миллат» Магомед Бисавалиев: «Наблюдая за общей картиной, можно сделать вывод, что идет очищение от кланов на Северном Кавказе, начавшееся в 2013 году с ареста Саида Амирова. Избавляются от одиозных фигур, федеральная власть укрепляется. Не исключено, что это связано с противостоянием силовиков с Рамзаном Кадыровым».

Обращает на себя внимание еще одно наблюдение Бисавалиева – о том, что «силовики не стремились задержать Сагида Муртазалиева». Таким образом, речь может идти о предупреждении влиятельному дагестанскому политику, а не о бесповоротном решении, которое невозможно пересмотреть – как это было в случае с Амировым. Характерно, что предельно осторожный в отношениях с федеральным центром глава Дагестана Рамазан Абдулатипов вначале никак не комментировал случившееся, а затем сделал заявление, достаточно благоприятное для Муртазалиева: «Не могу сказать, что Виноградов или Муртазалиев плохо работали на вверенных им участках. Андрей Виноградов был на хорошем счету и справлялся с работой, о чем говорят значительные успехи Кизлярского района в плане социально-экономического развития.В Пенсионном фонде были довольны работой Сагида Муртазалиева. Повторю, обвинения предъявлены по давним делам, поэтому сегодня сложно говорить об их справедливости или несправедливости.Уверен, правоохранительные органы дадут четкую правовую оценку по всем пунктам обвинения».

Таким образом, атака на Муртазалиева действительно выглядит фактором, ослабляющим позиции не только этого политика, но и его союзника Кадырова. И решаться проблема, скорее всего, будет при активном участии чеченского лидера, который заинтересован в расширении влияния за пределы Чечни (на Ингушетию, Дагестан), а также известен как защитник своих союзников и клиентов. Заявления Кадырова и Абдулатипова могут свидетельствовать о том, что в Москве еще не принято окончательное решение о дальнейшей судьбе олимпийского чемпиона.

Ссылки

Источник публикации

Ссылки