Мусор, рейдерство, метро

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© The Moscow Post, origindate::10.05.2012, Иллюстрации: via The Moscow Post

Мусор, рейдерство, метро

Тернистый путь "мелкого кооператора из 90-х" Игоря Аккуратова в мэры Люберец, из мэров в руководители банка "Югра", из банкиров в любовники Семенович

Сергей Казаков

Compromat.Ru "Общительный, спокойный, хитрый" - именно так, коротко и точно, оперативники характеризуют бывшего мэра Люберец, а ныне простого столичного банкира, зампреда банка "Югра", Игоря Аккуратова. Впрочем, есть у 47-летнего банкира и другая, более почетная, если можно так выразиться, должность. Аккуратов, фотографий которого днем с огнем не сыщешь на просторах Интернета, и есть тот самый таинственный любовник "главного бюста страны", блистательной Анны Семенович. Известно, что при знакомстве в одном из столичных ресторанов, причем, неприступная с виду Семенович в свое время "сдалась" уже после нескольких свиданий. Парочка ведет размеренный образ жизни и умудряется скрываться от посторонних глаз.

Однако, если дела любовные Аккуратову скрывать удается, то вот происхождение капитала банкиру утаивать от общественности становится все сложнее. Ведь чем влиятельнее и заметнее становится человек, тем больше всплывает на поверхность. А всплывают вокруг имени Аккуратова самые разные дела, связанные с похоронным бизнесом, коррупционными скандалами, незаконными свалками, рейдерскими захватами. И от всего этого запах стоит еще с начала 90-х, ничем не перебьешь.

Бич Люберецкий

Аккуратову всегда везло. Возможно, благодаря своей фамилии все делишки Игорь ведет тихо, спокойно, аккуратно. Даже в самом начале карьеры, когда в сентябре 1994 года в Люберцах, в бандитской разборке на улице Московской, в ходе перестрелки погибли 4 человека, а шесть ранено, в том числе родной брат Аккуратова, сам Игорь не пострадал. Смешно, но на разборку Аккуратов опоздал. Братва не обиделась, ведь именно будущий мэр развез тогда своих окровавленных коллег по кладбищам и больницам. Кстати, брат Игоря, по слухам, так и "застрял" в лихих 90-х, и поныне известен в Люберцах как «держатель крыши» над ритуальным сервисом. Неоднократно задерживается милицией за участие в криминальных разборках за контроль над городским кладбищем.

Игорь оказался умнее и уже через 2 года после памятной для жителей Люберец разборки, выбился в люди - стал главой Люберецкого района. Правда, с первых дней у нового главы возникает серьезный конфликт с руководителем Люберецкого УВД Юрием Юхманом.

На чем два подмосковных "князя" не сошлись, история умалчивает ( по информации от людей, приближенных к Юману, – не поделили бензоколонку), но война разгорелась серьезная. Началось все с того, что Аккуратов ("Время новостей", "Подмосковные страдания" (origindate::14.01.02)) настрочил на Юхмана сразу нельколько жалоб в Прокуратуру. Мэр утверждал, что Юхман вывел мимо бюджета 7 миллионов рублей, перечислив их в таинственный фонд "Правопорядок". После этого в местных СМИ стали мочить уже Аккуратова, называя главу района "выходцем из преступной группировки под кличкой "Бич"". Потом был сбор подписей за отставку Аккуратова. Но в итоге Аккуратов переиграл генерала и добился возбуждения против Юхмана уголовного дела по статье "Злоупотребления служебным положением". В "обратку" Аккуратов тоже получил - сам попал под следствие за незаконное освобождение от платежей за загрязнение окружающей среды ООО "Некрасовка".

Неизвестно, чем бы все закончилось, но очень скоро Аккуратов и Юхман лишились должностей. Так бы и канул Аккуратов в небытие, однако годы правления Аккуратова до сих пор аукаются тысячам и тысячам жителей Люберецкого района. Речь идет о крупнейшей и опаснейшей свалке в Некрасовке, которую Аккуратов "основал" в далеком 97-м и которая работает по сей день.

Запах имени Аккуратова

Compromat.Ru

Свалку бытовых отходов в Некрасовке так и называют "свалка имени Аккуратова". Сегодня это курган мусора в 200 тысяч квадратных метров и высотой с двенадцатиэтажный дом, причем, никто не знает, что там лежит и насколько это опасно. Хотя дым от пожаров на свалке нередко доходит и до Москвы. При этом рядом строятся новые жилые кварталы, дома, школы и даже детский сад работают в непосредственной близости от свалки, и при этом что либо сделать со свалкой пока не могут даже власти. Более того, свалка периодически горит, на ней постоянно идет газообразование. Люди, живущие в округе, и особенно дети, часто испытывают недомогания, часто болеют, выросло количество онкологических больных.

Оговоримся, что экс-глава района не может фигурировать ни в одном документе, связанном с этой свалкой, но то, что Аккуратов владеет полигоном через подставные фирмы, это секрет полишинеля. А если разбираться в том, как свалка эксплуатировалась, и при этом понимать, что вся эта история, полная слез и паспортов на умерших людей, происходила в небольшом районе при главе-Аккуратове, то все и так, без всяких упоминаний, будет предельно понятно.

Свалка, точнее, мусорный полигон ООО "Некрасовка" была организована в Люберцах в 97 году вопреки всякому здравому смыслу. Предприниматели Мартынова и Брозалевский, по слухам, хорошие знакомые Аккуратова, понимали, что открыть полигон в 600 метрах от поселка Кожухово и в 300 метрах от люберецкой школы №11 им никто никогда не даст, но участок с заброшенными полями аэрации был уж очень привлекательным куском. Тогда и была придумана схема, когда предприниматели предложили Комитету по охране окружающей среды проект не собственно полигона, а "планы по рекультивации полей аэрации с последующим возвратом деградированных земель в народное хозяйство". Красиво звучит, не правда ли? Тем более, что на эту самую рекультивацию ни у района, ни у области средств нет, а тут некие бизнесмены за свои деньги вызываются провести гигантское природоохранное мероприятие. Вначале карты "очистят от ила, затем дно и борта полученного котлована выложат для гидроизоляции полиэтиленом, обработанным сажей, устроят дренажный слой", - это был не проект, а поэма, - "Котлован надо заполнять грунтом, а он дорог, вот тут-то и пойдут в ход твердые бытовые отходы". Бинго! Идея с помощью мусора вернуть земли в народное хозяйство всем показалась настолько хороша, что 5 ноября 1997 года Мособлкомприроды выдает ООО "Некрасовка" разрешение на "рекультивацию", в декабре глава района Игорь Аккуратов разрешает начать эксплуатацию полигона и сразу же, в первых числах месяца полигон начинает принимать ТБО. Про рекультивацию быстро забыли и буквально за год полигон "Некрасовка" принял 222 628 тонн отходов и это только по официальным бумагам! Понятно, что до 50% отходов на свалки привозят незаконно. Незаконный сброс проходит наличкой и выгоден и тем, кто сваливает, и тем, кто принимает. Такса, кстати, от 100$ за одну машину, а в день в лучшие времена полигона машин приходило по сотне, а то и больше.

Для предпринимателей - рай, но для Люберец в стодолларовой схеме есть один большой минус, ведь в итоге никто не понимает, что лежит на свалке и насколько это опасно. Так или иначе, уже в 1999 году Центр независимой экологической экспертизы движения «Кедр» обнаружил в пробах земли, взятых у школы № 11, что находится рядом со свалкой, органические токсиканты, превышающие предельно допустимое количество в 5 раз! И это вещества, которые при длительном воздействии могут привести к возникновению заболеваний верхних дыхательных путей, печени, глаз, нервной и сердечнососудистой системы.

Свалка "имени Аккуратова" оказалась не только сильносмердящей, но и очень живучей. К 1999 году следы Мартыновой и Борзалевского исчезли. После того, как Борзалевскому неизвестные недоброжелатели сломали ноги, оба укрылись в Израиле, на берегах Красного моря. Директором свалки стал некто Синица Ю.Ф., человек, о котором никто даже не знает, он это или она. Несмотря на такое руководство, в том же 99 году Комитет по охране окружающей среды Московской области разрешил «Некрасовке» принять не 300 тысяч тонн ТБО, как было в изначальном плане, а 450 тысяч. Но на деле полигон принял 1 миллион 200 тысяч тонн ТБО, и не за 5 лет, как было в документации, а всего за 2,5 года!

При этом, если говорить о хоть какой-то экономической выгоде от свалки для самого района, а она должна все-таки быть, то и здесь странности - например, люберцам памятна история, когда местный Комитет по охране окружающей среды даже освободил полигон "Некрасовка" от выплаты экологических платежей в бюджет района.

Распоряжение об этом было подписано господином Аккуратовым и хотя его позже отменит суд, 17 миллионов рублей в бюджет так и не вернулись. Но не едиными левыми мусоровозами и присвоением бюджетных средств жила свалка. В 2000 году ГУВД заинтересовалось официальными доходами ООО "Некрасовка". По документам, доходы от размещения ТБО составили 12 миллионов рублей, однако когда стали выяснять происхождение фирм, на счета которых уходили деньги, выяснилось, что деньги получали фирмы, директора которых или несколько лет назад потеряли паспорта, или были как на подбор туберкулезниками, алкоголиками, или давно ушли в мир иной.

Нельзя сказать, что все это время никто ничего не замечал. Тревогу начали бить местные жители, которые стали жаловаться на постоянный шум сотен мусоровозов, пролетающих мимо их домов, недомогание, проблемы со здоровьем, а так же на то, что та самая люберецкая школа №11, находящаяся уже в 30-ти метрах от свалки, а не в километре, как того требуют нормы допуска, все еще продолжала работать! Дети на переменах играли на свалке, так как она не была даже огорожена. Люди писали в инстанции, инстанции, как водится, молчали.

Впрочем, нельзя сказать, что руководители свалки никак не заботились о людях, живущих в непосредственной близости от свалки, или о земле, на которой эта свалка находилась. Например, в том же памятном 99 году "Некрасовка" умудрилась заключить 3 договора на создание глиняного экрана для приемки полиэтиленовых отходов, чтобы экологию земли не повредить. Но перечисленные деньги опять пропали, и экран, чтобы свалка не заражала грунтовые воды, так и не построили. Теперь в Люберцах не существует понятия "артезианская вода".

Гром грянул, когда в марте 2000 года губернатор Московской области Громов распорядился приостановить размещение отходов на полигоне. Правда, он не учел, что руководители свалки не лыком шиты и тут же попытались опротестовать решение губернатора в суде. Заметим, "руководства свалки" к тому времени уже не существовало. "Родители" свалки были в Израиле, директора "Некрасовки" то ли женщину, то ли мужчину Синицу милиция не может найти до сих пор. Все дела ведут адвокаты.

Громов все-таки прикрыл свалку, но это уже ничего не решило. С одной стороны, свалка и ныне там. А свалка имеет свойство со временем становиться только опаснее. Любой полигон ТБО представляет из себя гигантский химический реактор. В результате химических процессов, происходящих в слоях мусора, концентрация ядов увеличивается в сотни раз. В солнечную погоду в воздухе происходит фотохимическая реакция с продуцированием самых разных экзотических веществ с неизученными свойствами. Температура в различных местах свалки может доходить до 100 градусов, вызывая самопроизвольное возгорание - по утрам жители улицы "8-го марта" видят под своими окнами ядовитые "облака".

С другой стороны, свалку можно ликвидировать, перенести в другое место, но как мы уже говорили, сейчас это невозможно. Даже, несмотря на то, что в последние годы рядом с полигоном идет активное жилищное строительство. В Информационной системе "ПАРК" с радостью сообщается, что : " ...до конца 2011 года в район Некрасовка, частью которого теперь являются Люберецкие поля, переедут 230 семей дольщиков". Сюда же, в новые дома, находящиеся в смертельно опасной близости с полигоном, уже заселяют военных, милиционеров, учителей, врачей, а так же очередников по соцнайму и даже пострадавших соинвесторов "Южного Тушина". Но если на бумаге - бодрый отчет чиновников о новых квартирах для бюджетников, то на самом деле соседство со свалкой выглядит очень страшно. Дома стоят в 20 метрах от токсичного кургана. При том, что напомним, свалка по закону не может быть ближе километра от жилых зданий! (фотографии 1, 2, 3). Это мало кого волнует, так как квартиры здесь продают в основном тем, у кого нет никаких других вариантов получить жилье, по сути те, кто сюда переезжают - вынуждены это делать. Всего в районе Некрасовки власти планируют построить порядка 5-ти миллионов квадратных метров жилья.

Между тем, на закрытый 12 лет назад полигон отходов мусор возят до сих пор! Происходит это часто ночью, под покровом темноты, что само по себе красноречиво.

Compromat.Ru

Правоохранительные органы Люберец и Московской области не спешат искать виновных и расследовать перечисленные нами факты многочисленных нарушений создания, эксплуатации свалки, финансовые нарушения, дела о подставных фирмах, о пропавших бюджетных миллионах, не говоря уже об экологических преступлениях. Хотя всем понятно, кто кукловодил всей этой историей и кто на ней "наварил".

Правоохранительные органы можно понять, такие люди, как директор свалки Синица, или Аккуратов - умеют прятаться и оставаться незаметными. Бедные папарации сутки дежурили на вечеринке, на которой "люберецкий Бич" отжигал с Анной Семенович, но толковых фотографий так и не смогли сделать.

Казалось бы, причем тут Аккуратов?

Уже подсчитано, 7 миллионов евро наличностью это большая спортивная сумка весом в 20 килограммов. Чтобы ее таскать, надо иметь хорошее телосложение. Если конечно, сумка настоящая, не придуманная. К истории с сумкой вернемся чуть позже, а пока другой, маленький, но характерный эпизод из жизни теперь уже бывшего чиновника, банкира Игоря Аккуратова, заместителя председателя совета ОАО АКБ "Югра".

В августе 2006 года в прессе появились тревожные для Люберец публикации о рейдерской агрессии на небольшое, но стратегически важное для района предприятие ОАО ВННИстром им. П.П. Будникова - ведущее предприятие в России по разработке современных энергосберегающих технологий и оборудования для производства стеновых, теплоизоляционных и вяжущих материалов.

Целью рейдерской атаки СМИ называли даже не само производство, а, что гораздо циничнее, территорию ВНИИ в 50 гектаров, плюс 10 тыс. кв. метров головного здания - лакомый кусок для строительства жилья. Летом 2006-го на предприятии началась массовая скупка акций. Информацию подтверждал и гендиректор "Будникова" Юрий Гудков. Скупка шла в основном среди рядовых сотрудников, на их руках находилась треть всех акций. Собственно, в СМИ и обратились обеспокоенные активизацией подозрительных лиц рабочие. Одна акция покупалась по цене 750 рублей, при этом весь бюджет рейдерской атаки составлял 800 тысяч долларов. В итоге, рейдерам удалось скупить 50% всех акций, еще 40% находились у топ-менеджмента и там были задействованы иные механизмы.

Несмотря на то, что правоохранительные органы не увидели в массовой скупке акций ничего подозрительного, у руководства предприятия, кажется, было четкое понимание происходящего, да и по Люберцам немедленно поползли слухи. Дело в том, что среди компаний, которые занимались скупкой ("Росбилдинг" и банк "Абсолют") как бы случайно оказался и банк "Югра", который всегда "активно интересовался районом", то есть захватчиков на заводе прекрасно знали в лицо. Хотя конечно же, причастность к рейдерской атаке бывшего люберецкого мэра Игоря Аккуратова, занимающего в "Югре" не последнюю должность, никто и никогда не докажет.

Как никто никогда не будет заниматься делом государственного оборонного предприятия "Томилинский завод полупроводниковых приборов", большая часть имущества, которого в свое время тихо и мирно стала собственностью фирм, аффилированных с бизнесом Игоря Аккуратова.

Рейдер в дверь стучится мне, с толстой сумкой на ремне

Сумка с 7 миллионами евро, которой на самом деле нет и не было, может стать легендой таганского судопроизводства. Настолько все этом деле все тонко, изощренно и не похоже на грубую и наглую попытку отъема собственности. История сумки, кроме прочего, очень важна и симптоматична для всей Москвы и области и напрямую связана с грандиозными планами Сергея Собянина по развитию метрополитена. Сразу после своего назначения Собянин заявил, что игры кончились, халтурить - хватит, кто хочет и намерен пилить бабки - пусть отваливает сразу. Гаева, как символ коррупции московского метрополитена, тут же уволили, а Собянин заявил, что за пять лет надо построить не менее полусотни километров метрополитена. Стройка закипела по всем направлениям, самое главное - строить быстро и качественно. Все силы брошены на те станции, которые можно открыть уже в ближайшее время. Работа закипела и на стройке новой станции "Котельники", да так закипела, что сроки сдачи станции были передвинуты - с 2015 на 2013 годы.

Закипела-то закипела, но не тут-то было. Желание нового мэра приложить все усилия для развития метро, как оказалось, не всем пришлось по душе. И вокруг станции "Котельники" разыгрался настоящий вестерн. Причем, застрельщиком его оказался наш старый знакомый, выживший в разборках начала девяностых, экс-мэр, именем которого назвали крупнейшую в Подмосковье свалку, а ныне честный зампред совета директоров банка "Югра" Игорь Аккуратов.

Жертвой вестерна по-люберецки стал местный бизнесмен Яков Ровнер. Аккуратов обвинил Ровнера в хищении сумки с 7-ю миллионами евро и подал заявление в полицию. Правоохранительные тут же, не долго думая, объявили Ровнера в розыск, пришив предпринимателю 159-ю статью о "мошенничестве в особо крупном размере".

Если бы не серьезность статьи, история была бы смешной. Только представьте, некто бывший госслужащий, не имеющий никакого отношения ни к строительству метрополитена в Котельниках, ни к администрации Люберец, Игорь Аккуратов, вдруг приходит в УВД ЦАО и приносит напечатанную на машинке якобы расписку предпринимателя Якова Ровнера о том, что тот якобы взял у Аккуратова 7 миллионов евро, а теперь не отдает. Далее возбуждается уголовное дело, Ровнера объявляют в розыск. Но при этом Ровнер спокойно сидит в своем офисе, ни от кого не прячется. Более того, Аккуратов, якобы давший Ровнеру 7 миллионов евро, даже не сообщил своему "заемщику" о походе в полицию.

Полиция тоже не искала Ровнера и предприниматель обо всем узнал из газет. Когда подключились адвокаты, экспертиза установила, что подписи под документами, предъявленными следствию Аккуратовым, - грубая фальшивка, а у Ровнера чистейшее алиби, так как в момент "расписки" он вообще находился в другом городе. Выяснилось, что следователи даже не звонили в офис Ровнеру, который был в розыске, и даже не задумались о том, откуда у скромного бывшего чиновника Аккуратова могла оказаться такая куча денег.

Но все эти вопросы уже не интересовали ни Аккуратова, ни, похоже, следствие. Главная цель была достигнута - бизнесмена грубо и нагло "промыли" во всех местных СМИ как мошенника. Добавить нечего. классическая схема дискредитации ни в чем неповинного человека. Но, однако, влиятельного, Ровнер контролирует территории, на которых запланировано строительство новой станции метро "Котельники".

Чтобы Ровнер сидел ровно

Сделано все было настолько профессионально, что непотопляемый Игорь Аккуратов выглядит пешкой в чьей-то большой игре. Но зачем понадобилась грубо сшитая операция против Якова Ровнера, предпринимателя, который не состоял и не замечен, а тихо и мирно с 92 года занимается бизнесом. Компания, "Автогарант", близкая к Ровнеру, стабильно участвует в ряде федеральных программ по строительству школ, стадионов, детских садов, медицинских центров, и наконец, принимает активное участие в строительстве одной из станций московского метро в городском округе Котельники.

Именно Ровнеру принадлежат купленные еще в 2010 году два участка площадью 20 гектаров в городе Котельники, на которых в скором времени появится новая станция метро. Эту землю "Стройинвестгаранту", фирме, близкой к Ровнеру, в свое время продало Росимущество за 391 миллион рублей. Продало, надо сказать, с большой радостью. Во-первых, земля и так была в аренде у "Стройинвестгаранта", во-вторых, участки стояли "под паром" высокой налоговой нагрузки, в-третьих, Ровнер стал полезно для города осваивать землю, строя там школы, детские сады, инфраструктуру. Речи о метро "Котельники" в 2010 году не было, и если бы кто об этом заикнулся - того сочли бы сумасшедшим. Однако в 2012 году чиновники Росимущества (с местными у Ровнера всегда были мир да любовь) вдруг выясняют, что земля идет по программе "Развитие транспортной системы на 2012-2016 годы" и государству придется ее у предпринимателя выкупать обратно.

В цивилизованном государстве поступили бы просто - сделку проверили, и увидев, что продажа прошла чисто, решили бы вопрос законным путем. Но здесь в дело начали вмешиваться какие-то иные силы, и именно они запустили против бизнесмена карательную машину. Следственный отдел города Люберцы возбудил уголовное дело по факту халатности сотрудников подмосковного Росимущества, который якобы продал землю структурам Ровнера вдвое дешевле. Тут же уже аудиторы Счетной палаты РФ обнаружили, что стоимость земельных участков была определена на неких "недостаточных" сведениях. Аудиторы озвучили даже точную цифру недостачи - 375 миллионов рублей. Кстати, при всем при этом даже Следственное управление при УВД Люберецкого района никаких оснований для возбуждения уголовного дела не усмотрело.

Активизация самых различных ведомств и была поддержана артиллерией Игоря Аккуратова с его фальшивой распиской и сказочной сумкой с деньгами. Повторимся, откуда в этой многоходовке, явно спланированной в кабинетах повыше, появился Аккуратов - непонятно. Разве что он тоже у кого-нибудь "на крючке", как старожил Люберец и Котельников, где за ним большой и не очень хорошо пахнущий хвост...

Холопы дерутся, у панов – чубы трещат

Подобные случаи давления на бизнес - не что иное, как разновидность рейдерского захвата, когда уже проданную землю кому-то очень хочется вернуть обратно. То есть, по сути придать закону обратную силу, поставив сделку под сомнение задним числом. То есть тот же захват, только в изощренной форме.

Обиднее всего то, что подобное происходит не только в Котельниках, но и в целом показывает то, как в России не церемонятся с теми, кто пытается строить свой бизнес честно и открыто. И не спасает даже то, что бизнес социально ответственный, социально интегрированный… Тот же "Автогарант" Ровнера уже 20 лет в тесном контакте с администрацией строит район. Занимается этим давно и совершенно не заинтересован терять территорию, хотя администрация в сохранении проверенного годами партнера заинтересована гораздо больше. Но несмотря на все это, откуда ни возьмись, всплывают "мусорные" Аккуратовы и начинают "работать", будто они и не вылезали из малиновых пиджаков 90-х со своими "меринами", "волынами" и липовыми расписками. По нашим данным, из-за этого аккуратовского "налета" структуры Ровнера несут прямые потери инвестиций. Инвесторы все понимают, но им явно не хочется вкладывать туда, где начинает пахнуть "жареным". А это миллионы и миллионы долларов, которые должны были пойти на строительство метро.

Вывод напрашивается сам собой, Медведев, Путин, Собянин сколько угодно могут говорить о реформах, о модернизации экономики, о новых принципах подхода и о борьбе с коррупцией. Но пока на местах люди закалки лихих 90-х, вроде бывшего чиновника, а ныне банкира "на подхвате" Аккуратова, позволяют себе вот так прессовать бизнес, о модернизации говорить не приходится.

Конечно, понятно, что инстинкты наживы сильнее понятий о культуре бизнеса, о построении цивилизованных отношений партнерства между властью и бизнесом и уж тем более выше интересов населения. Но все-таки иногда хочется, чтобы были проблески сознательности даже у таких Аккуратовых. Или может быть проблески любви к малой родине, к вскормившим бизнесмена и банкира Люберцам?

Но понятно, вольная жизнь в штатах и объятия самой Семенович на закрытых вечеринках столицы возбуждают в Игоре Аккуратове все, но только не патриотизм.

Наверх
Знаком '+' отмечены подразделы,
а '=>' - перекрестные ссылки между разделами
B.gif


B.gif