Муху не обидит

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Президент Алиев избавляется от наследства предшественника

Оригинал этого материала
© "Время новостей", origindate::10.04.2007, Фото: ИТАР-ТАСС

Муху не обидит. Президент избавляется от наследства предшественника

Иван Сухов

Converted 23897.jpg

Президент Муху Алиев

Дагестанские власти начали перекраивать политический ландшафт республики в соответствии с итогами выборов в Народное собрание, прошедших 11 марта этого года. На прошлой неделе депутаты нового созыва собрались на свое первое заседание, и его результатом сразу же стали каникулы одного из ключевых игроков республиканской политической сцены, спикера парламента предыдущего созыва Магомедсалама Магомедова. В новом составе регионального законодательного собрания председательские обязанности будет исполнять другой народный избранник -- 48-летний Магомед Сулейманов, бывший мэр небольшого дагестанского города Избербаш. 43-летний г-н Магомедов, сохранивший депутатский мандат, получил возможность взять таймаут для подготовки к декабрьским выборам в Госдуму России.

Магомедсалам Магомедов доводится родным сыном бывшему главе Госсовета Магомедали Магомедову, который фактически руководил республикой с 1984 по 2006 год. Будущий переход его сына в федеральный парламент является закономерным итогом весьма своеобразной реформы, которая происходила в последние годы в самой южной российской республике. Сам ход политического процесса в свидетельствует о том, что основную роль в нем играют отнюдь не институции и нормативные акты, а персоналии и этнические сообщества.

В начале 1990-х годов, в котором уживается несколько десятков неравных по численности этнических групп, отказался от введения поста президента, поскольку президент мог представлять только один народ -- как казалось, в ущерб другим. В 1994 году была создана уникальная система: депутаты республиканского парламента избирали из своего состава Госсовет, в который входили представители 14 крупнейших этнических групп, образуя нечто вроде «коллективного президента». Формальное представительство было соблюдено, реальное же равновесие интересов достигалось с помощью неписаной этнической «табели о рангах». Госсовет возглавил даргинец Магомедали Магомедов, Народное собрание -- аварец Муху Алиев, а правительство -- кумык (чиновники на этой технической должности неоднократно менялись).

В начале 2000-х годов было решено, что дагестанское общество состоит прежде всего из российских граждан, этнические различия которых подчеркивать ни к чему, а сам вполне можно привести в институциональное соответствие с другими российскими регионами. В конституцию и избирательное законодательство внесли поправки, отменившие этнические квоты на выборах в парламент и ликвидировавшие «коллективного президента».

Дагестанские этнические элиты забеспокоились: шансы быть избранными непропорционально возросли у аварских политиков, поскольку аварцы составляют самую большую этническую группу (около четверти населения республики). К счастью, всенародные выборы единоличного дагестанского начальника так и не состоялись: в 2004 году избрание региональных лидеров заменили на утверждение депутатами местного парламента по представлению главы государства.

Тем не менее в феврале 2006 года глава Госсовета Магомедали Магомедов, у которого не сложились отношения с молодыми аварскими оппозиционерами и с полпредом президента в Южном федеральном округе Дмитрием Козаком, сложил свои полномочия. Президентом стал аварец Муху Алиев, также долгожитель дагестанской политики: до 1991 года он был первым секретарем республиканского комитета КПСС. Аварская оппозиция была удовлетворена, однако новому президенту пришлось принимать меры к сохранению баланса этнических и клановых интересов. Произошла перестановка слагаемых этнического уравнения: спикером парламента при аварском президенте стал даргинец, причем родной сын ушедшего в отставку лидера. Это был своего рода долг г-на Алиева перед Магомедовым-старшим, в команду которого он входил последние 20 лет.

Новое Народное собрание стало на треть меньше и формируется исключительно партиями, которым было неформально предписано блюсти этническое равновесие в своих списках. Но подготовка и проведение выборов показали, что реальные политические партии не совпадают с теми, которые внесены в бюллетени для голосования. Реальных партий оказалось несколько. Правящей является, вне всякого сомнения, группа самого Муху Алиева -- у нее богатая традиция и большой административный ресурс. В союзниках у нее вроде бы состоят молодые аварские политики, находившиеся в оппозиции к бывшему лидеру, но довольные приходом президента-аварца. Часть старой элиты сгруппировалась вокруг Магомедсалама Магомедова: до выборов казалось, что противоречия между ним и г-ном Алиевым незначительны, и сын экс-председателя Госсовета тоже входит в правящую партию. Оппозиционной партией считается группа сторонников мэра Махачкалы, даргинца Саида Амирова, который болезненно относится к снижению своего влияния после смены республиканского лидера.

В борьбе за места в новом парламенте г-н Амиров попытался поддержать «Союз правых сил» и «Патриотов России», с которыми пробовали сотрудничать также политики и предприниматели южного преимущественно лезгинского происхождения.

В результате можно констатировать поражение махачкалинского мэра: СПС вообще не допустили до выборов, а «Патриоты» не участвовали в дележе мандатов. Относительно самостоятельной политической силой в новом парламенте являются аграрии и коммунисты, причем последние прорвались туда буквально с боем, через суды и проверки Центризбиркома. Списки «Единой» и «Справедливой России» администрация Муху Алиева вроде бы составляла так, чтобы учесть интересы всех реальных групп влияния -- и президента, и бывшего главы Госсовета, и аварской оппозиции, и столичной мэрии.

Глава республики, впрочем, не скрывал, что он хотел бы исключить из дагестанской политики эти традиционные группы влияния. Оказалось, разумеется, что дело не в списках кандидатов, а в реальном распределении кресел и должностей. В итоге «Единая Россия» неожиданно выдвинула на пост спикера республиканского парламента мэра Избербаша Магомеда Сулейманова, за которого депутатский корпус проголосовал единогласно. А теперь уже экс-спикер Магомедсалам Магомедов после консультаций с президентом Муху Алиевым отправился готовиться к думским выборам.

Новый спикер тоже даргинец. Правило равновесия соблюдено, но наследник старого главы региона удален с поля. Президент Алиев доказал, что он является не менее искушенным политиком, чем его предшественник. Но, видимо, еще долго будет жить по своим внутренним правилам, имеющим довольно мало общего с формулами российского законодательства.