Мы не придумывали "русскую мафию", это она вынудила нас действовать

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© hakira.info, origindate::06.11.2007

Мы не придумывали "русскую мафию". Это она вынудила нас действовать...

Интервью Моше Мизрахи, генерала полиции в отставке, бывшего начальника отдела полиции по расследованию международных преступлений (ЯХБАЛ)

Converted 25491.jpgЕго работа в израильской полиции была в значительной степени связана именно с русскоязычной общиной Израиля, для которой он делал тоже, что Гувер для итало-американцев.

Тем не менее, русскоязычные СМИ Израиля, в течение многих лет выставляли его в качестве врага русскоязычной общины, русофоба и т.д.

Нападки на Моше Мизрахи вошли в репертуар русскоязычных депутатов Кнессета. Абсолютно клеветническую и подстрекательскую кампанию вели против Мизрахи представители всяческих общественных организаций, чаще всего получавших финансирование от лиц, против которых велось следствие.

Читавшие по-русски слышали только одну сторону в споре. Поэтому мой первый вопрос:

Яков Вардин (Я.В.): Кто вы, г-н Моше Мизрахи?

Моше Мизрахи (М.М.): Я начал работу в полиции, изучая юриспруденцию в Тель-Авивском университете. По окончании учебы я начал искать место для стажировки. Сегодня это звучит смешно, но я пришел в полицию, чтобы пройти стажировку и получать зарплату обычного полицейского.

Я думал, что я делаю короткую остановку, чтобы набраться опыта для адвокатской практики, но я увлекся этой работой и открыл для себя целый мир, частью которого я никогда не собирался быть. Я дослужился до высоких постов, хотя изначально не планировал быть полицейским. Переломным моментом для меня стало предложение организовать Отдел Расследований Международных Преступлений, тот, который называется - ЯХБАЛ. А все остальное многократно описано в прессе.

Сказать Вам, кто я… Я - человек, живущий в гармонии с избранным путем. Не то, чтобы на протяжении всего пути все было гладко. Но когда я слышу в новостях о вызове на допрос очередного министра или депутата Кнессета, то я чувствую себя в ладах с совестью. Я вижу, что полиция работает профессионально и безо всякого протекционизма.

Я всегда смеялся над такими людьми, как Либерман, например, которые пошли так далеко в своих нападках, что им перестали уже все верить. Он позволил себе объявить меня достойным премии в качестве "главного антисемита". Просто не верится, что в государстве Израиль говорится такое в адрес человека, работающего в правоохранительных органах, когда причина всех этих нападок в очень понятных интересах...

Я.В.: Когда Вы начали заниматься феноменом "русской мафией"?

М.М.: В начале девяностых годов. Возглавлявший тогда полицию Асаф Хефец обратился ко мне с предложением заняться борьбой с организованной преступностью в рамках следственного отдела ЯХАП, реорганизованного в нынешний ЯХБАЛЬ. Его полномочия были шире, чем борьба с преступностью российского происхождения, но этой теме уделялось важное место.

В то время ведущие аналитики полиции пришли к выводу, что в Израиле осели опасные элементы из стран СНГ и Прибалтики, получившие законными и незаконными способами израильские паспорта. Количество тревожных сигналов стало просто угрожающим.

Попытка обвинить меня и моих коллег в предвзятости - смехотворны. Подавляющее большинство бизнесменов из бывшего СССР никогда не были объектами наших расследований. Нас интересовали не бизнесмены и не олигархи, а главари преступных группировок.

Эти люди всегда заинтересованы в связях с представителями власти, чтобы получить от них "крышу". Они пытаются использовать политиков так, как они привыкли к этому в странах СНГ. И это очень опасно для Израиля.

Я могу дать вам длинный список представителей преступных кланов, пытавшихся осесть в Израиле. Это и главы "солнцевской", "измайловской" и "ореховской" группировок. Там же Григорий Лернер и Михаил Черной. Были здесь и представители узбекской организованной преступности. И я хочу услышать, чтобы его высочество министр Либерман сказал прямо, что вот они и есть "бизнесмены, которых мы изгоняем из страны".

Преступники быстро пустили корни в Северной Америке и Западной Европе. Там моментально распознали сопряженную с этим явлением опасность: гигантские суммы денег, менталитет, амбиции и методы действий этих товарищей.

Глава ФБР сказал еще до создания ЯХБАЛя, в 1996 году, что организованная преступность из стран бывшего СССР представляет собой угрозу стабильности американского режима. Может, его тоже стоит заклеймить "антисемитом"? Большая часть людей, которыми мы должны были заниматься в Израиле, уже были провозглашены "объектами" в западном полушарии планеты.

Я.В.: С чего началась ваша работа?

М.М.: Возможно, вы слышали об операции ЯХАПа против организованной преступности из бывшего СССР под названием "Русский роман". В рамках этой работы выяснилось, что угрожающее количество преступных элементов, выходцев из бывшего СССР, осело в Израиле. Они получили израильские паспорта, свободно передвигались по миру и продолжали заниматься своей прежней деятельностью.

В 1996 году я совершил рабочую поездку в Россию и на Украину с главой следственного отдела полиции Сандо Мазором. То, что мы узнали об организованной преступности российского происхождения было воистину ужасающим.

Я.В.:В период, когда Вы возглавляли ЯХБАЛ, из Израиля были депортированы несколько десятков человек, евреев по национальности, якобы за связь с организованной преступностью в России.

М.М.: Я скажу Вам... Примером может служить дело Антона Малевского. Малевский возглавлял "измайловскую" преступную группировку. Любопытно, что он вел себя в Израиле как стопроцентный христианин. Он проживал в роскошном номере люкс в отеле, а его дети носили на груди огромные кресты, размером с полживота и учились в христианской школе. Каждое воскресенье они посещали церковь. Великие еврейские праведники…

Я просто рассказываю вам все это в качестве курьёза. Но это яркий пример того, что государство Израиль интересовало этих людей как прошлогодний снег. Они приехали сюда никак не в силу своих еврейских корней (значительная часть этих людей не являются евреями и на тысячную долю). Но чтобы найти себе убежище и облегчить передвижение по миру.

Я напомню о деле Григория Лернера. Оно оказалось стратегически важным. Во всем мире было не много таких расследований международного масштаба. Результатом стало не только осуждение Лернера судом, но и немалый эффект устрашения по отношению к ему подобным.

Я.В.: Почему процесс депортации был приостановлен?

М.М.: Да хотя бы потому, что немалая часть этих людей просто упаковала свои чемоданы, поняв, что их здесь ждет. У дела Лернера был колоссальный эффект! Мы ведь занимались не только Лернером. Лернер был открытой частью следствия, но у нас были и другие "занятия".

Мы занимались делом главы украинской преступной группировки по кличке "Вольф". Мы и его отправили в тюрьму, но его дело не имело такого резонанса.

Результатом "русского романа", судебных процессов, лишения гражданства Малевского и других, а также оперативных действий было то, что большинство "объектов" добровольно покинули страну. Это был немалый успех.

Я.В.:Что вы можете сказать о последних публикациях, согласно которым Михаил Черной перевел на личный счет Либермана на Кипре 500 тыс. долларов, когда тот был министром инфраструктур?

М.М.: Ну, было очень мило читать об этом. Когда в середине 2001 г. полмиллиона долларов были переведены приближенным Либермана. Не знаю, что они там написали, экспорт вина, а? Напомню, что в то же время началось открытое следствие по делу Черного, закончившееся предъявлением ему обвинения и судом, который продолжается до сих пор. Любопытно, что именно тогда Либерман ляпнул, что "порядочность Черного и Лучанского превышает порядочность всех глав следственных отделов вместе взятых.

Я, вот, недавно прочел, что было принято еще какое-то предложение, исходившее от Либермана, предоставлять израильское гражданство бизнесменам, еще не совершившим репатриации. Мы делали все возможное, чтобы определенные люди не могли попасть в Израиль, а тут им постоянно открывают заднюю дверь, увы.

Я.В.: Есть те, кто утверждают, что люди, связанные с российским криминалом, если осядут в Израиле, займутся легитимным, "кошерным" бизнесом. Другие говорят, что все дело в методах. Например, Черной, "прокололся" именно из-за того, что он следовал тем методам, к которым привык. То есть, он не адаптировался на новом месте.

М.М.: Я Вам рассказывал о моем визите на Украину и в Россию. Там криминал был встроен в систему власти, в органы правопорядка, в их систему безопасности. Это не то, что "нормальная" мафия в других странах. Так было еще в советский период. Ведь теневая экономика была существенной частью экономики всей страны. И когда произошел развал "теневики" уже были на местах. Они были способны покупать органы власти, направлять, склонять вправо или влево кого угодно из самых высокопоставленных политиков и чиновников.

Мы это четко видели на примере сотрудничества с российскими властями в расследовании по делу Лернера и прочих. Только если кто-либо хотел навредить кому-то по причинам, не всегда носящим деловой характер, а нам это было на руку, то там давали "зеленый свет" для сотрудничества. А если нет, то можно было говорить со стенами. Они даже выдавали некоторым криминальным авторитетам документы, согласно которым те были просто сущими праведниками. И, конечно, нас беспокоил вопрос, что эти люди попытаются сделать в Израиле, имея такой опыт предыдущей жизни?

Вернемся к делу Лернера. Я рассматриваю именно его пример, поскольку дело против него закончилось. Лернера послали сюда преступные организации, чтобы он открыл банк для отмывания денег, а также для одурачивания израильских финансовых структур. Понятно, что ему требовалась поддержка политиков. Не было политика или партии, к которым бы он не обратился и не предложил трансляцию предвыборных роликов по российским телеканалам, которые популярны в Израиле среди русскоязычных избирателей. Когда мы получили некоторый доступ к делу Листьева, то мы поразились, какое количество рекламы прошло с Останкино на Израиль.

Лернер завоевывал себе положение, тратил деньги на благотворительность. В ашкелонской больнице есть до сих пор отделение, носящее его имя. Нам удалось перехватить письмо, которое Лернер написал своей рукой криминальному авторитету Стёпе. Там говорилось следующее: окажи мне содействие, дай мне "крышу", и мы за месяц построим пирамиду типа "Токо-Банка" и заработаем 30 лимонов, которые поделим пополам, а потом я буду сам баллотироваться в Кнессет. Вот что он собирался делать.

Я.В.:Вы говорите с удовлетворением о том, что большая часть криминальных авторитетов покинули Израиль. Почему же вы не дали возможности Лернеру и Черному спокойно покинуть страну?

М.М.: Мне сказали: он сядет в самолет, улетит, и здесь его уже не будет. Оставь его, пусть идет. Чего ты к нему привязался? Я ответил: ребята, если он уйдет отсюда, он вернется крупнее во 100 крат, и мы потом уже ничего сделать не сможем.

Я.В.: Я хочу вам напомнить, что русскоязычные депутаты Кнессета Софа Ландвер, Марина Солодкина активно защищали Лернера. Они сделали ему рекламу, что позволило ему построить новую пирамиду после выхода из тюрьмы и ограбить сотни пенсионеров и других людей.

М.М.: Пусть хоть сегодня признаются в этом! А то все слышали от них, что Лернер праведник и бизнесмен. А я вам говорю с полной уверенностью, что Лернер был здесь советником и финансистом "Кургано-Ореховской" группировки - смертоносного крыла "солнцевской" бандитской структуры.

Я.В.: Чем вы объясняете, что именно в ваш период работы коррупция в самой полиции достигла своего пика. Причем, особо отличился ваш отдел.

М.М.: Мы начали активно заниматься людьми, располагавшими силой и влиянием. У этих людей есть силы и огромные суммы денег. Я понял, что мы находимся на платформе, которую попытаются атаковать так, что нам мало не покажется.. И я дошел даже до ШАБАКа с тем, чтобы у нас в отделе был создан некий механизм фильтрации, надзора и контроля. Но к этому предложению отнеслись без особого энтузиазма.

Речь шла об отделе, который имел дело с людьми, готовыми бросаться сотнями тысяч долларов. Это не какая-то банда, способная заплатить пару сотен шекелей, чтобы ей сообщили, когда будет совершен рейд на ее публичный дом и на ее казино. Речь идет о людях, которые могут обеспечить любого полицейского "крота" на всю жизнь.

К сожалению, следствие по делу моего подчиненного из отдела "прослушки" Станислава Яжемского не было доведено до конца. Интересно было бы проверить, как он пришел к решению копировать распечатки "прослушки" по Либерману, Черному, Вольфу, Аппелю и другим. Он взял все это отнес кому посчитал нужным, прошел через небольшое расследование и сбежал в Канаду.

Более того, он получил неприкосновенность! Это первый случай... на пустом месте! И после завершения следствия ему дали неприкосновенность с тем, что он даже не будет давать свидетельских показаний. Вы видели хоть раз договор с государственным свидетелем, который гарантирует Вам, что не нужно давать показаний, и вообще, ничего не нужно делать?

Я.В.: Правдивы ли слухи, согласно которым, часть материалов, переданных ЯХБАЛом российской прокуратуре, были "слиты" Либерману и Черному?

М.М.: Следствие по делу Либермана велось тогда ЯХАПом, включая часть тайного прослушивания, бывшего частью следственного материала, которое утвердил Эльяким Рубинштейн в свою бытность юридическим советником правительства, еще до начала расследования по делу Либермана. И когда они завершили определенную часть работы с материалами, они обратились ко мне и попросили вызвать его на допрос для дачи показаний. Он тогда был членом правительства. На той же неделе начали появляться распечатки этих материалов в прессе.

Я.В.: Яжемский был единственным человеком, "слившим" материалы?

М.М.: Нет. Я думаю, что он был главным исполнителем. Хочу напомнить о том, что рассказал офицер полиции Цион Затур - бывший глава отдела. Он рассказал о том, как Либерман рекрутировал любого, кто уходил из отдела, и даже, как их приводили к нему.

Я.В.: Как Вы объясняете тот факт, что российские власти требовали экстрадиции Невзлина, но вот выдачи Черного никогда не просили?

М.М.: Опыт сотрудничества с российскими и украинскими правоохранительными органами был не простым, как я уже говорил.

Достаточно типичной в отношениях с ними была ситуация, когда они обращались к нам по поводу определенного объекта с весомыми уликами и материалами, но истинной побудительной причиной был "заказ". То есть, они получали "зеленый свет" и работали в полную силу, но не будь "заказа" - не делалась бы ничего. В таких случаях всегда существует подозрение, что мы можем оказаться в положении содействующих выполнению "заказа", возникшего на основе посторонних интересов. При том, что сама доказательная база могла быть вполне удовлетворительной и добросовестно подобранной.

И ситуация там весьма переменчива. Однажды возникла у русских необходимость собрать компромат на одного из ведущих деятелей страны без проведения следствия и взятия под стражу. Они получили от нас много информации, а взамен рассказали об аресте бандита, подозреваемого в убийствах, связанного с пирамидами Лернера. Мы получили от русских протоколы допросов этого типа, что помогло нам продлить арест Лернера. Через неделю этот арестованный был убит тюремной охраной. А еще через три дня я получаю переданный нами российской стороне секретный материал с нашими пометками от одного главаря преступной группировки.

Вот вам еще реальная история. Был такой человек по имени Акоп Юзбашев. Силы безопасности провели там рейд на его виллу в Москве, который был запечатлен на видеокамеры. Юзбашев бежал, но в подвале были найдены несколько прикованных бизнесменов и оружие, которого хватило бы на целый полк десантников, а в близлежащей чаще были найдены несколько захороненных тел. И это все было заснято и показано в СМИ. Юзбашев же каким-то образом добрался до Грузии. И стал там якобы политическим беженцем. Так он утверждал, когда приехал в Израиль. И как он утверждал даже, Шеварднадзе признал его в таком статусе и выдал ему загранпаспорт с именем, которое я помню до сих пор: Роман Хомерики. Оно всегда меня смешило.

И вот он приехал сюда. Он утверждал, что публикации в русскоязычной прессе против него были не чем иным, как "компроматом" - материалом, созданным с целью его дискредитации и т.д. Почему-то не последовало просьбы о его выдаче. После наших проверок он решил не задерживаться в Израиле. Вернулся в Россию и стал высокопоставленным советником Александра Руцкого в Курске. Так я спрашиваю: что же это были за кадры такие, которые показывали по телевизору? Когда к нам потом приезжали гости из российских спецслужб, я всегда спрашивал их: как же если он был главарем кровавой группировки, по телевидению транслировались ужасающие кадры, сообщали, что Юзбашев подозревается в десятке убийств, он потом становится советником губернатора?!

Подобные истории затрудняют сотрудничество с российской стороной и подрывают доверие. Это не может не сказаться и на делах по экстрадиции.

Я.В.: Известно ли вам о каких-либо связях между преступными организациями и террористами?

М.М.: Это интересный вопрос. Но неужели для вас новость, что различия между преступными и террористическими группировками стираются? Не нужно далеко ходить за примерами, как в мире, так и у нас. Возьмите, к примеру, связь между кражами автомобилей и террором. Не случайно ведь, что краденные преступниками автомобили оказываются на территории палестинской автономии…