Мы сломали им игру. Березовский, Чернoй

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"- Никто так и не понял, по-моему: зачем Березовскому нужен "Коммерсантъ", четко проассоциированный в общественном сознании с его именем?
- Не нужен, конечно. "Газета влияния" должна быть независимой. Если она с кем-то ассоциируется, то это уже не газета влияния. А вы думаете, для чего Березовскому нужна была эта суматоха с подставными компаниями? Чтоб никто ничего не узнал.
А PR-кампания, которую я затеял, и была устроена для того, чтобы сделку не провели закрыто, чтобы все узнали, кто именно покупает издательский дом.
В итоге они вынуждены были признать, что это их сделка. Они хотели ее скрыть. Но теперь все знают, что Киа Джурабчиан связан с Львом Черным и Березовским. Что именно Черной и Березовский новые владельцы.
- Что это за удивительная для капитализма позиция ремарковского героя? Если богатому Березовскому важен был Шакиров как знамя независимости "Коммерсанта" и он наверняка предлагал вам много денег, то почему вы не договорились?
- Я никакой не ремарковский герой, я, если хотите, вполне разумный эгоист. Дело в том, что я дорожу своим именем и надеюсь, что оно чего-то стоит. И те предложения, которые сейчас поступают, это подтверждают. Я не борец с ветряными мельницами. Разменять имя на деньги можно было: взять большого отступного и оставить все как есть. Но имя создается всю жизнь, а теряется за секунду.
- То есть вам предлагали много денег, чтобы вы без шума остались и никто бы не узнал, что новый владелец - Березовский.
- Я даже не стал это обсуждать. Предлагался, кроме того, даже очень "вкусный" пост на телевидении. Я отказался.
- Таким образом, независимой из деловых газет остается только готовящаяся к выходу газета "Ведомости" - совместный проект "The Wall Street Journal" и "Financial Times"?
- Из чисто деловых, видимо, да, хотя не вполне ясно, что это будет. Просто газеты нет пока.
- Проясните ситуацию. Сначала появилась информация, что вы приглашены возглавить "Ведомости". Потом издатель - "Индепендент Медиа" - это опроверг, сославшись на то, что Шакиров не совсем независим, намекая на вашу связь с Олегом Дерипаской.
- Я человек Дерипаски? Что за бред! Еще когда я был уволен в первый раз весной, я действительно получил предложение от газеты "Ведомости". Тогда я это предложение рассматривал. Видимо, этим продиктованы последние обвинения..
- Кстати, по поводу первой вашей отставки, связанной с Примаковым: именно тогда, весной, вы поняли, что гендиректор Милославский лоббирует в "Коммерсанте" интересы Березовского?
- Примаков - это ведь только эпизод. Еще в феврале я был впервые в истории "Коммерсанта" Милославским оштрафован на всю февральскую зарплату с формулировкой "за политическую нелояльность". Мне никто ничего не объяснил. Но понятно же, что проблема была только в том, что я препятствовал размещению проберезовских текстов в газете, чего неоднократно хотел Милославский. Мне стало понятно, что это человек влияния Березовского и что в "Коммерсанте" отрабатывается та же схема, что и в "Аэрофлоте", и в других компаниях, которые Березовский ставил под свой контроль.
А за ту хамскую статью (после примаковского разворота над Атлантикой в "Коммерсанте" вышла антипримаковская передовая статья под названием "20 млрд долларов, которые потеряла Россия благодаря Примакову". - Ред.) перед Примаковым я лично извинился, потому что меня просто воспитывали по-другому. Я не могу хамить, когда для этого нет оснований. Я отвечаю за газету как главный редактор. Но я-то подписывал другой номер. Там стояла другая заметка, с другими оценками. В мое отсутствие газету задержали и поставили на первую полосу вот этот проберезовский и антипримаковский бред. Я не могу жить, если я кому-то не могу протянуть руку. Поэтому я извинился.
Кроме того, главный редактор, которому на первую полосу поставили заказной материал, - уже не главный редактор, он тряпка половая. А это был именно заказ, часть кампании Березовского по отставке Примакова. У меня очень сложное отношение к Примакову, я сам его бомбил за отсутствие экономической программы. Но так, как в этой статейке, писать нельзя. Это был удар ниже пояса. Естественно, я взорвал тогда ситуацию изнутри. Если бы я тогда это втихую сам скушал, то сидел бы там до сих пор и гнил. А так гендиректор Милославский меня уволил, потом хозяин ИД Яковлев уволил его, а меня вернул.
- Давайте поговорим о роли Яковлева. Очень трудно поверить в то, что и его тоже одурачили, что он не знал, что за Киа Джурабчианом стоит Березовский.
- Нет, его не одурачили. Да и нас-то тоже не одурачили. Другое дело, что мы могли, конечно, уйти раньше, руководствуясь какими-то догадками, что это, наверное, все-таки Березовский купил. Но уйти тогда значило бы сыграть на стороне противника. Тогда никто бы не узнал четко, что "Коммерсантъ" принадлежит Березовскому и Черному. Это было бы для публики совершенно неочевидно. Сейчас мы сыграли так, что всем всё очевидно. А противники сыграть в свою игру не смогли. Мы им не дали.
А Яковлев просто сделал свой выбор. Он формально мог делать со своими акциями все что угодно. Его версия - продал американцам. И обсуждать его выбор я не хочу. Кому бы он ни продал, я ему только благодарен, что мы вместе работали и создали то, что создали.
- Ну вам же очевидно, что сценарий с подставным американским фондом был придуман, когда доверенное лицо Березовского Бадри Патаркацишвили жил в Америке, убеждая Яковлева. Почему же Яковлев по старой дружбе вам не сообщил, что это Березовский все покупает?
- Яковлев сказал, что продал американцам, а я свечку не держал, мир большой - где они там договаривались, во Франции или в Америке... Мне важно было показать всем, что за этим стоят Березовский и Черной. Надо было испортить им бизнес.
- Раф, вы видите по сегодняшнему "Коммерсанту" какие-то принципиальные изменения, связанные со сменой хозяина?
- Я отдыхал, только вот приехал. Я посмотрел случайно попавшийся номер и увидел передовую без подписи. Ребята мне присылали что-то, тоже статьи без подписей. Статьи с жесткой идеологической позицией, вполне определенной. Мы без подписей писали только какие-то редакционные сообщения - об изменениях, о новых членах редколлегии и так далее. А теперь людям, видимо, стыдно подписываться под какими-то вещами. И это на первой полосе!
Я уж не говорю, что реальная встреча Березовского с редакцией, по моей информации, полученной от многих моих коллег, которые на ней были, очень сильно отличалась от того, что было написано в газете. Он же там прямо сказал, что собирается использовать "Коммерсантъ" для политического влияния. А в заметке было написано, что Березовский подтвердил свой интерес к "Коммерсанту" как к бизнесу. Этих слов не было вообще. В редакции вообще никто не понял, зачем надо было собирать всех, чтобы потом врать на страницах газеты.
- Реально ли Березовскому, по-вашему, оправдать после выборов на сотрудничестве с властью такую инвестицию, как покупка "Коммерсанта"? Как можно вернуть такие деньги? В прошлый раз Березовскому подарили "Сибнефть", но госсобственность-то заканчивается.
- Вот вы упомянули "Сибнефть". Вы представляете, что это такое в сравнении с каким-то "Коммерсантом"? Государству всегда есть что дарить. Огромные куски. А "Коммерсантъ", имея влияние, в денежном-то смысле совсем не бешеный проект. "Отбить" его при дележе бюджета для Березовского плевое дело. Да меня, в общем-то, не волнует, как он будет действовать.
- То предложение, которое сформировали вы, тоже было неидеально. Чем лучше зависимость от нескольких во главе с "Альфа-групп" Фридмана?
- Нашей задачей не было избежать одного олигарха и продаться другому. Мы за две недели узнали, что сделка вот-вот состоится. Очень трудно было собирать команду инвесторов, брать по 2 миллиона долларов с каждого. Сумма была где-то 20-25 миллионов. Мы с задачей справились. Несколько владельцев - это все-таки совсем другая игра. Они платили, по сути, за то, чтобы против них через "Коммерсантъ" не велось информационных войн. Это ведь еще деловая газета, очень влиятельная газета в бизнесе. Они готовы были платить за то, чтобы Березовский не вел против них PR-кампаний со страниц "Коммерсанта".
- Эти люди вам сейчас предлагают формировать информационный холдинг?
- Не только они. Их предложение рассматривается вместе с другими. Они хотят делать газету. По деньгам это более чем реально. Во многих предложениях заманчиво то, что они прекрасно понимают - газету влияния до выборов сделать нельзя, да она и не нужна им на выборах.
Но я пока ничего не решил, приму решение в ближайшее время. "