Мэрский характер

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


«Радия Бурулова продвинули во власть криминальные авторитеты. Он очень злопамятный и мстительный человек». Интервью бывшего сотрудника элистинской мэрии

1253623863-0.jpg Уголовное дело по обвинению мэра Элисты Радия Бурулова в экономических преступлениях приближается к развязке. Однако вновь и вновь всплывают скандальные подробности, связанные с деятельностью отстраненного от должности градоначальника. Наш собеседник – отставной чиновник мэрии Элисты, пожелавший остаться неизвестным. Ныне проживает в Калмыкии, имеет собственный бизнес. Свои слова, записанные на диктофон, он готов подтвердить в суде.

И. Б. Не так давно я общался с помощником бывшего мэра Элисты Вячеслава Шамаева. Г-н Шамаев категорически отказался комментировать историю своего избиения с последующим отъездом из Калмыкии в 2000 году. Даже на условиях анонимности. Как вы думаете, почему? Ведь прошло столько времени.

N. Слава никогда не отличался особой смелостью. Но его можно понять. Он уже немолод, работает в министерстве сельского хозяйства Ставропольского края. Занимается сельхозпоставками. Ему, по всей видимости, просто не хочется вспоминать то, что произошло почти 10 лет назад. К тому же, не стоит забывать – тогда запугивали не только его самого, но и его семью, обеих дочерей и супругу Людмилу. У него подрастают внуки. Думаю, сюда примешиваются опасения за близких и родственников.

Да, Слава был весьма неплохим хозяйственником, «старой закалки». Но ему не хватило опыта кабинетных интриг. К тому же, он русский, а значит, у него не было клановой поддержки. А это очень важно в Калмыкии, где родовые отношения до сих пор играют немалую роль.

И.Б. Я предлагаю вернуться к истории с Шамаевым чуть позже. А пока попрошу вас рассказать, откуда вообще в калмыцкой политике появился Радий Бурулов.

N. Если честно, Радик и в молодости звезд с неба не хватал. Я помню время, когда он двух слов связать не мог. И это притом, что его отец – известный в республике писатель и публицист. Бурулова, что называется, «тащили» и всячески прикрывали влиятельные родственники – Сангаджиевы, местные магнаты с обширными криминальными связями. В первую очередь, двоюродный дядя Радика Юрий Сангаджиев. Его уже нет в живых, в 2005 году он умер от сердечного приступа, будучи депутатом Народного Хурала (парламента) Республики Калмыкия.

Помогал и тесть, работавший заместителем директора Горпищеторга. Свои первые большие деньги Радик «заработал», возглавляя одну за другой фирмы-однодневки. По сути, был подставным лицом, «зиц-председателем Фунтом». Например, в его биографии сказано, что он руководил некой фирмой «Сай». А чем занимался этот «Сай» на самом деле? Распродажей (по сути, хищениями) продуктов питания из городских запасов. На бюджетные деньги покупались продукты, которые должны были поступать в «социальные» торговые сети, а вместо этого они втридорога продавались в коммерческих ларьках, или оптом, по бартеру, сбывались за пределы Калмыкии. Эта торговля в начале 90-х, в период гайдаровских «реформ», приносила братьям Сангаджиевым сказочные барыши. Им было глубоко наплевать на то, что большинству земляков буквально нечего есть.

И.Б. Если можно, подробнее о криминальных связях.

N. Вы можете представить, чтобы миллионные, в долларах, прибыли в те годы наживались без бандитской «крыши»? Лично я не могу. А эти люди и сами могли кого угодно «крышануть». Вся Элиста знает, что они участвовали в бандитских разборках и «сходняках», «чисто-конкретно» решали вопросы. Их «быки» вышибали по заказу долги – очень популярное тогда бандитское занятие, на фоне всеобщего «кидалова» и неплатежей. Очень скоро они накопили денег и открыли два коммерческих банка.

Вот так в 1994 году Радий Бурулов и стал банкиром, возглавив одну из этих контор под названием Элистинский городской банк (ЭГБ). Деньги туда вбухивались приличные. В середине 90-х российское правительство начало выплаты компенсаций репрессированным народам. Как вы помните, калмыки при Сталине были репрессированы и высланы в Сибирь, где треть народа погибла от голода и болезней. Выжившим причитались компенсации. Что сделал Бурулов? Он предложил тем, кто эти компенсации получил, в основном, инвалидам и старикам, для сохранности положить деньги в ЭГБ. Тысячи людей поверили рекламе, отнесли все до копейки. А в 1997 году ЭГБ прогорел – заметьте, за год до дефолта. Судя по всему, этот банк был задуман как банальная финансовая пирамида для «разводки лохов».

И.Б. Что удивительно, г-н Бурулов в тот раз вышел сухим из воды.

N. Он не только избежал ответственности, но и продолжил политическую карьеру. Его покровители одними из первых в республике догадались, что лучший и наиболее безопасный способ «срубить денег» – это проникнуть во власть. Накануне краха ЭГБ Бурулову удалось пролезть в депутаты местного городского собрания. Он въехал туда отчасти на голосах несчастных стариков, которых вскоре и обманул, отчасти на подтасовках (есть запротоколированные свидетельства очевидцев). В том же году Шамаев назначил его своим первым заместителем – тогда еще в Калмыкии не было четкого разделения властей. И тогда же Бурулов проходил фигурантом уголовного дела по факту вымогательства с применением насилия. В составе группы вымогал у местного предпринимателя 5 тысяч долларов.

И.Б. Вам не кажется странным, что г-н Шамаев назначил «вторым человеком» в городе столь одиозную личность?

N. За Бурулова просили те же самые «влиятельные люди». Я отговаривал, но Слава Шамаев подпал под влияние Радика, который к тому времени приобрел некий лоск, и даже научился более-менее грамотно говорить на публике. Он научился производить впечатление, разыгрывая прогрессивного, открытого чиновника «новой формации». Умел подольститься, когда нужно, мог выпить в компании, рассказать соленый анекдот, спеть «блатную» песню под гитару. Как-то очень скоро оказалось, что Шамаев не может обойтись без своего первого зама. Бурулов этим воспользовался, и стал потихоньку перетягивать на себя управление городом. И тут ему очень помог небезызвестный в Элисте, весьма мутный деятель Сергей Тадонов.

И.Б. Это тот, который до прошлой пятницы руководил Элистинским городским собранием, ныне самораспустившимся? И который неоднократно ездил в Москву, чтобы «защитить политзаключенного Бурулова от нападок авторитарного режима»?

N. Да, он. В 1997 году, почти одновременно с Буруловым, Тадонов поступил на работу в мэрию. До того он кем только ни был – массовиком-затейником при обкоме ВЛКСМ, главой фирмы «Глобус» (крутила дискотеки в ресторанах), руководителем парка развлечений «Дружба» и совладельцем псевдотеатрального кабака «Антракт». В начале 90-х проводил в Элисте первые конкурсы красоты, сопровождавшиеся сутенерскими скандалами.

Насколько мне известно, и здесь не обошлось без благоволения Шамаева к «перспективному молодому человеку». Наглости, по всей видимости, Тадонову не занимать. Он напросился на «расстрельный» пост заместителя мэра по социальным вопросам. Поймите, в 1997 году никто не хотел идти на этот пост, «социалка» с стране разваливалась на глазах, денег на нее в бюджете катастрофически не хватало. А Серега Тадонов тем и импонировал Шамаеву, что взялся за «гиблое направление». И ведь преуспел, если можно так выразиться.

Год спустя после назначения социальный отдел мэрии объявил сбор денежных средств на строительство молодежного жилищного комплекса в 1 микрорайоне Элисты. Десятки молодых семей собрали деньги, влезли в долги, надеясь получить доступное жилье. Собранные деньги пропали с концами. А на месте с помпой разрекламированного МЖК до сих пор зарастает степным бурьяном пустой котлован.

Естественно, до Шамаева доходили сведения о нарушениях подчиненных. В 1999 году он предпринял попытку уволить заместителей. Но было поздно. Эти двое мало того, что крепко сдружились, так еще успели перетащить на свою сторону большинство сотрудников мэрии. Интересы у них были общие, хоть и незамысловатые – деньги, бабы, власть и алкоголь. Вдобавок, их объединяло совершенное отсутствие малейших моральных ограничений.

Я сам был свидетелем того, как влияние Шамаева таяло день ото дня. Но когда ему открыто намекнули на «добровольный» уход, он не сдержался и пригрозил пойти в прокуратуру. Имеющегося компромата, в принципе, хватило бы не на одно уголовное дело. Другой вопрос, мэр вряд ли решился бы на такой серьезный скандал. Беда Славы – мягкость и нерешительность в острых ситуациях. Однако своим резким заявлением, мне кажется, он подписал себе приговор.

И.Б. В феврале 2000 года на мэра Элисты Вячеслава Шамаева в подъезде его дома было совершено нападение. Нападавшие жестоко избили градоначальника, проломили жертве черепную коробку, сломали руку и три ребра. В марте Радий Бурулов стал и.о. мэра Элисты, в 2001 году переизбрался в городское собрание и окончательно занял должность «временно отстраненного» Шамаева. В свою очередь, Сергей Тадонов плавно переместился в кресло первого зама главы мэрии. А в 2005 году был избран председателем ЭГС.

Но вот что интересно. Я сам слышал, как в прошлом году, после пресс-конференции в московском Независимом пресс-центре, кто-то из журналистов задал г-ну Тадонову вопрос насчет избиения Шамаева. Расплывшись в улыбке, Тадонов ответил примерно следующее: «Никто не знает, было ли избиение вообще. Да, говорят, что Шамаев какое-то время прилюдно ходил в гипсе. Ну и что? Это он сам все придумал, имитировал, нацепив гипс на здоровую руку». Как вы прокомментируете это «сенсационное» заявление?

N. У меня нет оснований верить этим утверждениям. Более того, по моим данным (я проводил собственное расследование), вечно пьяный г-н, считающий себя утонченным эстетом (имеет диплом театрального режиссера), при обсуждении судьбы Славы Шамаева лично настаивал даже не на избиении, а на том, чтобы мэра вывезли в степь «навсегда». Что это означает, догадаться несложно. Судьбу градоначальника решило то, что полутора годами ранее в Элисте была убита журналистка Лариса Юдина. И заказчики нападения на мэра побоялись нарваться на грандиозный скандал.

Как рассказал мне Шамаев, избивали его двое (третий стоял у подъезда «на шухере»). Били ногами, велосипедной цепью и куском железной арматуры. При этом выкрикивали угрозы уничтожить всю его семью, если он «не уберется из города насовсем». Я видел Славу в республиканской больнице после избиения, это был сущий кошмар. На нем не было живого места, сплошные синюшные кровоподтеки. Восстанавливался целый год. Так что пусть не врут про «имитацию». Если кто что и имитировал, так это Радий Бурулов, правдами и неправдами скупивший треть города и изображающий при этом бурную деятельность «на благо элистинцев».

Славе не давали покоя и после выписки из больницы. Постоянно звонили, угрожали. Спасибо, тогдашний ставропольский губернатор Черногоров оказал ему существенную помощь. Назначил главой Грачевского района Ставрополья, выделил деньги на приобретение жилья. Слава изредка приезжает в Элисту к родственникам, мы с ним периодически встречаемся. Но я не удивляюсь его нежеланию общаться с прессой. Он, как никто, осведомлен, какой Бурулов злопамятный и мстительный человек…

От автора. Судя по всему, мой собеседник наверняка знает намного больше, чем говорит. Кстати, на днях его вызывали на беседу в элистинский УБЭП, где, в частности, интересовались возможными аферами с участием г-на Тадонова. И действительно, непорядок – Радий Бурулов вот-вот будет осужден, а его главный соратник (сообщник?) все еще «весь в белом». Настала пора кое-что прояснить. Но это – тема для нового расследования.

Игорь Бессонов

Оригинал материала

Марта Валиева от origindate::22.09.09