Мюзикл, обернувшийся драмой

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Мюзикл, обернувшийся драмой

"Там все заминировано

В 15.00 из здания захваченного театра без верхней одежды, шатаясь, вышла заложница. С мобильником в руке. 
- Мы очень устали, мы очень давно не спим, - рассказала женщина, оказавшаяся главным детским кардиологом России профессором Марией Школьниковой. - Меня выпустили, чтобы я обратилась к людям и к нашему президенту. Там очень тяжелая обстановка. Мы хотим, чтобы... 
Силовики попытались увести женщину, но собравшиеся люди и редкие журналисты отстояли ее. 
- Там очень много людей, которые находятся в очень тяжелом состоянии . Они очень просят вас, чтобы люди обратили внимание на чеченскую проблему, чтобы способствовали выводу войск из Чечни. Народ, который сидит там взаперти и участь которого совершенно неизвестна, целиком и полностью надеется на тех, кто снаружи. Мы подготовили обращение к вам и президенту. Вот оно: "Мы, женщины, мужчины, юноши, девушки и дети, очень просим принять разумное решение и прекратить военные действия в Чечне. Хватит крови. Мы хотим мира, чтобы обратили внимание на проблему Чечни. Кровь будет литься не только здесь, но и в других местах. Наша участь - это прямое доказательство. Сегодня мы попали в такую ситуацию. У нас есть родители и дети. На вашей совести наши жизни. Мы просим вас решить вопрос мирным путем, иначе прольется слишком много крови ". Вот. Я сейчас говорила с человеком из Белого дома и просила о встрече с президентом. Если эта ситуация будет затягиваться... то люди там находятся очень серьезные, они не будут долго ждать. Когда у такого человека оружие, он свободно пустит его в ход. Там все заминировано: сцена, над сценой, боковые входы, частично входы в межрядье. Между рядами тоже заминировано. Приведут это в исполнение очень быстро. Они жестко разговаривали, сначала вообще не хотели идти на контакты. Но постепенно, когда видели, что люди страдают, стали разговаривать с нами. 
По словам освободившейся заложницы, один из тех, кто находится в зале, на гране гибели. 
- У него перитонит. Он умирает. Мы просили прийти врачей из Международного Красного Креста, но пришли технические сотрудники МКК, а не доктора. Нужен срочно врач, который сможет его забрать. И еще. Эти люди пришли не убивать конкретных людей, нас. Они пришли обратить внимание на проблему Чечни. Там очень много женщин, которые бросили своих грудных детей. Женщины эти обвешаны тротилом и держат веревку, чтоб взорвать себя. Я не знаю, сколько в их большом поясе тротила, но выглядит это страшно. 
Террористы будут обменивать только мужчин 
В четверг наконец начались переговоры с террористами. 
В 13.16 в здание театрального центра вошли два представителя Международного Красного Креста, граждане Швейцарии. Они размахивали белым халатом. Через две минуты туда вошел Иосиф Кобзон вместе с английским журналистом Марком Франкетти. Через 15 минут Кобзону удалось вывести из здания центра двух детей. 
- Переговоры начались. Террористов там 50 человек - 25 мужчин и 25 женщин, - заявил замначальника ЦОС ФСБ Сергей Игнатченко. - Они все готовы умереть. Во время переговоров шесть боевиков были в масках, закрывавших лицо. Мы предложили поменять 10 женщин и детей на одного депутата Госдумы. Террористы отказались, сказав, что будут обменивать только мужчин. Женщины останутся внутри. 
"Они приехали на трех машинах" 
Москвич Сергей Козлов стал единственным свидетелем того, как террористы ворвались в здание Дворца культуры. 
- Я сидел в своей машине прямо у входа в ДК. Вдруг рядом со мной остановились три большие машины. Я запомнил их: одна - джип "Шевроле" и два микроавтобуса - "Газель" и "Форд". Из них выскочили люди в камуфляже и масках. У некоторых из них в руках было оружие. Они произвели несколько выстрелов в воздух и ворвались в здание. Сколько их было, я сосчитать не успел. Через несколько секунд выстрелы послышались уже изнутри, потом там что-то ухнуло, видимо, это был взрыв. 
Одним из первых, по словам Сергея, на место событий прибыл отдельный муниципальный батальон - произошло это примерно в 21.25. Его сотрудник, пожелавший остаться неизвестным, сообщил "Известиям", что, как только они попробовали подойти к главному входу, из двери был открыт автоматный огонь. 
- После этого мы отступили. А террористы вдогонку кинули гранату, - сообщил он. 
"Я стоял за кулисами" 
Первыми спасшимися оказались артисты, которые находились за сценой или в гримерке. 
Артемий Николаев, игравший отца Сани Григорьева, сбивчиво рассказывает: 
- Начало второго акта. В самом начале сцена летчиков. Выход Чкалова. Раздаются слова: "Он нам поможет!" И вдруг - автоматная очередь, выстрелы. Я стоял за кулисами. Летчики уже были на сцене, сейчас они там... Мы сначала подумали, что у нас что-то с аппаратурой - барахлит. Но тут я увидел тетку с пистолетом. Она кричала: "Все сюда!" Какая она? Молодая, лет двадцати, темные короткие волосы. Я ментам подробно уже все описал. Сколько их всего было - не знаю... Я только на нее смотрел. Потом мы побежали в гримерки на третьем этаже (нас было человек пять-шесть вместе с руководителем проекта). Когда стало понятно, что через служебный выход идти опасно, связали всю нашу одежду как веревку и так спустились с третьего этажа. А там уже были менты - две или три машины. 
В стороне от Артемия, сжимающего в руке бутылку водки, кутаясь в платок, стояла Маша Шёрстова. В среду она играла главную героиню - Катю Татаринову. 
- Знаете, что меня спасло? Просто какое-то стечение обстоятельств - мне не успели костюм "зарядить". И вообще сегодня должна была играть Катя Гусева, но я ее заменила. 
Ее перебивает стоящая рядом костюмер Валентина: "Скажи мне спасибо, дорогая! Это я не успела платье повесить на вешалку!" 
- Я уже была накрашенная, раздетая - к этому времени второй акт уже начался. Только я надела платье и вышла в актерское фойе, как вдруг по внутренней трансляции услышала выстрелы, - вспоминает Маша--Катя. - И я замерла. 
- Они были в камуфляжной форме, - опять перебивает Машу ее спасительница Валентина. - Мне потом сказали, что они прибыли на микроавтобусах и вошли через центральный вход. А охрана вся наша была у служебного входа. 
- Я встретила Ленку - Лену Моисееву, которая Марью Васильевну играла, вытолкнула ее в гримерку и закрыла изнутри. А потом мы выпрыгнули со второго этажа. 
- Всё нормально, цела? 
- Да вроде да! 
- Ой! - спохватывается Маша-Катя. - Там же ребята из "Гарема" остались. Я там тоже участвую. Проект такой на СТС, знаете? Это мои друзья, я их пригласила. Они сидят в зале! Сережа Сенченко там со своими друзьями сидит... 
"Он мне поможет, он мне поможет" 
Когда началось второе действие спектакля, Юрий Мазихин, исполнитель одной из главных ролей - Николая Аркадьевича, готовился к выходу на сцену в своей гримерной. Все, что происходило на сцене, Мазихин слышал по радиотранслятору, который существует в любом театре. 
- После реплики главного героя "Он мне поможет, он мне поможет" раздались выстрелы, - рассказал Юрий Мазихин, который еще не успел смыть с лица грим, корреспонденту "Известий" Владимиру Бородину. - Потом крики и опять выстрелы. Я услышал какой-то мужской голос, он проорал, что театр захвачен, и приказал всем оставаться на своих местах. Я вместе с двумя гримерами кинулся к служебному входу. (К тому моменту служебный вход в театр террористы блокировать не успели. - Прим. ред.) Нам чудом удалось выбежать, и мы упали под машины, возле гаражей. Так лежали в течение часа. Когда увидели сотрудников наших спецслужб, то привстали и подняли руки вверх. Они нас вывели. То есть спасли. 
В это время террористы собрали всех заложников на втором этаже в фойе. 
- Мне позвонил мой сын по мобильному телефону, - говорит Любовь Петровна Поромзина, мама двадцатилетнего Виталия Поромзина, который вместе со своей девушкой Анной Колесниковой находился в театре, - и сказал, что боевики разрешили им связаться с родными. Он сказал, что всех заложников разделили на две группы - мужскую и женскую- и усадили в фойе, что обращаются с ними нормально, не бьют. Отпускают в туалет. Он сказал, чтобы я не волновалась, и на этом разговор прервался. Теперь его телефон не отвечает. 
"Я как раз вышла в туалет - мне через месяц рожать" 
В здании профтехучилища № 190 организовали штаб для родственников заложников. Андрею Трейману повезло: его восемнадцатилетнюю супругу террористы освободили около 4 часов утра. 
Как только она появилась в зале, ее обступили родственники других заложников. 
- В начале второго акта я как раз пошла в туалет на третьем этаже, - рассказала "Известиям" Ольга. - Буквально через минуту после меня туда же влетела наша уборщица Тамара. Она была очень напугана, шепнула мне, что там какое-то ограбление, и заперла туалет. Часа два мы просидели, пытаясь понять, что происходило снаружи. Услышали выстрелы, услышали какой-то шум, то и дело мимо двери кто-то проходил. В конце концов дверь в туалет взломали прикладом - наверное, они проверяли все помещения. Вошел мужчина, он был в маске, какой-то военной форме, весь обвешан какими-то мешочками. с рюкзаком за спиной. В руках у него был автомат. Он молча показал нам, чтобы мы выходили. Мы подчинились. В бельэтаже, куда нас привели, мужчины и женщины были рассажены в разные стороны. Много детей, некоторые плакали, но большинство вели себя тихо, было видно, что они в шоке. В проходах ходили четверо мужчин и столько же женщин. Внизу на сцене я видела еще 6 мужчин и двух женщин. На всех были маски - на женщинах узкие, на мужчинах - закрывали все лицо. Только один ходил с открытым лицом. У каждого мужчины был автомат, а у женщины - пистолет. На поясах у женщин - целлофановые мешки, в которых были видны металлические шарики. Я поняла, что это взрывчатка - от этих пакетов шли проводки на какое-то устройство, которое они держали в руках. На их костюмах были подвешены лимонки, и никто в зале не сомневался, что они готовы пустить их в ход. У всех у них были маленькие приемники, и они все время слушали, что о них говорят, и обменивались мнениями на своем языке. 
Ольга Трейман просидела в зале около трех часов. Ее освободили в 4 часа утра, но еще долго ее трясло, когда она вспоминала происшедшее. По ее словам, заложники могли свободно переговариваться, их выводили в туалет, давали воды. Постепенно все стали больше молчать - все очень устали. Люди в масках не скрывали, что закладывают взрывчатку. Они долго возились в оркестровой яме, постоянно перетаскивали мешки с места на место, крепили их к потолку, запихивали в вентиляцию. На глазах у Ольги с одной из женщин случилась истерика, она начала метаться, кричать, умолять, чтобы ее выпустили, но ее успокоили, пригрозив дулом автомата. 
- Я сама не видела, чтобы они кого-то били, - рассказывает Ольга Трейман, - но они были очень агрессивны. Особенно мужчины. Того, кто привел нас из туалета, звали Аслан. Так его назвал товарищ. Когда он проходил рядом, я спросила его, долго ли они собираются нас держать. Он сказал: "Мне все равно, хоть целый год, нас отсюда все равно живыми не выпустят". Потом я увидела, что из партера отпускают беременных женщин. Я насчитала четырех. Тогда я тоже сделала вид, что мне плохо. Подошел Аслан и еще один человек. Они посовещались, и Аслан сказал, чтобы я уходила. Он проводил меня вниз, сказал, чтобы я подняла руки и не оборачивалась. Я так и сделала. Вышла, а на площади одни машины. Я как-то сразу не сообразила, куда идти. Пошла налево, но потом с другой стороны мне закричал какой-то человек в каске, и я побежала к нему. 
"Он пошел на этот мюзикл второй раз" 
В заложниках оказалось столько людей, что почти у каждого москвича там оказались либо родственники, либо знакомые, либо знакомые знакомых. До сих пор в ДК находятся и двое сотрудников акционера "Известий" - холдинга "Интеррос". 
- Около половины второго ночи мне позвонил наш старший бухгалтер Аркадий Герасимов, - рассказала "Известиям" заместитель главного бухгалтера ОАО "Энергомашэкспорт" Нина Осокина. - Он сказал, что на работу задержится, а может, совсем не придет. Я спросила, почему, и когда он произнес "Норд-Ост", я все поняла. Я спросила, как у него дела, он сказал, что все нормально. Говорил спокойным голосом, но я почувствовала, что он напряжен. Обычно у него проскальзывают нотки юмора, а сейчас просто слишком спокойно говорил. Я так поняла, что он не мог говорить, потому что больше он ничего не сказал. Теперь он, я знаю, шлет своему другу SMS сообщения. Последнее было в 10:30. "Все нормально, всем привет". Вообще, он уже второй раз на этот мюзикл пошел, собрался с такими же молодыми ребятами. 
25-летняя петербурженка Ольга Хухрина, работающая инженером-программистом на Ленинградском металлическом заводе, тоже оказалась в числе заложников. В Москву она приехала всего на три дня - в командировку. На пятницу у нее уже был куплен обратный билет. 
По словам сотрудников завода, с которыми работает Хухрина, Ольга давно мечтала попасть на знаменитый "Норд-Ост", так как во время учебы в Петербургском госуниверситете сама пела в хоре. Упустить во время командировки такой шанс она просто не могла. Ее заводским друзьям оставалось лишь молиться про себя: "Только бы она не оказалась в этом ДК!" Но Ольга Хухрина оказалась именно там. 
- Оля поехала в Москву на учебу - осваивать работу в новой информационной системе, - срывающимся голосом рассказывает Ольга Суменко, работающая с Хухриной за соседним столом. - Вместе с ней был еще один наш сотрудник - Ходок Виктор Петрович. Но он намного старше Оли и вряд ли пошел вместе с ней на мюзикл. По словам девушки, у Ольги в Москве было много друзей - наверное, она отправилась на концерт с ними. 
Вечером в среду, где-то в 21.30, она позвонила по мобильному телефону своей подруге, работающей в "Известиях". 
- Я на "Норд-Осте". Террористы дали нам позвонить. Со мной все нормально. Но если начнется штурм и с их стороны будут потери, они обещают расстреливать по десять заложников за одного своего. 
В четверг утром от Ольги пришло СМС-сообщение: "Пока живы". 
Мне кажется, одну девушку они все-таки застрелили 
Сергей Сенченко, участник телевизионного проекта "Гарем", давно хотел попасть на "Норд-Ост", тем более что роль Кати Татариновой в нем играет его подруга Маша Шорстова. Маша достала Сергею билет на мюзикл, так он оказался в самом центре зрительского зала на четырнадцатом ряду. Террористы не отобрали у него мобильный телефон, и Сергей в течение ночи несколько раз звонил своим друзьям. 
- Я разговаривал с ним три раза, - рассказывает друг Сергея Алексей Иванов. - Первый раз около половины первого ночи, последний - около полудня. Он звонит мне чуть ли не из-под сиденья. Террористы не разрешают звонить. "Порядок" в зале они наводят ударами прикладов и выстрелами в воздух. Заложники больше всего боятся штурма. Сергей сказал, что все вокруг заминировано. Говорил больше я. Сергей очень напуган, и ему хочется услышать какие-либо гарантии безопасности. Террористы очень жестко реагируют на любое неподчинение. В первом разговоре Сергей сказал: " Когда боевики брали под контроль зал и сгоняли в него людей, мне кажется, что одну девушку застрелили ". По его словам, террористы практически не выходят из зала. Возможно, в гримерках есть еще десять-пятнадцать человек, но они террористов больше не интересуют. 
"Он его кровник" 
Ряды омоновцев становятся все плотнее. С противоположной стороны пытаются прорваться родственники. 
- Вы с террористами идите воюйте, а не с бабами! А что ты мне сделаешь? Как ты меня не пустишь! У меня там внучка! - бьется в истерике дама лет шестидесяти. 
Омоновцы непреклонны: "У нас приказ". 
- Вы там были? - тихо с надеждой обращается к нам другая женщина. - Про Машу Седых ничего не слышали? 
Марина приехала из Самары, а ее подруга Ирина вместе с дочкой Машей - из Швейцарии. Ирина с Машей решили пойти на "Норд-Ост". 
- Мы так все переживаем, - говорит Марина. - Ей всего десять лет, и она очень боялась ехать в Россию из Швейцарии, из Фрибурга. 
1.00 - начинается какое-то шевеление, омоновцы в полном снаряжении продвигаются к ДК. Начинают поговаривать о подготовке к штурму. 
1.14. Четыре короткие автоматные очереди укрепляют эти предположения. 
1.16. Из одной рации доносится: "Там три человека и радиостанция". "Видимо, договариваются", - делает вывод какой-то лейтенант в милицейской форме. 
1.30. Людей отодвигают от ДК еще на несколько десятков метров. 
1.45. Заместитель председателя комитета Госдумы по безопасности Геннадий Гудков сообщает "Известиям" достаточно сенсационную информацию: 
- Там действительно, судя по всему, племянник Арби Бараева - Мовсар. - Гудков только что вышел из штаба и заметно, что он очень озабочен. - Здесь находится командир Чеченского ОМОНа, он его кровник. Именно Бараев взорвал автобус с его омоновцами. Да и по почерку похоже, что это бараевцы. Если это Бараев, то это очень осложняет ситуацию. Он отморозок, и с ним практически невозможно вести переговоры. Говорят, что среди террористов есть женщины. По нашим сведениям, об этом первым сообщил сотрудник ФСБ, оказавшийся в театре в свободное от службы время. Он передал, что насчитал десять женщин. Они, особенно в первые минуты, вели себя очень нервно, истерично. Людей били. Вообще все террористы в масках, называют себя чеченцами. Но среди них могут оказаться и славяне, раз они все прячутся за масками. В любом случае, все они бандиты. Мне кажется, что эта операция готовилась не один день, изучались киноконцертные залы, их месторасположение. Как они выбрали место и как провели захват театра - все это говорит о том, что террористы провели свою операцию очень грамотно. 
Место для нападения выбрано идеально 
К нам подходит парень лет 25, вполголоса говорит: "Пойдем что покажу!" Между гаражей спускаемся куда-то вниз и оказываемся на железнодорожных путях. Одноколейка ведет куда-то в сторону осажденного ДК. Проходим под мостом, стоящие наверху стражи порядка делают вид, что не замечают нас. Мы обходим театральный комплекс справа и оказываемся на территории завода железобетонных изделий, буквально в двадцати метрах от запасного входа в ДК. 
Вокруг только человек пять, среди них нет ни милиции, ни военных. За обстановкой в ДК, который от нас отделен лишь металлическим забором, можно наблюдать отсюда, взобравшись на брошенные цистерны или железобетонные блоки. В принципе есть возможность подобраться и ближе, через настежь раскрытую калитку, но в ее проеме мелькают вооруженные люди в форме. Бросаются в глаза ярко освещенный спортзал и кучка "обычных" милиционеров у запасного входа. Они толпятся на крыльце, судя по оживленно-радостным выкрикам, травят анекдоты или байки. Мимо, как будто в театре абсурда, крадутся с автоматами наперевес сотрудники какого-то спецподразделения в касках-сферах. Не обращая на них никакого внимания, милиционеры продолжают беззаботно смеяться. 
Андрей родился и вырос на соседней с ДК 3-й Дубровской улице. С детства знает все соседние заводы и стройки. 
- Место для нападения выбрано идеально, - шепчет Андрей. - Зрительный зал окружен со всех сторон различными помещениями. А какие в ДК подвалы! Даже завхоз не знал, насколько они простираются. Вон видишь большие ворота в стене (возле них копошатся несколько человек с фонариком), эта дверь ведет прямо на сцену, по ней туда завозили декорации. 
Из окна на втором этаже, чуть правее запасного выхода, свешиваются связанные вместе то ли шторы, то ли платья. Ясно, что по ним спускались забаррикадировавшиеся в гримерках артисты. Постепенно подходят новые зрители, большинство из которых - местные. Многие запаслись спиртным, и кое-кто уже не держится на ногах. "Надо же, в моем районе такая клевая штука приключилась", - восхищенно лопочет парень в кожаной куртке. Территорию завода ОМОН "зачистил" только к часу ночи. Правда, Андрей утверждал, что подобраться к тыльной стороне здания ДК все равно можно. 
По прилегающим к площади перед ДК дворам ходит группа из пяти человек во главе с лидером московских диггеров Вадимом Михайловым. Они кропотливо осматривают все люки, приподнимая каждый из них и заглядывая внутрь колодца. Судя по недовольным возгласам Михайлова, слухи об огромных подвалах дошли до него и теперь подтверждаются. 
"Штурма в ближайшее время не будет" 
- Штурма в ближайшее время не будет, это я тебе точно говорю, - повторял помощник Сергея Ястржембского Александр Мачевский около 4 утра. - У нас пока даже намека на переговоры не было. Был только один контакт - в 2 часа ночи. Террористы дали номера своих мобильных. Но до них нельзя дозвониться. И не потому, что связь перегружена. Они просто отключены, мы проверяли. 
Но то, что происходило чуть позже, напоминало как раз самый настоящий штурм. Примерно в 5.40 утра была предпринята попытка штурма. За углом близлежащего дома сотрудники спецслужб стали готовить штурмовые бригады - спецназовцы надевали бронежилеты, каски, им раздавали оружие - автоматы, ручные пулеметы, снайперские винтовки. Штурмовики рассредоточились по периметру здания, а к центральном входу в ДК направился человек, изображавший пьяного. Дальше все случилось мгновенно - раздались вспышки, выстрелы в левом крыле от центрального входа. Стреляли террористы. Потом раздался хлопок, и человек, изображавший пьяного, упал. Завыли сирены, подъехали машины МЧС и "скорой помощи". Прикрывая машинами, раненого человека погрузили в "скорую" и увезли. 
"Два варианта. Подземный - предпочтительней" 
Миновав четыре кордона омоновцев, корреспонденты "Известий" были свидетелями драмы в стенах созданного ФСБ оперативного штаба. Здесь тасуются карты различных сценариев освобождения людей. 
...Внезапно принялись искать принятого сначала за сумасшедшего диггера. Диггер Александр Новиков, встреченный нами еще за оцеплением, на улице кричал, что он "черт возьми, знает все подземные коммуникации под бывшим ДК как свои пять пальцев". Потом его перестали считать безумным, и в 4.15 у раздевалки собрался мозг штаба, люди в одинаковых костюмах взяли подземного человека за рукав и потащили вверх - совещаться. Результатом этих совещаний стало то, что в четверг утром в штаб прибыл глава Диггерспаса - без одержимого коллеги, но с двумя подробнейшими планами подземных коммуникаций в районе ДК. 
- Два варианта обсуждаются, - бросил он "Известиям". - Подземный предпочтительней. 
Средняя английская школа № 1274 имени Маяковского, в районе ее любят, считают престижной. В четверг она стала еще и оперативным штабом. Сергей Ястржембский, окруженный роем фээсбэшников, мелькал на фоне огромной, во всю стену раздевалки цитаты из поэта революции: "Ненавижу всяческую мертвечину. Обожаю всяческую жизнь". Один из руководителей штаба нервно показывает три телефонных номера, якобы оставленных для связи находящимися в бывшем ДК шарикоподшипникового завода. Но они не отвечали всю ночь: "Абонент не отвечает или временно недоступен". По распространенной в штабе неофициальной версии, сама ФСБ глушит в районе бывшего ДК мобильную связь: таким образом исключаются контакты захватчиков с их информаторами на улице. 
Но пока на улице в качестве информатора выступал священник. Человек в черной рясе всю ночь посвятил молитвам, стоя как прикованный у забора школы № 1274. 
- Да святится имя твое... 
Кто такой Мавсар Бараев 
Мовсар Бараев, предположительный лидер террористов, захвативших московский ДК, по данным военных, возглавляет «достаточно крупный отряд боевиков» в Чечне. 12 октября 2002 года о его возможной смерти сообщил заместитель командующего Объединенной группировкой войск на Северном Кавказе Борис Подопригора. Источники в спецслужбах не исключают, что информация о его смерти могла быть дезинформацией боевиков. 
По некоторым данным, Мовсар Сулейменов «в знак продолжения дела» своего дяди Арби Бараева взял его фамилию после того, как в июне 2001 года федеральными силами тот был уничтожен. Согласно сведениям чеченской милиции, Мовсар Сулейменов-Бараев был одним из организаторов теракта в Алхан-Юрте 9 декабря 2000 года, когда был подорван заминированный автомобиль «Москвич- 412». Тогда погибли 20 человек и 17 были ранены. По данным спецслужб, Мовсар Бараев в борьбе за власть убил ряд чеченских полевых командиров, в том числе некоего Ризвана Ахмадова. По словам представителя Регионального оперативного штаба по управлению контртеррористической операцией на Северном Кавказе полковника Ильи Шабалкина, Мовсар Бараев и его люди похитили в Грозном двоих женщин и мужа одной из них, с целью представить похищенных в качестве информаторов правоохранительных органов. По словам Шабалкина, в распоряжении спецслужб оказалась видеокассета с кадрами физических истязаний похищенных, которым их подвергли Бараев с подручными. Из видеозаписи явствует, как под пытками пленники «сознаются» в сотрудничестве с федеральными силами, а сам Бараев казнит одну из женщин - русскую, отрезав ей голову. 
Справка "Известий" 
"Черная олимпиада" 
5 сентября 1972 года восемь боевиков палестинской группировки "Черный сентябрь" во время Олимпиады в Мюнхене напали на олимпийскую деревню. Террористы ворвались в помещение израильской сборной. Двое борцов оказали сопротивление и были убиты сразу. 18 израильтян сумели выпрыгнуть из окон. В плену оказались девять спортсменов. Террористы потребовали освободить 200 палестинских заключенных, а также предоставить самолет. После многочасовых переговоров их вместе с заложниками отвезли в аэропорт, оцепленный полицией и спецслужбами. В результате неподготовленного штурма погибли все заложники и полицейский. Три террориста сдались властям, остальные погибли. После этого теракты израильские спецслужбы устроили настоящую охоту на главарей "Черного сентября". 
Рейд на Энтеббе 
27 июня 1976 года двое палестинских террористов и двое немецких экстремистов - захватили самолет компании "Эр Франс", выполнявший рейс Тель-Авив-Париж. Пилота заставили изменить маршрут. Через несколько часов лайнер приземлился в угандийском аэропорту Энтеббе. Президент Уганды Иди Амин оказал поддержку похитителям. В заложниках оказались 268 человек. Затем они отпустили всех, кроме 90 израильтян и пожилой еврейки из Британии. 4 июля израильский спецназ провел успешную операцию по освобождению заложников. Все террористы и 35 угандийских солдат были убиты. Пожилую еврейку, отправленную незадолго до штурма в больницу, убили по личному приказу Амина. Израильтяне также понесли потери - погиб командир группы Йонатан Нетаньяху, старший брат Биньямина Нетаньяху, который впоследствии стал премьер-министром Израиля. 
444 дня в захваченном посольстве 
4 ноября 1979 года в Тегеране после свержения шахского режима студенты ворвались в американское посольство и на протяжении 444 дней удерживали в заложниках 52 дипломата. Дипломатические отношения между США и Ираном были сразу же прерваны. Попытки освободить людей, используя дипломатические каналы, успеха не имели. Тогдашний президент США Джимми Картер объявил о создании "сил вмешательства". Пентагон сформировал специальное подразделение "коммандос". В район Аравийского моря были стянуты военные корабли. По словам помощника президента США по национальной безопасности 3бигнева Бжезинского, речь шла о подготовке широких боевых действий по освобождению заложников, "не стесняясь" возможных жертв среди гражданского населения. В ночь на 25 апреля США начали специальную операцию. С авианосца "Нимиц" в Оманском заливе взлетели восемь специально оборудованных вертолетов. Однако при посадке в пустыне три вертолета сломались, четвертый, столкнувшись с С-130, сгорел. Погибли 8 спецназовцев. Заложников удалось освободить лишь в результате дипломатических усилий - больше, чем через год. 
Испорченный праздник 
17 декабря 1996 года боевики перуанской экстремистской группировки "Революционное движение имени Тупак Амару" захватили резиденцию японского посла в Лиме, в то время, как в миссии собрались сотни людей отпраздновать день рождения японского императора Акихито. 30 партизан в форме официантов, с подносами в руках, на которых стояли фужеры с шампанским, проникли в здание. Они потребовали освобождения своих соратников, находящихся в тюрьме, и в случае невыполнения требований, пригрозили расстрелять своих пленников. Сначала местные радиостанции сообщили, что боевики захватили около 40 заложников. Уже через час эта цифра выросла до шестисот. Президент Перу Альберто Фухимори проинформировал японского премьера Хасимото, что в плену левых повстанцев находится около 200 человек. Среди них - министр иностранных дел Перу Франсиско Тудела, послы Бразилии, Боливии, Кубы, Венесуэлы, Южной Кореи и других стран. Террористы удерживали посольство более 4 месяцев, во время штурма здания все преступники были уничтожены. 
Елена ЛОРИЯ, Александр КОРЗУН, Александр БОГОМОЛОВ, Владимир ДЕМЧЕНКО, Роман КИРИЛЛОВ, Константин ГЕТМАНСКИЙ, Анатолий ГУСЕВ, Антон ЕЛИН, Мила КУЗИНА, Марина НОСКОВИЧ, Владимир БОРОДИН 
"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации