Мясник

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

1425988140 96101764.jpg

Сергей Доровский

Впервые назван заказчик убийства журналиста. Бывшему вице-губернатору Липецкой области и хозяину мясоперерабатывающего комбината Сергею Доровскому предъявлено обвинение. Смерть корреспондента «Новой» Игоря Домникова на его совести.


11 марта в маленьком кабинете следователя на Варшавском шоссе будет предъявлено обвинение в окончательной редакции некогда «большому» человеку — вице-губернатору Липецкой области Сергею Доровскому. Ныне он пенсионер, но по необходимости: уголовное преследование на малой родине (по экономическим статьям УК) заставило формально отойти от дел, переписав все активы на деловых партнеров и членов семьи. Однако не бедствует: на суд приезжает в лимузине представительского класса, а где-то неподалеку от Москвы, в маленьком затоне, спрятана от чужих глаз его яхта.


Молоток


N50n-s01.jpg

Игорь Домников

Это была одна из первых потерь «Новой газеты». Игоря Домникова — любимца всей редакции, тонкого, точного и ироничного человека — забили молотком в подъезде собственного дома майским вечером 2000 года. Спустя несколько недель он скончался, не приходя в сознание.

А дело, возбужденное по 111-й статье Уголовного кодекса — «умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего», — надолго стало «висяком», попав в руки районных милицейских тогда еще следователей. Тут и проявилась уродливая ирония нашего правоустройства: умер бы сразу— возбудили бы по 105-й (убийство), дело вели бы прокурорские следователи, у которых и опыта больше, и ресурсов, а так — вроде как ерунда… Будто убийство перестает быть убийством оттого, что человек с проломленным черепом скончался не сразу.

Раскрыли дело случайно. И не в Москве. На всю страну тогда гремела «тагирьяновская» ОПГ — одна из самых кровавых банд России, на счету которой несколько десятков жертв. Бандитов взяли в Набережных Челнах. Сначала один из главарей — Геннадий Безуглов — пошел на сделку со следствием, за ним и бойцы. В ходе допросов выяснилось: Домникова они убивали по приказу своего главаря — Эдуарда Тагирьянова, к которому обратился с ненавязчивой просьбой его бизнес-партнер Павел Сопот, а того, в свою очередь, попросил «решить вопрос с журналистом» вице-губернатор Липецкой области С.Б. Доровской.

А теперь — внимание: все это было известно еще летом 2003 года!!

Но Павел Сопот, который подозревался в соучастии в еще одном убийстве и даже задерживался, в итоге превратился в свидетеля. Доровского снимали с поезда, чтобы допросить, но он тоже остался в роли свидетеля, а на суд над членами банды не явился вовсе — не барское дело.


Ход нерасследования


После долгого следствия — только в 2006 году дело было передано в суд — Верховный суд Татарстана осудил Тагирьянова и еще 16 бандитов на длительные сроки (вплоть до пожизненных) по 21 эпизоду убийств, плюс к тому похищения, вымогательства, незаконный оборот оружия. Среди этих —иных — обвинений и затерялась скромная ст. 111 УК РФ, скупыми строками которой закончилась жизнь блестящего журналиста Игоря Домникова.

С 2007 года «Новая газета» неоднократно пыталась добиться возбуждения уголовного дела в отношении Сопота и Доровского. И раз за разом терпела поражение.

К 2009 году постановления о возбуждении уголовного дела в отношении Сопота и Доровского выносились трижды, причем в последний раз — по личному распоряжению главы СК Александра Бастрыкина. И трижды отменялись: сначала зампрокурора республики Татарстан Ф.Х. Загидуллиным (январь 2007 года), затем следователем из СО Набережных Челнов (декабрь 2007-го) и, наконец, следователем по особо важным делам СУ по ЦФО В.В. Яременко (июль 2008-го). Во всех случаях причина — отсутствие в действиях данных лиц «признаков преступления».

В 2009 году президент РФ после гибели Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой обратил внимание правоохранительных органов на нераскрытые дела убитых журналистов. И вновь глава СК Александр Бастрыкин истребовал дело, поручив в нем разобраться своим подчиненным. В итоге 15 апреля 2009 года следователь по особо важным делам СУ по ЦФО С.В. Василовский находит основания для возбуждения уголовного дела, которое получает № 383503.

Однако дело возбуждено только в отношении Сопота и по все той же ст. 111 Уголовного кодекса — по факту подстрекательства к причинению тяжкого вреда здоровью. И потому заместитель генерального прокурора В.В. Малиновский (прокуратура по ЦФО) определил: передать дело в ГУВД Москвы. Так, вновь споткнувшись о три единицы, мы пришли туда, откуда начали — в московскую милицию, в которой у Сопота было много знакомых и (забегая вперед) один из руководителей которой (генерал Козлов) позже был допрошен по делу об убийстве Игоря Домникова.

Увы, прокурор как-то позабыл проинформировать редакцию и потерпевших о своем процессуальном решении. Не сделали этого и милицейские следователи — они тогда вообще не стали ничего делать: по крайней мере, ни в редакцию, ни к семье Домникова никто ни за чем не обращался. И только после скандала, учиненного на страницах газеты, удалось выяснить, где же находится дело № 383503.

18 декабря 2009 года замначальника ГСУ при ГУВД Москвы А.В. Степанцев сообщил, что оно, оказывается, было закрыто следователем Чертоусовым В.С. еще 7 сентября за отсутствием в действиях Сопота «признаков преступления». При этом в прокуратуре о подобном решении известно не было, и 28 декабря 2009 года сотрудник прокуратуры по ЦФО В.В. Лузанов «обрадовал» редакцию вчерашними новостями: дело изъято из следственного управления по ЦФО и направлено в прокуратуру Москвы для проверки. Но что там, в закрытом деле, уже не проверишь…

Пришлось писать неприятное письмо в адрес генерального прокурора, потому что начали закрадываться нехорошие подозрения. Заместитель генерального прокурора Виктор Гринь почему-то ответил редакции дважды (31 марта и 5 мая 2010 года): «Данное решение (о закрытии дела. — Ред.) принято незаконно, без проведения всех необходимых следственных действий, в связи с чем прокурором г. Москвы 27.04.2010 г. вынесено постановление о направлении материалов уголовного дела руководителю следственного органа для решения вопроса об отмене постановления о прекращении уголовного дела, в том числе для оценки действий вице-губернатора Липецкой области Доровского С.Б. Результаты контролируются».

Как и кем результаты контролировались, нам неизвестно. Только в ноябре 2010 года следователь ГУВД Москвы Гайнуллина Д.Х. втихую прикрыла находящееся «на карандаше» у президента и генеральной прокуратуры уголовное дело в отношении заказчиков убийства Игоря Домникова.

Очевидно, от этой странной чехарды устал не только коллектив «Новой газеты», но и Александр Бастрыкин, к которому мы вновь обратились за помощью. Беспрецедентная история — главе СК пришлось в третий раз вмешаться в ход расследования уголовного дела, и он, оценив, что в милиции к расследованию неоднократно отнеслись спустя рукава, вышел в прокуратуру с ходатайством о передаче расследования в ведение Следственного комитета в связи с резонансностью и общественной значимостью дела.


5b9c5575-500x377.jpg


Расследование поручили московским следователям. В итоге Алексей Долгинов (замначальника управления) и Иван Щербаков исключительно следственным путем, без привлечения оперативных сотрудников, смогли спустя 10 лет докопаться до сути того, что на самом деле произошло в 2000 году.

Тут нужно сделать некоторое отступление, пусть оно и покажется читателям «вставной челюстью» в тексте. Раскрытие роли Сопота (а затем и Доровского) в убийстве нашего коллеги было бы невозможно, если бы не показания членов «тагирьяновской» ОПГ Сергея Бабкова и Геннадия Безуглова, которые они подтвердили и в ходе судебного заседания. Нам — коллегам Игоря и его жене Маргарите (признана потерпевшей) — показалось, что и Бабков, и Безуглов искренне раскаиваются в содеянном и пытаются хоть как-то загладить свою вину. И потому мы считаем, что просьба Сергея Бабкова о помиловании должна быть удовлетворена, как и ходатайство Геннадия Безуглова об условно-досрочном освобождении.

Павел Сопот был арестован и осужден Люблинским судом Москвы к семи годам лишения свободы. После чего пошел на сделку со следствием и дал изобличающие Доровского показания, подтвержденные на очной ставке.

Так юридическим фактом стало то, что было известно более 10 лет назад. Но в мае этого года истекает срок давности преступления, квалифицированного по 111-й статье УК. А это значит, что Доровской может избежать наказания.

Да, в том или ином, пусть и ущербном, виде справедливость все-таки восторжествует. Но для того чтобы раскрыть не такое уж сложное дело, потребовалось личное указание президента, трижды личное вмешательство руководителя СК Александра Бастрыкина — за что мы им, как и руководителю Московского СК Вадиму Яковенко, как и зампрокурора Москвы Александру Козлову, следователям Алексею Долгинову и Ивану Щербакову, конечно, очень благодарны.


Вице-губернатор и журналист


За что убили Игоря Домникова?

За серию статей об удручающем экономическом положении Липецкой области, за которое как раз и отвечал вице-губернатор Доровской. Уже осужденный Сопот тогда под контролем «тагирьяновской» ОПГ занимался в этом регионе весьма скользким бизнесом: взаимозачетами, а по сути — выбиванием долгов с бизнеса, не рассчитавшегося вовремя с бюджетом или государственными предприятиями. В этом качестве и был знаком вице-губернатору, к которому мог себе позволить зайти в любое время, даже не записываясь на прием, — по-дружески, так сказать.

Вот и весной 2000 года зашел. Доровской, вытащив газету со статьей Игоря Домникова, долго ругался и поставил задачу: доставить журналиста в Липецк для «разбора полетов», а если тот приехать не пожелает, так пусть о том пожалеет. Сопот газету забрал, а когда понял, что многомиллионный договор по очередному взаимозачету, подписание которого зависит от правительства области, почему-то неожиданно «подвис», встретился с главарем банды Тагирьяновым и передал тому соответствующее пожелание. Тагирьянову, которого тогда охраняли бойцы московского ОМОНа, «решить проблему» труда не составило. Под видом «обиженных бизнесменов» к Домникову обратились члены ОПГ, а когда журналист от навязчивого предложения выехать в Липецк отказался, подкараулили в подъезде с молотком. А договор взаимозачета был стремительно подписан. Вот, собственно, и все.

Сам С.Б. Доровской с представителями «Новой газеты» говорить отказывался дважды. А в Люблинском суде Москвы, рассматривавшем дело Сопота, пытался произвести впечатление добродушного и забывчивого пенсионера («это было 13—15 лет назад, и потом, я инвалид второй группы»), а если помнит чего, так только нечто, к нему напрямую не относящееся. Мол, Сопот просто присутствовал при его разговоре с другим вице-губернатором, в ходе которого и было сказано: надо сделать так, чтобы журналист приехал в область, — ну, якобы Сопот и проявил инициативу. Что же касается гибели Домникова, то о ней, по его признанию, узнал из прессы: «Я и тогда сожалел об этом, и сейчас сожалею, что так случилось».

Как так получилось, что в принципе мелкий предприниматель Сопот просто так зашел с улицы и стал свидетелем разговора двух вице-губернаторов, пояснить суду Доровской не смог — даже судья удивился такому демократическому делопроизводству, принятому в Липецкой области.

Доровской, огрызаясь на адвоката потерпевших, убеждал, что не помнит, по какому конкретно вопросу к нему пришел тогда Сопот («по какому-то взаимозачету») и записывался ли тот на прием.

— Сопот просто оказался невольным свидетелем нашего разговора.

— И? — требовала продолжения адвокат Марина Андреева.

— Чё «и»? Я просто сказал: «Неплохо было бы, чтобы этот человек (Домников. — Ред.) приехал в область».

— Кому вы сказали это: вашему коллеге вице-губернатору (умер несколько лет назад. — Ред.) или посетителю Павлу Сопоту?

— Я в целом говорил, в общем… Я говорил и по селектору, и Сопоту. По существу, я говорил с обоими. Но я ничего противозаконного не совершал.

— Вы уверены? — уточнила адвокат Андреева.

— Уверен.

— Вы знали, что можно потребовать опровержения, написать в редакцию?

— Я все это знал, но это не входило в мои служебные обязанности.

— А тогда почему вы с Сопотом обсуждали статьи в газете и журналиста?

— Ну я же человек… Ваша честь, меня просто, получается, пытаются запутать здесь. Вы, — обратился он к адвокату, — 51 раз задаете один и тот же вопрос.

— Потому что вы не даете ответа.

— Я все ответил.

— То есть вы отказываетесь пояснить: это вы попросили Сопота «привезти» журналиста или он сам вам это предложил?

— Я все ответил. Ваша честь, я заволновался. Эти вопросы меня слишком возбудили. Я нервничаю слишком сильно. Я затрудняюсь ответить.

Тогда в суде огласили показания Доровского, данные им на предварительном следствии. Оказалось, что в 2003 году тот рассказывал: именно он — Доровской — попросил Сопота найти Домникова в Москве и привезти в Липецк, а в 2012 году уже выдвинул противоположную версию, приписав инициативу Сопоту.

— Вы можете окончательно определиться, какие показания правдивее: кто кому предложил привезти журналиста? — не выдержал судья.

— Не помню… И тогда я говорил правду, и сейчас. Я всегда правдиво отвечал на вопросы следствия. Мне нечего скрывать. И сегодня я отвечаю так, как эта ситуация представляется в моем мозгу на сей момент. Никаких противоречий нет…


Dorovskoy 1.jpg


СПРАВКА «НОВОЙ»

Доровской Сергей Борисович родился 14 ноября 1953 года в г. Усмани Липецкой области. Окончил Воронежский сельскохозяйственный институт. Работал экономистом в колхозе, в комсомольских, партийных и советских органах, в том числе первым секретарем Елецкого РК КПСС, председателем райисполкома, директором Елецкого филиала Уникомбанка. С апреля 1998 года стал заместителем главы администрации Липецкой области, отвечал за финансовые и экономические вопросы. Уйдя в отставку в 2002 году, тут же стал видным бизнесменом — владельцем нескольких предприятий, в том числе директором мясоперерабатывающего завода. Ныне, по некоторым данным, занимается строительным бизнесом и развитием рыночных площадей.


Штрихи к биографии пенсионера


О странных пересечениях судьбы вице-губернатора, а затем бизнесмена С.Б. Доровского с криминальными историями «Новая» писала несколько лет назад — тогда наш корреспондент Вячеслав Измайлов выезжал в Липецк и провел свое журналистское расследование. Стоит напомнить.

Убийство Дмитрия Митина

Брянский предприниматель Дмитрий Митин, встав во главе нового Воскресенского спиртоводочного завода (Липецкая область), решил взять немалый кредит в банке, чтобы закупить современное оборудование. Рассчитаться с долгами он мог без проблем: завод давал немалую прибыль. Однако проблемы у Митина все же появились — по одной из версий, после того, как он решил не «отстегивать» высоким чиновникам из администрации области.

Вскоре большую партию водки арестовывают. Надо было расплачиваться по ссуде, платить работникам, а лицензию на продукт по надуманным основаниям не давали. Предприятию грозило банкротство. И все равно на сделку с липецкими властями Митин не пошел — собирался судиться.

Итог: в 2001 году Митина расстреляют в собственном доме. Следствие до сих пор не нашло ни убийц, ни заказчиков. Что же касается Доровского, то он добьется банкротства Митинского завода, который потом разделят на два предприятия: одно — по производству спирта, а второе — по производству водки (получило название «Крокус»). Все долги записали на предприятие по производству спирта, а весь актив пошел «Крокусу», подконтрольному областной власти.

Убийство Шкарина и Присекина

В середине 2000-х Доровской, уже не работающий в администрации Липецкой области, имел бизнес на «Спутнике» — торговые ряды в центре Липецка — плюс с десяток сдаваемых в аренду складских помещений. В здании правления «Спутника» у него был оборудован кабинет, хотя он не числился ни учредителем, ни акционером этого ЗАО — вообще официально никакой должности здесь не занимал, а кабинет, очевидно, ему просто презентовали…

В 2005 году несколько складских помещений, принадлежащих «Спутнику», были проданы по, как мы можем предположить, смехотворно заниженной цене. Играл ли в этой сделке какую-нибудь роль Доровской, неизвестно. Однако известно, что 26 января 2006 года, поздно вечером, Доровской позвонил гендиректору «Спутника» Шкарину (считался противником продажи этих складских помещений по такой цене), попросил приехать и сдать офисное помещение Доровского под охрану — якобы он забыл это сделать. Шкарин приехал, а на обратной дороге его автомобиль был взорван.

Место Шкарина занял другой акционер «Спутника» — господин Присекин. При котором было продано еще одно помещение, и опять, если исходить из документов, по смехотворно низкой цене. Но и Присекин по странному стечению обстоятельств через несколько месяцев ушел вслед за Шкариным: пуля снайпера поразила его в сонную артерию, когда он привез ребенка в детский сад.

В расследовании этих дел подвижек нет. Доровской допрошен не был.

Генок Усманский

Помимо предпринимателя Павла Сопота партнером и, как мы можем предположить (бывший вице-губернатор ведь не желает отвечать на наши вопросы), даже другом Доровского был липецкий криминальный авторитет Геннадий Алексеев (Генок Усманский). Генок сначала сидел за бандитизм и разбой, покушение на убийство, потом стал успешным предпринимателем в игровом бизнесе. С Доровским их объединяло не только соседство по престижнейшему дому, но и некоторые интересы все в том же «Спутнике», удивительным образом терявшем своих основных акционеров.

У Усманского по части лидерства в криминальном мире Липецка конкурентов не было. В 2006 году его, правда, задержали за ношение огнестрельного оружия: в портфеле был обнаружен парабеллум. Однако судья поверил, что пистолет Алексееву подкинули нехорошие милиционеры. Впрочем, и прокуратура была к Генку благосклонна. Кстати, сам Доровской был дружен с бывшим заместителем прокурора Липецкой области Вячеславом Ханжиным. Интересно, сколько еще друзей у бывшего вице-губернатора Липецкой области и большого любителя охоты с приглашенными московскими «випами» и не они ли помогли Доровскому счастливо избежать любых встреч со следователями?

И последний штрих. На сегодняшний день Доровской уже стал счастливым обладателем одного приговора. Осенью 2014 года Липецкий районный суд признал его виновным по ч. 1 ст. 201 УК РФ (злоупотребление полномочиями). Как было установлено, в 2008 году Доровской, являясь гендиректором ОАО «Липецккомплекс», знал о решении совета директоров сдать в аренду принадлежащий обществу детский оздоровительный лагерь «Салют», однако дал указание о его продаже по заниженной цене в 1,275 млн руб. Суд приговорил Доровского к штрафу в размере 100 тыс. руб., однако, поскольку срок давности уголовного преследования к этому времени истек, его освободили от наказания.

По делу об убийстве Игоря Домникова исход может быть таким же. Потому так и спокоен С.Б. Доровской — исправно является на следственные действия и ждет, когда эти мелкие неприятности счастливо закончатся и вновь можно будет кататься на яхте и наслаждаться жизнью за счет отнятой чужой.

Ссылки

Источник публикации