НЛМК обвинил крупнейшего частного акционера Сбербанка в мошенничестве

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Содержание

НЛМК обвинил крупнейшего частного акционера Сбербанка в мошенничестве

В рамках уголовного дела арестованы принадлежащие Николаю Максимову акции Сбербанка на $200 млн

Оригинал этого материала
© "Коммерсант", origindate::16.07.2010, Николай Максимов попал под обеспечительные меры, Фото: "Коммерсант"

Роман Асанкин

Compromat.Ru

Николай Максимов

На счета бывшего владельца металлургической компании "Макси-групп" Николая Максимова и его гражданской жены в банке ВТБ 24 наложен арест. Под обеспечительные меры попали принадлежащие господину Максимову акции Сбербанка на $200 млн. Арест наложен в рамках уголовного дела, возбужденного по иску Новолипецкого металлургического комбината (НЛМК), который обвиняет Николая Максимова в мошенничестве при продаже НЛМК контрольного пакета акций "Макси-групп" в 2007-2008 годах.

Арест на текущие и брокерские счета в ВТБ 24 бывшего владельца "Макси-групп" Николая Максимова наложил Чкаловский районный суд Екатеринбурга 9 июля по ходатайству ГУВД по Свердловской области. Об этом вчера рассказал "Ъ" сам господин Максимов. По его словам, на счетах находились акции Сбербанка на общую сумму $200 млн и деньги (сколько именно, он не сказал). Николай Максимов — крупнейший частный акционер Сбербанка, по данным годовой отчетности кредитного учреждения за 2009 год, ему принадлежит 1,6% акций. Исходя из вчерашней капитализации банка, стоимость пакета составляет $925,6 млн. Бумаги господин Максимов покупал именно через ВТБ 24, но на момент ареста на его брокерских счетах в этом банке уже находилась только часть пакета. Сам господин Максимов при этом считает арест незаконным, поскольку акции не были оформлены на него лично.

Постановление об аресте счетов Николая Максимова выдано судом в рамках уголовного дела, возбужденного в отношении Николая Максимова в октябре 2009 года, рассказал "Ъ" источник в НЛМК. Николай Максимов подтвердил "Ъ" факт возбуждения против него уголовного дела. Расследование было инициировано "Макси-групп", контрольный пакет акций которой сейчас принадлежит НЛМК: комбинат выкупил его у господина Максимова в 2007 году за $300 млн. После завершения сделки между НМЛК и господином Максимовым начался конфликт: металлургическая компания обвиняет его в выводе средств из "Макси-групп" и пытается отсудить выплаченную за пакет акций компании сумму. Одновременно Николай Максимов пытается в различных судах взыскать с НЛМК около 15 млрд руб., недополученных, по его мнению, по итогам продажи контроля над "Макси-групп". В целом он оценивает свой ущерб в $1 млрд.

Вчера собеседник "Ъ" в НЛМК подтвердил, что, по данным компании, после продажи мажоритарного пакета "Макси-групп" Николаем Максимовым якобы был осуществлен незаконный вывод безналичных средств в размере 7,3 млрд руб. по договору займа от 15 января 2008 года. Источник в НЛМК утверждает, что в деле фигурируют еще три эпизода, также господин Максимов и его гражданская жена Оксана Озорнина якобы продавали компании личные активы по завышенной цене с последующим возвращением средств в компанию в виде займов с процентной ставкой. По словам собеседника "Ъ", в деле непогашенный материальный ущерб по этим эпизодам оценен в 1,395 млрд руб.

Управляющий партнер адвокатского бюро "Корельский и партнеры" Андрей Корельский отмечает, что возбуждение уголовного дела — обычный элемент корпоративной войны, к которому стороны прибегают довольно часто. "В отличие от арбитражных процессов, уголовное дело касается конкретного человека, поэтому он охотнее идет на компромиссы",— констатирует юрист.


***

"Длительное время средства "Макси-групп" находились в распоряжении участников организованной группы и использовались для извлечения собственной выгоды"

Оригинал этого материала
© "Ведомости", origindate::16.07.2010, Конфликт Макси-арест, Фото: "Коммерсант"

Возбуждено уголовное дело в отношении Николая Максимова

Александра Терентьева, Алиса Фиалко, Татьяна Воронова

Compromat.Ru

Николай Максимов

[…] В 2007 г. Максимов продал НЛМК 51% акций «Макси-групп» за $300 млн (сделка закрыта в 2008 г.). Еще столько же он мог получить впоследствии (см. врез). Оба акционера обязались одолжить «Макси-групп» по 7,3 млрд руб., но Максимов через месяц после внесения займа забрал его назад.

Это легло в основу уголовного дела. Схему рассказал представитель «Макси-групп»: «дочка» «Макси-групп» заключила с Оксаной Озорниной договор на покупку 100% долей ООО «УК УЗПС» за 10 млрд руб., реальная стоимость которого — 100 000 руб. Договор не был одобрен ни советом директоров, ни собранием акционеров. Озорнина перевела 9,6 млрд руб. предприятиям «Макси-групп», но уже под проценты. История повторилась при покупке ЗАО «Центрвтормет» у самого Максимова за 3 млрд руб. «Длительное время средства “Макси-групп” находились в распоряжении участников организованной группы и использовались для извлечения собственной выгоды», — подчеркивается в заявлении «Макси-групп», в результате компании был причинен ущерб в 2,9 млрд руб.

В качестве обеспечительных мер по уголовному делу свердловские следователи требовали арестовать личные счета Максимова, его имущество и активы. Чкаловский районный суд наложил арест только на счета — в среду Максимов не смог воспользоваться своими средствами в «ВТБ 24», рассказал представитель бизнесмена. Сколько было денег на счетах, Максимов говорить отказался.

У Максимова и его партнеров есть счета и в других банках. Часть денег они вложили в акции Сбербанка и увеличивали свой пакет в том числе за счет сделок репо, став крупнейшим частным акционером банка с долей 1,6%. Когда размер пакета превысил установленный «ВТБ 24» лимит на одного клиента, Максимов стал открывать счета в других брокерах.

Когда выяснилось, что в марте «Уралсиб» выдал нескольким физлицам 10,7 млрд руб. под залог «голубых фишек», Максимов не стал опровергать, что заемщик — его партнер, который держит акции в интересах предпринимателя.

В «Уралсибе» от комментариев отказались. Источник, близкий к банку, заверил, что пока счета не арестованы, но признал, что «ими интересовались силовые структуры».

Какие долги?

Спор Максимова и НЛМК разгорелся из-за оценки чистого долга «Макси-групп»: от нее зависел размер доплаты. Максимов провел оценку компании и потребовал от НЛМК 15,4 млрд руб. Комбинат нанял PwC, которая посчитала, что НЛМК переплатила: пакет Максимова стоил 1,4 млрд руб., представленные им данные не соответствуют действительности: в частности, около 10 млрд руб. дебиторской задолженности носят безнадежный характер.


***

Оригинал этого материала
© URA.Ru, origindate::13.04.2010

Вскрыты новые финансовые схемы: "Недаром Максимов уже год под Лондоном живет…"

Или Как подопечные скандального уральского олигарха "прогоняли" деньги

Ирина Крючкова

Отвечать все равно кому-то придется. В начале апреля компания «Макси-Групп» (50% плюс 1 акция у Новолипецкого меткомбината) подала беспрецедентные иски в свердловский арбитраж. Компания требует от бывших топ-менеджеров, которые работали еще при Николае Максимове (у него 49% акций «Макси-Групп»), погашения убытков, которые они своими действиями нанесли группе. За последний год выяснилось немало интересного: например, то, что от действий команды Максимова пострадали не только уральские заводы, но и российский финансовый рынок, и государство. Все подробности — на «URA.Ru».

Судебные разбирательства между Новолипецким меткомбинатом и его партнером по «Макси-Групп» Николаем Максимовым продолжаются. В начале апреля этого года ОАО «Макси-Групп» обратилось в арбитражный суд Свердловской области с исками к бывшему руководству Нижнесергинского метизно-металлургического завода (НСММЗ) о возмещении убытков, которые были причинены действиями экс-топ-менеджеров.

По первому иску ответчиком выступает Александр Кутаков (гендиректор НСММЗ с сентября 2005 года по 23 марта 2006 года), цена иска — 1 млрд. 334 млн. 354 тыс. рублей. Из них сумма убытка — 1 млрд. рублей, а все остальное — проценты. По второму иску ответчиков двое — это тот же Александр Кутаков и Владимир Бутенко, который приступил к руководству НСММЗ сразу после Кутакова. Общая цена иска — 596 млн. 643,7 тыс. рублей, их них убытки — 450 млн. рублей, остальное — проценты.

Оба иска касаются внутригрупповых займов в «Макси-Групп» и незаконности схемы выкупа облигаций этой компании. Как следует из заявлений, поданных в начале апреля 2010 года в арбитраж, цепочка движения денежных средств была многоступенчатой.

Все началось в конце февраля 2006 года, когда гендиректор НСММЗ Александр Кутаков подписал ряд договоров, по которым 1 млрд. и 450 млн. рублей со счетов НСММЗ ушли сначала на счета ЗАО «Уральский завод прецизионных сплавов» (УЗПС), затем на счета ОАО «Нижне-Исетский завод металлоконструкций» (НИЗМК). Со счетов последнего указанные суммы ушли в ООО «УралСнабКомплект».

Эти деньги «УралСнабКомплекст» потратил на выкуп облигаций ОАО «Макси-Групп». Решение о выпуске ценных бумаг принял Николай Максимов — в то время единственный акционер «Макси-Групп».

Любопытно, что деньги, ушедшие по цепочке от НСММЗ в «УралСнабКомплект», не были собственными средствами Нижнесергинского завода — 1,45 млрд. рублей на его счет поступили по договорам займа от «Макси-Групп» (по цепочке через ОАО «Металлургический холдинг» и инвестиционную компании «Макси»).

Таким образом, облигации «Макси-Групп» выкупали через сложную финансовую схему займов на ее же средства, что противоречит документам самой компании. Юристы «Макси-Групп» считают, что цель многоступенчатой цепочки по выкупу облигаций компании — это обман участников рынка ценных бумаг и Федеральной службы по финансовым рынкам.

Есть и конкретные пострадавшие в схеме, осуществленной топ-менеджерами Николая Максимова. В частности, обязательства по займам перед «Металлургическим холдингом», ИК «Макси» и «Макси-Групп» были погашены. А самому НСММЗ деньги так и не вернули. В марте 2009 года предприятие обратилось к Нижне-Исетскому заводу металлоконструкций с требованием вернуть 1,45 млрд. рублей и уплатить проценты. Сделано этого не было.

Мало того в ходе судебных разбирательств выяснилось, что не вернул деньги Нижне-Исетскому заводу и последний участник цепочки — «УралСнабКомплект». Эта фирма была признана банкротом. Таким образом, убытки понес Нижнесергинский метизно-металлургический завод, и произошло это в результате недобросовестной и неразумной деятельности генеральных директоров Александра Кутакова и Владимира Бутенко.

В связи с этим ОАО «Макси-Групп» просит арбитражный суд Свердловской области взыскать с Александра Кутакова в пользу НСММЗ 1 млрд. 334 млн. 354 тыс. рублей, плюс к этому с Кутакова и Владимира Бутенко солидарно — 596 млн. 643,7 тыс. рублей. Предварительные слушания по второму иску назначены на 26 апреля, по первому иску — пока неизвестно.

Отметим, что в этой истории опять практически нет следа основателя «Макси-Групп» Николая Максимова, который самостоятельно крайне редко ставил подписи под какими-либо документами, но именно ему принадлежат все эти гениальные схемы увода и вывода. «Но он чувствует, что не все у него хорошо. Уже около года Максимов живет под Лондоном, где приобрел недвижимость, и возвращаться, по всей видимости, не собирается», — рассказал нашему агентству источник в окружении бизнесмена.

["Коммерсант", origindate::14.04.2010, ""Макси-Групп" нашла ошибки в управлении": В пресс-службе «Макси-Групп» пояснили, что претензии к бывшим топ-менеджерам возникли в ходе финансовой и юридической проверок, проводившихся в соответствии с соглашением между НЛМК и Николаем Максимовым, заключенным в ноябре 2007 года при покупке акций ОАО «Макси-Групп». «Нами был выявлен целый ряд действий бывшего менеджмента в период 2006-2007 годов, которые, по нашему мнению, причинили значительный материальный ущерб компании. В связи с этим в установленном законом порядке компания обратилась в арбитражный суд с двумя исками, касающимися действий бывших гендиректоров ОАО „НСММЗ“ Александра Кутакова и Владимира Бутенко», — отметили в ОАО «Макси-Групп». Однако суть претензий в компании не раскрыли. По словам источника „Ъ“, знакомого с ситуацией, в ходе аудита был обнаружен «целый ряд договоров за 2006-2007 годы, по которым деньги списывались и оформлялись как дебиторская задолженность на непонятные структуры, взыскать с которых задолженность оказалось невозможно — эти организации больше не существуют». Собеседник „Ъ“ пояснил, что ущерб для НЛМК выразился в том, что при оценке «Макси-Групп» учитывалась дебиторская задолженность компании, в которую в том числе были включены и эти долги. […]
Отраслевые аналитики и эксперты связывают новое судебное разбирательство с продолжающимся противостоянием акционеров «Макси-Групп». Напомним, официально сделка не закрыта — стороны так и не согласовали окончательную стоимость компании: в ноябре 2007 года НЛМК заплатила Николаю Максимову за 50%+1 акцию $300 млн (по оценкам сторон, половина стоимости пакета), остальную часть предполагалось заплатить после тщательного аудита предприятия. Сейчас стороны спорят об окончательной стоимости «Макси-Групп» в международном коммерческом арбитражном суде при Торгово-промышленной палате. «Не исключено, что иск НЛМК — это очередная попытка надавить на господина Максимова, чтобы закрыть сделку и отозвать взаимные претензии (господин Максимов, в частности, требует взыскать с «Макси-Групп» 1,4 млрд рублей по договору займа, объясняя это тем, что, вопреки договоренностям, деньги не были направлены на инвестиционные проекты — „Ъ“). «Для НЛМК ситуация с „Макси-Групп“ негативно влияет на отчетность и репутацию компании, поэтому она заинтересована в скорейшем разрешении конфликта», — считает аналитик ИК «Брокеркредитсервис» Олег Петропавловский. С ним согласен управляющий партнер «Правовой и PR консалтинг» Роман Лукичев: «За всю историю юриспруденции подобных исков работодателя к менеджменту были единицы, и я не знаю ни одного случая, когда бы подобный иск удовлетворили. Особенно учитывая такую сумму иска, я думаю, деньги точно не удастся вернуть». Источник „Ъ“, близкий к НЛМК, также не скрывает, что иски связаны с попыткой повлиять на Николая Максимова. «Особых иллюзий на успешное завершение дела мы не питаем. Но даем понять, что такие вещи компания прощать не собирается», — пояснил собеседник „Ъ“. — Врезка К.ру]


***

В результате вывода активов из "Макси-групп" НЛМК добился существенного снижения капитализации "Макси-групп", обесценив и долю Николая Максимова

Версия Максимова

Оригинал этого материала
© "РБК daily", origindate::24.07.2009, Максимов атакует НЛМК

Екатерина Годлевская

В противостоянии с совладельцем «Макси-групп» Николаем Максимовым Новолипецкий металлургический комбинат (НЛМК) пока переигрывает своего оппонента. Так, недавно НЛМК выкупил на аукционе часть активов «Макси-групп», тем самым существенно снизив влияние г-на Максимова на бизнес компании. Впрочем, тот не смирился с поражением и оспорил в суде законность проведения аукциона по продаже активов «Макси-групп». Если суд отменит итоги аукциона, г-н Максимов собирается побороться за активы своей бывшей компании.

Сотрудничество НЛМК и Николая Максимова началось в 2007 году. Тогда г-н Максимов (на то время единственный собственник «Макси-групп») из-за угрозы банкротства продал 50% плюс одна акция Новолипецкому меткомбинату за 600 млн долл., из которых он успел получить только половину. Партнеры договорились, что для спасения «Макси-групп» они предоставят компании краткосрочные кредиты: НЛМК в конце 2007 года выдал кредит на 400 млн долл., а г-н Максимов одолжил ей 7,3 млрд руб. Но, не найдя общего языка с НЛМК в вопросах управления компанией, Николай Максимов досрочно изъял из «Макси-групп» 5,9 млрд руб., которые он выдавал ей в виде займа. Сегодня г-н Максимов требует в суде возврата оставшейся части займа в размере 1,4 млрд руб., тогда как НЛМК добился признания недействительным договора займа тех самых 7,3 млрд руб.

Тем временем НЛМК сделал все возможное, чтобы отстранить г-на Максимова от участия в управлении бизнесом «Макси-групп». Еще в конце 2007 года компания Владимира Лисина выдала «Макси-групп» кредит на 400 млн долл. под залог акций ее заводов. В силу того что займ возвращен не был, заложенные активы (32% акций Нижнесергинского метизно-металлургического завода, 100% акций «Уралвторчермета» и 47,99% акций Уральского завода прецизионных сплавов) были выставлены на аукцион, где их приобрел все тот же НЛМК за 1,39 млрд руб. Павел Шелехов из ИГ «КапиталЪ» считает, что благодаря такому выводу активов из «Макси-групп» НЛМК добился существенного снижения капитализации «Макси-групп», обесценив автоматически и долю Николая Максимова.

Однако г-н Максимов не смирился с поражением: на днях он подал иск в Арбитражный суд Москвы с требованием признать аукцион недействительным. Ответчиками по иску выступают НЛМК, «Макси-групп» и екатеринбургский СКБ-банк. Дата рассмотрения иска пока не определена. Ранее г-н Максимов заявлял, что он непременно будет оспаривать аукцион, поскольку не был поставлен в известность о его проведении, в противном случае он непременно бы поборолся за активы «Макси-групп». Вчера представители г-на Максимова отказались от комментариев. В НЛМК заявили, что еще не знакомы с содержанием иска.

Однако Ольга Сницерова из юридической компании Sameta указывает, что неуведомление одного из акционеров о проведении аукциона по продаже заложенных акций «дочек» не является нарушением его прав. Следовательно, Николаю Максимову необходимо доказывать нарушения общей процедуры проведения торгов, которые должны оказаться достаточно значимыми, чтобы суд принял решение об отмене проведенного и назначении нового аукциона. Пока же решение не принято, г-н Максимов может потребовать запрета на какие-либо сделки с акциями в виде обеспечительных мер по иску, однако, если НЛМК уже разбил их на несколько пакетов и разложил по разным компаниям, такой запрет фактически невозможен.


***

"Пирамида" и рейдеры Николая Максимова

Оригинал этого материала
© РИА "Новый Регион", origindate::29.06.2007, Металлургическая пирамида. Банки отказывают "Макси-групп" в кредитах

Сергей Пономарев

[…] Бизнесом Максимов занимается с конца 80-х годов прошлого века. Предпринимательскую деятельность начинал с кооператива «Никтан» (НИКолай и ТАНя Максимовы), которую организовал вместе с женой. Во времена массовой приватизации руководил чековым инвестиционным фондом «Инвеста», который скупал акции любых предприятий вне зависимости от сферы деятельности. Таким образом, под контролем Николая Максимова оказались «Екатеринбургский завод крупнопанельного домостроения», «Нижнеисетский завод металлоконструкций» и еще несколько строительных организаций. На их базе Максимов организовал строительных холдинг с оригинальным названием «Пирамида». Позднее часть предприятий Николая Максимова вошли в состав скандально известной «Уральской инвестиционно-строительной корпорации». Помимо акций предприятий стройиндустрии предприниматель активно скупал бумаги «Ревдинского завода по обработке цветных металлов» и акции «Уралвтормета». В 1999 году максимовская «Пирамида» становится владельцем ОАО «Свердловскметрострой». Метростроевцы до сих пор с ужасом вспоминают о «строителе» Николае Максимове. За несколько лет «Свердловскметрострой» был полностью обанкрочен, а большая часть оборудования распродана. Для продолжения строительства екатеринбургского метрополитена городским властям пришлось организовывать новые компании и внимательно следить за тем, что бы туда не проникли люди Николая Максимова.

После строительства и метро предприниматель неожиданно увлекся металлургией. Под его контролем помимо «Ревдинского ОЦМ» и «Уралвтормета» оказываются Нижнесергинский и Ревдинский метизно-металлургические комбинаты. Практически сразу же Николай Максимов заявляет о своей идее создать в России сеть электрометаллургических мини-заводов. Для этого «Макси-групп» учреждает сразу несколько новых юридических лиц таких как ОАО «Дзержинский электрометаллургический завод», ОАО «Тольяттинский электрометаллургический завод», ОАО «Ленинградский электрометаллургический завод», ОАО «Волгодонский электрометаллургический завод», ОАО «Калужский научно-производственный электрометаллургический завод». По словам Николая Максимова, строительство каждого из предприятий обойдется ему примерно в 500 миллионов долларов. Под проекты активно берутся кредиты. Однако ни один из вышеперечисленных заводов так до сих пор и не пущен в эксплуатацию. Где-то возникают вопросы с выделением земли, где-то активно протестуют экологи, где-то против выступают местные власти. Единственным регионом, где проекты Максимова реализуются более или менее успешно, становится Свердловская область. В Ревде был запущен в эксплуатацию новый цех «Нижнесергинского метизно-металлургического комбината». Николай Максимов обещает губернатору Эдуарду Росселю запустить новый завод в Алапаевске и открыть новый цех в Березовском. Взамен на обещания правительство области принимает постановление «Об инвестиционных проектах открытого акционерного общества «Макси-групп» на 2006-2010 годы», в котором поручает ряду министерств и главам двух городов Березовского и Ревды, а также муниципальных образований — Алапаевского и Нижнесергинского — оказывать содействие ОАО «Макси-групп». Кроме того, Эдуард Россель, рекомендует Управлению федеральной налоговой службы по Свердловской области рассмотреть возможность предоставления инвестиционного налогового кредита ЗАО «Нижнесергинский метизно-металлургический завод».

Во всех остальных российских регионах «Макси-групп» патологически не везет. Иногда дело даже доходит до судебных разбирательств. Например, в арбитражном суде Омска сейчас слушается дело о выводе активов предприятия «Омсквтормет» на баланс предприятий, входящих в ломозаготовительный дивизион «Макси-групп» ОАО «Уралвторчермет». В Сибири подчиненных Николая Максимова, не стесняясь, называют рейдерами. По мнению экспертов, «Уралвторчермет» вообще является наиболее проблемным активом Николая Максимова. Большая часть региональных вторметов вошла в его состав через процедуру банкротства, и многие бывшие владельцы предприятий до сих пор не оставляют попыток через суд добиться возврата собственности. Кстати, в 2001 году Управлением Федеральной службы налоговой полиции против владельцев «Уралвторчермета» было возбуждено уголовное дело по факту уклонения от уплаты налогов. […]


***

Николай Максимов: адепт философии голодания, путешественник, гражданский муж Оксаны Озорниной

Оригинал этого материала
© URA.Ru, origindate::04.02.2009, Гламурные похождения скандального уральского олигарха в Чехии

"Строить не на что, воспитывать некого. Скучно ему. Вот и летает по миру..."

Ирина Крючкова

Compromat.Ru

Николай Максимов (слева) и Оксана Озорнина

Дайвинг на побережье Коста-Рики в Новый год. Горные лыжи на фешенебельном курорте Гармиш-Партенкирхен в феврале. Периодические визиты на «дачу» в Сочи. Перерыв между отдыхом на вилле в богемных чешских Еванах. Редкие заезды в Екатеринбург. Вот такая нынче незатейливая жизнь у одного их самых одиозных бизнесменов Свердловской области Николая Максимова. А между тем, серьезные претензии к нему есть у нынешних партнеров — Новолипецкого металлургического комбината Владимира Лисина, которому Максимов сумел «продать» погрязшую в долгах «Макси-Групп». О гламурной жизни уральского мини-олигарха, его судебных процессах с НЛМК и неудавшихся планах, — в нашем материале.

Деньги любят тишину…

Об основателе металлургической компании «Макси-Групп» Николае Максимове на Среднем Урале успели подзабыть. Хотя еще осенью 2007 года о нем говорили все. Тогда, напомним, стало известно о дефолте «Макси-Групп», долговая нагрузка которой превысила 1,5 млрд. долларов. Спасать заводы уральской компании решился Новолипецкий меткомбинат (бенефициар — Владимир Лисин), в декабре 2007 года согласившийся на покупку 50% плюс 1 акция уральской компании за 600 млн. долларов. С тех пор Максимов стал нечастым гостем в Екатеринбурге. […]

… а что любит Максимов

Сейчас же, как рассказывают источники «URA.Ru», Николай Максимов скучает. В октябре прошлого года его команда неожиданно «всплыла» во Владимирской области, где в городе Коврове проанонсировала строительство металлургического мини-завода. Объявлено, что проектом занимаются управляющая компания «Металлургический холдинг» (директор — Александр Логиновских, который при Максимове возглавлял «Макси-Групп») и ЗАО «Макси-Инвест» (директор Александр Малышев).

«Сколько фактически денег ушло мимо НЛМК, сейчас сказать сложно. Немаловажно, что до февраля 2008 года пост гендиректора Нижнесергинского метизно-металлургического завода занимал один из самых преданных Максимову людей, финансист Александр Малышев. Максимов тогда говорил своей команде — мы все в одной лодке…», — рассказывает другой источник «URA.Ru». […]

Однако, как констатируют собеседники нашего агентства, у Николая Максимова нет собственных средств на строительство нового завода (было заявлено, что необходимо порядка 500 млн. долларов). И в условиях кризиса возможность привлечь кредитные средства под неизвестные проекты — под большим сомнением.

Поэтому уральский бизнесмен отдыхает сейчас на полную катушку. Вопреки ранее озвученной информации, что Максимов затаился в Сочи, где имеет особняк, он не сидит на месте. «Он летает по маршруту Прага-Москва-Сочи-Москва, изредка заезжая в Екатеринбург. Больше недели находиться на одном месте не может, скучно ему. Завод строить не на что, воспитывать некого, как дальше жить? На Новый год ездил на дайвинг на побережье Коста-Рики. А в начале февраля Максимов со товарищи/девушки уехал кататься на лыжах в Гармиш-Партенкирхен», — рассказывает один из наших собеседников.

Но постоянное на сегодня место жительства Николая Максимова и его гражданской жены Оксаны Озорниной, с которой он год назад венчался, — это Чехия, элитный поселок Еваны, где еще пару лет назад для них была построена вилла (она оформлена в собственность Оксаны). Еваны — известное место недалеко от Праги, там расположены дома значительной части чешской богемы. У Максимова дом построен по индивидуальному проекту: эскизы к нему готовили специалисты УралНИИАСа (Уральский научно-исследовательский институт архитектуры и строительства). Там же есть у бизнесмена и второй дом, скорее всего, гостевой — Максимов продолжает проповедовать философию голодания. Правда, уже не в большой компании сподвижников (топ-менеджеров «Макси-Групп»), как раньше, а всего с десятком «друзей».

Кроме того, осталась у Максимова недвижимость и на Урале. В частности, в свое время «Макси-Групп» построила несколько домов в Кунгурке: там жили сотрудники компании во время прохождения курса голодания. После продажи «Макси-Групп» эта недвижимость была снята с баланса и обслуживания компании. Теперь она находится в управлении у Риммы Озорниной (ее муж Юрий Озорнин — родной брат гражданской жены Максимова). Она планировала создать в Кунгурке центр оздоровления, но что происходит там сейчас, неизвестно.