Навальная дала интервью Парфенову

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


«После первого 15-дневного срока для мужа дочь спросила: побрили ли папу налысо?» (видео)

176-18-02Сегодня 17 апреля в Кирове начнётся суд над Алексеем Навальным. Уже заключается пари – ведь точно же посадят. Предсказывается, как именно это будет, скажут: новый Рубикон, второй Ходорковский, соберут подписи под протестом, суд даст 6 лет, высшая инстанция скосит до 5, и ничего в стране не изменится. Два отличия: дело – повод гораздо проще и ущерб всего 16 миллионов, пустяки для бизнеса, документы все открыты, их Навальный сам в сети и выложил. И  второе – подсудимый на воле особых капиталов не нажил и всё, что имеет, и чем рискует – семейное благополучие популярного блогера.

В прошлый четверг Навальный на «Дожде» заявил: «Посадки не боюсь, хочу стать президентом, чтобы начать  перемены». Это что значит? Она между Инной Ходорковской и Мишель Обамой? Юлия Навальная первый раз даёт телеинтервью.

Спасибо, что пришли, здравствуйте.

Навальная: Спасибо, что пригласили.

Парфёнов: Какой будет ваша следующая неделя? Вы едете в Киров?

Навальная: Над следующей неделе начинается суд над моим мужем в Кирове, поэтому, конечно, я обязательно поеду и буду стараться его поддерживать и помогать, как смогу.

Парфёнов: Хорошо, а что дальше? Посадка кажется всем неизбежной и неотвратимой.

Навальная: Мне очень сложно залезть в голову тем людям, которые настолько боятся протестного движения, в частности, моего мужа, что фабрикуют какие-то уголовные дела. Я не знаю, что будет, но, конечно же, будет обвинительный приговор. Потому что то, что сейчас происходит по «Болотному делу»,  свидетельствует о том, что они не остановятся. Не знаю, будет ли это условный срок или настоящий срок. Так сложилось.

Парфёнов: Так сложилось. А вы-то что будете делать, если срок будет настоящим?

Навальная: Буду ждать, буду пытаться помочь, чтобы он понимал, что мы его ждём, что всё было хорошо. Конечно, я дождусь.

Юлия Навальная с детьми. Фото с сайта Мк

Юлия Навальная с детьми. Фото с сайта Мк

Парфёнов: Вы выходили замуж за перспективного юриста. В какой момент вы почувствовали, что у него какие-то другие амбиции?

Навальная: Я не выходила замуж за перспективного юриста и не выходила замуж за оппозиционного лидера. Я выходила замуж за молодого человека по имени Алексей.  Я выходила замуж за человека, с которым было с самого начала понятно, что возможны крутые повороты, поэтому ничего неожиданного для меня не произошло.

Парфёнов: А что обещало повороты? Когда вы почувствовали…

Навальная: Он всегда был очень активным, с очень активной гражданской позицией. Ничего нового для меня не случилось.

Парфёнов: Сколько лет вашим детям?

Навальная: 11 и 5.

Парфёнов: А что вы им говорите, чем занимается папа?

Навальная: Поскольку папа занимается этим очень давно, для дочки Даши…

Парфёнов: Это ей 11?

Навальная: Да, ничего необыкновенного не происходит. Лет в 5 или даже в 4 в детском саду, когда всех спрашивают, где работает ваш папа или ваши родители, она сказала: «Папа работает на митингах», во втором классе она сказала: «Папа борется с жуликами», поэтому теперь в пятом классе для неё это абсолютно нормально, что папа этим занимается. Она в курсе всего, у некоторых  её подружек даже папа на заставке в телефоне, поэтому я думаю, ей где-то даже приятно. Конечно, немножко, может, тяжело, но она поддерживает и понимает, что папа борется за правое дело. А Захар ещё маленький.

Парфёнов: А что вы говорили детям, когда папа отбывал 15 суток? Папа где?

Навальная: Даше я сказала всё, как есть, и очень рада этому.

Парфёнов: Ну как сказали, какими словами: папа в тюрьме, в СИЗО?

Алексей Навальный и Юлия Навальная Фото vk.com

Алексей Навальный и Юлия Навальная Фото vk.com

Навальная: В специзоляторе, не в тюрьме и не в СИЗО. На тот момент папа в специзоляторе, плохие люди посадили его, он будет там 15 суток. Первое, что она спросила, побрили ли его налысо, это было для неё самое важное, какой он выйдет оттуда. Попереживала, наверное, для неё это было как-то тяжело в первый день, на следующий день она пошла в школу, и учителя там её очень поддержали, даже некоторые подходили и жали ей руку, поэтому она как-то вернулась уже с гордостью.

Парфёнов: Вы говорили когда-то мужу: «Хватит, остановись, здесь уже рубеж»?

Навальная: Мне кажется, что очень многие ожидают от меня, что я должна сказать такое. Нет, я ни разу в жизни, и это правда, не сказала такое мужу, потому что искренне понимаю, что он делает это не для себя. Он делает это  для моих детей, для всех в том числе, и хочет, чтобы жизнь как-то изменилась к лучшему.

Парфёнов: Ну, это же так естественно сказать: «Ладно, себя не жалеешь, меня не жалеешь, детей пожалей. Им каково будет, если будет 5 лет реального срока?».

Навальная: Ну, он же для них это тоже делает, он же борется для них. Если нас каждого будут запугивать, то всё будет становиться хуже и хуже. Поэтому нет, ни разу не сказала.

Парфёнов: Вы варианты миграции когда-то на семейном совете рассматривали?

Навальная: Нет, ни разу не рассматривали. Это всё время витает в воздухе, в последнее время некоторые журналисты даже статьи какие-то написали «Алексей, уезжай», но мы для себя такое никогда не рассматривали. Алексей точно хочет, и я хочу, чтобы наши дети жили в России. Нет, не рассматривали.

Парфёнов: В минувший четверг, я об этом говорил уже, Алексей признался в том, чего от него давно уже добивались, что да, он хотел бы быть президентом страны. Вы его президентом представляете, а себя первой леди?

Навальная: Его президентом представляю, представляю, потому что хочется, чтобы человек, который столько всего преодолел, я думаю, что он этого вполне заслуживает. Разделяя его убеждения, я представляю его президентом. Себя первой леди, наверное, не очень представляю. Представляю его женой, кем бы он ни был.

Парфёнов: Спасибо за этот разговор.

Навальная: Спасибо что пригласили.

Парфёнов: Юлия Навальная, первое телеинтервью накануне суда над её мужем.

Телеканал «ДОЖДЬ»

«The New Times», origindate::15.04.2013., Будет ли первый Блинов комом

Что из себя представляет судья Ленинского районного суда города  Кирова, который вынесет приговор оппозиционеру Алексею Навальному  

Сегодня 17 апреля в Ленинском районном суде города Кирова открывается процесс над Алексеем Навальным и Петром Офицеровым, обвиняемыми в создании преступной группы и хищении в особо крупном размере — статьи 33 ч. 3 и 160 ч. 4 УК РФ. По ним основателю «РосПила» грозит до 10 лет тюрьмы. Наблюдатели убеждены: отправив Навального за решетку, Кремль перейдет рубикон, за которым — всевластие репрессивной машины, которую будет уже трудно, если не невозможно, остановить. Этот каток уже прошелся по многим судьбам и подомнет под собой многие тысячи других. Причем отнюдь не только в среде оппозиции: как это часто бывает в авторитарных режимах — и всегда в России — репрессии прежде всего обрушиваются на элиты. Как минимум потому, что они потенциально опасны и у них есть что отнять. Понятно, что судьба Навального будет решаться в главном кабинете Кремля, а срок, как это было и в истории с Михаилом Ходорковским, определит его хозяин. Однако многое зависит и от судьи: он может превратить процесс в фарс, а может придать ему вид цивилизованного разбирательства. Может отклонять все ходатайства защиты и позволить солировать обвинению, а может и нет. Наконец, именно судья, 35-летний Сергей Блинов, огласит и поставит свою подпись под приговором. The New Times отправился в Киров, чтобы узнать, кто этот человек и почему именно ему было поручено скандальное дело «Кировлеса»

«Не представляю, как моя персона может быть интересна в связи с этим делом: я не хочу, чтобы мою личную жизнь рассматривали на всех федеральных каналах и во всех социальных сетях. Я не политик, не государственный деятель, в историю войти не хочу, а вот Алексея Анатольевича (Навального) спрашивайте, сколько хотите», — так объясняет свой отказ от интервью 35-летний Сергей Блинов, заместитель председателя Ленинского районного суда города Кирова, где 17 апреля пройдет первое заседание по делу «Кировлеса».

Фото с сайта Мк

Фото с сайта Мк

Среднего роста, плотный, светло-русый, сероглазый, со слегка широкими скулами — Блинов вполне доброжелателен, по коридорам суда шагает быстро, чуть переваливаясь. На нем голубая рубашка, застегнутая под шею, строгий однотонный галстук, темно-серый костюм, черные круглоносые туфли. Процесс (в этот день Блинов судил человека, который незаконно хранил у себя обрез) ведет убаюкивающим низким бархатным баритоном, смотрит в стол, что-то записывает, но иногда вдруг поднимает глаза, лучезарно улыбается, щеки чуть розовеют. Приговор он вынес обвинительный, но не слишком строгий: 10 месяцев ограничения свободы (запрет на выезд за пределы Кирова), тогда как обвинение просило 1 год. Таков он, попавший в сложный исторический процесс обычный человек по имени Сергей Владимирович Блинов. И ведь сегодня его имя вполне может стать нарицательным — как имя судьи Виктора Данилкина, приговорившего Ходорковского по второму делу на 13,5 года лагерей, или судьи Марины Сыровой, давшей «двушечку» Pussy Riot.

Новое назначение

В Кирове о Сергее Блинове известно мало: в декабре 2012 года его перевели сюда на должность заместителя председателя Ленинского райсуда из небольшого Куменского районного суда Кировской области, где он отработал шесть лет. Со своим начальником, председателем суда Константином Зайцевым, они делят общую приемную: кабинет Блинова — комнатка 4 на 5 метров — слева: письменный стол, на котором компьютер, клавиатура и ни одной бумаги, кожаное кресло, приставной столик, вокруг которого четыре черных кресла — для посетителей. С 17 декабря, то есть за 4 месяца, Блинов успел вынести 25 обвинительных приговоров и рассмотреть 5 апелляций. И ни одного оправдательного приговора. «В околосудебных кругах связывают назначение Блинова зампредом райсуда именно с предстоящим делом Навального», — сообщил The New Times адвокат, говоривший на условиях анонимности. Председатель суда Зайцев в разговоре с московским корреспондентом эту версию опроверг: сказал, что пригласил Блинова к себе заместителем еще в июле прошлого года — по рекомендации коллег из областного суда, а о том, что в суд поступит дело Навального, стало известно только в ноябре.

Судья Сергей Блинов столкнулся с политикой впервые в жизни

Судья Сергей Блинов столкнулся с политикой впервые в жизни. Фото Сергей Бровко

Не последнюю роль в новом назначении сыграло и то, что Блинов два года состоял в важном корпоративном органе — квалификационной коллегии судей Кировской области, который рассматривает кандидатов на судейские должности.

«Вы думаете, Владимир Владимирович Путин говорит нам, что надо привлечь Навального? Это свита обеспечивает те или иные решения, угодные королю»

Почему дело попало именно к Блинову? Глава райсуда Зайцев объясняет это стечением обстоятельств. Судья Константин Колосов из того же Ленинского районного суда не мог браться за дело Навального, так как до этого судил другого фигуранта дела «Кировлеса» — Вячеслава Опалева (экс-гендиректор «Кировлеса» — см. The New Times № 32 от 8 октября 2012 года), который, как известно, заключил сделку с правосудием и признал свою вину в том, что входил в преступную группировку Навального. Судья Колосов рассматривал его дело в особом порядке, то есть без вызова свидетелей, рассмотрел за полдня и приговорил Опалева к четырем годам условно: Опалев теперь главный свидетель обвинения против Навального и его подельника Петра Офицерова. В Ленинском райсуде всего девять судей, которые рассматривают уголовные дела: из них двое, по словам Зайцева, «обладают недостаточным опытом», еще один пишет приговор, у двоих в производстве многотомные дела, один собирается подать в отставку, другой вознамерился в мае уйти в отпуск — а значит, сказал председатель суда, пришлось бы объявлять перерыв в процессе. Короче, так карта легла, и легла она на бубнового валета, то есть на Блинова. «Это не было так: а давайте-ка мы выберем самую политически лояльную фигуру, — говорит председатель суда. — Надавить можно на любого. Но никогда представители власти не звонят в суд и не дают указаний назначать конкретное наказание. Вы думаете, что Владимир Владимирович Путин говорит нам, что надо привлечь Навального? Есть такая замечательная поговорка: короля играет свита. Это свита обеспечивает те или иные решения, угодные королю, а вот насколько они угадали, чего он хочет — это вопрос»,— делился своими представлениями о том, как устроено правосудие в Отечестве, Зайцев. Хотелось ему верить. Правда, тогда пришлось бы поверить, что мы живем в двух разных странах и о заказных политических процессах знать не знаем и никогда не слышали.

Судейский опыт

Судья Блинов, чтобы успеть в суд к восьми, к началу рабочего дня, каждый день встает в пять утра — он ездит в Киров из родного поселка городского типа Кумены, где по-прежнему живет его семья. Кумены — райцентр с населением 4,5 тыс. человек, в 60 км южнее Кирова. Центр поселка — пятачок с несколькими административными зданиями, обеспечивающими всю жизнедеятельность района и непосредственно поселка. Здесь же, на пятачке, — Куменский суд, где Блинов проработал 6 лет, — двухэтажный домик с потемневшей и отваливающейся штукатуркой. В одном здании с судом располагается прокуратура Куменского района, а также Дума, администрация и приемная главы Куменского городского поселения.

Сейчас в куменском суде работают двое судей и один председатель. Кадры не меняются десятилетиями, рассказывают местные жители. Зарплата судьи в Куменах — около 70 тысяч рублей вместе с надбавками за квалификацию и Северный регион, в то время как средняя зарплата по району около 10 тыс. Авторитет судей высок: несправедливый приговор сразу сказывается на репутации. «Мы плохих-то судей не знаем. Беспристрастие там у них. Даже речи нет о какой-то подкупности», — говорит Надежда Вяткина, ответственный секретарь районной комиссии по делам несовершеннолетних. «Никто на нас не давит. Не из чего давить — дела совсем не московские, обычные», — рассказывает судья Куменского суда Юрий Бушуев.

Все, кто работал с Блиновым, отзываются о нем исключительно положительно. Впрочем, вятские вообще редко говорят плохо о человеке в спину, но некоторые признавались, что «боятся говорить плохо». «Непредвзятый, честный человек», — говорит о Блинове прокурор Куменского района Дмитрий Исупов. «Профессиональный судья», — вторит единственный в Куменах адвокат Алексей Симонов. «Корректный. Бывают судьи, которые на процессах произвольничают: унизить могут, сделать замечание грубо. Никогда у Блинова такого не было», — рассказывает еще один из работавших с ним прокуроров.

Люди, с которыми довелось говорить на улицах поселка, Блинова либо вовсе не знают, либо отвечают сдержанно: «Ничего плохого о нем сказать не могу».

Председатель Ленинского районного суда Константин Зайцев считает, что через 10 лет процесс над Навальным не вспомнят

Председатель Ленинского районного суда Константин Зайцев считает, что через 10 лет процесс над Навальным не вспомнят. Фото Сергей Бровко

Дела Сергей Блинов вел не слишком сложные, да и откуда тут взяться запутанным делам: все у всех на глазах. Кражи, пьяные драки, несколько убийств: 158-я статья (кража), 161-я (грабеж), 264-я (нарушение Правил дорожного движения), 111-я (причинение тяжкого вреда здоровью), 166-я (неправомерное завладение автомобилем без цели хищения). «Экономических» дел у Блинова не было, судить по 160-й статье (присвоение или растрата), которая вменяется Навальному, там не приходилось: таких дел в Куменский суд за последние несколько лет просто не поступало. Но на новом месте в Ленинском суде Кирова на него свалилось сразу два дела по присвоению и растрате, правда, по более легким пунктам 160-й статьи (ч. 2 и ч. 3): в обоих случаях приговоры были обвинительные и в обоих случаях судья рассмотрел дела в спринтерском темпе: одно — за две недели, на второе ушло целых три. Всего за последние два с половиной года судья Блинов вынес 130 приговоров, и ни одного оправдательного.

Однако земляки, узнав, что Сергей Владимирович теперь будет рассматривать дело Навального, его жалеют: «Ой, бедный, как же он там будет!» — восклицает Вяткина. «Честно говоря, я ему не завидую», — качает головой и адвокат Симонов. О том же — и бывший коллега по Куменскому суду, судья Юрий Бушуев: «Сам бы он себе это дело (Навального) не взял. Никто бы не взял. Такими делами не прославишься».

Обычный человек

Кумены — родина Блинова: здесь родился, здесь женился — жена, Лариса, с которой он познакомился еще в школе, хрупкая красавица с тонкими бровями, работает в местном ЗАГСе. То есть в ее ведении — рождения и смерти, и счастье посередине. В его — сроки. У них двое детей-школьников, и ходят они в местную школу, куда ходили и их родители. Живут без роскошества — в двухкомнатной квартире.

Вырос Блинов можно сказать в номенклатурной семье: мать, Татьяна Попцова, по сию пору работает начальником управления сельского хозяйства Куменского района, про отчима ничего узнать не удалось. Женился удачно: тесть Василий Бобков, ныне на пенсии, в 2000-х был главой районной администрации. В юношеские годы Блинов был активистом, рассказывает завуч Куменской школы Нина Татаурова. Состоял в совете старшеклассников и отвечал за организацию досуга — ставил музыку на дискотеках. С профессией юриста он определился в 9-м классе. «Сначала я заставила его поступить в сельскохозяйственную академию на аграрный факультет, но, отучившись год, он бросил и поступил в кировский филиал Московской государственной юридической академии, на бюджет», — рассказывает мама.

За последние два с половиной года судья Блинов вынес 130 приговоров, и ни одного оправдательного

После учебы, в начале «нулевых», Блинов работал юрисконсультом в СП «Быковское» (филиал ОАО «Кировэнерго»), затем старшим следователем Кировской прокуратуры по надзору за исполнением законов на особо режимных объектах и помощником прокурора Октябрьского района города Кирова. Все это время он ездил из Кумен в Киров и обратно, а когда ездить устал и хотел перевестись в Кумены прокурором, по закону сделать этого не смог, так как главой поселения был его тесть. Но в местном суде освободилась вакансия — и так Блинов, тяготевший по жизни к надзору и обвинению, стал судьей.

О судье Блинове все говорят: «Обычный человек». Не карьерист, педант, в делах очень внимательный, не эмоциональный, «разговоры и обсуждения» не любит. Литературой не увлекается, читает книги по уголовному праву и монографии по юриспруденции. Не охотник, не рыбак. Гурманом судью тоже не назовешь: «всеядный» — так характеризует его мать. Обедает в судейской столовой, как все, за 100 рублей: борщ, тушеная говядина с пюре, чай и хлеб.

Страсть лишь одна — он заядлый хоккеист: стоит на воротах. Еще со школьных времен играет в клубе «Кристалл» на базе Куменской средней школы. В 2009 году его даже признали лучшим в команде. «Меня спрашивают, а правда, у вас прокурор на воротах стоит? Не прокурор, говорю, бери выше — сам судья! — рассказывает корреспондент «Куменских вестей» Александр Казаковцев, играющий с земляком Блиновым. — Не подошла маска — отдал, не понравилась клюшка — отдал. А клюшка, между прочим, 3 тыс. стоит! Что сказать — человек состоятельный и щедрый».

Чего никогда не было в жизни Блинова, так это политики: «Никаких политических взглядов у него не было. Очень далекий от этого человек», — слова адвоката Симонова подтверждают все собеседники The New Times.

Если процесс над Навальным удастся, Блиновы переедут в Киров: «Ребяток хотят перевести в хорошую школу или лицей, чтобы они росли в хорошей среде. Они у нас успешно учатся, участвуют в олимпиадах», — говорит Татьяна Попцова. «Так волнуюсь: еще неизвестно, чем этот процесс закончится, а то и уволят!» — переживает она и добавляет: «Знайте, я горжусь своим сыном. Он справедливый и будет судить справедливо!»

«Эх, Ксюшу Собчак бы сюда…» 

Процесс по Навальному уже внес коррективы в работу Ленинского районного суда: здесь опасаются провокаций. Сайт райсуда в одночасье стал известным ресурсом: количество заходов выросло в 20 раз, на электронную почту суда приходят обращения от граждан с призывами «побойтесь Бога» и «не посрамите свою честь». Крыльцо суда наспех облицовывают фанерой, имитирующей гранитную крошку. Дверь самого большого, 112-го зала, который выделили для Навального, покрасили (гид по Ленинскому районному суду Кирова — на стр. 28).

О том, что здесь скоро будут судить Навального, говорят в коридорах. Посетители рассуждают, посадят или «побоятся». Молодой, с армейской выправкой, в заломленном берете, судебный пристав Александр интересуется: «А кто знаменитый еще из Москвы приедет? Я из совета оппозиции только шахматиста знаю, — и, дожевывая столовский пирожок с капустой, мечтательно вздыхает: — Эх, Ксюшку Собчак бы сюда…»

Судья Блинов теперь тоже следит за политикой. «Сегодня смеялись. Сергей Владимирович рассказал, что прочитал сообщение: Навальный уже собирает тапочки и готовит бытовые принадлежности в тюрьму*. Я пошутил, что Навальному следует предложить рассмотреть дело в особом порядке с признанием вины, если он уж так настроен», — говорит Константин Зайцев. И сам улыбается своей шутке — она ему кажется удачной. И советует Блинову не читать то, что будут писать о нем в интернете, — мол, ничего, кроме душевного беспокойства, горечи и лишних седых волос, это не вызовет. «Неприятно на просторах интернета видеть, какой ты плохой: сатрап, гад, за 30 сребреников продался. Может, мы и заслуживаем этого, не знаю… Сложно судить, находясь в системе», — рассуждает Зайцев. И, вздохнув, добавляет: «Мы обычные люди с обычной жизнью. Мы счастливее вас, москвичей, меньше торопимся. Мы столкнемся со сверхзадачей, которую всегда ставит перед нами столица. Но мы справимся. Наша задача — рассмотреть дело, чтобы была соблюдена процедура, ничьи права не нарушались. А уж какое решение вынесут…»

А на вопрос, согласен ли он с тем, что кировские судьи теперь попадут в историю, Константин Зайцев отвечает философски: «Кто такой господин Навальный и что он такого сделал, чтобы это изменило нашу жизнь? Что он за Петр Первый? Лет через 10 этот процесс и не вспомнят, как могут не вспомнить и Ходорковского лет эдак через 15 или 20».

Чернухина Юлия

''«The New Times», origindate::17.04.2013., Людмила Навальная: «Почему на фоне других политических процессов я должна думать, что к моему сыну проявят справедливость?»

17 апреля в Ленинском районном суде прошло первое заседание по делу «Кировлеса», главным фигурантом которого является оппозиционный политик Алексей Навальный. О том, как будет идти процесс и к чему готовится семья основателя «РосПила», The New Times поговорил с его матерью — Людмилой Навальной (полное интервью с ней читайте в номере The New Times, который выйдет 22 апреля 2013 года).

фотография: Митя Алешковский

фотография: Митя Алешковский

Людмила Ивановна, что вы думаете о начале процесса? 

Если говорить объективно… насколько я вообще могу быть объективна в таком деле, то у меня нет никаких сомнений — это политический процесс.  Они хотят прекратить политическую деятельность Алексея. Сейчас ведь люди чуть ли не ставки делают — посадят или дадут условный срок. Очевидно, что любой из этих вариантов — ограничение его политической деятельности. И говорить здесь, на самом деле, нужно не только об Алексее.  Его процесс совершенно четко коррелирует с «Болотным делом». И по этому делу сейчас сидят молодые люди, которые мне в дети годятся. Очевидно, что для власти оба эти процесса — попытка устрашить людей и устранить любое проявление инакомыслия. Ну а что я испытываю, как мать, думаю, говорить не стоит. И так понятно, что чувствует мать, когда ее сына могут посадить. Молюсь.

Вы читали документы по «Кировлесу», изучали это дело?

Читала, разбирала. Так как по специальности я экономист, то всю финансовую отчетность я изучила — в частности, проводки Вятской лесной компании. На мой взгляд, там чисто хозяйственные операции. Но я не юрист и не могу знать, можно ли их вообще подвести под какую-то статью. Со своей, чисто профессиональной стороны, я ничего противозаконного не нашла. Кроме того, я слышала объяснения моего сына, я слышала, что говорит Петр Офицеров (бывший гендиректор ООО «Вятская лесная компания», обвиняемый по «делу «Кировлеса». — The New Times). И я совершенно четко знаю, что мой сын невиновен, дело это сфабриковано. Так что, с одной стороны, я спокойна — мой сын ничего противозаконного не совершил и в моральном плане абсолютно защищен. А с другой… конечно, очень беспокоюсь за его судьбу.

Вы сами упомянули, что сейчас все обсуждают, каким будет приговор. И называют всего два варианта. Сами вы к какому исходу готовитесь?

Ну чего я могу ждать, когда знаю, что в стране ручное управление? За что почти год сидят ребята с Болотной? Или за что посадили девочек из Pussy Riot? Совершенно ни за что. Так почему я должна думать, что по отношению к моему сыну проявят справедливость? Здесь ситуация даже хуже, потому что он политик. Он призывает власть к тому, чтобы она исполняла законы той страны, где она пытается руководить. Понятно, что человека, который первым сказал «Жулики и воры», хотят самого выставить жуликом. Так что у меня нет никаких иллюзий.

Почему вы не поехали в Киров?

Мы семьей все обсудили и решили, что лучше нам с мужем приехать на приговор. Они же не говорят четко, как будет идти процесс, сколько дней он займет. И в этом тоже есть какая-то подлость, цинизм. Наша помощь сейчас может понадобиться дома, нужно быть с внуками.