Надежда в борьбе за землю

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Надежда в борьбе за землю

FLB: История о том, как одна селянка два года бьется с чиновничьей машиной за принадлежащую ей по праву землю. Вопрос, кто победит? (function(w, d, n, s, t) {

w[n] = w[n] || [];

w[n].push(function() {

Ya.Direct.insertInto(147334, "yandex_ad", {

ad_format: "direct",

type: "728x90",

border_type: "block",

border_radius: true,

links_underline: true,

site_bg_color: "FFFFFF",

header_bg_color: "FEEAC7",

border_color: "FBE5C0",

title_color: "0000CC",

url_color: "CC0000",

text_color: "000000",

hover_color: "0066FF",

sitelinks_color: "0000CC",

favicon: true,

no_sitelinks: false

});

});

t = d.getElementsByTagName("script")[0];

s = d.createElement("script");

s.src = "//an.yandex.ru/system/context.js";

s.type = "text/javascript";

s.async = true;

t.parentNode.insertBefore(s, t); })(window, document, "yandex_context_callbacks");

" Коррупционные скандалы в Марий Эл захватили в последнее время верхушку администрации. Имена Леонида Маркелова, главы республики, и мэра Йошкар-Олы Павла Плотникова связаны с многомиллионными махинациями вокруг дорог и недвижимости. Но страдают в итоге самые простые граждане, которые исправно платят налоги и при этом не могут отстоять в рамках действующей машины права на свое имущество Еще не успели утихнуть коррупционные скандалы , связанные с именами главы республики Марий Эл Леонида Маркелова и мэра столицы республики Павла Плотникова, а в редакцию FLB.ru пришло письмо от простых селян, которые два года бьются за свою землю. С одной стороны, наверное, смешно оспаривать какие-то полметра, но с другой стороны, вопрос не только в них. Вопрос в том, как решается проблема на уровне судов, кадастровых инженеров и как соблюдаются статьи законов, когда соседи вдруг начинают угрожать отъемом смежной территории. Проблема, на самом деле, довольно распространенная, а в условиях Марий-Эл носит еще и ярко выраженный коррупционный характер, учитывая последние громкие скандалы , о которых, в частности, рассказывало Агентство федеральных расследований FLB.ru. Вот представьте себе, живет семья в деревне, дому более ста лет, там, как пишет автор письма, назовем ее Надежда, в 1902 году родилась еще бабушка. Муж Надежды – ветеран Чеченской войны, военнослужащий со стажем 30 лет. Как обычно, на участке есть и дом, и баня, и погреб, и туалет, и забор. Но вот в 2012 году 1/3 соседнего участка покупают новые «соседи» и требуют отдать часть земли Надежды, которая, якобы, принадлежит им согласно данным Росреестра. И вот начинается судебная тяжба, которая длится по сегодняшний день, причем одна сторона – «соседи», требуют добровольной отдачи или по суду, а другая сторона – старожилы Надежда с семьей – отдавать не собираются. История сама по себе обыденна: ну, сколько таких случаев каждый день рассматривают десятки судов. Однако есть в этой истории и свои интересные нюансы. Именно поэтому Агентство федеральных расследований решило заняться изучением огромного количества документов, присланных нарочным. Так вот, в одной из деревень с часто встречающимся названием Савино, есть участок 23 и участок 25, за которыми по улице стоит еще около двух десятков домов. Кстати, оба участка приватизированы вместе, документы на них получали в один день, 28 февраля 2006 года. Именно на участке 23 куплена недавно 1/3, и хозяин требует расширить территорию за счет Надежды, которая проживает на участке 25. Когда-то хозяин 23 участка строил дом и не думал, что он будет в дальнейшем продан. Потом хозяин умер, жена продала и пропила 2/3. Осталась 1/3, которую и выкупили теперь уже пятые по счету хозяева. Забор, разделяющий два участка, поставлен еще 40 лет назад хозяином 23 участка. И в течение долгого времени не было никаких претензий к меже между соседями. Новые хозяева, как пишет Надежда, купили часть дома с участком для того, чтобы впоследствии его продать. В документах, присланных в редакцию, безусловно, указаны все данные, но мы, чтобы не загружать читателя, сократим некоторую информацию. Да и всю историю, конечно, излагать мы не будем, а остановимся на некоторых последних интересных моментах. Итак, в 2010 году Управление Росреестра по республике Марий Эл отказалось регистрировать изменения в объекте недвижимости, расположенном по адресу участка 23. Дело в том, что межевой план не соответствовал требованиям федерального закона: неверно была указана площадь земельного участка соседа К., который как раз и собирался его продать. Тем не менее, этот сосед К. каким-то образом получает свидетельство о регистрации права на землю, которая ранее составляла 11 соток, а теперь по новым документам вдруг увеличилась до 11,53 сотки. Именно эту несостыковку и отказался регистрировать в свое время Росреестр. В 2012 году землю с домом 23 у К. покупают некто У. и М. И покупают уже с документом, где прописана вторая цифра, появившаяся благодаря начальнику землеустроительного бюро. Но главная героиня, Надежда, естественно, этого не знает, ну не ее это дело. Ее оно стало тогда, когда новые соседи пришли и потребовали снести забор, чтобы поставить свой, да еще с отъемом части земли, принадлежащей Надежде. Казалось бы, соседи отстаивают свои права, ну кто бы догадался залезть в историю регистрации объектов недвижимости? Однако бой разгорелся не на шутку. По вполне понятным причинам в 2013 году назначается новая экспертиза. И в июне приходит землемер, который, как пишет Надежда, сказал, что новым соседям для расширения своего участка нужна земля, и что если она не отдаст ее добровольно, то, мол, соседи все-равно отберут по суду. Естественно, Надежда отказалась. Шутка ли, земля бабушки, отца, на которой прошла жизнь нескольких поколений? Комиссия сельсовета из 8 человек обмерила оба участка и признала, что ширина участка дома Надежды меньше, чем прописано по плану ПНВ, а участка 23, который куплен соседями, больше, чем прописано в ПНВ. Но соседи не унимаются, их не удовлетворило решение сельсовета, и они пишут исковое заявление в суд, где указано, что Надежда перенесла забор на их территорию аж на метр. Как пишет сама Надежда, мы никак этого не могли сделать, так как вдоль забора стоят погреб и туалет, построенные задолго до появления новых соседей. Ни показания бывшего хозяина участка 23, ни показания свидетелей в расчет новыми хозяевами не брались. Скандал усиливался. Дело пошло в суд, на который сама Надежда ходить по состоянию здоровья не могла, поэтому на заседаниях были ее мама – ветеран труда и отличник народного образования, и муж – ветеран Чеченской войны. Но вот любопытно, ведь согласно ст. 234 ГК РФ (Приобретательная давность) судья вообще не должен был даже брать заявление от истцов, поскольку срок приобретательной давности таков, что никто не имеет права даже смотреть в сторону земли Надежды. Однако судья назначает экспертизу, в результате которой участок еще больше урезан в ширину по фасаду. Фактически по улице ширина фасада участка 23 составляла 8 метров. Однако все тот же начальник землеустроительного бюро в новом документе прописывает новые цифры. Теперь уже оказывается, что ширина не 8 метров, а 7,70. Да и не совсем понятно, как мерил землемер участок, если в итоге оказалось, что забор «усох» до 7,57 метров. Вероятно, то ли земля в этом месте исчезает и меняется ландшафт, то ли измерительная аппаратура подвела. Но как-то интересно получается, земля остается на месте, а вот по бумагам вдруг сокращается, причем весьма быстрыми темпами. И интересно, почему землемер не захотел отмечать в экспертизе ни погреб, ни туалет на границе участков. Сделал это только под давлением Надежды. Да и столетней бане досталось – красная черта красуется на ней, указывая на необходимость провести именно в этом месте разделительную полосу и переставить соседский забор. В итоге заложниками оказались все соседи по улице, поскольку теперь все участки, начиная с 25 и до 41-го должны быть смещены. В деревне начинается переполох. Жители Савино пишут заявление о том, что просят принять к сведению факт, что площадь дома 23 незаконно увеличена на 0,53 сотки и просят не сдвигать границы земельных участков с 25 по 41, так как… земля на участке 23 соответствует документам от 26 февраля 2006 года! Интересно и то, что когда Надежда подавала документы в суд, судья удивилась, что это они, мол, за землю держатся? Первый суд состоялся 27 ноября 2014 года, Истец – новые хозяева участка 23, ответчик – жильцы участка 25, то есть Надежда. Накануне, 26 ноября, истцы написали заявление об уточнении исковых требований, в котором фактически прописали заранее решение, которое должен будет вынести судья. Однако на суде родственникам Надежды удалось доказать, что экспертиза была поддельной. Тем не менее, решение суда было не в пользу Надежды. Судья потребовал отдать землю соседям. Стали искать другого землемера, который бы сделал объективный обмер участка. Договорились с землемерами в Нижнем Новгороде. Однако местные власти запретили нижегородским землемерам выезжать для обмера в деревню Савино. Письма, направленные во все местные и центральные инстанции, вернулись назад. Никто не взялся за решение проблемы, ссылаясь на законность действий землемеров, назначенных судом. В марте 2015 года Надежда пишет письмо в МВД России. Ответ пришел 17 апреля. В нем ее доводят до сведения, решение Йошкар-Олинского суда никто отменять не будет. Речь о суде 2014 года. И вот новый суд. 16 апреля 2015 года в городском суде Йошкар-Олы было отказано в исковых заявлениях новым хозяевам д 23, господам У. и М. на основании того, что все земельные участки в деревне имеют планы ПНВ, а все жители данных домов с границами согласны. Все, но, как оказалось, не все. Новые «соседи» продолжили борьбу, уверенные в том, что выиграют дело. Любопытно, но в суде почему-то не подняли данные 2006 года и, несмотря на показания свидетелей, на документы, предоставленные в суд Надеждой и подтверждающие ее права на землю, судья не закрывает дело. Назначается новая экспертиза. И в этой новой экспертизе вдруг появляются данные, как пишет и подтверждает фотографиями Надежда, мягко говоря, удивительные. Ну, например, эксперт пишет, что погреб стоит от забора на расстоянии 20 см, а на фото видно, что вплотную, туалет, по эксперту, от забора отнесен на 17 см, а по факту – вплотную к забору… Еще один удивительный факт в этой истории. Суд 16 апреля отказал новым соседям, то есть хозяевам участка 23, в удовлетворении исковых заявлений. По правилам апелляционную жалобу они должны были подать до 21 мая, но почему-то она прошла 25 числом… и была принята. В апелляционной жалобе истцы, то есть новые хозяева 1/3 участка 23, просят полностью отменить решение городского суда. Бой продолжается. Насколько хватит сил Надежде? В Сети Надежда выложила видео , в котором рассказала о своей проблеме "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif


Ссылки

Источник публикации